Факультет

Студентам

Посетителям

Охотоустройство

Под охотоустройством понимают составление наиболее рационального плана организации и ведения охотничьего хозяйства.

Оно делится на общее межхозяйственное и внутрихозяйственное. Первое предусматривает распределение обширной территории (района, области, республики) между отдельными охотопользователями. При этом определяются границы и площади выделенных охотничьих хозяйств, осуществляется их юридическое закрепление за теми или иными организациями и составляется предварительный план ведения каждого из них (тип хозяйства, его направление по видам дичи и т. д.).

Следующий этап — внутрихозяйственное устройство каждого из выделенных охотничьих хозяйств. При этом составляется подробный проект основных направлений деятельности хозяйства и мероприятий, необходимых для ведения его на высоком уровне.

В зависимости от детальности внутрихозяйственное охотоустройство может проводиться по I, II или III разрядам. В первом случае работы ведутся главным образом за счет натурных обследований угодий и учетов фауны, в последнем — преимущественно за счет обработки ведомственных материалов. По I разряду устраивают охотничьи хозяйства государственного или республиканского подчинения, владеющие лесным и земельным фондами. Располагая значительным штатом егерей и специалистов, они занимаются не только текущей оперативной деятельностью, но и разрабатывают передовые методы ведения спортивного охотничьего хозяйства.

Работы II разряда осуществляются в хозяйствах, организованных на территориях других землепользователей (лесхозов, совхозов, колхозов), но тоже имеющих постоянный штат егерей и достаточные средства для осуществления комплекса биотехнических мероприятий. Это в основном хозяйства областных обществ охотников и мощных первичных коллективов.

По III разряду устраивают хозяйства, существующие на землях других пользователей, не имеющие постоянной охраны и обслуживаемые охотничьим активом. К ним относится большинство хозяйств районных обществ охотников. Внутрихозяйственное устройство промысловых хозяйств вышеуказанной разрядности обычно не предусматривает.

Проект внутрихозяйственного охотоустройства должен отвечать на все вопросы, возникающие перед охотничьим хозяйством. В нем содержатся сведения по инвентаризации и оценке охотничьих угодий; данные о численности и видовом составе охотничьей фауны с указанием наиболее перспективных для данного хозяйства видов животных; материалы по бонитировке хозяйства и отдельных его частей для основных представителей охотофауны; рекомендации по нормам, оптимальной плотности населения последних для хозяйства в целом и отдельных его частей; перечень, объем и места проведения биотехнических мероприятий; допустимые нормы и наиболее целесообразные способы эксплуатации запасов животных; нормативы пропускной способности охотничьего хозяйства; схема организации территории хозяйства и охотохозяйственные карты.

Охотоустройство включает: подготовительные работы, полевые обследования и камеральную обработку материале, завершающуюся составлением проекта организации и ведения хозяйства.

Во время подготовительных работ выясняется по ведомственным материалам, с какой территории, с какими типами угодий и видами охотничьей фауны и в каких климатических условиях предстоит проводить охотоустроительные работы. На основании этих сведений определяются трудоемкости предстоящих обследований и их методы. Для планирования охотоустроительных работ важно также, каков характер хозяйственной деятельности человека на подлежащей устройству территории. Он определяет, во-первых, те условия, в которых предстоит развиваться охотничьему хозяйству; во-вторых, иногда требует проведения тех или иных специальных обследований, в-третьих, позволяет заранее наметить допустимые методы ведения хозяйства и определить его профиль. Данные о природных условиях и особенностях хозяйственного освоения устраиваемой территории используются в дальнейшем при проведении охотохозяйственной бонитировки. Без сбора перечисленных сведений правильно спланировать охотоустроительные работы, подготовиться к ним, определить потребность в рабочей силе и снаряжении нельзя. В процессе подготовительных работ собираются также сведения о количестве и специализации кадров охотников, добыче ими охотничьих животных и наиболее распространенных способах охоты.

В ходе полевых обследований собираются сведения и получаются натурные материалы, необходимые для составления проекта организации и ведения охотничьего хозяйства. Полевые обследования — основная база охотоустройства. Они состоят из сбора ведомственных материалов и проведения натурных работ. Ведомственные данные необходимы прежде всего при охотоэкономическом обследовании. Для охотоустроителя важны сведения о взаимоотношениях охотничьего хозяйства с другими отраслями социалистической экономики, количестве и специализации охотников, их техническом оснащении, объемах заготовки пушнины и дичи. Составление рационального, жизненного плана организации охотничьего хозяйства без этих сведений невозможно. Так, нельзя ориентировать охотничье хозяйство на повышение численности глухаря в лесах, вовлеченных в интенсивную эксплуатацию, водоплавающей дичи на водоемах, подлежащих осушению, или кабана в районах с интенсивным сельским хозяйством.

Инвентаризация и оценка охотничьих угодий осуществляются за счет анализа материалов лесо — и землеустройств, подкрепленных выборочным обследованием их в натуре. Они служат как бы ключом к правильной оценке лесотаксационных или землеустроительных выделов с точки зрения их охотохозяйственной ценности. С их помощью определяется, что представляют собой отдельные типологические разности, фигурирующие в ведомственных материалах, и как правильно они могут быть объединены друг с другом. В натуре обычно обследуется (в зависимости от детальности охотоустройства) от 3 до 10% всех угодий. При устройстве хозяйств промыслового типа, с их обширными территориями этот процент всегда меньше (обычно 1—2%). Как уже указывалось ранее, здесь по сравнению с устройством спортивных хозяйств выделяются более крупные единицы типов охотничьих угодий. Так, могут выделяться: группа типов светлохвойной тайги, объединяющая насаждения всех возрастных групп старше 20 лет и все древостой с преобладанием сосны и лиственницы (включает два типа угодий — светлохвойные каменистые и материковые или мшистые леса); группа типов темнохвойной тайги, включающая все насаждения старше 20 лет с преобладанием в древостое кедра, ели и пихты (три типа угодий — каменистые, пойменные и материковые леса); группа типов лиственной тайги, в которую входят все насаждения с преобладанием осины, березы и других лиственных пород старше 20 лет; группа молодняков с насаждениями всех пород не старше 20 лет; группа ерников и болот, объединяющая типы, приуроченные к пойменным и заболоченным площадям и образованные кустарниковыми зарослями; группы угодий высокогорного комплекса (гольцы и заросли кедрового стланика). Считается, что целесообразно выделение лишь тех типов, суммарная, площадь которых составляет не менее 1% от всех угодий хозяйства.

Для определения численности охотничьих животных при внутрихозяйственном устройстве хозяйств спортивного направления обычно проводятся следующие виды учетных работ. При устройстве по I разряду осуществляются: весенний учет на всех токах глухаря и тетерева, а также учет численности копытных-дендрофагов по дефекациям на всей площади угодий, пригодных для их обитания, с нормой маршрута 1 км на 100 га; летне-осенний учет численности боровой, полевой, водоплавающей и болотной дичи с подружейными собаками по всей территории хозяйства (1 км маршрута на 100 га) и учет лосей и оленей во время рева во всех обходах, где эти звери держатся; зимний учет копытных и крупных хищников методом двойного оклада на всей территории хозяйства; учет численности зайца, по методу И. В. Жаркова и В. П. Теплова, с закладкой пробной площади 200 га и маршрута 10—15 км в каждом обходе хозяйства.

При устройстве по II разряду проводятся: весенний учет копытных-дендрофагов по экскрементам, поющих на токах глухарей и тетеревов на площади не менее 4000 га; летне-осенний учет численности боровой, полевой, водоплавающей и болотной дичи с легавыми собаками не менее чем на 20% площади пригодных для их обитания угодий с нормой маршрута 1 км на 100 га; зимний учет численности копытных и крупных хищников (прогоном или двойным окладом) на пробе в 1000 га и маршрутах 10—15 км на 4—5 тыс. га, а также учет зайцев на пробе в 150 га и маршрутах по нормам I разряда.

При устройстве по III разряду ограничиваются: весенним учетом копытных-дендрофагов по экскрементам, глухарей и тетеревов на токах не менее чем на 20% площади хозяйства; летне-осенним учетом пернатой дичи с определением численности не менее 10 выводков; зимним учетом копытных, крупных хищников и зайцев по методу И. В. Жаркова и В. П. Теплова (пробные площади 1000 и 150 га, маршруты 1 км на 500 га).

Охотоустройство промысловых хозяйств предусматривает учет численности главным образом тех видов животных, которые в данном районе являются основными или перспективными объектами промысла. В зависимости от особенностей этих видов учеты осуществляются теми или иными методами, но всегда предусматривают сочетание материалов, полученных в натуре самими работниками охотоустроительной партии с данными о численности животных, взятыми у охотников.

Натурные работы чаще всего включают:

  • учет численности белки с лайкой на линейных маршрутах на площади, составляющей не менее 2,5% угодий, пригодных для обитания белки;
  • послепромысловый (февраль—март) учет соболя и копытных животных на пробных площадях размером не менее 10 тыс. га, при котором с помощью многодневного (25—30 дней) обследования выясняется количество имеющихся на пробе животных.

При учетах белки и при обследовании пробных площадей попутно с определением численности основных объектов учета фиксируются следы других представителей охотничьей фауны (рыси, колонка, норки, выдры и т. д.). В ряде случаев весной (март) проводится авиаучет численности крупных копытных животных (лося, изюбра, северного оленя и косули). В ондатровых промхозах учет численности этого зверька проводится не менее чем на 50% пригодной для его обитания площади. Весной подсчитывается количество жилых гнездовых нор или хаток ондатры. Каждая такая нора или хатка учитывается как место обитания одной семьи ондатр. Полученная плотность населения зверьков экстраполируется на всю площадь ондатровых угодий.

Осенью на заранее подобранных участках (средних для хозяйства по составу и качеству угодий) проводится предпромысловый пробный отлов ондатр. Цель его — установление средней численности и половозрастного состава ондатровой семьи.

Важным элементом промыслового охотоустройства является картирование участков, опромышляемыми охотниками. При этом непосредственно в угодьях или путем опроса выясняются границы и площадь участка, состав угодий и численность охотничьих животных на нем, время, затраченное на его опромышление, и способы последнего, размеры, техническое оснащение участка и количество взятой на нем за сезон добычи. Эти сведения в конечном итоге дают наиболее полную картину Фактического освоения территории хозяйства, продуктивности его угодий и производительности промысла.

Одновременно собираются сведения о занятости охотника в других отраслях промыслового хозяйства (в звероводстве, лове рыбы, заготовке орехов, грибов и ягод) и времени, потраченном им на различные работы в промхозе. Суммирование данных, полученных у охотников, дает охотоустроителю ценные сведения.

Камеральная обработка материалов включает: проведение охотохозяйственной бонитировки; составление плана биотехнических мероприятий по их направлению, о6ъему и месту проведения; расчеты оптимальных показателей плотности населения животных; определение допустимых норм эксплуатации запасов фауны; рекомендации по наиболее рациональным способам охоты; определение пропускной способности охотничьего хозяйства. При промысловом охотоустройстве особое внимание уделяется добычливости промысла.

Проводя оценку отдельных типов охотничьих угодий и бонитировку различных участков устраиваемой территории охотоустроители обычно сопоставляют полученные Показатели с данными, отражающими численность животных на оцениваемых или бонитируемых участках. Плотность население охотничьих животных в естественных условиях является весьма надежным индикатором качества тех или иных местообитаний. Именно поэтому при оценке качества отдельных типов угодий для определенных представителей охотничьей фауны нередко исходят из показателей обилия последних. Оценка кормовых и защитных свойств угодий используется лишь потом, для объяснения причин установленных особенностей стадиального или территориального размещения животных. В большинстве случаев такой подход вполне правомерен. Однако следует помнить, что в отношении отдельных типов угодий имеется определенная сложность, их ценность для обитания тех или иных видов сильно меняется в отдельные сезоны года. Так, зимой максимальная плотность населения копытных-дендрофагов типична для сосновых и осиновых молодняков. У лося она доходит в этих угодьях соответственно до 20 и даже 60 животных на 1000 га. В летнее же время осиновые и особенно сосновые молодняки животными почти не посещаются и концентрация лосей отмечается в пойменных и Заболоченных угодьях.

В период летне-осенних учетов наибольшее количество тетеревов почти всегда бывает обнаружено на лесных сенокосах и зарастающих вырубках. Зимой в этих типах угодий тетерева, как правило, отсутствуют, переселяясь в приспевающие и спелые березняки.

Весной самая высокая плотность населения глухаря обычно отмечается в сфагновых сосняках. Летом птицы, перемещаются в суходольные ягодниковые сосняки. В весенне-летний сезон белки концентрируются в береговых и пойменных лесах, где плотность их населения бывает в 3—4 раза больше, чем в угодьях, удаленных от воды, так как в период выкармливания бельчат потребность самок в воде очень высока. К осени количество зверьков в прибрежных лесах заметно сокращается, а в лесах, удаленных от воды, возрастает. С выпадением глубоких снегов и похолоданием начинается концентрация белок в зимовочных стациях — лесах преимущественно темнохвойного типа.

Аналогичных примеров смены стаций обитаний можно было бы привести много. Более того, смена мест пребывания типична и для отдельных часов суток. При зимних учетах животных по следам постоянно отмечается несоответствие между количеством самих обнаруженных животных и их следов. Там, где следы лосей, оленей, косуль или кабанов испещряют поверхность снега, звери отсутствуют. В участках, где животные фиксируются учетчиком следов, их сравнительно мало. Объясняется это тем, что места жировки животных, т. е. участки угодий, где они кормятся, не совпадают с местами дневного отдыха. Объедая молодую поросль, олень или косуля оставляют массу следов, отправляясь на лежку — только один след.

Установлено, что при учетах боровой дичи в утренние часы большинство птиц бывает обнаружено в одних, а в дневные часы — в других типах угодий. При отсутствии урожая семян кедра, ели или пихты, но обильном плодоношении сосны или лиственницы белки, там где для этого есть условия, кормятся в светлохвойном, а отдыхают в темнохвойном лесу.

Вышеизложенное позволяет сделать нам следующие выводы: плотность населения животных в каком-либо отдельном типе угодий отражает не его общую экологическую ценность, а привлекательность его для животных в определенный сезон или время суток; любой вид животных не только на протяжении года или сезона, но и в течение суток нуждается в разных типах местообитаний, поэтому необходима оценка комплексов угодий, а не отдельных их типов.

Уже давно было подмечено, что на стыках разнотипных угодий плотность населения животных всегда выше, чем в центральной части каждого из граничащих друг с другом типов. Так, в Центральном лесном заповеднике встречаемость глухарей на 10 км маршрута составила: в сфагновых сосняках 5,20, в ельниках 0,45, а на границах между «этими типами угодий 6,06 птиц; в березняках глухарей встречено не было, а на их границах с ельниками встречаемость их доходила до 4,90 птиц на 10 км; в осинниках глухари встречались тоже только по границам с еловыми насаждениями (4,88 на 10 км).

В Переславском охотничьем хозяйстве средняя плотность населения глухарей в летне-осенний сезон в пограничных участках угодий доходила до 60 птиц на 1000 га в то время, как ни в одном из взятых отдельно типов (кроме старых сосняков) она не превышала 46 глухарей на ту же площадь. Для глухаря, тетерева и рябчика аналогичная картина прослеживается повсеместно, она типична для любого сезона года.

На лучшие условия обитания в пограничных частях разнотипных угодий реагируют и другие представители фауны. При проведении зимних учетов численности копытных количество следов последних на маршрутах, заложенных вдоль опушек и границ разнотипных угодий, в 2—3 раза превышает это количество на маршрутах, пройденных по однотипным угодьям. Таким образом, разнообразие типов, дробность их выделов и протяженность границ между ними заметно улучшают условия обитания любого вида дичи.

Помимо сезонности стационального размещения животных и их приверженности к разным типам угодий в отдельные часы суток связь между плотностью населения дичи и общим качеством угодий может нарушаться в зависимости от воздействия ряда факторов. Основным из них является хозяйственная деятельность человека. Механизм ее воздействия на плотность населения животных неодинаков. В одних случаях постоянное присутствие в лучших для обитания дичи угодьях работающих машин, людей или пасущихся домашних животных просто отпугивает представителей дикой фауны, вытесняя их в худшие по качеству, но более спокойные стации. В других — те же причины вызывают постоянную повышенную смертность зверей и птиц (гибель дичи от ядохимикатов, под ножами сельскохозяйственных машин, повышенный отход в результате постоянного вспучивания и т. д.). В итоге в подверженных этому воздействию угодьях численность животных постепенно уменьшается, в худших же, но не охваченных хозяйственной деятельностью типах угодий сохраняется. Именно этим процессом объясняется своеобразное «переселение» ряда представителей полевой дичи (заяц-русак, серая куропатка, перепел) из полей в леса. Фактически переселения, как такового, по-видимому, нет, но под воздействием фактора антропогенности численности популяций этих видов в исконных местообитаниях неуклонно снижаются, а отдельные особи, освоившие лесные угодья, и их потомство выживают, обеспечивая рост численности новых «лесных» популяций. Сейчас уже имеются районы, где, например, население зайца-русака состоит как бы из трех групп особей.

Представители первой группы заселяют типичные для их обитания сельскохозяйственные угодья. Представители второй группы кормятся в полях, но на отдых уходят в лес. Представители третьей группы постоянно живут в лесных угодьях и даже в своем питании перешли на корма, свойственные их лесному собрату — зайцу-беляку.

Итак, плотность населения животных в отдельных типах угодий может служить индикатором качества последних только вне лимитирующего пресса антропогенного воздействия и для того сезона года, когда указанная плотность определена.

Совершенно по-иному обстоит дело с плотностью животных на территориях, отнесенных к разным классам бонитета. Последние, как мы уже говорили, отражают общую пригодность территории для обитания животных на протяжении всего года или сезона их пребывания в данной местности. Они определены с учетом качества угодий, особенностей климата, видов и интенсивности проявления хозяйственной деятельности. Поэтому территории, на которых показатели плотности населения животных наиболее высоки и стабильны, всегда характеризуются условиями обитания, соответствующими высшим классам охотохозяйственного бонитета. В соответствии с этими принципиальными положениями охотоустроители и контролируют правильность проведенных оценок плотностью населения животных.

Важнейшим разделом камеральных работ является охотохозяйственное картографирование. Как всякая отрасль, использующая те или иные природные ресурсы, охотничье хозяйство не "может обойтись без специальных карт. Методические указания по охотоустройству предусматривают соотношение восьми типов карт: 1) карты-схемы границ хозяйства; 2) карты охотничьих угодий; 3) карты биотехнических мероприятий; 4) эксплуатационной карты; 6) карты повидовых бонитетов; 6) охототаксационной карты; 7) оперативно-хозяйственной карты и 8) картосхемы для личного пользования охотников. Однако в практике внутрихозяйственного охотоустройства обычно ограничиваются составлением меньшего количества охотохозяйственных карт. Чаще всего к проекту организации и ведения охотничьего хозяйства прилагаются:

1) общая схема границ хозяйства в масштабе 1 : 100 000 — 1 : 200 000 с указанными на ней реками и озерами, населенными пунктами, дорогами и квартальной сетью в лесах гослесфонда;

2) карта охотничьих угодий в масштабе 1 : 25 000 — 1 : 50 000, составленная на основе планов лесонасаждений, землеустроительных и топографических материалов. Окраской показаны различные типы охотничьих угодий. На карте воспроизводится также общегеографическая основа (реки, озера, болота, овраги, квартальные просеки, дороги и населенные пункты; 3) карта биотехнических мероприятий в масштабе 1 : 25 000 — 1 : 50 000. Наряду с общегеографическим содержанием карта включает показ границ хозяйства и его частей, места расположения центральной базы, егерских кордонов и остановочных пунктов, квартальной сети с нумерацией кварталов и контуров, выделов охотничьих угодий. На эту основу наносятся: места расположения кормушек, солонцов, подкормочных площадок и других биотехнических устройств; участки и маршруты для ежегодного проведения учета численности проведения охотничьих животных; места токов глухаря и тетерева, наиболее интенсивной тяги вальдшнепов, возможной охоты на водоплавающую дичь и районы концентрации отдельный представителей охотофауны в период сезона охоты. Карту биотехнических, мероприятий можно объединить с картой охотничьих угодий, так как первая несет нагрузку за счет отдельных обозначений, вторая — за счет фоновой окраски.

При устройстве хозяйств промыслового типа вместо карты биотехнических мероприятий дается охотоэксплуатационная карта, на которой показываются границы промысловых участков, места расположения охотничьих баз и промысловых избушек, линии промысловых путиков и охотничьих троп; 4) к проекту организации и ведения охотничьего хозяйства прилагаются также карты повидовых бонитетов (масштаба 1:50 000 — 1:100 000), на каждой из которых цветом показываются классы бонитета для егерских участков по какому-либо одному виду дичи. Наиболее интенсивно окрашиваются участки I класса бонитета, наименее интенсивно — V класса бонитета. Классы бонитета могут быть отображены штриховкой разного рисунка. Общее количество этих карт соответствует количеству видов животных, для которых проводится бонитировка охотохозяйства. Ни на одной из охотохозяйственных карт не должны быть показаны: географические координаты, километровые сетки, опорные пункты, отметки высот и урезов воды, объекты военного и промышленного значения, резко выделяющиеся ориентиры, сооружения на путях сообщения (за исключением станций), рельеф в горизонталях.

Охотоустроительное картирование заметно отличается от картографирования зоогеографического, целью которого является картографирование населения животных. Во-первых, оно более крупномасштабно, так как охотничье хозяйство нуждается в большей детальности отражения тех или иных особенностей территории и привязке к ним определенных условных знаков (места токов, кормушки и т. д.). Во-вторых, работники хозяйства достаточно хорошо знают свою территорию, состав и размещение на ней различных представителей дичи, так что им нет необходимости в картографическом отображении этих элементов. Исключение составляют только такие места постоянной концентрации животных, как тока, бобровые поселения, массовые гнездовья и т. д. Значит, на охотоустроительных картах нет надобности в показе размещения по территории и типам местообитаний отдельных представителей или группы представителей фауны. В-третьих, для охотничьего хозяйства одинаково важны как естественные границы различных природных комплексов, так и административные границы отдельных частей хозяйства, поскольку именно в их пределах планируется и осуществляется охотохозяйственная деятельность. Фонд охотничьих угодий любого хозяйства в ходе времени претерпевает определенные и весьма значительные изменения. Меняются формы и интенсивность его хозяйственного освоения. Следовательно изменяются и условия. для обитания фауны., вплоть до коренного преобразования биотопа (например, появление обширного водоема на месте пойменного леса или болота). Таким образом, меняется и видовой состав, и численность представителей тех или иных видов животных, и особенности их размещения по территории. В соответствии с этим непостоянством ресурсов проект ведения охотничьего хозяйства составляется обычно лишь на какой-то определенный срок (обычно на десятилетие), после прохождения которого он нуждается в пересмотре.

Общая продолжительность охотоустроительных работ определятся необходимостью проведения их в разные сезоны года. Если охотоэкономическое обследование и сбор, ведомственных материалов можно производить в любое время, то работы по классификации и оценке охотничьих угодий, а особенно учеты численности охотничьих животных могут быть выполнены только в определенные, но различные для различных видов фауны сезоны. Таким образом, охотоустроительные работы следует проводить на протяжении всего года. Это время не может быть сокращено ни путем увеличения состава охотоустроительной партии, ни представлением в ее распоряжение любой транспортной техники. Наиболее целесообразно начинать охотоустроительные работы в феврале—марте, заканчивая их к этим месяцам следующего года.

В ходе развития человеческого общества, интенсификации технического прогресса и неуклонного преобразования живой природы перед охотоведением встают все новые проблемы. В то же время далеко не все задачи, возникшие ранее, на сегодняшний день получили удовлетворительное решение. Далека от завершения система методов учета численности животных и недостаточно изучены факторы, определяющие динамику их численности. Нельзя признать вполне совершенной схему оценки охотничьих угодий и охотохозяйственной бонитировки, а изучение влияния причин» лимитирующих условия обитания дичи, находится в зачаточном состоянии. Слишком общим представляются нормативы эксплуатации ресурсов охотничьих зверей и птиц. Стратегия управления последними базируется в большей степени на теоретических предпосылках, чем на фактических материалах. Делаются лишь первые шаги в области выяснения влияния различных способов охоты на структуру популяций дичи, а роль охоты как фактора эволюции вообще является «землей неизведанной».

Тем не менее охотоведение на современной стадии его развития может обеспечить если не идеальные, то все же рациональные методы ведения охотничьего хозяйства. Самое главное — что пути исследований в его области достаточно ясны.

Сами исследования в области охотоведения, как и во всех случаях, связанных с изучением животного мира, весьма специфичны. Охотовед имеет дело с ресурсами подвижными в пространстве и непостоянными во времени, с популяциями разнообразных видов животных, являющихся частью природных биоценозов, зависящих от характера и состава последних и одновременно, в ходе своей жизнедеятельности, преобразующих эти биоценозы. В руки охотоведа попадает материал, зачастую имеющий лишь относительную достоверность, что предопределяет специфику способов его обработки. Так, в ряде случаев исчезает возможность проведения статистических обсчетов, так как собранные данные имеют лишь приблизительную точность, а никакая математика не в силах исправить сомнительность исходного материала. Для охотоведа далеко не всегда приемлемо всевозможное математическое моделирование. Стремление как можно шире применить его в охотоведении неизбежно ведет к такому упрощению теоретических концепций, при котором они теряют свою практическую ценность. Достаточно одной логически неверной предпосылки, чтобы итоги расчетов стали абсурдными, несмотря на всю тщательность и кажущуюся обоснованность их проведения. Недаром один из крупных статистиков Г. Э. Юль сказал: «Вступая на ложный путь с математикой в качестве проводника, вы лишь скорее попадете пальцем в небо, причем это произойдет так легко и просто, что вы даже не заметите, и вас будет трудно вывести из заблуждения. Логика и математика полезны только после того, как найден правильный путь. Чтобы найти его, следует начинать не с логического мышления, а использовать совсем другие способности, а именно наблюдательность, фантазию и воображение; вернее, точное наблюдение, буйную фантазию и острое воображение».

Это не значит, конечно, что в охотоведении не нужен статистический анализ или противопоказаны методы математических расчетов. Они необходимы и целесообразны, но лишь в отношении абсолютно достоверных материалов и твердо установленной совокупности закономерностей. Получить же такие материалы и выявить характер взаимосвязей различных явлений оказывается далеко не просто.

Сезонные изменения численности и стадиального размещения животных непостоянны. Их определяют десятки самых различных факторов, действие которых может быть прямым и косвенным, явно заметным или настолько скрытым, что выявить его удается лишь кропотливым анализом. Для надежного установления тех или других закономерностей охотоведу приходится, как правило, собирать материал, объем которого гарантировал бы от случайности полученных выводов. То, что установлено для одного года, не всегда верно вообще.

Построить модель, отражающую все это многообразие, никак не проще, чем, накопив достаточно обширный и достоверный фактический материал, делать выводы на анализе фактов, а не предсказывать их, исходя из логических представлений. Все это вынуждает охотоведа идти по пути многолетних изысканий. Может быть именно поэтому направление научных исследований в области охотоведения зачастую имеет весьма отдаленное отношение к этой науке. Таково изучение морфологических, систематических, некоторых поведенческих особенностей отдельных представителей охотничьей фауны. По объекту исследований (олень, соболь, белка и т. д.) они как будто бы входят в область охотоведения, по сути же своей нередко совершенно чужды последнему. Ярким примером этого могут служить многочисленные в последние годы работы на тему «Брачное поведение животных». Суть их сводится не к изучению общих закономерностей поведения объектов охотничьего хозяйства в период размножения, а к скрупулезной фиксации поведенческих деталей сексуального плана. Возможно, они представляют познавательный интерес, но совершенно бесполезны для нужд охотничьего хозяйства.

Такие работы не приносят пользы, не наносят охотоведению и вреда. Последнего нельзя сказать о различных умозрительных предпосылках и рекомендациях, базирующихся на малодостоверных материалах или легкомысленном отношении к наблюдениям, которые не так уж редко, внедряются в умы охотоведов и в практику охотничьего хозяйства. Ущерб, наносимый ими как науке, так и производству, бывает достаточно ощутим. Так, концепция полезности и даже необходимости наличия в биоценозах волка в течение ряда лет внедрялась в охотоведение и в сознание широких масс населения. За последние десятилетия она обошлась нашему государству в сотни миллионов рублей убытков, не считая вреда от гибели диких животных и сумбура, порожденного этой теорией в мыслях специалистов-охотоведов.

Для охотоведения, как и для любой другой науки, отдача практике (в нашем случае охотничьему хозяйству как отрасли) — один из основных критериев его достижений. В соответствии с этим научные исследования в области охотоведения должны быть направлены на решение наиболее актуальных проблем охотничьего хозяйства.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: