Факультет

Студентам

Посетителям

Биология развития амфибий (Amphibia)

Амфибии, прежде всего некоторые лягушки и тритоны, представляют собой излюбленный объект эмбриологических исследований.

Легко доступные исследователю, обладающие довольно крупными яйцами, неприхотливые при содержании представители этого класса животных стали классическим объектом биологии развития. На амфибиях выполнены разнообразные экспериментальные, в том числе микрохирургические исследования, которые внесли неоценимый вклад в понимание таких фундаментальных проблем морфогенеза, как эмбриональная индукция и детерминация осей животного.

Амфибии представлены тремя отрядами, а именно. Безногими (Apoda), Хвостатыми (Urodela) и Бесхвостыми (Anura). Вопрос о монофилетическом или полифилетическом происхождении амфибий остается открытым. Эмбриональное развития безногих практически не изучено. В развитии хвостатых и Бесхвостых имеются существенные различия, хотя принципиальная схема развития у них общая.

Из бесхвостых модельными объектами биологии развития стали южноафриканская шпорцевая лягушка Xenopus laevis и, в меньшей мере, представители родов Rana и Bufo. Среди хвостатых наибольшей популярностью пользуются аксолотль Ambystoma mexicanum, японский тритон Cynops pyrrhogaster и европейский тритон Pleurodeles waltl.

Яйца амфибий телолецитального типа, с высокой концентрацией желтка в вегетативном полушарии. Кортикальный слой анимального полушария у многих лягушек сильно пигментирован. После оплодотворения происходит кортикальная ротация, в ходе которой кортекс яйца поворачивается примерно на 30° по меридиану, проходящему через точку вхождения сперматозоида, которая находится в анимальном полушарии. Вследствие вращения кортикального слоя становится видимой скрытая ранее серая цитоплазма анимального полушария: образуется так называемый серый серп.

Кортикальная ротация представляет собой очень важное событие в развитии амфибий, так как она обусловливает перемещение и активацию ряда морфогенетических факторов и предопределяет положение осей зародыша. Серый серп расположен на будущей спинной стороне зародыша и обозначает место, где начнется образование спинной губы бластопора. Плоскость меридиана, который проходит через середину серого серпа, представляет собой сагиттальную плоскость зародыша.

Дробление синхронное, полное, но неравномерное. Первые две борозды проходят меридионально и перпендикулярно друг другу. Первая борозда проходит через середину серого серпа и делит яйцо на правую и левую части, подобно тому, как это происходит у асцидий и ланцетника. Третья борозда — широтная, или латитудиналъная (от лат. latitudo — географическая широта) проходит в плоскости, параллельной экваториальной, и отделяет анимальные бластомеры меньших размеров от крупных вегетативных. В результате четвертого меридионального и пятого широтного деления образуется стадия 32 бластомеров. В процессе дробления кортикальная цитоплазма, сопровождающая борозды дробления, частично перемещается в глубь зародыша, что ведет к новым связям между основными компонентами яйца. На 12-м клеточном цикле наступает момент, так называемая точка перехода на стадии средней бластулы (МВТ point), когда синхронность дробления нарушается.

В процессе дробления образуется полость — бластоцель. У амфибий бластоцель содержит жидкость, концентрация солей в которой на порядок выше концентрации солей в окружающей среде. Бластоцель расположен в анимальном полушарии. Крыша бластоцеля состоит из нескольких рядов клеток. Вегетативное полушарие образовано крупными, богатыми желтком клетками, среди которых имеются и первичные половые клетки.

При рассмотрении карты презумптивных зачатков амфибий обращает на себя внимание ее принципиальное сходство с соответствующими картами миноги, ланцетника и асцидий. В центре вегетативной области здесь также расположены клетки, которые при дальнейшем развитии дают зачаток энтодермы. Впереди от клеток энтодермы лежат клетки будущей головной кишки и хорды. Еще далее вперед, в зоне, расположенной в основном в анимальном полушарии, находятся клетки, которые формируют нервный зачаток. Вместе с тем нетрудно заметить и существенное отличие карты презумптивных зачатков амфибий от соответствующих карт круглоротых и низших хордовых. И это отличие касается прежде всего презумптивного нейрального зачатка, большая часть которого у амфибий перемещается на анимальную половину зародыша. Смещение нейрогенной зоны в анимальное полушарие, возможно, коррелирует с прогрессивным развитием нервной системы в ряду «низшие хордовые — низшие позвоночные», и создает предпосылки для вовлечения в процесс нейрогенеза большего числа клеток.

Отношение между положением нейрального зачатка и основной осью зародыша варьирует у хвостатых и бесхвостых: у аксолотля нейрогенная зона распространяется практически до самого анимального полюса, тогда как у шпорцевой лягушки граница нейрального зачатка отстоит от анимального полюса примерно на 45°.

Гаструляция у амфибий благодаря развитию массивного энтодермального зачатка представляется еще более сложным процессом, чем у круглоротых. Первым признаком начавшейся гаструляции служит появление спинной губы бластопора. Она возникает на дорсальной стороне в маргинальной области, разделяющей бластулу на анимальное и вегетативное полушария. Спинная губа бластопора возникает в виде небольшой дугообразной щели, врезающейся в поверхность зародыша в области серого серпа. Появление этого щелевидного углубления обусловлено сокращением апикальных концов, удлинением тела и расширением базальных областей лежащих здесь клеток энтодермального зачатка. Благодаря указанным изменениям клетки принимают бутылковидную форму. Процесс формирования бутылковидных клеток распространяется по окружности в латеральном направлении, а позднее — назад, вызывая появление соответственно латеральных и вентральной губ бластопора.

Гаструляция завершается погружением энтодермального зачатка, клетки которого оказываются прикрытыми наружным листком в результате нарастания, или эпиболии эктодермы. Эпиболия у амфибий связана с перестройкой или реаранжировкой многорядной стенки бластулы. Ее клетки встраиваются между клетками контактирующих рядов. В ходе такой реаранжировки клетки наружного ряда, лежащие впереди спинной губы бластопора, уплощаются, стенка бластулы становится тоньше, а клеточный пласт движется в направлении бластопора.

В области бластопоральной щели слой наружных клеток инволюирует (подворачивается) внутрь зародыша. Попавшие внутрь клетки продолжают двигаться по внутренней поверхности стенки бластулы, перемещаясь теперь в обратном направлении, т. е. к анимальному полюсу. Это движение обусловлено конвергенцией или стягиванием внутренних клеток маргинальной зоны к медиальной линии. В результате стягивания клеток в более узкую полоску происходит ее растяжение или удлинение в переднем направлении. Благодаря этим процессам бутылковидные клетки и архентерон в целом перемещаются в сторону анимального полюса, оттесняя бластоцель к вентральной стороне зародыша. В отличие от схем прежних лет, которые широко распространены в учебной литературе, в настоящее время признается, что полость архентерона, в том числе и его крыша, выстлана энтодермой.

Процессы, которые начинаются на спинной стороне зародыша, постепенно распространяются латерально и назад, что приводит к образованию на поверхности зародыша кольцевого бластопора, в центре которого долгое время сохраняются занимавшие вегетативный полюс богатые желтком клетки энтодермального зачатка, так называемая желточная пробка.

Значение отдельных элементов морфогенетических движений у разных видов амфибий заметно варьирует. В частности, у некоторых хвостатых амфибий и у лягушки Rana pipiens движущей силой гаструляции служит направленная миграция клеток, тогда как у X. laevis образование архентерона может происходить и в отсутствии миграции клеток.

После гаструляции основные зачатки зародыша располагаются следующим образом. Поверхность гаструлы образована эктодермой, вентральная область которой впоследствии становится эпидермисом зародыша, а дорсальная дифференцируется как нейральная ткань. Непосредственно под эктодермой в дорсальной области лежит дорсальная мезодерма, которая без резких границ переходит в латеральную и далее в вентральную мезодерму. Полость архентерона образована энтодермой, крыша архентерона однослойна, тогда как его дно сформировано массивным зачатком, состоящим из крупных, богатых желтком клеток.

Нейроэктодерма дорсальной области представлена столбчатыми клетками, которые образуют нервную пластинку, лежащую непосредственно над зачатком хорды. У хвостатых амфибий клетки нервной пластинки, граничащие с эпидермисом, сильно вытягиваются в высоту, сокращаясь при этом на вершинах. Края нервной пластинки приподнимаются в виде нервных складок. Эти складки растут в медиальном направлении и смыкаются по срединной линии зародыша. В области смыкания складок эпидермальные слои левой и правой стороны зародыша соединяются в непрерывный пласт покровного эпителия, а нейроэктодерма складок замыкается в нервную трубку. При этом дорсальная часть материала нервных складок обособляется в виде нервного гребня, клетки которого обладают широкими потенциями и, мигрируя в разные части тела, дифференцируются в разнообразные структуры. У бесхвостых нервная пластинка состоит из поверхностного слоя и внутреннего — сенсорного. Нервная трубка у них образуется только за счет клеток сенсорного слоя.

Процесс образования нервных валиков начинается в головной области и последовательно распространяется в заднем направлении. Скорость сближения нервных валиков различна вдоль передне-задней оси зародыша. Она максимальна в средней области туловища. Благодаря этому замыкание нервной трубки сначала происходит в средней части тела и из этой области распространяется вперед и назад. Как и у низших хордовых, у амфибий на переднем конце образуется нейропор, связывающий полость нервной трубки с внешней средой. Задние концы нервных валиков при смыкании образуют свод, прикрывающий бластопор, который таким образом превращается в нервно-кишечный канал.

Механизмы удлинения нервной пластинки у хвостатых и бесхвостых амфибий, по-видимому, также различны. Во всяком случае в условиях органной культуры однослойная нервная пластинка A. mexicanum растет в длину только при наличии зачатка хорды, тогда как у X. laevis удлинение многорядной нейроэктодермы происходит и в отсутствии хорды, за счет механизма конвергенции и растяжения.

Следует заметить, что возникновение механизмов формообразования головы с обособленным головным мозгом, органами чувств и челюстями — органами, которые сделали возможным и многократно интенсифицировали активное питание животных, стало важнейшей вехой в их эволюции. Появление этих механизмов, естественно, в сочетании с другими преобразованиями онтогенеза, открыло новые пути эволюции позвоночных, которые привели к появлению Рыб, Амфибий, Рептилий, Птиц и Млекопитающих. Указанием на эволюционную новизну краниогенеза, видимо, может служить то обстоятельство, что принципиальная схема развития головы заметно отличается от схемы развития туловища.

Головной мозг у амфибий возникает из широкой передней части нервной пластинки. Рядом перетяжек головной мозг подразделяется на три главных отдела — передний (prosencephalon), средний (mesencephalon) и задний (rhombencephalon) мозг. Передний мозг после своего обособления подразделяется на две области — лежащий впереди конечный мозг (telencephalon) и расположенный непосредственно за ним промежуточный мозг (diencephalon), который сзади граничит со средним мозгом. Конечный мозг подразделяется билатерально, образуя симметричные левое и правое полушария и лежащие впереди от них обонятельные доли. У амфибий полушария головного мозга развиты слабо. Промежуточный мозг дает начало глазным пузырям, гипоталамусу и нейральной части гипофиза, этого важнейшего органа внутренней секреции.

Развитие глаза. После того, как Шпеманн обнаружил зависимое развитие структур глаза, обусловленное индукционными взаимодействиями, развитие глаза амфибий стало классической моделью экспериментальной эмбриологии. Зачатки глаз возникают в виде глазных пузырей — симметричных выростов, связанных с промежуточным мозгом глазным стебельком. Вначале короткий и широкий глазной стебелек по мере развития глаза становится длинным и узким. Глазные пузыри растут в дистальном направлении и достигают эктодермы зародыша. Эктодермальные клетки в области контакта с глазным пузырем становятся столбчатыми и образуют так называемую хрусталиковую плакоду (от греч. — лепешка, пирожок). Обращенная к плакоде стенка глазного пузыря инвагинирует в первичную полость глаза и образует двухслойную чашу — глазной бокал. Внутренний листок глазного бокала представляет собой зачаток сетчатки, а наружный листок — зачаток пигментного эпителия. Хрусталиковая плакода также инвагинирует и образует пузырек, который затем отшнуровывается от покровной эктодермы и дифференцируется как хрусталик.

В процессе формирования глазной чаши первичная полость глаза исчезает, так как ее листки тесно смыкаются, хотя и не срастаются друг с другом. Снаружи глазной бокал окружается мезенхимными клетками, которые впоследствии дают начало сосудистой оболочке и склере глаза. Кожный эпителий в области зачатка глаза после обособления материала хрусталика дает начало роговице.

Нервный гребень. Важное значение в развитии позвоночных животных имеют клетки нервного гребня — удивительная популяция клеток эктодермального происхождения, дающая необычайно широкий спектр производных. Возникая на стыке эпидермального и нейрального эпителиев, эти клетки в момент смыкания нервных складок и образования нервной трубки теряют эпителиальную структуру и активно мигрируют, иногда на весьма большие расстояния. Среди производных нервного гребня имеются разного рода пигментные клетки, спинальные ганглии, ганглии вегетативной нервной системы, клетки глии, шванновские клетки, клетки эндокринных желез, мезенхима и соединительная ткань, хондробласты, одонтобласты.

Особую роль играют клетки нервного гребня переднего отдела нервной трубки, дающего головной мозг. Действительно, они дифференцируются не только как элементы сенсорной нервной системы (тройничный, лицевой, языкоглоточный, блуждающий ганглии), не только как парасимпатические ганглии, но и как скелетогенные элементы, за счет которых строится большая часть черепа. После замыкания нервной трубки наблюдается три основных потока миграции клеток нервного гребня — мандибулярный, гиоидный и жаберный. Этот процесс столь интенсивен, что на стадии поздней нейрулы массу мигрирующих клеток можно наблюдать прижизненно по вздутиям эктодермы. Самый передний (мандибулярный) поток образуется клетками гребня, расположенного в области среднего мозга. Мандибулярный поток огибает зачатки глаз и устремляется вперед, окружая ротовое отверстие. Эти клетки формируют переднюю часть нейрокраниума и хрящи челюстей. Гиоидный поток образуется в зоне, расположенной впереди слухового пузырька, и дает хрящ, подстилающий дно рта. В области, лежащей за слуховым пузырьком, мигрируют клетки, которые образуют жаберные дужки. У головастика имеется четыре жаберные щели, через которые вода выводится из глотки наружу. Жаберные дужки связаны с образованием наружных жабр, которые во взрослом состоянии сохраняются у хвостатых амфибий, а у бесхвостых заменяются на внутренние жабры.

Широкое участие клеток краниального нервного гребня в формировании хрящевого черепа рассматривается как свидетельство в пользу гипотезы о том, что голова позвоночных возникла как эволюционное новообразование, дополнившее план тела протохордат (Gans, Northcutt, 1983). Реализация этого новообразования, как можно полагать, оказалась возможной благодаря тому, что клетки краниального нервного гребня вопреки, казалось бы, своей эктодермальной природе приобрели способность стать новым источником хряща, который заменил отсутствующий в краниальной области традиционный источник скелетогенной мезодермы — сомиты.

После завершения нейруляции зародыши амфибий приобретают общий для всех позвоночных план строения тела, характерный для стадии фарингулы (от лат. pharynx — глотка), т. е. стадии, на которой происходит образование жаберных щелей, лежащих по обе стороны глотки. На этой стадии под эпидермальным эпителием находятся нервная трубка, которая преобразуется в спинной мозг, а также нервный гребень туловища. В отличие от краниального отдела клетки нервного гребня туловища не способны к хондрогенезу.

Мезодерма. Под нервной трубкой расположена хорда, которая представляет собой проходящий вдоль всего тела опорный стержень, образованный вакуолизированными клетками. Вентральнее хорды лежит аорта. По обе стороны от нервной трубки и хорды располагается параксиальная мезодерма. В ходе развития эта мезодерма сегментируется на метамерно расположенные сомиты. Каждый сомит подразделяется на склеротом, дерматом и многом. Клетки склеротома дифференцируются как хондробласты и дают начало хрящам осевого скелета животного. Дерматом служит источником развития соединительной ткани дермы. Многом представляет собой зачаток поперечно-исчерченной мускулатуры.

Вентральнее миотома по обе стороны от эктодермальной кишки располагаются мезодермальные боковые пластинки. Латеральная мезодерма образует целомическую полость тела. Она подразделяется на внешний, лежащий под покровным эпителием, париетальный листок (соматическая мезодерма) и внутренний, граничащий с кишкой, висцеральный листок (спланхническая мезодерма). Париетальный листок вместе с эпидермисом называют соматоплеврой, а висцеральный листок вместе с энтодермальным эпителием — спланхноплеврой. Париетальный листок служит источником поперечно-исчерченной мускулатуры, а висцеральный листок — источником гладкой мускулатуры и мезентерия. Между сомитами, представляющими дорсальную часть мезодермы (эпимер), и боковой пластинкой (гипомер) расположена промежуточная мезодерма (мезомер). Промежуточная мезодерма служит источником формирования половой и выделительной системы, которая у амфибий представлена на разных стадиях пронефросом и, позднее, мезонефросом.

Развитие конечности. Как у всех Tetrapoda, конечности у амфибий закладываются в виде четырех зачатков. Первым морфологическим признаком закладки конечности служит скопление мезенхимы, которая образуется за счет отдельных клеток, выселившихся из париетального листка боковой мезодермальной пластинки. Вскоре это скопление становится видимым с внешней стороны — сначала как небольшое вздутие, которое постепенно, по мере накопления мезенхимы, увеличивается в размерах и становится почкой конечности. Другим источником мезенхимы почки конечности служат сомиты. Выселяющаяся из сомитов мезенхима впоследствии образует мышечные элементы конечности, тогда как мезенхима париетального листка дает хондрогенные клетки. Наконец, третьим источником мезенхимы служат клетки нервного гребня. Потомки этих клеток дают начало соединительной ткани конечности.

Развитие сердца. Сердце образуется из мезодермы, которая на стадии гаструлы лежит по обе стороны прехордальной пластинки. Сердце закладывается на вентральной стороне зародыша впереди от печеночного выроста кишки. Внутренний слой сердца, или эндокард образуется из клеток мезенхимы как элемент кровеносной системы, которая формируется путем преобразования мезенхимы в эндотелий кровеносных сосудов. Трубчатый эндокард спереди переходит в артериальные, а сзади в венозные сосуды Вентральные края симметричных левого и правого спланхнотомов растут навстречу друг другу и срастаются по медиальной линии, образуя общую полость. Висцеральный листок спланхнотома образует по медиальной линии своего рода желоб, в который погружена трубка эндокарда. Позднее верхние края этого желоба смыкаются над эндокардом. Этот внешний по отношению к эндокарду мезодермальный слой при дальнейшей дифференциации образует сердечную мышцу, или миокард. Париетальный листок спланхнотома преобразуется в перикард, внешнюю оболочку сердца, ограничивающую околосердечную полость.

Метаморфоз. Хотя у многих видов амфибий личиночная стадия отсутствует, у подавляющего большинства амфибий развитие непрямое. В процессе эмбриогенеза образуется личинка, ведущая водный образ жизни. Позднее, однако, происходит превращение личинки в животное, которое способно жить не только в водной среде, но и на суше. Это радикальное изменение морфологии и физиологии животного называют метаморфозом.

Метаморфоз затрагивает все системы органов. У бесхвостых амфибий резорбируется главный орган движения личинки — хвост с его мощной мускулатурой. У хвостатых амфибий изменения хвоста выражены слабее. В процессе метаморфоза происходит усиленный рост конечностей. Редуцируются жабры, жаберные щели и жаберная крышка. У взрослого животного дыхательную функцию берут на себя легкие и кожа. Из жаберных щелей сохраняется только первая пара, которая преобразуется в среднее ухо (барабанную полость). Происходит перестройка скелета, в ходе которой хрящевые элементы замещаются костными. Ускоряется рост конечностей. Увеличиваются верхняя и нижняя челюсти. Серьезные изменения происходят в пищеварительной системе: относительная длина спирально свернутого кишечника растительноядного головастика уменьшается, при этом кишечник изменяет свою дифференцировку, обеспечивая плотоядный характер питания взрослого животного. В ходе метаморфоза личинки происходит смещение глаз: если до метаморфоза глаза занимают латеральное положение, то после него — переднее, что создает предпосылки для бинокулярного зрения.

Метаморфоз представляет собой чрезвычайно интересную модель процессов развития, в которой сочетаются элементы деструктивного и конструктивного морфогенеза. Важную роль в процессах деструкции играют апоптоз и фагоцитоз. Молекулярно-биологические механизмы морфогенетических событий метаморфоза практически не изучены.

Сложная и скоррелированная совокупность изменений, происходящих в период метаморфоза, инициируется гормонами щитовидной железы — трийодтиронином и, в меньшей степени, тироксином, секреция которых находится под контролем гипоталамуса, а также зависит от гипофизарного гормона пролактина, наличие которого тормозит выработку трийодтиронина.

У видов, яйца которых содержат большое количество желтка, описано прямое развитие без свободноживущей личинки. Оно характерно, например, для лягушек из рода Eleutherodactylus, насчитывающего около 500 видов, обитающих в тропических лесах Центральной Америки. При прямом развитии тем не менее образуются многие личиночные органы, такие, как жаберные щели и наружные жабры, которые заменяются дефинитивными органами в эмбриональном периоде, т. е. до вылупления молодого животного из яйцевых оболочек.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: