Факультет

Студентам

Посетителям

Итоги и перспективы освоения песков на Украине

Автор: М. М. Дрюченко, кандидат сельскохозяйственных наук

В колхозах, совхозах и гослесфонде южной лесостепи и степи Украины числится около 400 тыс. га неосвоенных и неполноценно освоенных песков, расположенных на второй террасе среднего и нижнего течения рек Днепра, Северного Донца и их притоков.

В эту площадь входят и 160,9 тыс. га Нижнеднепровских песков, а с разделяющими их отдельными массивами равнинных супесчаных и глинисто-песчаных земель — около 200 тыс. га. К ним относятся также около 100 тыс. га Придонецких песков, большая часть которых находится в Луганской области.

Практика показала, что все эти пески трудно поддаются освоению в связи с неблагоприятными, а местами крайне суровыми климатическими, главным же образом, почвенно-гидрологическими условиями.

Эти пески, отложенные в древние времена названными реками, в результате многовекового бессистемного выпаса скота, а местами и сплошной распашки много раз подвергались ветровой эрозии.

Как показали данные экспедиции Украинского научно-исследовательского института лесного хозяйства (УкрНИИЛХ) в 1932 г., пески разного происхождения на 98% состоят из кварца. Они несколько отличаются лишь степенью сортировки и размерами частиц, в целом же относятся к мелким пескам, в которых частицы размером 0,25—0,05 мм составляют 85—95%. Все эти пески бедны глиной (частицами менее 0,005 мм) и перегноем. Глины в них содержится от 0,7 до 1,2 (1,5%), а перегноя — от 0,01 до 0,05%. Исключительно бедны они азотом, фосфором, калием, кальцием. Даже наименее выщелоченные на Украине пески — Нижнеднепровские — содержат их следы, измеряемые сотыми или тысячными долями процента.

Следовательно, химический состав песков разного происхождения второй террасы рек южной лесостепи и степи Украины как почвообразующей (Породы весьма примитивен. Поэтому они крайне бедны коллоидами, а отсюда и элементами питания, обладают весьма слабой поглотительной способностью и малой влагоемкостью, удерживают влаги не более 5%. Из-за недостатка влаги и материалов выветривания почвообразовательные процессы протекают весьма слабо и в связи с малой связностью песков часто прерываются ветровой эрозией.

Несмотря на сравнительно однородный механический и весьма бедный химический состав древнеречных и эоловых песков, плодородие формирующихся на них почв неодинаково. Среди них наиболее распространены весьма бедные почвы, пригодные для выращивания только такой нетребовательной породы, как сосна. Но имеются и более плодородные и такие, которые по плодородию близки к лучшим разностям суглинистых черноземов.

Плодородие их зависит от многих факторов, главным же образом от степени корнедоступности грунтовых вод, что особенно важно для растительности в местностях с недостаточным увлажнением осадками. Большое влияние оказывают и наличие или отсутствие в подпочвенных слоях прослоек более связных пород и погребенных почв, их мощность, механический состав и глубина залегания, а также мощность гумусового горизонта и механический состав почвы.

Все эти факторы учитываются при оценке пригодности песчаных площадей под те или иные виды освоения. Принимаются при этом во внимание естественноисторические и экономические условия, местонахождение осваиваемых площадей и рельеф. Разные формы его отражают в известной мере происхождение песков и являются показателем возможности механизации трудоемких работ.

Генетические формы рельефа песков многообразны.

В практических целях мы выделяем:

Бугристые (высоко-, средне- и низкобугристые), местами гривистые, глубоководные современные эоловые пески, подвергавшиеся ветровой эрозии в недавнее время или находящиеся в этом состоянии и теперь, с заветренными склонами крутизной свыше 12°, тракторонепроходимые, непригодные для механизации трудоемких работ.

Среди бугристых современных эоловых песков следует выделить площади не заросших еще и теперь передвигающихся песков, освоение которых требует предварительного закрепления, и площади слабозаросших, реже среднезаросших песков, не нуждающихся в этих мероприятиях.

Холмистые (высоко-, средне- и низкохолмистые) глубоководные древнеэоловые заросшие пески, крутизна заветренных склонов которых не превышает 12°, тракторопроходимые, пригодные для механизированной обработки почвы на большей части площади с прицепными, местами только с навесными орудиями. По признакам тракторопроходимости к холмистым пескам могут быть отнесены и некоторые участки заросших низкобугристых современных эоловых песков.

Равнинные средне — и слабоволнйстые заросшие пески, просматриваемые на большие расстояния, тракторшроходимые, со всеми видами почвообрабатывающих орудий.

По степени волнистости и глубине залегания грунтовых вод различаются равнинно-волнистые древнеречные и древнеэоловые большей частью глубоководные пески и плоскоравнинные со слабо выраженной волнистостью, преимущественно близководные, современные, реже — древнеэоловые и древнеречные пески.

В гослесфонде преобладают, как правило, бугристые пески, а на колхозных землях — равнинные с более плодородными почвами, благоприятными для освоения и механизации работ. Так, в Нижнеднепровье бугристые пески гослесфонда составляют 49%, холмистые — 32% и равнинные — только 19%, а на колхозных землях соответственно — 17, 20, 63%. В большинстве случаев преобладают глубоководные пески с грунтовыми водами глубже 2,5—3 м. На Нижнеднепровских песках они занимают, например, свыше 80% всей площади, примерно столько же их и на песках Придонецких.

С рельефом песков в известной мере взаимосвязаны и почвенногидрологические условия. На глубоководных песках формируются почвы:

1. На современных эоловых бугристых песках — негумусированные и слабогумусированные песчаные с гумусовым горизонтом мощностью от 0 до 10 см.

2. На холмистых древнеэоловых песках — дерновые слаборазвитые песчаные, иногда глинисто-песчаные с гумусовым горизонтом мощностью от 10 до 20 см.

На сравнительно небольшой площади этих песков, находившихся длительное время в заросшем состоянии, в результате чего почвообразовательные процессы не прерывались, формируются почвы дерновые, развитые, глинисто-песчаные, реже песчаные, мощность гумусового горизонта в которых колеблется в пределах от 20 до 40 см.

3. На равнинных и равнинно-слабоволнистых древнеречных песках — почвы черноземные, супесчаные и глинисто-песчаные, в подпочвенных песках которых в большинстве случаев на корнедоступной глубине залегают прослойки и слои супеси и суглинков разной мощности, улучшающие, как правило, водный и питательный режим их для растительности. Мощность гумусового горизонта их выше 40 см, а вместе с переходным — 80—90 см и более.

4. На площадях с близким залеганием грунтовых вод, корнедоступных в первые или последние годы жизни растительности (в понижениях среди бугров и холмов и на более обширных равнинных площадях), формируются почвы лугового и черноземнолугового типа почвообразования — глеевые и глееватые, на современных и древнеэоловых, реже — на древнеречных песках. Мощность гумусового горизонта их колеблется в тех же пределах, что и на глубоководных песках, — от 0 до 10 см, от 10 до 20 см, от 20 до 40 см и выше 40 см.

Наиболее распространенными является самые бедные негумусированные и слабогумусированные почвы на современных эоловых бугристых песках и относительно бедные слаборазвитые дерновые почвы на холмистых песках. На Нижнеднепровских песках, например, в гослесфонде их числится свыше 80%, а на песках колхозов — около 40%, что соответствует площади бугристых и холмистых песков.

В соответствии с почвенногидрологическими условиями бугристые и высокохолмистые пески с бедными почвами, на которых механизация трудоемких работ невозможна или затруднена, запроектированы под выращивание лесных насаждений, являющихся одним из наиболее целесообразных для этих условий видов освоения. На всех средне — и низкохолмистых и на равнинно-волнистых песках, глубоко — и близководных, запроектированы лесные полосы, межполосные поля между которыми будут использованы под различные виды сельскохозяйственных угодий, в зависимости от почвенно-гидрологических условий отдельных площадей. Все пески гослесфонда независимо от их рельефа запроектированы под лес для удовлетворения потребностей народного хозяйства в древесине. Рельеф в этом случае является лишь показателем возможности механизации лесокультурных работ, а также различий в агротехнике создания культур и подбора пород для них.

Такое проектирование мероприятий по освоению песков южной лесостепи и степи Украины следует считать вполне правильным. Какими видами сельскохозяйственных угодий и как осваивать межполосные поля на песках колхозов и совхозов — об этом говорится в статье В. Н. Виноградова, помещенной в настоящем сборнике.

Поэтому мы остановимся здесь только на выращивании культур на предназначенных для этой цели большей частью бедных песках с трудными лесорастительными условиями.

Обследованием выяснено, что приживаемость, дальнейшую сохранность, общее состояние и рост культур сосны послевоенных лет на песках всех лесхозов южной лесостепи и степи Украины нельзя назвать удовлетворительными. Значительная часть их списывается как погибшая в год посадки; удовлетворительные же и хорошо прижившиеся изреживаются в той или иной степени, а нередко гибнут в последующие годы. В изреженных культурах распределение деревьев неравномерное, часто куртинное; много прогалин разных размеров, задернелых в той или иной степени. Общая полнота их колеблется от 0,4 до 0,7. Такие культуры долго не смыкаются, они неполноценны и, как правило, нуждаются (в реконструкции с ранних лет своей жизни.

Неудачи в облесении этих песков сопряжены с трудными лесорастительными условиями: недостаточное количество осадков (в степи — 300—400 мм, в южной лесостепи — 400—450 мм); почти ежегодно наблюдающиеся засухи, нередко продолжительные; весенние ветры большой скорости, вызывающие песчаные бури, которые повреждают, а нередко и уничтожают культуры; высокие летние температуры воздуха и почвы; низкая относительная влажность воздуха. Большой вред лесокультурам наносят также корнегрызущие вредители.

Однако практика показывает, что, несмотря на это, там, где применяют соответствующую природным условиям агротехнику, лесокультуры удаются.

В довоенный период лесокультуры создавались большей частью по сплошь обработанной почве полосами шириной 30—50 м со сплошным уходом. Этот способ, безусловно, обеспечивает наиболее благоприятные по водному и питательному режимам почвогрунтов условия для приживаемости культур, сохранности и успешного роста их в дальнейшем. Действительно, в то время этим способом были созданы существующие и ныне полноценные сосновые культуры в лесхозах Харьковской, Луганской, Днепропетровской, Черкасской и других областей степи и южной лесостепи Украины.

Применяя сплошную вспашку полосами шириной 50 м и сплошной уход, Изюмский лесхоз выращивает на песках Северного Донца отличные культуры сосны. Следует отметить, однако, что успешное выращивание возможно только на раскорчеванных лесосеках и других безлесных площадях, защищенных стенами леса. Но и при этих условиях культуры все же страдают от выдувания, засыпания и засекания песком. Сохранность их часто достигается многократным пополнением и оправкой.

Попытки применить сплошную подготовку почвы под культуры и сплошной уход за ними на открытых участках степи оканчивались полной неудачей. Так погибли лесокультуры посадки 1949—1955 гг. на Нижнеднепровских песках на площади около 6 тыс. га. Правда, в довоенный период в Станично-Луганском лесхозе этим же способом были созданы отличные культуры сосны и на открытых песках, но ценой больших дополнительных затрат труда и средств на оправку и пополнение.

В послевоенный период во всех лесхозах культуры создавались главным образом по частично обработанной почве, преимущественно бороздами разной глубины — от 15 до 40—50 см. Из-за недостатка тягловой и рабочей силы и отсутствия совершенных орудий уход за этими культурами проводился и проводится в данное время в полосе шириной всего лишь в 40—50 см. Эта наиболее дешевая, но крайне примитивная агротехника и является основной причиной неудовлетворительного состояния культур послевоенного, а во многих случаях и довоенного периодов.

Примером таких неудачных культур могут быть культуры Кременского лесхоза. По данным Луганского управления лесного хозяйства (В. И. Оберт), за (последние 10 лет в этом лесхозе было посажено в бороздах разной глубины (с уходом в полосе 40—50 см) 7669 га сосны. Из них площадь с сомкнувшимися кронами к настоящему времени составляет только 1246 га, с несомкнувшимися, но удовлетворительными по состоянию и полноте — 336 га. На остальных же 6087 га культуры сильно изрежены и нуждаются в срочной реконструкции или замене их новыми культурами.

Примерно такое же состояние культур последнего 10-летия и на песках Новомосковского и Станично-Луганского лесхозов. В последнем исключение составляют только хорошо прижившиеся и сохранившиеся культуры между ранее созданными путем сплошной обработки и сплошного ухода 17—20-летними полосами сосны.

Известны случаи, когда на одном и том же участке с подготовкой почвы бороздами культуры высаживались и погибали в течение ряда лет (урочище «Сербовка»» Андреевского лесничества, Змиевского лесхоза).

Гибель этих культур является прежде всего следствием совершенно недостаточного ухода. Многочисленные наблюдения показали, что при способе ухода в принятой лесхозами, можно сказать вынуждено, полосе шириной 40—50 см корни оставляемой в междурядьях сорной и естественной растительности густо пронизывают и иссушают пески до состояния неусвояемой влаги во всем корнеобитаемом слое. Отрицательное влияние на приживаемость оказывает, несомненно, и способ подготовки почвы бороздами, рыхлые гребни которых раздуваются, что приводит к засыпанию культур.

Наименее пострадали от ветровой эрозии культуры, посаженные в полосах шириной 90 см с рыхлением почвы без оборота пласта на глубину 50 см. Совершенно погибли культуры в глубоких бороздах, которыми в последнее время увлекаются многие лесхозы» применяя их не только на лесосеках, но и на открытых площадях. Оправку саженцев в них, в связи с недостатком рабочей силы, можно, очевидно, сделать на 1—2 га, но не на сотнях гектаров. Кстати сказать, все лесокультурные площади, обработанные глубокими бороздами, становятся не только непроезжими» но и непроходимыми, а корни сосны помещаются при посадке в бедные, биологически наименее деятельные слои почвогрунта,

Наиболее трудными для облесения на Украине являются Нижнеднепровские пески. Осадков выпадает здесь в среднем 300— 350 мм в год, засухи более часты, более резко выражены и продолжительны (в 1957 г. осадков не было в течение 3,5 месяца), ветры и песчаные бури также более часты и сильны, чем в остальных районах южной лесостепи и степи.

Известно, что более чем вековой опыт закрепления и облесения этих песков (именно песков, а не супесей) не дал удовлетворительных результатов. Как было отмечено ранее» культуры 1949 — 1951 гг., посаженные по сплошной подготовке почвы, погибли от ветровой эрозии. После этого случая культуры сосны на Нижнеднепровских песках начали создавать по частично обработанной почве — площадками, бороздами разной глубины, узкими полосами, вспаханными с оборотом пласта на глубину 25 см. В первое время уход производился в полосе шириной 0,5 м. Как и следовало ожидать, такой уход оказался недостаточным: корни травянистой растительности иссушали корнеобитаемый слой сосны, культуры погибали полностью или имели низкую приживаемость, а в последующие годы иэреживались.

Специально заложенными в 1953 засушливом году опытами по выявлению оптимальных размеров площади ухода за культурами сосны крымской на участке с типчаково-чебрецовым покровом Нижнеднепровской станцией установлено, что на площадках ухода (размером 2X2 м к концу (вегетации сохранилось 88% саженцев, 1,5X1,5 м — 80%, 1X1 м — 66%, 0,5X0,5 м — 31%.

Такие же примерно результаты получены и в опытах, заложенных УкрНИИЛХ в упоминавшемся уже урочище «Сербовка» Змиевского лесхоза с более благоприятными климатическими условиями (южная лесостепь). Культуры рядовые посажены по дну мелких борозд на бугристых песках. При уходе в принятой лесхозом полосе 40—50 см к концу вегетации сохранилось 41,4%, в полосе 70 см — 70,3%, 150 см — 87,3% и 200 см — 88,4%. К концу вегетации следующего (1956) года сохранилось соответственно: 21,3%, 57,8%, 76,2%, 78,6%.

Опытами УкрНИИЛХа и Нижнеднепровской лесоопытной станции установлено также, что степень угнетения культур разными видами травянистой растительности, оставляемой в междурядьях для защиты почвы и сосны от ветровой эрозии, неодинакова. Так, опыты Нижнеднепровской станции (в 1953 г. показали, например, что в средине обработанных и постоянно очищавшихся от сорняков площадок размером 2X2 м корневая система травянистой растительности междурядий (кромочных растений) иссушила почвогрунт к концу длительной засухи: на участке с типчаково-чебрецовым покровом — до глубины 20 см, с пырейным покровом (пырей пушисто-цветковый) — до 30 см, с полынно-разнотравным покровом, образующим мощную корневую систему, распространяющуюся в сторону обработанной при уходе полосы на 100—150 см, — до 70 см. Этим и последующими опытами Нижнеднепровской лесоопытной станции установлены для Нижнеднепровских песков следующие оптимальные размеры площади ухода за культурами, обеспечивающие высокую их приживаемость и сохранность в последующие годы: в рядовых культурах на площадях с типчаково-чебрецовым покровом — 1,5 м, с пырейным — 1,75—2 м, с полынно-разнотравным — 1,5 м с одно-двукратным дискованием междурядий, а в культурах площадками соответственно: 1,5X1,5, 1,75Х X 1,75 или 2X2 и 1,5X 1,5 м с дискованием междурядий.

В соответствии с этим ширина междурядий в культурах на Нижнеднепровских песках принята 2,5 и 3 м. Обработку почвы ведут в полосе 90—100 см. Расширение полосы ухода до указанных размеров в рядовых культурах и в культурах площадками, как и первое дискование междурядий на площадках с полынно-разнотравным покровом, проводится после прекращения весенних песчаных бурь (в первой—второй половине мая). В апреле уход ведут в пределах обработанной полосы.

Как показали наблюдения, при таком уходе сосна хорошо сохраняется и растет только в первые 2—3 года, пока корни ее находятся в обработанной полосе и в той или иной мере изолированы от иссушающего действия корневой системы травянистой растительности. В последующие же годы сосна начинает угнетаться ими.

Поэтому на 3—4-й год жизни лесокультур, когда они начинают смыкаться в рядах и являются защитой для почвы, производится дискование междурядий на всех площадях, что резко улучшает водный и питательный режимы почвогрунтов.

Трехлетние опыты УкрНИИЛХа и Нижнеднепровской лесоопытной станции по уничтожению травянистой растительности междурядий разными гербицидами не дали удовлетворительных результатов. От них погибает прежде всего сосна.

Применяя уход на площадях указанных размеров, можно вырастить вполне удовлетворительные по сохранности и росту культуры, например, при подготовке почвы узкими (80—90 см) полосами с обычной вспашкой на глубину 25 см даже на Нижнеднепровских песках с жесткими лесорастительными условиями.

Исследования показали, однако, что корни сосны в мелкообработанной почве исключительно слабо нарастают в глубину. В первый год они углубляются до 35—40 см, в последующие 2—3 года — до 45—55 см. Иссушение же почвы к концу длительных засух в заросших междурядьях доходит до 70—80 см (под типчаком и чебрецом) и до 90—110 см (под полынью), а в рядах сосны — до 30— 40 см и более, то есть почти во всем корнеобитаемом слое. Поэтому даже хорошо прижившиеся культуры сосны в последующие годы дают значительный отпад и изреживаются. Глубина иссушения почвы в полосе ухода и в рядах была бы меньшая, соответственно были бы более устойчивыми и культуры, если бы уход всегда проводился своевременно. В действительноти с уходом всегда запаздывали, нередко проводили его некачественно. Это объясняется прежде всего большим объемом лесокультурных работ. Так, в Цюрупинском лесничестве лесхоза того же названия имеется около 1000 га культур прошлых лет. А на 1959 г. было запланировано к посадке еще 250 га. При таком объеме работ в 1958 г., например, относительно своевременно и достаточно был проведен только механизированный уход в междурядьях. В рядах же в течение весны и всего засушливого лета проведен лишь один уход и тот закончился только в конце июня.

В целях достижения глубокого укоренения, повышения жизнеспособности, сохранности и улучшения роста культур сосны в первые годы их жизни УкрНИИЛХ и Нижнеднепровская лесоопытная станция с помощью производства разрабатывали два способа посадки сосны: в хорошо удобренную торфом и другими органическими веществами почву в глубоких посадочных щелях; после глубокой обработки почвы без применения органических удобрений. Чтобы улучшить условия приживаемости, сохранности и роста культур, бывший Институт леса АН УССР применил так называемый торфяно-гнездовой способ создания культур, внося торф в ямки в виде прослойки толщиной 10 см на глубину 30—40 см. Ямки делали на площадках диаметром 50 см с размещением площадок 5Х(5 м (400 площадок на 1 га).

Удобрение почвы торфом в смеси с песком, как и другими органическими веществами, в посадочных щелях глубиной 60—70 см давало вполне удовлетворительные результаты. Корни сосны в год посадки распространялись на всю глубину посадочной щели, ниже слоя летнего иссушения почвогрунтов. Это обеспечило культуры необходимым минимумом влаги и питательных веществ в период длительных засух и, как следствие, высокую сохранность.

Однако этот способ посадки сосны оказался весьма трудоемким, надежды на механизацию его не оправдались. Выяснилось также, что торф, вносимый в бедные сухие пески, как дополнительный источник влаги и питательных веществ для сосны прекращал свое положительное действие при первом же высыхании. В литературе есть много данных о том, что в высушенном до состояния неусвояемой влаги торфе происходит необратимая коагуляция коллоидов, в связи с чем он теряет способность смачиваться и становится инертным образованием в песках.

По указанным причинам работы по удобрению сосны торфом и другими органическими веществами в глубоких посадочных щелях были прекращены. По этим же причинам, а также в связи с совершенно недостаточным с лесоводственной точки зрения числом площадок (400) на 1 га с 1956 г. прекращены также посадки сосны по торфяно-гнездовому способу.

В последние годы лесхозы высаживают сосну на Нижнеднепровских песках только по глубокому частичному рыхлению почвы безотвальными орудиями без удобрения. На тракторопроходимых песках культуры высаживают рядовым способом по механизированному рыхлению, на бугристых песках — площадками с подготовкой почвы ямками диаметром 40—50 см и глубиной 60—70 см.

На необходимость глубокой обработки именно песчаных почв указывал в свое время Д. И. Менделеев. В пользу глубокой обработки почвы при создании культур на песках как средства борьбы с засухой. высказался и Г. Ф. Морозов.

Из практики известно, что для улучшения приживаемости, роста и повышения урожайности внинограда и плодовых их высаживают на всех разностях песчаных почв только по плантажу.

Глубокая обработка почвы для выращивания лесных культур на Нижнеднепроеских песках была применена в 1930 г. А. В. Топчевским. По его данным, лесокультуры по перевалу отлично приживались и хорошо росли; хуже были культуры по «вспашке на глубину 25 см, плохие — в мелких бороздах. В засушливом 1953 году на этих же песках Нижнеднепровской лесоопытной станцией были заложены опыты на бугристых глубоководных песках для выявления оптимальной глубины обработки почвы, обеспечивающей лучшую приживаемость, дальнейшую сохранность и рост культур. Культуры сосны крымской заложены площадками с обработкой почвы ямками на разную глубину.

Приживаемость и глубина укоренения находятся в прямой зависимости от глубины обработки почвы. Ясно, что саженцы сосны, укоренившиеся на глубину 90—142 см, то есть в слоях почвогрунта, не иссушаемых летом, лучше переносят засуху, чем саженцы мелкоукоренившиеся. Повторные опыты, заложенные в 1954 г. и в последующем на бугристых песках, полностью подтвердили эти выводы.

Выше было отмечено, что высокую приживаемость и сохранность культур можно получить при хорошем уходе на посадках с мелкой обработкой почвы. Это подтверждается данными Нижнеднепровской лесоопытной станции. Опыты были заложены в 1954 г. на тракторопроходимых равнинно-волнистых песках. Почва взрыхлена одним и тем же безотвальным орудием (скобой ВУМ-60). Посажена была сосна обыкновенная.

Сохранность культур на участках с глубоким и мелким рыхлением осенью второго года их роста фактически одинакова. Но рост, глубина укоренения и развитие корневой системы, а отсюда и устойчивость против засухи — разные.

Опыты УкрНИИЛХа, заложенные в 1951 г. на песках колхоза «Заветы Ильича» (Чугуевский район, Харьковской области), свидетельствуют о том, что глубокая обработка почвы, улучшая рост культур сосны, может быть и средством повышения их продуктивности.

Обмеры этих культур в семилетием возрасте подтвердили примерно те же преимущества в показателях роста сосны по глубокой обработке. Добавим, что в 1951 г. (время посадки) культуры имели фактически одинаковую приживаемость (94—96%) во всех вариантах, но вес саженцев по глубокой обработке почвы превышал вес их по вспашке на 25 см и в бороздах в 1,5—2,0 раза. Во (втором (1952) году роста сохранность культур по глубокой обработке составляла 88%, по вспашке на глубину 25 см — 70%, в бороздах — 56%, а вес средних саженцев по глубокой вспашке был больше в 5—6 раз.

По обмерам Д. П. Торопогрицкого в опытах Нижнеднепровской лесоопытной станции в 1954 г. лучший рост в пятилетнем возрасте по глубокой обработке почвы имела и сосна крымская. Так, на участке с обработкой почвы на глубину 150 см средняя высота сосны была 68 см» 100 см — 56 см и 50 см — 38 см. В лесокультурах на Нижнеднепровских песках принята практически осуществимая и биологически оправдывающая себя глубина рыхления почвы. На бугристых песках почву рыхлят на глубину 70—80 см (ямки копают на глубину 60 см, а днища их рыхлят еще на 1 штык лопаты), на тракторопроходимых песках механизированным путем — на 50—70 см. Рыхление на 70 см осуществляется рыхлителем УкрНИИЛХа, на 50—60 см — переоборудованным по его образцу плугом ПЛ-70. На рыхлителе приспособлен высевающий аппарат для заправки почвы гексахлораном одновременно с рыхлением. Уход ведется дисковыми культиваторами.

По данным инвентаризации Херсонского управления лесного хозяйства, средневзвешенная приживаемость культур сосны, посаженных по глубокому частичному рыхлению безотвальными орудиями, составляла: в 1955 г. на площади 227 га — 73,2% (первый год широкого внедрения этого способа посадки в производство), в 1956 г. на площади 1950 га — 90,2%, в 1957 г. на площади 1982 га — 69,9%. В 1958 г. на Нижнеднепровских песках посажено этим способом около 2000 га культур сосны, в Новомосковском и Станично-Луганском лесхозах — около 200 га.

В 1957 г. на Нижнеднепровских песках засуха продолжалась 3,5 месяца. Но и при этих условиях площадь сосны с приживаемостью свыше 85% составляла 594,2 га, или 31,4% от общей их площади, а погибших культур с приживаемостью ниже 25% было только 30,1 га, или 1,6%. Высокую приживаемость имели те культуры, за которыми был проведен своевременный и достаточный уход как по числу, так и по размерам площади.

Таким образом, вопрос о приживаемости культур сосны на Нижнеднепровских песках с наиболее трудными на Украине лесорастительными условиями разрешен. Следующий, не менее существенный вопрос, который надо разрешить в ближайшие годы, — повышение устойчивости уже прижившихся культур. Известно, например, что в засуху 1957 г. в культурах сосны 3—7 лет усохло от 3—5 до 30—40% деревьев. Количество усохших и суховершинных деревьев в рядовых культурах было в общем меньшим, чем на площадках, а на последних оно возрастало с увеличением числа высаженных и сохранившихся саженцев.

От засухи пострадали те культуры, междурядья в которых оставались без ухода. Причем, чем гуще покров в междурядьях (в защитной зоне), тем выше отпад культур.

Как показали исследования, отпад этих культур явился следствием глубокого иссушения почвогрунтов травянистой растительностью междурядий. На площадях с типчаково-чебрецовым покровом иссушение почвогрунтов до состояния неусвояемой влаги в междурядьях распространилось до глубины 70—80 см, а с полынно-разнотравным покровом — до 90—110 см. Глубоко иссушенными оказались почвогрунты, занятые непосредственно культурами. Сохранились те деревья, корни которых углубились ниже линии летнего иссушения почвогрунта.

Не было усыхания деревьев в 17—23-летних глубоко укоренившихся культурах сосны, в которых к тому же образовалась подстилка отсутствовала травянистая растительность. Не было также и в 4—7-летних культурах, в которых было проведено всего лишь однократное дискование заросших междурядий в мае.

Следовательно, одним из проверенных и надежных мероприятий, повышающих устойчивость культур, является дискование междурядий до укоренения саженцев ниже летнего иссушения почвогрунтов. С этой целью испытывается также глубокое рыхление междурядий для стимулирования быстрого и энергичного роста корневой системы в глубину и для лучшего общего ее развития.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: