Факультет

Студентам

Посетителям

Рельеф Кольского полуострова

Доводилось ли вам смотреть на Кольскую землю с Хибинских гор? Видели ли вы когда-нибудь, как мягкими волнами уходит к дымчатому горизонту равнина, как тысячами брызг блестят на ней озера, как летними ночами над каждым озером поднимается пар и, кажется, будто озера горят в лучах полуночного солнца? Силуэты низких гор в голубом воздухе словно вырезаны из полупрозрачной цветной бумаги. Под ногами у вас скалистые склоны Хибин. Тихо. И торжественную эту тишину нарушают только песня одинокой пуночки да легкий говор ручья…

Кажется, что и горы эти, и холмы у горизонта, и озера, — все вечно, всегда было и будет таким же, как сейчас.

Так ли это?

Нет, говорят ученые, не так.

Вам приходилось, конечно, видеть в кино, как на глазах распускается цветок. В жизни таких кадров вы не увидите, ведь цветы не распускаются мгновенно. Чтобы показать зрителю, как цветок открывается навстречу солнцу, киноаппарат работает часами. Он запечатлевает каждое дрожание лепестков, всякое колебание тычинок. Когда фильм показывают зрителю, все эти кадры проходят за несколько секунд.

Если бы можно было вот так же заснять на кинопленку все изменения на поверхности Кольского полуострова, происшедшие за многие тысячелетия, а потом в пять минут прокрутить пленку в кинозале, то мы увидели бы поразительные вещи. Оказалось бы, что поверхность нашей области совсем не так величественно спокойна, как это кажется. На экране происходили бы с земной корой удивительные превращении, скорее всего похожие на бурлящее море, гигантской силы шторм… К сожалению, такой киноленты мы с вами не увидим. Но ученые довольно четко представляют, как сформировался сегодняшний рельеф Мурманской области. И сейчас мы с вами тоже разберемся в этой сложной, веками создававшейся картине.

Восточную часть Мурманской области занимают равнины. Возвышенностей значительно больше в западной половине области. Правда, высокогорных массивов, таких, как на Кавказе, вы здесь не найдете. Но горы средних высот образуют целый пояс: Ловозерекие тундры, Хибины, Чуна-, Монче-, Волчьи и Сальные тундры. Этот горный пояс продолжается в обе стороны низкими хребтами: Сариселян-тунтури и Кейвами. Группы невысоких гор есть у Кандалакши (Колвицкие тундры), в Печенгском районе, в верховьях реки Паны (Панские тундры). Самый высокий из горных массивов — Хибины. Высшая тонка — гора Ферсмана — поднимается на 1208 метров над уровнем моря. Ловозерекие и Чуна-тундры несколько ниже. Горы — особенно это относится к Хибинским и Ловозерским тундрам — так резко, без переходов, вырастают из равнины, что кажутся чем-то чуждым на местности, как чемодан, забытый посреди улицы.

Другая особенность наших гор — их «столовая» форма. Склоны гор круты и местами переходят в отвесные обрывы, а вершины словно срезаны ножом приблизительно на одном уровне. Поднимитесь на плато, к самым облакам — поверхность его ровная — хоть футбольное поле разбивай. Не верится, что площадка поднята над равниной почти на километр.

Как позволяют предполагать данные современной науки, 30—50 миллионов лет тому назад на месте Хибинских и Ловозерских тундр было ровное место с невысокихми холмами. В нынешних горах на поверхность выходят нефелиновые сиениты. Они образовались давным-давно из застывшей в земле магмы, колоссальным давлением выжатой из глубинных очагов. Магма превратилась в камень, но давление изнутри, как видно, не прекратилось. И вот щелочные породы, пролежав миллионы лет неподвижно, начали подниматься над равниной, отделившись по системе трещин.

Вы, наверное, удивитесь, когда узнаете, что получившиеся таким образом горы продолжают подниматься и по сей день. Почему же этого не видно? Почему не рушится город Кировск и не приходится перестраивать каждую неделю железную дорогу, ведущую к нему?

Да потому, что движение гор вверх очень медленное: миллиметры в сотни лет.

Горы поднимаются медленно, однако древние берега Имандры и Умбозера вместе с песчаными и галечными пляжами обсохли и поднялись на некоторую высоту вместе с горами. Горы и сейчас нередко напоминают о себе несильными землетрясениями.

Таким образом, мы нашли объяснение: плоские вершины гор — это участки равнины, высоко поднятые тектоническими силами.

Не все горы Кольского полуострова образовались одинаково. Тектонические поднятия сыграли свою роль в происхождении Хибин, Кейв, Ловозерских и Панских тундр и, вероятно, многих других. Но была и другая причина. Если посмотреть на геологическую карту Мурманской области, то можно заметить, что породы, из которых состоят Чуна-, Монче-, Волчьи и Сальные тундры, Колвицкие высоты, хребет Сариселян и другие, отличаются от пород, из которых сложена равнина. В перечисленных массивах горные породы более устойчивы против выветривания. Вода, мороз, солнце, корни растений стачивают горы до основания. За тысячелетия огромные массы горных пород были разрушены и вынесены с Кольского полуострова в море. Но самые устойчивые породы выветривались медленнее, и теперь они выступают над равниной как возвышенности. Такие горы — останцы — как правило, не имеют плоских вершин.

Давайте теперь заберемся поглубже в горы. Обратите внимание, какие широкие здесь долины рек, иногда больше километра. И какие при этом крутые стенки гор! В верховьях рек почти каждая долина заканчивается полукруглым амфитеатром, так называемым цирком. Время от времени с отвесных стен цирка с грохотом срываются камнепады и хаотическими нагромождениями ложатся у подножий. Зимой с высоты низвергаются снежные лавины и, когда весной снег стаивает, внутри их оказывается начинка из камней, принесенных сверху.

Казалось бы, обвалы, лавины и осыпи должны были давно засыпать долины и цирки. Но этого не произошло. Почему?

Совсем недавно (недавно в геологическом смысле), может быть, когда древние египтяне возводили пирамиды, в Хибинских и Ловозерских тундрах свои последние дни доживали ледники. Они образовались много раньше, во время похолодания климата, когда в горах скапливался снег. В течение многих лет он слеживался в плотный, способный медленно течь леди белыми змеями расползался по долинам. Ледник попадал в узкие, выточенные реками долины. Они мало подходили для течения мощной ледяной реки. Шло время, ледники расчищали и расширяли старые речные долины. При этом камни, вмерзшие в лед, действовали как резцы. Стенки долин становились круче, неровности сглаживались. Еще и сейчас можно видеть гладкие, будто облизанные, скалы на краях долин. А в верховьях, где выветривание вместе со льдом особенно сильно разрушало горные породы, образовались полукруглые цирки.

После оледенения прошли тысячелетия. Отвесные стенки цирков высотой в 200—400 метров за это время вполне могли бы превратиться в сплошную осыпь, тем более, что на Севере климат суров и горные породы здесь разрушаются особенно быстро. Но цирки и «сейчас продолжают расти, раздаются в ширину, увеличиваются вглубь, хотя ледники давно исчезли. И виной этому снежники-перелетки. В глубокой тени цирков они спасаются от лучей низкого солнца и нередко доживают до осени, до новых снегопадов. Когда ученые догадались «поставить градусник» таким снежникам, выяснилась интересная вещь. Летом их температура все время держится около нуля, даже если вокруг жара. Днем снег немного подтаивает, ночью вода замерзает. Лед, расширяясь при образовании на доли миллиметра, раздвигает стенки трещин в скалах и камнях. И так — каждую ночь. Горные породы вокруг снежников быстро разрушаются в пыль и уносятся талой водой. Перелетки лучше всего сохраняются у подножия стенок цирков. Поэтому они все время подтачивают основание обрыва. Цирки растут и постепенно «съедают» горный массив.

Каждый день внутренние и внешние силы работают над изменением облика гор. Участвует в этом и человек. В горах полуострова обнаружены ценные руды, и вот рушатся целые отроги и «в разобранном виде» увозятся на обогатительные фабрики. Прокладываются дороги. Карьеры, шахты, туннели разъедают горные глубины. За короткий, ничтожный с точки зрения геологии, срок Хибины, Монче-тундра, Ловозерские тундры изменились до неузнаваемости.

А теперь спустимся на равнину.

Вся она изрезана ручьями и реками, озерами. Кажется, что нет никакой закономерности в их расположении. Кажется, что природа разбросала холмы и долины в живописном беспорядке.

Но это не так. Посмотрите, как цепочкой, друг за другом, протянулись озера: Большая Имандра — Пелесмозеро — Колозеро — Пул озеро и далее — долина реки Колы. Посм6трите, как прямы реки Восточная Лица и Харловка, нижние течения Ноты и Тулбмы. А верховья Варзуги, Стрельны, Пурнача и Пулонги как будто продолжают друг друга. Эти, как и многие другие особенности гидрографической сети, не случайны и связаны с геологическим строением Кольского полуострова. В древнейшие времена геологической истории Земли горные породы на месте нашей области сминались в крутые складки и образовывали горы. Потом складкообразование прекратилось, горы постепенно разрушались и снизились до размеров холмов. Но когда сминались земные пласты в соседних районах, не раз трескалась земная кора, ставшая жесткой, и на Кольском полуострове. Так возникли крупные разломы, о которых геологи узнают по раздробленным и сдвинутым участкам горных пород. Такие породы легче размываются текучими водами и быстрее выветриваются. Вдоль этих разрушенных зон расположились цепочки озер, а реки промыли свои долины. Одно из таких понижений рассекло весь полуостров от Кольского залива до Кандалакши.

На других реках оставила свой след древняя складчатость. Это она поставила на ребро пласты горных пород, в разной степени устойчивых по отношению к выветриванию. Постепенно размывая поверхность земли, вода приспособилась к чередованию плотных и рыхлых пород. Реки пролегли там, где пласты легко поддались размыву. Устойчивые, крепкие породы остались на междуречьях в виде гряд и холмов. Как раз такая закономерность и проявляется в расположении верховьев Варзуги, Пурнача и Пулонги.

Основной фон рельефа Кольского полуострова — пологие возвышенности и долины, выработанные в коренных породах. На нем оставил свои следы ледник. Местные ледники Хибин, Ловозерских и Чуна-тундр были небольшими и не оказали заметного влияния на рельеф нашей области. Зато ледники, стекавшие со Скандинавских гор, сливались в единый покров, который двигался к югу и востоку. Покров этот много раз стаивал, а при похолодании климата снова возникал и опять расползался по всей территории области.

Ледники, двигаясь, обтачивали поверхность. Этим и объясняется обтекаемая форма большинства возвышенностей на Кольском полуострове. Там, где на скалах нет рыхлых отложений, можно видеть так называемые «бараньи лбы» — закругленные и отшлифованные выходы горных пород. Часто они бывают исчерчены шрамами. Это сделали обломки скал, вмерзшие снизу в ледник.

Местами поверхность земли в Мурманской области сплошь покрыта буграми и воронками. Вдоль рек и по водоразделам извиваются гряды — «насыпи». Валы, похожие на древние укрепления, перегораживают долины рек, оставляя лишь узкий проход для русла. Встречаются и продолговатые холмы-друмлины, вытянутые в одном направлении. Особенно широко эти формы рельефа развиты в северо-западной части Кольского полуострова, на восточных берегах Умбозера, к югу Ловозерского массива.

Все эти формы рельефа образовались из ледниковых отложений. Ледник нес в себе и на себе камни, песок, обломки скал. В движущихся льдах много трещин. Поэтому ледник таял неравномерно. Стенки трещин, обращенные к югу, подтаивали быстрее. Если на «спине» ледника скапливались валуны, они замедляли таяние. От этого поверхность ледника становилась бугристой. По ледяным скатам морена сползала и водой сносилась в понижения. Когда лед окончательно растаял, на его месте остались холмы и воронки, но расположены они были в «обратном порядке. На месте выступов ледника появились углубления, а скопления морены во впадинах образовали бугры.

Если холмы сложены отсортированными в воде слоистыми песками и глинами, то их называют камами.

Извилистые валы — озы — тоже связаны с оледенением. Вода с тающего ледника искала выход к морю. В прозрачных берегах на поверхности ледника текли ручьи и реки. Некоторые низвергались в трещины и там, на глубине, пробивали подледные русла и туннели. По дороге вода захватывала ледниковую начинку — камни и песок — перемывала, сортировала их и значительную часть откладывала в русла на дне и берегах. Но ложе и берега у ледниковых потопов были недолговечны. Со временем все эти отложения оказались аккуратно опущенными на землю в виде гряд.

Образование удлиненных холмов-друмлинов связано с движением ледника. Если смотреть с самолета, друмлины похожи на косяк сельди: все головы в одну сторону. Вытянуты они в том направлении, в каком текли льды. В той части друмлинов, которая обращена навстречу леднику, нередко находят скалистые выступы коренных пород. Остальная часть сложена обычно мореной. Скалы, вероятно, служили своеобразными скребками: они «выцарапывали» морену из донной части ледника.

С трех сторон Кольского полуострова плещутся морские волны. Обратите внимание, какие прямые у полуострова берега, как мало здесь удобных бухт для стоянки судов (это, правда, не относится к сильно изрезанному Мурманскому побережью и району Порьей губы Белого моря). Вероятно, и здесь не обошлось без тектонических разломов. Ученые считают, что Кольский полуостров — это обломок земной коры, приподнятый благодаря разломам над соседними морскими впадинами. Этим и объясняемся прямолинейность береговой линии.

На северо-западе Мурманской области много фьордов, еще более характерных для Норвегии. История возникновения фьордов сложная. Кольский и Печенгский заливы, Ура-губа первоначально, по-видимому, были просто речными долинами. Эти долины в свое время служили путями течения ледников. Ледники расширили, обработали долины и придали им в поперечнике форму корыта. Во время оледенения под тяжестью льда земная кора сильно прогнулась. После стаивания льдов началось восстановление нарушенного равновесия: поднятие поверхности Земли. Это поднятие не закончилось и до сих пор. А тем временем море заполнило опущенные долины и превратило их в заливы-фьорды.

От любознательного наблюдателя не может ускользнуть, что там и сям вдоль морских берегов разбросаны ровные площадки — террасы, сложенные галькой, песком или глиной. Иногда они тянутся полосой на много километров, повторяя изгибы береговой линии. Эти террасы насыпал морской прибой в то время, когда поверхность Кольского полуострова находилась ниже, чем теперь, а море протягивало свои щупальца далеко внутрь суши. Обрывки террас расположены на разных высотах: каждому уровню моря соответствует своя высота террас. По этим террасам ученые определили, на сколько приподнялась наша область за последние тысячелетия. Оказалось, что поднятие не везде было одинаковым. Когда таял ледниковый покров, современный берег моря у Кандалакши находился на двухсотметровой глубине, а волны разбивались о склоны Колвицких тундр, которые тогда были островами. Почти на столько же (около 150 метров) были опущены по сравнению с современным уровнем и окрестности Мурманска.

Но чем дальше к востоку, тем меньше приподняты над уровнем моря древние морские террасы. В устье Поноя следов поднятия вообще нет. Эта часть Кольского полуострова осталась неподвижной. Наш полуостров как будто перекосило.

Итак, поверхность Кольского полуострова непрерывно изменяется, «живет», хотя скорость этих изменений очень мала. Где-то в недрах существуют и напоминают о себе магматические очаги, действуют глубинные тектонические силы. Солнце, вода, растения трудятся на поверхности: разрушают горные породы, выравнивают горы и холмы.

Сползают по склонам осыпи.

Реки и ручьи прорезают овраги и ущелья.

Озера и моря размывают берега и намывают пляжи.

Мелкие озерные котловины зарастают, заболачиваются, заполняются торфом…

Однако, как ни медленно идет преобразование рельефа, его нельзя не учитывать. При проектировании водохранилищ обязательно нужно подсчитать, какое количество наносов река будет выносить в него. В спокойных верховьях рек количество наносов невелико, но ближе к устьям оно сильно возрастет. В горных районах надо учитывать угрозу снежных обвалов и камнепадов.

Но рельеф может служить и на пользу людям. Если бы не было у нас удобных бухт, созданных самой природой, вроде Кольского залива, невозможным стало бы развитие рыбной промышленности на Мурмане. А какие удобные места для строительства плотин можно выбрать в глубоких речных ущельях! Крутые склоны гор создают много удобств для самой дешевой добычи руд — открытым способом.

Советский человек обдуманно и умело использует рельеф, делает его нашим союзником в великой борьбе за изобилие, за преобразование природы.

Источник: Отв. ред. В.А. Токарев. Природа Мурманской области. Мурманское книжное издательство. Мурманск. 1964

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: