Факультет

Студентам

Посетителям

Использование природных богатств Кольского полуострова (Мурманской области)

Природные богатства Кольского полуострова стали использоваться людьми очень давно. Аборигены края — маленькая северная народность саами — получали от окружающих лесов, озер и рек все, что нужно было для жизни: олени давали мясо, одежду и обувь, озера — рыбу и воду, лес и болота — топливо, ягоды, материал для строений.

После того, как на Мурмане появились первые русские поселения и монастыри, начался промысел зверя и дичи, так как за привезенные товары купцы требовали расплаты преимущественно пушниной. Монастыри обзавелись собственными промысловыми угодьями, «бобровыми гонами», семужьими тонями.

Уже в начале XVII века все природные промыслы Мурмана были на учете у московского царя и распределялись между русскими промышленниками, монастырями и саамскими погостами.

Царь Алексей Михайлович, любивший соколиную охоту, объявил заповедными Семь Островов на Мурманском побережье против устья реки Харловки, где гнездились кречеты — лучшие охотничьи птицы. За ними из Москвы ежегодно приезжали люди, доставлявшие кречетов царским сокольничьим.

Несмотря на богатства охотничьих угодий Мурмана, запасы ценных промысловых животных стали постепенно сокращаться: беднели семужьи тони, полностыд были выбиты бобры, резко сократилось число диких северных оленей. Саами начали усиленно развивать домашнее оленеводство, озерное рыболовство, добывать морского зверя.

Лесные богатства области оставались нетронутыми примерно до 1900 года. Заготовки леса велись в небольших размерах, брались только лучшие сосны у сплавных путей.

Интенсивно рубить лес начали только в 1915 году в связи с постройкой Мурманской железной дороги.

Однако по-настоящему Кольская земля открыла человеку свои клады только после Великого Октября.

Главным сокровищем заполярной земли оказалось то, что хранилось в ее недрах — полезные ископаемые. Геологи обнаружили на Кольском полуострове уникальные по своим размерам запасы апатита, кианита, вермикулита, граната, богатейшие месторождения медноникелевых и железных руд, редких металлов. Советские люди построили в тундре рудники, обогатительные фабрики, запрягли в турбины стремительные северные реки и тысячами тонн берут у природы апатит, нефелин, никель, кобальт, медь, железо, слюду. Многие подземные клады еще ждут приложения рук и своих первооткрывателей.

Примитивные морские промыслы рыбного Мурмана превратились за годы Советской власти в индустриальную отрасль хозяйства и ежегодно дают стране до 7 миллионов тонн рыбы.

В тундре пасутся тысячные стада одомашненных оленей; на совхозных и колхозных фермах разводятся голубые песцы, норки; рыбацкие бригады в реках и озерах Заполярья ловят семгу, кумжу, гольца, сига, форель. Летом тундра дарит людей морошкой, черникой, голубикой, клюквой и другими северными ягодами. В грибные годы долины и склоны сопок усеяны подосиновиками, волнушками, сыроежками.

Советский человек, пользуясь щедротами природы, разумно, по-хозяйски заботится о ней. Еще в двадцатых годах Советское правительство приняло ряд мер по охране природы: была запрещена охота на северного оленя, лося, куницу, гагу, введены ограничения на лов семги. Позднее, в 1931 году, для обогащения фауны на Кольский полуостров был завезен и выпущен американский пушной зверек — ондатра. На некоторых северных озерах ондатра нашла благоприятные условия для акклиматизации, и теперь шкурки ее при заготовке пушнины в области стоят на одном из первых мест.

В 1934 году по инициативе сотрудников Лапландского заповедника на реке Чуне были выпущены привезенные из Воронежского заповедника бобры. Уже на следующий год они дали приплод. Таким образом, полуострову был возвращен зверь, истребленный 50 лет тому назад. Бобров ввозили еще несколько раз, и сейчас они широко расселились по области.

В 1935 году на речке Оленице впервые была выпущена американская норка. Примерно с того же времени норку стали разводить и в зверосовхозах области. Норка быстро заселила водоемы Севера.

В 1937 году была сделана попытка акклиматизировать на Мурманском побережье ценнейшего пушного зверя — дальневосточного калана или морскую выдру (в просторечии — «морской бобр»). Это крупное животное длиной около полутора метров не имеет себе равных по мягкости меха, его плотности и красоте. Цвет калана темно-коричневый, иногда более светлый, вплоть до палевого, местами с заметной сединой. Живут эти звери в море у берегов Камчатки, на Командорских и Курильских островах, питаются главным образом морскими ежами, моллюсками и рыбой.

Выпущенные на Мурмане два самца калана прожили 4 года до самого начала Великой Отечественной войны и были забиты. После войны работы по акклиматизации этого зверя не возобновлялись, хотя, как показал первый опыт, в водах незамерзающего Баренцева моря каланы жить могут. Здесь есть достаточный для них запас кормов и заросли морских водорослей, среди которых морские выдры любят отдыхать, покачиваясь на волнах.

Прекрасные результаты дала охрана лося. Этих лесных великанов у нас стало так много, что на лосей открыта охота по лизенциям. Сильно выросло и количество куницы в лесах области.

Охраняя полезных и ценных животных, человек ведет борьбу с вредными хищниками. Беспощадно уничтожаются волки — всегда и везде злейшие враги копытных животных. В последние годы охотники истребляли их с самолетов и вертолетов. В районы, где замечен волк, вылетает тренированный стрелок, находит зверя по следам и поражает картечью.

В настоящее время волки в Мурманской области почти полностью уничтожены, и оленьи стада уже не подвергаются опустошительным нападениям этих серых разбойников.

Большой научной и практической работой по обогащению фауны Мурмана является акклиматизация дальневосточных лососей — горбуши и кеты. Много лет работники Полярного института морского рыбного хозяйства и океанографии (ПИНРО) пытались акклиматизировать на севере этих ценных рыб, но положительных результатов не добивались. Ученые не сдавались, искали причины неудач, изменяли методы работы и, наконец, осенью 1960 года во всех реках области, впадающих в моря, сотнями и тысячами штук появилась новая рыба — горбуша. Она зашла не только в те реки, где была выпущена, но и в большинство рек, впадающих в Белое и Баренцево моря. Рыба пришла готовая к нересту.

Работы по акклиматизации лососей продолжаются.

Когда в Мурманской области были открыты месторождения полезных ископаемых — апатита в Хибинах, никеля в Монче-тундре — стало ясно, что область в самое ближайшее время станет высокоразвитым индустриальным краем. Советское правительство сразу же позаботилось о сохранении здесь участков природы со всем ее естественным комплексом растительного и животного мира. В 1930 году на Кольском полуострове был создан Лапландский государственный заповедник. При его организации было известно, что в горах Чуна-тундры сохранились остатки когда-то многочисленных в области диких северных оленей. В 1929 году был проведен первый учет этих оленей. Их оказалось 99 голов. За годы деятельности заповедника это стадо сильно увеличилось. Часть диких оленей стала выходить за пределы заповедника, в лес и тундру к югу, западу и северу. При учете диких оленей с самолета в 1961 году их было обнаружено уже свыше 3 тысяч голов, а в 1964 году общее количество диких оленей в области превысило девять тысяч.

Лапландский заповедник служил базой для акклиматизации ондатры. Научные сотрудники его изучили биологию почти всех промысловых зверей области, опубликовали серию работ по биологии лося, северного оленя, медведя, росомахи, лисы, куницы, горностая, выдры, ласки, белки, зайца, бобра, мышевидных грызунов и бобровой дичи.

Заповедником изучается биология пресноводных рыб, растительный мир области.

При изучении флоры особое внимание обращено на восстановление растительности на гарях, в первую очередь, деревьев и ягеля. Научные работники на свежих гарях заложили опытные площадки — стационары, посеяв на них ягель в виде резки и мелкой крошки. В результате двадцатипятилетних исследований выяснилось, что первоначально больший эффект восстановления ягельного покрова дает резка. Но через десять лет оказалось, что при крошковом посеве ягель покрывает почву гуще и равномернее. Посевом ягеля можно ускорить восстановление ягельного покрова на гарях на 25—30 лет, т. е. вдвое против естественного возобновления.

В 1951 году Лапландский заповедник был ликвидирован, и до восстановления в 1958 году его территория сильно пострадала. Два лесоучастка, организованные в этом районе, вырубили лучшие ягельные боры. Животный мир заповедника пострадал меньше. После восстановления заповедника, изучая фауну района, научные работники выявили, что средние размеры кумжи и сигов в озерах заповедника резко уменьшились. Это явилось следствием вылова рыбы на нерестилищах. Стало понятно, отчего мельчает рыба в других озерах области, где ведется ее постоянный промысел.

На территории области до войны были созданы еще два заповедника: Семь Островов — на северном побережье Мурмана против устья реки Харловки, как раз там, где брал кречетов царь Алексей Михайлович, и Кандалакшский заповедник на островах Кандалакшского залива. Главной задачей этих заповедников была охрана самой ценной нашей птицы — гаги. Кроме этого, на Семи Островах охранялись расположенные там «птичьи базары», заселенные кайрой, гагаркой, чистиком, тупиком и различными видами чаек.

В заповедниках велось изучение биологии гаги, возможностей увеличения ее численности и рационализации сбора пуха. Чтобы увеличить количество и качество добытого пуха, не принося вреда птицам, испытывались разные способы устройства искусственных гнезд; проводились опыты искусственной инкубации яиц; выведенных в инкубаторе утят подпускали в выводки гаг; изучалось питание гаги.

В 1951 году заповедник Семь Островов был присоединен к Кандалакшскому заповеднику.

27 октября 1960 года в РСФСР был принят закон об охране природы республики. Этот государственный акт особенно важен для лесов Кольского полуострова. В Америке за Полярным кругом расположены настоящие арктические тундры, у нас же, благодаря Гольфстриму, около половины площади области покрыто самыми северными во всем мире лесами.

Естественно, что деревья в суровых условиях Заполярья растут очень медленно. Хорошие строевые сосны и ели имеют возраст не менее 200 лет. Поэтому у нас на Севере как нигде бережливо мы обязаны относиться к лесным богатствам. Сплошные вырубки лучших и наиболее доступных лесов при строительстве железной дороги оголили районы Мурманска и Колы. Лес тут еще не вырос, хотя прошли десятки лет. Тундра на наших глазах продвигается к югу, в места, где тридцать лет назад рос сплошной, хотя и невысокий, лес.

Восстановление леса в наших местах кроме хороших семян требует определенного сочетания благоприятных погодных условий, иначе семена не прорастают или гибнут всходы.

Использовать лесные угодья нам следует очень осторожно, учитывая, что неправильно вырубленные леса могут совсем не восстановиться. Большие площади лесов у нас порой совершенно обесценены выборочной рубкой сосны. Приносят ущерб лесу прорубки не всегда необходимых визирок, просек, дорожных и других трасс. Лесная охрана недостаточно контролирует такие работы, и в результате каждая экспедиция уничтожает много деревьев, которые пропадают без всякой пользы.

При неправильной вырубке лесов обедняется и животный мир. Глухарь, рябчик, медведь, куница и белка не могут жить на вырубках, так как не находят здесь для себя ни кормов, ни убежищ. Лишь лось, заяц и тетерев предпочитают зарастающие вырубки и гари нетронутым лесным массивам, так как питаются ветками и корой лиственных молодняков.

Сокращение лесных площадей неблагоприятно влияет и на гидрологический режим озер области. На открытых, лишенных деревьев местах под действием ветра и солнца значительная часть снега весной испаряется, сток весенних вод сокращается, в результате общий уровень озер падает.

Колоссальные убытки народному хозяйству приносят лесные пожары, которые губят миллионы кубометров древесины и сотни тысяч гектаров ягельников — зимних пастбищ оленей. В настоящее время гари разных возрастов занимают больше половины всей лесной части области. Особенно много пожаров было в 1959 и 1960 годах. Для борьбы с пожарами тратится масса средств и огромное количество труда. Все лето патрульные самолеты караулят лес с воздуха. Обнаружив пожар, они сбрасывают парашютные десанты, людей высаживают с вертолетов. На борьбу с огнем мобилизуется все свободное население. Погасить лесной пожар, если нет хорошего дождя, очень трудно, требуется много сил и времени. Значительно дешевле бороться с пожарами, предупреждая их. Как правило, горят леса от непогашенных костров, небрежно брошенных спичек и окурков. Пожары от других причин бывают редко. Не случайно подавляющее большинство их начинаются в субботу и воскресенье, на берегах рек и озер, где проводят свой выходной день многие любители отдохнуть на лоне природы. Ни у какой охраны не хватит сил, чтобы вести бдительное наблюдение за всеми выезжающими в лес. Поможет сократить пожары строжайшая ответственность за произведенный поджог, а главное — понимание людьми всей серьезности дела, огромного смысла, заключенного в привычной фразе на спичечных этикетках: «Берегите лес от огня». Потому мы и говорим об этом здесь, в книге о природе — кормилице и друге человека.

И коли уж зашла речь об охране зеленого друга, будет уместно напомнить и о некоторых других проблемах взаимоотношений человека и природы.

В нашей стране хозяйственная деятельность человека построена разумно и не должна наносить непоправимого ущерба природе. Умные люди не рубят сука, на котором сидят. И все же в некоторых случаях такое бывает. Прежде всего имеется в виду загрязнение водоемов сточными водами промышленных предприятий. Государство, признавая производственную необходимость сброса отходов, выделяет большие средства на устройство очистных сооружений. К сожалению, некоторые хозяйственники предпочитают платить штрафы за нарушение законов об охране природы, чем заботиться об очистке промышленных вод. Об этом нередко пишут наша печать, газеты, журналы, критикуя виновников загрязнения рек и озер. Подобные факты есть и в нашей области. Так, большие участки самого крупного в нашей области озера Имандры настолько загрязнены стоками предприятий Кировска, Мончегорска и Оленегорска, что рыба в них полностью исчезла, а жители прибрежных поселков уже не рискуют пользоваться озерной водой.

Загрязнение воды вредно не только для пресных водоемов, но и для морских заливов и губ. Последние годы на побережье Кольского полуострова наблюдается гибель гаги, поголовье ее снижается. Одной из главных причин этого является загрязнение моря нефтепродуктами. Команды судов на стоянках в губах до сих пор выпускают за борт нефтяные отходы. Это вызывает образование масляной пленки на поверхности воды, которая пропитывает и склеивает оперение птицы.

Большой вред природным богатствам приносит и браконьерство. В нашей области, как и по всей стране, действуют правила охоты и рыбной ловли, установленные не для ущемления интересов охотников и рыбаков, а наоборот, во имя этих интересов, для того, чтобы в наших лесах и озерах увеличивалось количество зверя, птицы и рыбы. Подавляющее большинство граждан уважает и выполняет эти законы, но, к сожалению, есть еще люди, в которых говорит только жадность: они стремятся набить, наловить побольше и оттащить добычу на «базар». Настоящий охотник или рыбак-любитель никогда не торгует своими трофеями. Он не будет бесцельно губить животных. А хапуге неважно, что погибнут пуховые птенцы убитой глухарки или утки, что не выклюнутся тысячи мальков из икры рыб, пойманных на нерестилище, что не будет взрослой кумжи, ее молоди, которую под видом форели он вылавливает в речках, где мечет икру эта прекрасная северная рыба.

Большая часть диких животных легко мирится с присутствием человека, если только он не преследует и не истребляет их. Больше того, многие из животных даже предпочитают близость человеческих поселений. Известно, что в прудах, где люди ухаживают за рыбой, она дает уловы, неслыханные для естественных водоемов. В бедные кормом годы у поселков собираются лисицы и подкармливаются на свалках. Зайцы и тетерева охотно живут на окружающих города и новостройки вырубках, поросших густым лиственным молодняком. Даже при быстром росте промышленности строгое соблюдение охотничьих законов не только сохранит, но может даже увеличить нашу фауну.

В настоящее время у нас запрещено стрелять лебедя за его красоту и редкость, гагу за ее ценный пух, а также журавля, бобра, дикого северного оленя. Следовало бы еще поставить под охрану два вида гагар, полярную крачку, орла-беркута и кречета. Все они не представляют собой никакой охотничьей ценности, но чрезвычайно украшают наши леса и водоемы, придавая им своеобразную северную красоту.

В последние годы все реже встречаются у нас медведи — самый желанный трофей для охотника. Может быть, не следует уже относить медведя к вредным зверям, подлежащим истреблению, а установить определенные сроки охоты на него. И уже совершенно категорически следует запретить охоту на медведя с самолета или вертолета, как антиспортивную.

В последнее время нашу область полюбили туристы. Летом и зимой из разных городов Союза к нам едут десятки туристских групп. Это вполне понятно, так как красота северной природы, синие озера и бурные реки, богатые рыбой, привлекают многих любителей путешествовать. Но, как говорят, и туристы бывают разные. Некоторые из них едут на Кольский полуостров, как в глухомань, для которой никакие законы не писаны, привозят с собой ружья и стреляют все, что попало под прицел. Сотрудникам Лапландского заповедника приходилось встречать стоянки туристов, где вместе с горделивыми записками «первооткрыватели» оставляли возле кострищ следы «освоения края»: перья глухарок и отрубленные крылышки нелетных утят. Подобным туристам, конечно, не место в лесах области.

Мы глубоко уверены, что за охрану лесов, водоемов, рыб и птиц возьмется все население нашей области и природа Севера будет благодарно служить человеку.

Источник: Отв. ред. В.А. Токарев. Природа Мурманской области. Мурманское книжное издательство. Мурманск. 1964

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: