Факультет

Студентам

Посетителям

Население морей Кольского полуострова

У каждого из морей, омывающих берега Кольского полуострова, свои особенности и свое население. Расскажем сначала о море Баренца, считающемся одним из самых урожайных рыбных морей земного шара.

Действительно, по величине годового улова рыбы Баренцево море уступает только Северному и Японскому. В отдельные годы, например в 1955 и 1956 годах, в Баренцевом море добывалось до пятнадцати миллионов центнеров рыбы. Если разделить эту цифру на площадь Баренцева моря (1360 тысяч квадратных километров), окажется, что с одного квадратного километра здесь снимается «урожай» рыбы в десять с лишним центнеров. Надо сказать, что обширные пространства Баренцева моря на севере и востоке почти не посещаются рыболовными судами, и флот ведет круглый год промысел в районах, наиболее богатых рыбой. Так, например, в Северо-Центральном районе, площадью в семь тысяч квадратных километров, в 1954 году только советские траулеры выловили около 1,2 миллиона центнеров рыбы, то есть в среднем по 170 центнеров с одного квадратного километра. В 1955 году небольшой прибрежный участок моря у острова Харлова дал около 600 центнеров рыбы с квадратного километра, то есть примерно столько же, сколько дают прудовые хозяйства, где рыба специально разводится, охраняется и выкармливается.

Такая высокая продуктивность Баренцева моря объясняется рядом причин. Во-первых, это теплое течение, несущее в Баренцево море массу планктона — организмов, взвешенных в толще воды и служащих кормом для большинства рыб. Вторая причина — сравнительная мелководность Баренцева моря: средняя глубина здесь составляет всего 229 метров, тогда как глубина других открытых морей, например Гренландского и Норвежского, измеряется километрами. На мелководье более благоприятные условия для обитания донных и придонных организмов, чем в глубоких пучинах. Не случайно поэтому донные рыбы составляют почти 95 процентов общего вылова в Баренцевом море. Для сравнения заметим, что в Северном и Норвежском морях этот процент равен 30—35, в Балтийском — немногим более 50.

Рыбные богатства Кольского края люди используют давно. Еще несколько столетий назад на всем побережье Мурмана, от Варенгер-фьорда до Святого Носа, русские рыбаки ловили треску. Главным орудием лова служил тогда донный ярус — снасть, состоящая из канатика и тонких поводков с крючками, наживленными мелкой рыбой или морскими червями. Яруса ставились в 5—30 километрах от берега. Рыбаки выходили в море на беспалубных гребных и парусных судах — шняках. Промысел шел с весны по осень. На это время люди приходили на Мурман с побережья Белого моря, из Колы и поселялись в становищах. Пойманную рыбу сушили и солили, из тресковой печени вытапливали рыбий жир. Заготавливались также головы, «визига» (пузыри), языки. Вся эта продукция осенью доставлялась в Архангельск, а иногда в порты Балтики и Норвегии. В удачные годы весь мурманский промысел давал около ста тысяч центнеров рыбы.

В 1894 году научными исследованиями в Баренцевом море, изысканием безопасных способов лова впервые занялась экспедиция под руководством Н. М. Книповича. Впервые в мире было построено судно, предназначенное для морских исследований — пароход «Андрей Первозванный». На нем имелась лаборатория, лебедки для спуска научных приборов и, что особенно важно, настоящий промысловый трал.

В 1898—1906 годах детально изучались глубины, грунты, температуры, течения, растительный и животный мир Баренцева моря и была практически доказана возможность успешного тралового лова у берегов Мурмана. Многие районы, открытые экспедицией Н. М. Книповича, до сих пор сохраняют свое промысловое значение.

Результаты научно-промысловых исследований Н. М. Книпович и его сотрудники опубликовали, представили в международные научные организации. Составленные экспедицией промысловые карты распространялись среди мурманских рыбаков. Казалось, что для рыбной промышленности Заполярья открылись блестящие перспективы.

Однако чиновники дореволюционной России упрямо считали Кольский полуостров местом, годным лишь для ссылки и каторги. Частные же предприниматели боялись вкладывать деньги в такое новое и рискованное, по их мнению, дело, как промысел рыбы в Ледовитом океане.

Открытиями экспедиции Н. М. Книповича воспользовались иностранцы. С 1904—1906 годов к побережью Мурмана устремляются целые флотилии английских, немецких, голландских, бельгийских траулеров и берут здесь за короткое время богатейшие уловы камбалы, пикши, трески. В 1911 году только английские траулеры совершили в Баренцево море более трехсот рейсов и добыли двести тысяч центнеров рыбы.

Лишь незадолго до первой мировой войны в Архангельске появилось несколько маломощных русских траулеров.

Быстрое развитие научных исследований и рыбного промысла в Баренцевом море началось после Октябрьской революции. В марте 1921 года В. И. Ленин подписал декрет о создании Плавучего морского научно-исследовательского института (Плавморнина). В 1923 году вошло в строй исследовательское судно «Персей», которое в последующие 18 лет совершило около ста плодотворных рейсов. Изучение Баренцева моря возглавляли такие крупные специалисты, как С. В. Аверинцев, Е. К. Суворов, Н. Н. Зубов, Л. А. Зенкевич, И. И. Месяцев, М. П. Сомов.

Исследования были тесно связаны с проблемами промысла и разведки рыбы. Детально изучались, например, распространение, миграции и поведение мурманской сельди, которая в 1933—1935 годах колоссальными массами заходила в губы Мотовского залива.

Быстро развивался и траловый промысел. Если в 1928 году вылов донных рыб Мурманским флотом не достигал и ста тысяч центнеров, то в 1931 году он превысил пол миллиона, в 1935 году перевалил за миллион, а в 1937 году — за два миллиона центнеров.

Сначала все траулеры базировались на Архангельский порт и вели промысел только в теплое время года. В 1924—1925 годах траловый флот был переведен в Мурманск и стал работать круглогодично. Лучшие траулеры до войны вылавливали до 60 тысяч центнеров рыбы в год.

Отечественная война прервала (развитие промысла и научных исследований в Баренцевом море. Многие траулеры приняли участие в боевых операциях. Они топили вражеские подводные лодки, уничтожали мины, высаживали десанты, сбили 17 самолетов противника.

Группа кораблей продолжала промысел и в годы войны. Спуск, подъем и ремонт тралов, разделку пойманной рыбы, словом, все операции приходилось выполнять в полной темноте, чтобы не выдать себя противнику. Как ни трудно, как ни опасно было работать в подобных условиях, моряки доставляли в порт хорошие грузы. Так, в 1942 году было добыто 160 тысяч центнеров, в 1943 году — 328 тысяч, в 1944 году — 640 тысяч центнеров рыбы.

После войны траловый флот Мурманска быстро восстанавливается и совершенствуется. Корабли оснащаются новейшей техникой, осваиваются новые районы и глубины. Планирование и организация промысла все больше опираются на работы ученых, которые усилили исследования рыбных запасов, разработали промысловые пособия: карты, планшеты, лоции, наставления.

Огромную (роль сыграли такие научные работы, как массовое мечение рыбы, подводные наблюдения из гидростата и подводной лодки «Северянка», регулярный учет молоди промысловых рыб, выявление новых районов и объектов промысла, переход на увеличенную ячею донного трала и многие другие.

В настоящее время фауна Баренцева моря основательно изучена и подробно описана в ряде специальных трудов. Мы лишь коротко попытаемся рассказать о животных, населяющих морские глубины Севера.

В Баренцевом море всего известно около 150 видов рыб. Вот главные из них.

Треска. Эта донная хищная рыба имеет удлиненное серо-зеленоватое тело с десятью мягкими, без шипов и колючек, плавниками. На подбородке расположен мягкий усик, помогающий треске осязать грунт и донных животных. Челюсти трески усажены мелкими острыми зубами.

В Баренцевом море встречается треска длиною до 160—170 сантиметров и весом до 35—40 килограммов. Возраст таких исключительно крупных экземпляров не менее 25 лет. Преобладает же треска возрастом от 4 до 7 лет. Ее длина — 40—60 сантиметров, вес — 1—2 килограмма. Растет треска быстро: каждый год примерно на 10 сантиметров.

Половозрелой треска становится чаще всего в 8—10 лет. Со всего Баренцева моря она идет на нерест к северо-западному побережью Норвегии. Массовое икрометание происходит у Лофотенских островов с февраля по апрель. Нерестующая треска образует огромные скопления в средних слоях воды. Оплодотворенная икра всплывает на поверхность и подхватывается течением, несущим ее на север и северо-восток. Во время этого своеобразного дрейфа развитие икры заканчивается и из неё выклевываются крошечные прозрачные рыбешки. Первое время они существуют за счет запасов питательного вещества (желтка), затем начинают активно питаться планктоном. Молодь разносится течениями почти во все уголки Баренцева моря.

Треска — одна из самых плодовитых рыб в мире. Крупная самка ежегодно выметывает около 10 миллионов икринок. Однако подавляющее большинство их гибнет. Остаются в живых и превращаются во взрослую рыбу только несколько икринок из многих миллионов.

Весь первый год жизни мальки трески держатся в поверхностных слоях воды и питаются главным образом мелкими ракообразными. К зиме подросшая молодь опускается в придонные слои и переходит на питание моллюсками, червями и другими донными организмами. Если судить строго, то называть треску донной рыбой будет не совсем точно, так. как она периодически поднимается в средние, а иногда и в поверхностные слои воды.

Треска, следуя за пищей, ночью поднимается в толщу воды, с рассветом опускается на грунт. Эти суточные вертикальные миграции тесно связаны с освещенностью моря, поэтому отчетливее всего выражены весной и осенью, слабее — зимой и летом, когда солнце либо не всходит вовсе, либо не покидает небосвода. Кстати говоря, именно из-за этих перемещений больше всего трески попадается в тралы ночью и меньше всего днем.

Треска промысловых размеров питается главным образом мелкой стайной рыбой: весной — мойвой, осенью — сельдью, зимой — сайкой, а также собственной молодью. Летом треска откармливается капшаком (черноглазкой), который создает значительные скопления в придонных слоях.

Капшак — подвижный морской рачок длиною в несколько сантиметров, образующий большие скопления в Баренцевом море.

Изучение содержимого желудка трески позволяет до некоторой степени предвидеть ее передвижения и поведение. Если обнаружено скопление трески с пустыми желудками, то шансов на длительный и устойчивый промысел очень мало: по всей вероятности, рыба скоро уйдет в поисках пищи. Треска, питающаяся мойвой, держится в районе откорма, совершая местные перемещения. Наиболее устойчивые концентрации обычно образует треска, питающаяся капшаком. Вот почему, о содержимом желудков пойманной рыбы капитаны и штурманы поисковых траулеров сообщают в каждом очередном донесении по радио.

Однако следует сказать, что зимой хорошо откормившаяся треска прекращает питаться и может создать устойчивые косяки даже в районах, бедных кормом.

Степень откормленности трески определяется обычно по относительной величине печени. У всех тресковых рыб запасы жира накапливаются только в печени, а мясо всегда остается постным, тощим. Вес печени в процентах от веса всей рыбы и называют ее «жирностью». У хорошо откормившейся трески жирность может достигать 10 и даже 12 процентов. Это значит, из каждого центнера такой трески можно извлечь 10—12 килограммов печени, ценного продукта, идущего на вытопку рыбьего жира и приготовление консервов.

Отыскивая пищу, треска чувствует малейшие колебания воды и может, благодаря этому, охотиться в полной темноте. Встречаются иногда слепые экземпляры трески, которые тем не менее нормально питаются, мигрируют и дают потомство.

Треска очень чувствительна к температуре воды. Зимою она никогда не встречается при температуре ниже 2 градусов тепла, но летом, в поисках пищи, нередко заходит и в более холодную зону. Так, мойвенная треска на севере Баренцева моря может создавать скопления при температуре, близкой к нулевой. Свойство трески чутко реагировать на температуру учитывается при разведке промысловых скоплений. Поисковики, измеряя температуру придонных слоев воды, определяют возможность нахождения рыбы в том или ином квадрате моря.

Треска — рыба стайная и держится косяками протяженностью в 30—40 метров и высотой в пять — шесть метров. Плотность косяков до 1—2 рыбин на кубический метр. Обычно косяк состоит из рыб, сходных по размерам. Две соседних стаи трески иногда ненадолго смешиваются, но снова расходятся в прежнем составе. Есть основания полагать, что рыбы, образующие косяк, держатся вместе длительное время, а может быть и всю жизнь. Во многих случаях две — три трески, помеченные одновременно, спустя год или больше вылавливались вместе в совершенно другом районе. Такие совпадения нельзя считать случайными, они могут быть объяснены только длительным и совместным передвижением рыбы. Если поднятый на борт трал приносит треску разнообразного ассортимента, это значит, что на грунте трал прошел через несколько рыбьих стай.

Главный природный враг трески — полярная акула, в желудке которой нередко обнаруживаются десятки экземпляров проглоченной трески. Порою в трал попадает до десятка крупных акул. Если учесть, что акулы прекрасные пловцы, легко избегающие трала, то станет ясно, какое множество этих прожорливых хищников преследует треску. Есть основание полагать, что общее количество донных рыб, поедаемых полярными акулами, не меньше, чем годовой вылов промыслового флота.

Лучше всего треска ловится тралом в марте, апреле, мае, июне. В эти месяцы она, следуя за мойвой, скапливается вблизи берегов. Летом, когда море прогревается, треска распространяется на широкой площади и рассредоточивается. В сентябре, октябре скопления трески очень разрежены и редки. Зимою плотность промысловых концентраций вновь начинает нарастать.

В суровые зимы южная часть Баренцева моря подвергается сильному охлаждению, а треска отходит далеко на запад, и наши, наиболее удобные для тралового промысла районы, остаются практически без рыбы. Так было, например, после исключительно холодного 1929 года, после 1956 и 1958 годов, после 1963 года. Следует отметить, что норвежцы в эти годы у своих берегов брали богатые уловы.

На успех промысла огромное влияние оказывает и природная «урожайность» трески. В годы, особенно благоприятные для размножения тресковых, численность молоди значительно превышает среднюю норму. Достигнув промысловых размеров, такое урожайное поколение обогащает сырьевую базу тралового лова.

Советский траловый флот добывает в основном треску средних размеров. Более крупная рыба надолго покидает наши районы, уходя к берегам Норвегии. Вылов мелкой трески нерационален, так как она почти не имеет товарной ценности. В настоящее время с целью сохранения запасов лов мелкой трески запрещен международными соглашениями.

Пикша. Эту рыбу из семейства тресковых легко отличить от трески. Пикша имеет маленький рот, расположенный на нижней стороне головы, крупные глаза, темную, с фиолетовым отливом, спину, хвостовой плавник с заметной вырезкой, бока серебристые, с каждой стороны тела — крупное черное пятно. По боку тела от головы до самого хвоста идет тонкая темная линия — у трески боковая линия светлая.

Рекордная длина пикши — один метр. Но в уловах пикша длиннее 80 сантиметров встречается редко.

Промысловые скопления этой рыбы встречаются не дальше, чем в 100—150 милях от берегов и главным образом в южной части Баренцева моря. В отдельные годы осенью пикша проникает далеко на восток, почти до острова Вайгач, но зимою отходит обратно на запад.

Меньшее по численности стадо пикши держится в районе острова Медвежий и у Шпицбергена.

В период откорма — с весны по осень — пикша придерживается мелководных участков и питается здесь моллюсками, червями, придонными ракообразными, морскими ежами, офиурами. Весною, во время подходов мойвы к берегам, пикша питается мойвой и ее икрой, отложенной на грунт.

При поисках добычи, и вообще в поведении пикши, более значительную роль в сравнении, скажем, с трескою играет зрение, поэтому она держится обычно в хорошо освещенных горизонтах воды. Глаза пикши крупнее, чем у трески, а усик на подбородке меньше. Черные пятна на боках служат как бы опознавательными знаками, помогающими рыбам одного косяка держаться вместе.

Массовый нерест пикши протекает в апреле — мае у северо-западного побережья Норвегии. Икра, выметанная в средних слоях воды, всплывает, подхватывается течением и дрейфует к северу и востоку. Крупная самка пикши за один сезон мечет до 3 миллионов икринок. Половозрелости пикша достигает на пятом — шестом году жизни.

В Баренцевом море в отдельные годы наш флот добывал до миллиона центнеров пикши. Она занимает второе место в уловах после трески.

В Баренцевом море есть районы, где пикша составляет основу добычи. Так, на Канинской банке в июле, августе, сентябре и октябре собираются на откорм плотные и устойчивые концентрации пикши. В 1956 году советский траловый флот взял здесь 300 тысяч центнеров пикши, причем отдельные траления приносили сразу по 10—15 тонн этой рыбы.

Мясо пикши имеет тонкий, нежный вкус и почти во всех западноевропейских странах ценится выше, чем мясо трески. Печень пикши не так крупна, как у трески, и составляет максимум 6—8 процентов от общего веса рыбы.

Сайда. Сайда тоже относится к семейству тресковых и формой тела, числом и расположением плавников напоминает треску. Бока и спина сайды темно-зеленые, глянцевитые; нижняя челюсть выдается дальше верхней, усик на подбородке очень короток.

Сайда преследует мелких стайных рыб в толще воды и близ поверхности. В донный трал сайда обычно попадает лишь единичными экземплярами — очевидно, в тот момент, когда трал проходит через верхние слои воды. Норвежцы промышляют сайду главным образом кошельковыми неводами.

В Баренцевом море сайда достигает длины 90 сантиметров. Она придерживается западных районов — побережья Норвегии, острова Медвежий. Мелкая сайда иногда густыми стаями заходит в губы и заливы Мурмана.

По качеству мяса сайда несколько уступает треске.

Морские окуни. В Баренцевом море распространены три вида морских окуней. Два из них — золотистый окунь и окунь-клювач имеют немаловажное промысловое значение.

Окунь-клювач — рыба глубоководная, почти не встречающаяся на глубинах менее 300 метров. Обитает она главным образом в западной части моря, где много глубоких впадин. Цвет клювача ярко-алый, глаза очень большие, на подбородке сидит крепкий бугорок — клюв.

В промысловых уловах преобладают экземпляры окуня длиною в 30—45 сантиметров, причем самки несколько крупнее самцов.

Морской окунь не переносит извлечения на поверхность моря: у большинства экземпляров выворачивается наружу желудок, выпучиваются глаза. Брошенный обратно в море, окунь не может погрузиться и быстро становится добычей чаек.

Эта особенность морского окуня крайне затрудняет его массовое мечение, которое помогло бы выяснить миграции и скорость роста этой еще слабо изученной рыбы. Ихтиологи испробовали много способов мечения морского окуня: замедленный подъем трала на поверхность; применение яруса с нумерованными крючками на слабых поводках; специальную бочку для спуска пойманных экземпляров обратно в глубокие горизонты. Часть таких опытов удалась. Возврат отдельных меченых экземпляров позволил оценить темп роста морского окуня. Оказалось, что морской окунь растет очень медленно: экземпляры длиною в 40 сантиметров имеют возраст в 17—18 лет!

Морской окунь — рыба живородящая. Самка выметывает несколько сотен тысяч подвижных, сформировавшихся личинок.

Перед выметом самки морского окуня путешествуют на юг и запад, навстречу течению, которое йотом разносит личинок по широкой площади. Время массового вымета — май — июнь. Самцы в этот период держатся в других районах.

Мальки морского окуня, как и большинства других рыб, проводят первый год жизни в поверхностных слоях, питаясь планктоном. Основная пища взрослого морского окуня — подвижные животные, плавающие в толще воды: рыбы, креветки, капшак, мелкие осьминоги и кальмары. Морской окунь никогда не берет пищу со дна. Подобно многим промысловым рыбам, морской окунь совершает суточные вертикальные миграции, поднимаясь ночью в толщу воды.

При промысле морского окуня трал часто приносит много губки, поэтому среди многих моряков тралового флота распространилось мнение, будто бы губка необходима морскому окуню и там, где нет губки, не будет и окуня. В действительности такой зависимости не существует. Окунь и губка часто встречаются в одних и тех же районах потому, что им необходимы одни и те же условия, в частности, теплое течение. Это течение приносит крошечные живые организмы и их частицы, которые губки ловят, фильтруя воду через свое пористое тело. Воды этого течения богаты и более крупными животными, которыми питается окунь.

Золотистый окунь крупнее клювача и, как правило, держится на меньших глубинах. Он довольно часто попадается в южной части моря и порой распространяется на восток почти до Новой Земли. От клювача золотистый окунь отличается менее крупными глазами, кирпично-оранжевой окраской, слабым развитием или полным отсутствием бугорка-клюва на подбородке.

В 1959 и I960 годах советский промысловый флот в Баренцевом море выловил почти по миллиону центнеров морского окуня, главным образом, клювача.

Мясо морского окуня богато жиром и почти во всех странах ценится выше, чем мясо тресковых рыб.

Зубатки. Это довольно крупные рыбы с мясистым удлиненным телом, которое сверху окаймлено очень длинным спинным плавником. Брюшных плавников у зубаток нет. Большой рот, челюстные мышцы очень развиты. Передние зубы напоминают клыки хищных млекопитающих, а задние похожи на коренные зубы травоядных.

Зубатки питаются, главным образом, донными животными с твердой кожей или панцирем: ракообразными, моллюсками, морскими ежами и звездами. Передними зубами рыба хватает добычу, а задними раздавливает, дробит. Весною у зубатки происходит смена всех зубов. В этот период зубатка чаще поедает мягкую добычу: мелких рыб, червей.

Зубатка достигает длины более метра, веса 15 килограммов, возраста 20 лет. Крупная икра зубатки откладывается на каменистый грунт. Есть основания предполагать, что самец охраняет икру. Зубатки совершают перед нерестом длительное путешествие на юг и запад, навстречу течению. Выклюнувшиеся личинки поднимаются в толщу воды и первое время ведут образ жизни, не связанный с дном.

Три вида зубаток, обитающих в Баренцевом море, различаются окраской, размерами, расположением зубов.

На теле и в плавниках пятнистой, или пестрой зубатки по желто-коричневому фону разбросаны черные пятна, словно у леопарда. Она достигает длины более 130 сантиметров, встречается как у побережья, так и вдали от берегов.

Зимою в отдельных районах моря пестрая зубатка иногда скапливается в довольно плотные стаи, но чаще всего попадает в трал единицами или десятками.

Мясо пятнистой зубатки — нежное, жирное, лишенное мелких косточек, — идет на приготовление ценных балыков, рулета, копченостей, консервов. Очень вкусна икра. Кожа зубатки, обладающая большой прочностью, идет на различные поделки: сумочки, пояса, туфли.

В прибрежной зоне обитает полосатая зубатка, почти не уступающая пятнистой по размерам и товарной ценности. Зато третий вид — синяя зубатка имеет дряблое, водянистое, бедное жиром мясо.

В отдельные годы вылов зубаток траловым флотом Мурмана достигает ста тысяч центнеров. Много зубатки добывают норвежцы, главным образом на ярусы. Какого-либо падения численности зубаток или их измельчания под влиянием промысла не отмечено.

Морская камбала. Эта рыба относится к семейству камбаловых. У всех камбаловых рыб глаза расположены на одной стороне тела. Эта так называемая «глазная» сторона окрашена и покрыта чешуей; другая, «слепая», сторона лишена чешуи и почти всегда белого цвета.

Камбаловые рыбы плавают и лежат на грунте «глазной» стороной кверху. Если камбалу положить на дно мелкого бассейна «глазной» стороной вниз, рыба, словно жук, опрокинутый «а спину, будет упорно стремиться вернуть обычное положение.

Морская камбала — довольно крупный представитель своего семейства. В Баренцевом море попадаются экземпляры длиною до 80 сантиметров. Но обычная длина морской камбалы 25—45 сантиметров. Возраст таких рыб — 5—12 лет. Встречаются они главным образом близ берегов, на мелководьях. На более значительные глубины камбала отходит только зимой. В некотором удалении от побережья на глубине происходит и нерест морской камбалы (в марте — июне). Плодовитость крупных самок — до полумиллиона икринок. Оплодотворенная икра всплывает в верхние слои воды. Если бы нерест происходил у самых берегов, то икру выбрасывало бы прибоем на сушу.

Через 30—45 суток из икринок выклевываются личинки, имеющие обычное для всех рыб симметричное строение тела. Но достигнув длины в полтора сантиметра, малек морской камбалы опускается в придонные слои и ложится на грунт, где постепенно приобретает свойственный камбаловым асимметричный облик.

Взрослая камбала питается различными донными животными, подолгу лежит на дне, частично зарываясь в грунт. Заметить неподвижную камбалу очень трудно, так как по окраске она сливается с окружающим грунтом.

Приданный образ жизни, медленность плавания, широкое тело, скапливание на небольших «банках» — все это делает морскую камбалу сравнительно легкой добычей данного трала.

Интенсивный промысел быстро сказывается на численности и размерном составе морской камбалы. В 1906 году английские траулеры вылавливали в Баренцевом море около 50 тонн морской камбалы за рейс. В 1909 году добыча за рейс достигала 63,5 тонны, но затем резко пошла на убыль и к 1912 году снизилась втрое.

Мурманский траловый флот ежегодно добывает не более 5—6 тысяч центнеров морской камбалы. Камбала отправляется потребителям в свежем, мороженом и соленом виде, из мяса ее делаются различные консервы.

Камбала-ерш. Камбала-ерш имеет сравнительно удлиненное тело и крупный рот. Этими признаками она напоминает палтус, поэтому иногда называется «палтусовидной камбалой». «Глазная» сторона у камбалы-ерша коричневая с темными крапинками. Предельная длина этой рыбы около полуметра, вес — до полутора килограммов. Характерной особенностью камбалы-ерша, по сравнению с другими камбаловыми, следует считать очень широкое распространение по акватории открытого моря. Благодаря этому, траловый промысел почти не наносит ущерба запасам этой рыбы, хотя она, как и другие ее «родственники», малоподвижна, медленно растет, плохо плавает, держится на дне.

В послевоенный период уловы камбалы-ерша в Баренцевом море неуклонно растут, но каких-либо признаков исчезновения или измельчания этой рыбы не наблюдается.

Камбала-ерш имеет вкусное, жирное мясо, заготавливается и реализуется в свежем, мороженом и соленом виде. Особенно вкусна соленая и провяленная камбала-ерш.

Нерест камбалы-ерша происходит весною на значительных глубинах открытого моря. Икра всплывает в поверхностные слои. Там же держатся и мальки, питаясь планктоном. Главная пища взрослой камбалы-ерша — донные беспозвоночные животные и мелкая рыба.

Палтусы. Палтусы отличаются от других камбаловых рыб удлиненным телом, большим ртом, быстрым ростом и крупными размерами. Это прожорливые подвижные хищники, питающиеся довольно крупной рыбой. Мясо палтусов ценится очень высоко.

В Баренцевом море встречаются два вида палтусов: белокорый и синекорый.

Белокорый палтус — одна из самых крупных рыб в Баренцевом море. Попадаются экземпляры длиною более двух метров и весом до 300 килограммов. Растет белокорый палтус быстро. За шесть лет он достигает длины в 60—70 сантиметров и веса в 3,5 килограмма, а в возрасте 10—12 лет становится половозрелым. На нерест палтус мигрирует к северо-западному побережью Норвегии. Крупная самка выметывает до 3,5 миллиона икринок, развивающихся в верхних слоях воды.

У синекорого палтуса «слепая» сторона сине-фиолетовая, что делает его малозаметным при плавании в толще воды. Он в меньшей степени, чем белокорый палтус, связан с дном, растет медленнее и не достигает крупных размеров. Синекорый палтус распространен преимущественно в глубоководных районах Баренцева моря и чаще всего попадает в трал при промысле морского окуня. В самое последнее время удается брать хорошие уловы синекорого палтуса с глубины 700—800 метров. Копчености, приготовленные из соленого мяса синекорого палтуса, считаются деликатесным блюдом.

Мурманская сельдь. В Северной Атлантике и прилетающей части Ледовитого океана широко распространена атлантическая сельдь — стайная пелагическая рыба, имеющая огромное промысловое значение. На отдельных участках она образует местные обособленные стада. Таковы, например, сельди Северного моря, балтийская салака, исландская сельдь и т. д. Местным стадом атлантической сельди является и обитающая в Баренцевом море мурманская сельдь.

Место нереста мурманской сельди находится у северо-западных берегов Норвегии. Здесь в марте—апреле, при температуре воды 4—7 градусов тепла на глубине 100—200 метров сельди мечут икру, которая прилипает к камням, гальке, песку. Отсюда личинки и мальки разносятся течениями вплоть до Шпицбергена, Новой Земли и Белого моря.

Летом мурманская сельдь обычно придерживается поверхностных слоев, зимой опускается на глубину. Питается она планктонными ракообразными и к четвертому году жизни достигает длины в 18—20 сантиметров.

Иногда массы сельди заходят в губы и заливы.

Так, зимою 1934—1935 годов в губе Западная Лица специальным неводом удалось запереть колоссальное количество четырехлетней сельди. Вылов ее тогда превысил полтора миллиона центнеров.

В последующие годы жизни мурманская сельдь держится вдали от берегов, преимущественно в западной части моря.

Достигает она половозрелости в возрасте 5—6 лет, при длине около 25 сантиметров, весе до 150 граммов и жирности свыше 20 процентов. Метать икру мурманская сельдь идет к берегам Норвегии. После нереста она уже не возвращается в Баренцево море, а отходит на север и северо-запад, в пределы Норвежского моря. Вот почему в Баренцевом нельзя встретить сельдь длиной более 25 сантиметров.

Сельдь служит важным объектом питания морских птиц, млекопитающих и рыб, в частности, трески. Икру сельди, отложенную на грунт, в огромных количествах, поедают пикша, различные беспозвоночные животные. Но ни естественная гибель, ни промысел не могут пока заметным образом снизить численность сельди.

Мойва. Это небольшая рыбка с удлиненным телом и мелкой серебристой чешуей. Спинных плавников у нее два: один посредине тела, второй, меньший — у хвоста. Глаза у мойвы крупные, хвостовой плавник имеет глубокую вырезку.

Самцы и самки мойвы легко различаются по внешнему облику: у самца значительно крупнее подхвостовой плавник, а в период нереста на боках развиваются мягкие продольные валики. Максимальная длина самцов около 20 сантиметров, самки — несколько меньше.

Мойва — рыба стайная, держится в поверхностных слоях и питается мелкими планктонными ракообразными. Летом и осенью она откармливается далеко от берегов, в северной части Баренцева моря. К зиме мойва достигает высокой жирности (до 20 процентов) и начинает движение к югу.

В марте—апреле мойва подходит к берегам и нерестится, откладывая липкую икру на песчаный грунт. Плодовитость мойвы сравнительно невелика — около 10 тысяч икринок. Однако количество нерестующей мойвы настолько велико, что икра ее густо покрывает обширные участки дна. В этот период мойва и ее икра служат основной пищей трески, пикши, других рыб и беспозвоночных. После нереста много мойвы, главным образом самцы, погибает, а остальная рыба, истощенная, ослабленная, отходит от берегов на север, в районы откорма.

Мойва — холодолюбивая рыба. Если зима, предшествовавшая нересту, была мягкой, теплой, то мойва идет к восточным участкам побережья через наиболее охлажденные районы моря. После суровой зимы мойва идет западнее. В последние годы в связи с охлаждением южной части Баренцева моря она нерестится преимущественно у побережья Норвегии и подходы мойвы и мойвенной трески в наши воды почти прекратились. Зато выросла добыча этой рыбы у норвежцев, которые в 1961 году, например, выловили более двух миллионов центнеров мойвы.

Эффективнее всего промысел мойвы ведется кошельковыми и ставными неводами в период массового подхода ее к берегам. Как пищевой продукт, мойва наиболее ценна в свежем и мороженом виде. Прекрасными качествами обладают консервы из мойвы в масле.

Полярная акула. В Баренцевом море встречается несколько видов акул, но чаще всего полярная акула. Она достигает 5—6 метров в длину, а изредка попадаются и восьмиметровые экземпляры. Окраска полярной акулы однотонная, коричневато-серая, плавники у нее небольшие.

Летом полярная акула встречается на глубинах в северных и восточных районах моря, зимой приближается к берегам, заходит в губы и заливы, появляется в Белом море. Питается она преимущественно рыбой, преследует косяки трески, пикши, морского окуня, расправляется и с тюленями.

Полярная акула — хищник, охотящийся преимущественно в темное время. Отыскивать добычу ей помогает тонкое обоняние, свойственное всем акулам и скатам.

Большинство акул — рыбы живородящие, но полярная акула является редким исключением и откладывает на грунт до 500 крупных овальных яиц, снабженных большим запасом питательного желтка.

Еще в прошлом столетии русские поморы ловили полярную акулу, насаживая на крюки жареное тюленье сало. Успеху промысла акул способствовала спущенная на глубину пахучая приманка, например мешок, пропитанный тюленьим жиром или кровью. У пойманных акул поморы брали только печень, которую сбывали норвежцам.

В настоящее время полярная акула специально не добывается и попадает в тралы только как прилов к основным промысловым рыбам. Извлеченная из воды, полярная акула сразу теряет подвижность. За это она получила кличку «сонная акула».

Печень полярной акулы содержит много жира и составляет 10—12 процентов от веса всей рыбы. Жир богат витаминами А и Д. Мясо полярной акулы несъедобно и используется, главным образом, для переработки на кормовую муку. Известное применение находит и шиповатая («шагреневая») акулья кожа.

Из других рыб Баренцева моря, подробного разбора которых мы не делали, можно назвать аргентину, макруруса, пинагора, сайку, песчанку, морскую щуку, скатов.

Беспозвоночные животные. Тысячи видов беспозвоночных, распространенных в Баренцевом море, могут быть разделены на две группы: плавающие в толще воды и населяющие дно.

Из обитателей водной толщи наиболее многочислен рачок калянус, формой и размерами напоминающий рисовое зерно. В летние месяцы калянус встречается огромными массами и служит главной пищей сельди, мойвы и остальных планктоноядных рыб. На скоплениях калянуса «пасутся» и киты.

Огромное значение в питании рыб имеет и другой, более крупный и подвижной рачок — черноглазка, или капшак. Треска, откармливающаяся капшаком, обычно образует устойчивые скопления.

Калянус, капшак и прочие планктонные ракообразные ночью поднимаются к поверхности, днем погружаются в глубину. С этими миграциями связаны такие же передвижения мойвы, трески, пикши и других рыб.

Поразительно быстро плавают в толще воды кальмары, с силой выталкивая струю воды. Мешковидное тело этих головоногих моллюсков несет венчик гибких щупалец, снабженных присосками и служащих для удержания добычи. Кальмары, распространенные в Баренцевом море, сравнительно мелки. Во многих странах кальмары и осьминоги считаются съедобными. Они используются и как наживка при лове на крючки.

К быстрому передвижению в толще воды способны и креветки, но они держатся преимущественно на грунте. В Баренцевом море распространено несколько видов креветок. Особенно много здесь съедобной креветки, длиной до 15 сантиметров, со стройным красноватым телом, покрытым тонким панцирем. Мясо этой креветки очень нежно, вкусно и питательно.

Во многих странах широко развит промысел креветок. Первые шаги в этом направлении предприняты и у нас на Мурмане.

Креветка играет довольно важную роль в питании трески, морского окуня и других промысловых рыб.

Среди донных животных Баренцева моря первое место по обилию занимают двустворчатые моллюски. Их приходится по нескольку десятков килограммов на каждый квадратный метр. Пустые раковины моллюсков местами сплошь покрывают грунт.

Моллюски играют существенную роль в питании пикши, камбалы, зубатки и других промысловых рыб.

Очень характерны для Баренцева моря морские звезды. Формой тела, неподвижностью, яркой расцветкой они напоминают скорее цветок, чем животный организм. Однако морские звезды имеют пищеварительный тракт, размножаются яйцами, способны к медленному переползанию, а некоторые из них — активные хищники. Рыбы редко поедают морских звезд, особенно крупных, а вот близкие к морским звездам офиуры — служат пищей многих рыб. Офиуры отличаются от морских звезд тонкими и гибкими змеевидными лучами. Слово «офиура» в переводе на русский язык означает «змеехвостка».

В Баренцевом море встречается несколько видов крабов. Один из них, литодес, крупный и шиповатый, очень напоминает камчатского краба, из которого делают консервы. Наш краб также съедобен, однако уступает камчатскому по размерам и численности. Широко распространенный в Баренцевом море рак-отшельник прячет свой мягкий, не защищенный панцирем хвост в пустую раковину моллюска. Ползая по дну, рак-отшельник таскает с собой и раковину. По мере роста он меняет раковины, переселяясь в более крупные. Впрочем, такой образ жизни не всегда спасает рака-отшельника от хищных рыб: в желудках трески часто обнаруживаются клешни рака-отшельника, а иногда и весь он.

Некоторые представители донных организмов, например, губки и кораллы, нередко оказываются серьезной помехой траловому промыслу. Крупная, шарообразная губка порой тоннами попадает в трал, причиняя повреждения.

Обитатели Баренцева моря

Обитатели Баренцева моря: 1 — зубатка, 2 — креветка (натуральная величина), 3 — мурманская сельдь, 4 — мойва, 5 — краб литодес, 6 — моллюск гребешок, 7 — морская звезда

Млекопитающие. Морские млекопитающие делятся на две главные группы: китообразных и ластоногих. В Баренцевом море распространены многие виды китообразных, но численность их сильно упала из-за активного промысла. Некоторые виды, например, гренландский кит, почти совершенно истреблены и ныне взяты под международную охрану.

Сейчас в Баренцевом море довольно многочислен малый полосатик — кит длиною около 10 метров и весом до 10 тонн. Он часто встречается у берегов, у кромки льда, заходит в губы и заливы. Держится он в одиночку, порой небольшими группами, питается главным образом сельдью, мойвой, капшаком. Захватывая добычу огромной пастью, полосатик затем отцеживает воду через систему гибких роговых пластин («китовый ус»).

Норвежцы ведут регулярный промысел малого полосатика с небольших судов, добывая по нескольку тысяч экземпляров в год. Крупный упитанный полосатик содержит около тонны подкожного жира.

Водится в наших водах и кит-бутылконос. Он отличается выдвинутыми вперед челюстями, на которых сидят немногочисленные зубы. Питается бутылконос преимущественно головоногими моллюсками, реже рыбой. В поисках добычи он способен погружаться на глубину в несколько сотен метров и оставаться под водой более часа. Обычно он держится небольшими стайками. Максимальная длина бутылконоса — около 9 метров.

Встречается в Баренцевом море и довольно крупное животное из группы китообразных — косатка. Ее длина достигает 10 метров, вес — 8 тонн. Косатка обычно держится стаями, очень быстро плавает (до 40 километров в час), питается рыбой, тюленями, нападает на крупных китов. Иногда косатка становится добычей норвежских китобоев.

В юго-западной части Баренцева моря нередко попадаются дельфины, в северных и восточных районах обитает белуха.

Из ластоногих млекопитающих для Мурмана обыкновенны нерпа, морской заяц. В суровые зимы появляется тюлень-лысун. В прошлом столетии был распространен морж, но впоследствии он исчез.

Белое море. По обилию промысловых животных Белое море значительно уступает Баренцеву. Годовой вылов рыбы здесь исчисляется несколькими десятками тысяч центнеров. Один промысловый траулер в Баренцевом море может добыть примерно столько же.

Главная причина столь резкого различия в продуктивности Баренцева и Белого морей заключается в том, что Белое море лежит в зоне очень сурового континентального климата и не испытывает действия теплых течений.

Глубже 50 метров в водной толще Белого моря круглый год удерживается отрицательная температура (около полутора градусов холода). Почти полгода поверхность Белого моря скована льдом. Лед, перемещаясь, у берегов под влиянием приливов и отливов, зачастую уничтожает всех донных животных прибрежной полосы.

Летом поверхностные воды Белого моря быстро прогреваются и становятся зоной массового развития планктона. На мелководьях создаются благоприятные условия для роста водорослей. Крупные реки, прежде всего Северная Двина, несут в Белое море много питательных веществ. В результате поверхностная толща воды в Белом море летом оказывается богатой различными организмами, более богатой, чем в Баренцевом море. Однако все эти организмы живут непродолжительное время. Большей частью Белое море бедно пищей.

Из-за периодических изменений теплового состояния Белого моря одни животные увеличивают свою численность, распространяются и быстро растут, а другие, напротив, становятся редкими.

Известно, например, что за последние двести лет запасы беломорской сельди периодически увеличивались и снижались. В последнее десятилетие условия обитания беломорской сельди стали особенно неблагоприятными, что вызвало значительный спад ее добычи.

В то же самое время другая промысловая рыба — навага, требующая других условий, увеличила свою численность в Белом море.

Промысловое значение в Белом море имеют сельдь, навага, местная треска, несколько видов камбалы, полосатая зубатка и корюшка.

В экономике Беломорья издавна занимал значительное место зверобойный промысел. Главный его объект — беломорский тюлень, или лысун.

Самцы лысуна достигают в длину почти двух метров при весе около 160 килограммов, самки немного меньше. Лысун прекрасно плавает, а из воды выходит только на лед. Летом лысун держится у кромки льдов в Баренцевом море, а на зиму заходит в Белое. В феврале—марте самки рожают на льду детенышей, которые в первые недели жизни питаются только молоком матери и не плавают в воде. После первой линьки молодой зверь (серка) начинает плавать и самостоятельно питаться, главным образом пелагическими ракообразными и моллюсками. Основная пища взрослого лысуна — рыба. Весенние скопления (залежки) лысуна используются зверобойным промыслом.

Жир лысуна применяется для пищевых и медицинских целей, шкура идет на изготовление меховой одежды и различных кожевенных изделий.

Обитающая в Белом море белуха — крупное морское млекопитающее из группы китообразных — получила свое название за светлую окраску. Есть основания полагать, что цвет помогает белухе распугивать и разгонять стаи рыб. Отдельные отбившиеся экземпляры рыб — более легкая добыча для белухи. Молодые белухи, питающиеся молоком матери, имеют темную окраску. Белуха заходит в Белое море летом, а к зиме, перед ледоставом, перебирается в Баренцево. Держится она стаями. Отдельные животные перекликаются своеобразными криками. Отсюда, между прочим, пошло выражение «реветь, как белуга». Главный естественный враг белухи — косатка.

Исключительно прочная кожа белухи идет на приводные ремни, подошвы. Высоко ценится и жир.

Источник: Отв. ред. В.А. Токарев. Природа Мурманской области. Мурманское книжное издательство. Мурманск. 1964

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: