Факультет

Студентам

Посетителям

Охота на птиц и ее организация

В настоящее время охота на птиц носит исключительно любительский спортивный характер.

Тем не менее в лесах Советского Союза ежегодно добывается не менее 5 млн. шт. боровой дичи (главным образом рябчик), 7—8 млн. водоплавающих птиц и сотни тысяч куликов (вальдшнеп, дупель, бекас и др.), дающих примерно 3—5 тыс. т высококачественного мяса. Однако значение пернатой дичи определяется, конечно, не количеством добываемых птиц. Охотник-любитель может уделить любимому занятию только свой досуг. Поэтому охота для подавляющего большинства людей рассматривается как своеобразный отдых и доступный для почти всех возрастов спорт. Естественно, в этих условиях пернатая дичь желанная, а главное наиболее доступная добыча (охота на зверя требует больше времени, связана с необходимостью более капитального оснащения, сложнее по организации — часто это групповая охота).

В целях рационального, научно-обоснованного использования ресурсов охотничьих птиц (как и других охотничьих и охотничье-промысловых животных) с учетом влияния на диких лесных животных деятельности смежных отраслей народного хозяйства, прежде всего лесного и сельского, в нашей стране создана и развивается плановая система организации охотничьего хозяйства. Как и во всех других случаях использования ресурсов живой природы в СССР, при ведении охотничьего хозяйства учитываются географическое положение региона, климатические и экономические условия местности, численность и экология птиц и зверей, развитие производительных сил и плотность населения людей. Сообразно этому на территории нашей страны создано более 100 госпромхозов, около 150 коопзверопромхозов, 178 колхозов и совхозов Крайнего Севера, дающих основную часть боровой дичи и другой промысловой продукции, 7 тыс. спортивно-охотничьих хозяйств, за которыми закреплены определенные охотничьи угодья и которые не только организуют, в зависимости от своего профиля, промысловую, полупромысловую или только спортивную охоту, но и осуществляют всю систему мероприятий, направленных на наиболее рациональную эксплуатацию, воспроизводство и охрану охотничьего фонда страны. В частности, организация охотничьего хозяйства предусматривает изучение и бонитировку лесных охотничьих угодий, выявление динамики численности охотничьих птиц и определение на этой основе оптимальных норм добычи и сроков охоты, а также разработку приемов, снижающих возможное отрицательное воздействие на птиц и зверей лесохозяйственных мероприятий (рубок, прочисток, посадок деревьев и кустарников; сроков и форм внесения удобрений на поля и т. п.).

Регламентирование добычи — наиболее древняя и простая форма рационализации использования дичи, может быть успешно осуществлена лишь при полном учете добываемых охотничьих птиц (сейчас значительная часть охотничьих трофеев остается неучтенной). Другой — интенсивной формой рационального использования охотничьих птиц являются различные биотехнические мероприятия, направленные на их расширенное воспроизводство: предоставление удобных и безопасных мест для выведения потомства, угодий, где молодняк лучше защищен от хищников, подкормки в неблагоприятное время года и т. д. В этом случае плодовитость охотничьих птиц возрастает, а естественная смертность значительно снижается. Увеличившаяся таким образом часть годового прироста может быть добыта охотниками без ущерба для общей численности поголовья. Более того, изъятие в процессе охоты из популяции определенной части ее особей приводит в действие компенсаторный механизм регуляции численности, обусловливающий в ответ на уменьшение плотности популяции добываемого вида повышение его продуктивности за счет увеличения размеров и числа кладок, выживаемости птенцов и т. п. Таким образом, биологически обоснованная норма добычи не только не приводит к снижению численности охотничьих птиц, но способствует оздоровлению их популяций. Следовательно, разумная охота может рассматриваться не только как рациональное использование ресурсов охотничьих птиц, но и как активная форма их охраны. Если раньше охота была промыслом, при котором охотник использовал животных как «дары природы», никак не заботясь об их возобновлении, то теперь система ведения охотничьего хозяйства нашей страны предусматривает вложение труда и средств в восстановление запасов птиц и зверей. Принцип «что посеешь, то и пожнешь» с каждым годом все шире и шире внедряется в практику охотничьих хозяйств. В ряде наших северных заповедников успешно проведены опыты по привлечению гоголей в искусственные гнездовья, воскрешающие исстари существовавший на Руси промысел утиных яиц. Тысячелетие назад на земле Новгородского государства по берегам рек и озер выставляли дуплянки для гоголей; и, хотя, часть отложенных яиц потом забиралась, эти утки-дуплогнездники, обеспеченные местами для гнездования и покровительством человека, водились здесь во множестве.

Известно, что даже просто присутствие людей в лесу, а тем более пастьба скота, проведение лесохозяйственных работ в период размножения птиц обусловливают значительное снижение воспроизводства дичи. Часто вспугиваемые с гнезд утки, рябчики, тетерева и другие наземногнездящиеся птицы бросают кладки. Фактор беспокойства приводит к тому, что после десятка встреч с человеком выводки тетеревиных полностью погибают. Сенокос или выпас в местах, где держатся еще не летающие выводки, оказывает на численность боровой дичи губительное действие. Поэтому в местах концентрации размножающихся птиц в весенне-летний период устраиваются «зоны покоя», выделяются воспроизводственные участки. В значительной мере этой же функции соответствуют и территории наших заповедников, которых в Советском Союзе сейчас 155. Большая половина их расположена в лесной и лесостепной зонах или приурочена к горным лесам; лесопокрытая площадь заповедников составляет более 5 млн. га. Поскольку в заповедниках запрещена хозяйственная деятельность (рубка леса, охота, рыбная ловля и т. п.), их территории часто служат резерватами для охотничьей фауны, откуда размножившиеся здесь лесные животные расселяются в окружающие угодья.

Для сохранения и воспроизводства ресурсов охотничьих и промысловых птиц и зверей специально создаются заказники, где, в отличие от заповедников, допускается использование других, неохраняемых природных ресурсов при условии, что оно не нанесет вреда охраняемым объектам. «Заказ» действует обычно определенный срок и относится нередко только к одному или нескольким видам птиц или зверей, но не исключаются другие формы природопользования (рубка деревьев, сенокошение, пастьба скота и пр.). Примером подобной формы охраны охотничьих и промысловых животных может служить организованный в 1959 г. долгосрочный заказник охотничьей фауны «Муромский» во Владимирской обл. Система заказников широко используется в охотничьем хозяйстве СССР и служит эффективным средством увеличения численности охотничьих и охотничье-промысловых животных. Например, в РСФСР более тысячи заказников, занимающих около 50 млн. га. Этой же цели служат «запуски» — временное прекращение охоты то на одной, то на другой части территории охотничьего хозяйства.

Наконец, многие охотничьи хозяйства проводят мелиорацию своих угодий, ведут дичеразведение (инкубирование, вольерное выращивание молодняка с последующим выпуском в природу), что позволяет существенно повысить продуктивность малоценных охотничьих угодий в условиях антропогенно преобразованного ландшафта. Однако последний метод интенсификации охотничьего хозяйства должен основываться лишь на строго научном подборе видов разводимых животных (по-видимому, как правило, местных или реакклиматизируемых), чтобы не нарушить существующие биоценотические связи и не нанести в конечном итоге этим убытки охотничьему, лесному или сельскому хозяйствам. Дело в том, что распределение по поверхности Земли биогеоценозов — явление не случайное, а результат длительной сопряженной эволюции растений, животных, почвы и пр., сформировавшей такие экологические системы, вещественно-энергетические процессы которой наиболее полно отражают весь взаимосвязанный комплекс возможностей среды данного региона. В сложившихся биогеоценозах оптимальные для данной местности выход биомассы, обмен и накопление (на единицу площади) энергетических ресурсов. Поэтому введение в естественные биоценозы чуждых им организмов либо встречает мощное «сопротивление» местных видов биоты, и в этом случае попытка интродукции терпит провал, либо акклиматизируемое животное оказывается в благоприятных условиях «экологического высвобождения» (местные хищники и паразиты не приспособлены к новому виду, близкие вселенцу по своим требованиям к среде животные по каким-то причинам неконкурентоспособны и т. д.) и быстро осваивает свободную экологическую нишу, ломая тысячелетиями складывавшиеся биоценотические связи и структуру сообщества животных и растений, что, как правило, отрицательно сказывается на общей продуктивности биоценоза. Именно из-за этого большинство попыток «подправить» природу путем акклиматизации видов, не свойственных данной экосистеме, повлекли за собой напрасную трату больших государственных средств, а часто и гибель ценных животных.

В 40—60-х годах текущего столетия в лесной и лесостепной зонах европейской части страны предпринимались многочисленные попытки увеличить численность запасов дичи, проводившиеся часто исключительно путем акклиматизации новых видов охотничьих птиц. Например, в Московской обл. пытались акклиматизировать фазана, бородатую куропатку, а также реакклиматизировать белую куропатку и некоторые другие охотничьи виды птиц. Почти все они окончились безуспешно. В значительной мере это было обусловлено выбором для работы именно акклиматизируемых видов (фазан, бородатая куропатка); по-видимому, предпочтительнее были бы мероприятия, направленные на увеличение численности исконных видов птиц Московской обл. Однако в условиях мощного антропогенного воздействия, образующего естественные ландшафты в агробиогеоценозы, урбанизированные или рекреационные территории, людям придется заботиться о создании и поддержании удовлетворяющей их запросам (в том числе — охотничьим) определенной фауны. Подавляющее большинство входящих в нее видов диких животных (и прежде всего птиц) должно быть местными (если не все). Это оправдано с любой точки зрения. Очевидно, наиболее оптимально сохранение везде, где это только возможно, естественно сложившихся биоценозов, а не экстенсивная акклиматизация. Оптимальна также реакклиматизация, т. е. создание новой популяции в природе в местах былого обитания вида (в пределах восстановленного ареала). Однако, когда места былого обитания вида оказываются уже непригодными для его существования, очевидно, оправданы попытки акклиматизации, т. е. создание новой популяции на территории, где вид никогда не обитал. Какое бы большое значение ни придавалось обогащению фауны новыми видами надо иметь в виду, что эти работы не могут составить основу мероприятий по повышению производительности охотничьего хозяйства. Эта задача может быть решена в основном путем максимального использования местных охотничьих ресурсов.

Расселение (преимущественно в пределах ареалов) охотничьих птиц ведется сейчас широкими масштабами. Например, с 1976 по 1980 г. в РСФСР расселено более 140 тыс. птиц; в 1981—1985 гг. расселено более 160 тыс. охотничьих птиц. Сейчас интенсифицируются работы по выпуску в угодья фазанов, кряковых уток, серых куропаток, которых выращивают на фермах охотхозяйств: в 1981—1985 гг. на фермах России выращено для выпуска в охотничьи угодья (главным образом густонаселенных людьми районов) 280 тыс. кряковых уток, 325 тыс. фазанов, 8 тыс. серых куропаток. В целом на охрану и воспроизводство диких птиц в одиннадцатой пятилетке в Советском Союзе израсходовано 32 млн. руб.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: