Факультет

Студентам

Посетителям

Охота и охотничье хозяйство

Государственная политика в области использования запасов охотничьей фауны предусматривает два пути.

Первый из них — промысловое освоение, когда охотники выполняют государственные задания по заготовке пушнины, мяса, диких животных и другой продукции охоты, которую и передают государственным органам для переработки и реализации. Охотник не только не платит, за право осуществления охоты, но пользуется всевозможными льготами, как-то: помощь в приобретении боеприпасов и снаряжения, завоз к местам промысла и т. д. Кроме того, труд его оплачивается соразмерно с размерами сданной им продукции. Второй путь — это предоставление права на использование запасов фауны охотникам-любителям. За это право охотники выплачивают государству определенные суммы, но продукцию охоты используют для собственных нужд. Исключение составляют лишь пушные виды животных, чьи шкурки, за соответствующую оплату, сдаются государству. Таково первое принципиальное различие между промысловой и спортивной охотой. Интересно, что именно оно порождает нередко различное отношение к этим видам деятельности.

Промысловая охота всегда рассматривается как тяжелый и благородный труд, направленный на благо общества. По-иному обстоит дело с отношением к любительской или спортивной охоте. В последние десятилетия стараниями отдельных довольно видных деятелей науки, литературы и искусства вокруг упомянутого занятия создан весьма мрачный и даже зловещий ореол. По радио, с экранов телевизоров, со страниц газет и журналов то и дело звучат слова о предосудительности любительской охоты, ее жестокости и даже общественной опасности. В нашей стране охота доступна всем. Ею может заниматься любой гражданин, достигший определенного возраста, прошедший необходимую подготовку и выполнивший нужные формальности (уплата госпошлины, вступление в общество охотников). Проведение охоты по срокам, нормам и способам определяется интересами охраны животного мира, т. е. сбережением всего видового разнообразия нашей охотничьей фауны, поддержанием численности ее представителей на оптимальном уровне и рациональным использованием ее ресурсов на благо общества. Таким образом, в государственной политике СССР нет ничего дискриминирующего занятие охотой. Это закономерно, поскольку, с одной стороны, она дает государству значительное количество ценнейшей продукции, а с другой — на кого же, как не на охотников, может положиться государство в деле охраны животных? Ведь именно они кровно заинтересованы в сохранении и умножении запасов дичи. И действительно, сейчас охотники и в первую очередь охотники-спортсмены — главная сила и в деле улучшения условий обитания животных, и в борьбе с браконьерством.

Но вернемся к различиям между промысловой и спортивной охотами. Первая из них труд, и в соответствии с этим первоочередной задачей здесь является всемерное повышение ее продуктивности. В кратчайшее время, с минимальными затратами усилий и средств добыть максимум высококачественной продукции — вот основная цель, к которой стремится охотник-промысловик. С этих позиций им оценивается все: сроки охоты, ее способы, качество оружия и самоловов.

Спортивная же охота — это форма отдыха. Традиции спортивной охоты вырабатывались многими поколениями, и люди искали здесь не наиболее легких путей добычи животных. Их привлекали способы охоты, требующие предела охотничьего искусства, обеспечивающие максимальную эстетичность процесса поисков, ожидания и добычи зверя или птицы. Преследуя эти цели, они полностью отказались от использования ловушек. Они вывели породы собак, работа которых сама по себе украшает охоту. Им нужен не пойманный в петлю, а вытропленный по следу или идущий из-под гона заяц. Не сидящая, а взлетевшая птица (хотя добыть первую и легче). Не просто олень, а красавец рогач, да еще взятый во время рева. Таким образом, хотя результативность охоты для них совсем небезразлична, но ее эмоциональность все же стоит на первом месте.

В соответствии с этим объектами промысла всегда являются животные, добыча которых может обеспечить охотнику необходимый заработок, т. е. имеющие ценную шкурку или дающие большое количество мяса, или, наконец, столь многочисленные, что даже при низкой товарной ценности одной особи массовая их добыча оправдывает труд охотника.

Из копытных в процессе промысловой охоты добываются главным образом лось, северный олень и сайгак (ради мяса), марал и изюбр (преимущественно ради пантов), кабарга (преимущественно ради мускусных желез).

В небольших количествах ведутся также заготовки пернатой (водоплавающей и боровой) дичи. Промысловая добыча животных на мясо сейчас лимитируется сложностью и дороговизной доставки ее продукции из глубинных промысловых районов, так как стоимость перевозки грузов автотранспортом, не говоря уже об авиации, в 20—25 раз выше, чем по железной дороге.

Объектами спортивной охоты нередко являются виды, товарная ценность которых ничтожно мала (вальдшнеп, бекас и т. д.). Зато добыча их отличается высокой спортивностью и эстетичностью. Большинство охотников-спортсменов привлекает водоплавающая, боровая и мелкая болотная дичь.

Сроки проведения промысловой и спортивной охоты также подчинены нередко определенной закономерности. Охотник-промысловик всегда стремится добыть животное в период его повышенной товарной ценности (наилучшее качество шкурки, наибольшая упитанность, наличие хорошо развитых пантов). Охотник-спортсмен ведет охоту в сезоны, когда возможны наиболее спортивные ее способы.

Любительская охота осуществляется и на ряд других охотничьих животных, добыча которых .возможна в относительно густонаселенных районах и сулит охотнику достаточный комплекс эмоциональных переживаний. Крупные хищники, большинство видов диких копытных, представители ряда мелких хищных видов являются постоянными объектами спортивной охоты. В 1969 г. охотники-любители сдали государству на 9,6 млн. руб. пушнины и 2449 т мяса диких животных. Нельзя забывать и о том, что добытая при любительской охоте дичь, не сдаваемая государству, используется охотниками и членами их семей, следовательно, пополняет общенародный «мясной фонд». Деятельность спортивных охотничьих обществ стимулируется тем, что в последние десятилетия они получают государственные задания на заготовку пушнины и мясной продукции, что вполне закономерно.

В ходе индустриализации страны, развития промышленности, сельского хозяйства и большинства других отраслей народного хозяйства сложились условия, неизбежно порождающие сокращение количества не только людей, для которых охота является основным средством к существованию, но и тех, кому она служит хотя бы источником достаточно весомого приработка. Даже в сельском хозяйстве сезонность работ сейчас уступает место непрерывному процессу сельскохозяйственного производства, и те, кто раньше в период межсезонья отправлялись на промыслы, теперь эту возможность утрачивают.

В 1926 г. из 1400 тыс. охотников, имевшихся в СССР, 173 тыс. были промысловиками, 825 тыс. — полупромысловиками (т. е. тратили на охоту время, свободное от своих основных занятий) и 402 тыс. — любителями. К 1954 г. количество промысловых и полупромысловых охотников сократилось в 7 раз (Данилов, 1963). Одновременно количество охотников-любителей неуклонно возрастало и к настоящему времени достигло 2,2 млн., т. е. по сравнению с 20-ми годами увеличилось в 4—5 раз. Указанная ситуация предопределяет рост значения охотников-любителей в деле выполнения государственных планов заготовки продукции охотничьего хозяйства.

Использование ресурсов фауны в ходе промысловой или спортивной охоты не отождествляется с ведением охотничьего хозяйства. О последнем можно говорить там, где охота осуществляется в рамках определенных организационных форм и где в охрану, воспроизводство и обогащение природных ресурсов, т. е. запасов животных, вкладываются труд и средства. Наше охотничье хозяйство промыслового и спортивного направления уже достигло этого уровня. Так, фонды государственных промысловых хозяйств (госпромхозов) в 1970 г. составили 21 млн. руб. В ходе технического освоения угодий в них было построено за 5 лет (1965—1970) 95 промышленных баз, 3350 охотничьих избушек, проложено более 15 тыс. км промысловых дорог и троп. Фонды коопзверопромхозов (промысловых хозяйств Роспотребсоюза) в 1970 г. составляли свыше 38 млн. руб. В их угодьях имелось 294 промысловые базы и 8858 охотничьих, избушек.

Еще большие средства вкладывают в ведение охотничьего хозяйства добровольные общества охотников и рыболовов. По системе Росохотрыболовсоюза за 1973—1976 гг. на проведение охотохозяйственных и биотехнических мероприятий было затрачено свыше 40 млн. руб., а в 1977—1980 гг. — уже 64 млн. руб. За последнее четырехлетие членами обществ было отработано в охотничьих хозяйствах около 14 млн. человеко-дней.

Задачи, стоящие перед охотничьим хозяйством в области промыслового и спортивного освоения запасов охотничьей фауны, определяют некоторые различия в направлении проводящихся охотохозяйственных мероприятий.

Если в области охраны животных, строгого учета и нормирования их добычи промысловые и спортивные охотничьи хозяйства идут по одному пути, то в направлении вложения труда и использования средств они заметно отличаются друг от друга. В первом случае главными являются мероприятия, предусматривающие улучшение быта и повышение производительности труда охотника за счет лучшего технического оснащения промысла и освоения угодий, значительная часть которых опромышляется еще слабо. Во втором — основное внимание уделяется повышению производительности угодий, т. е. увеличению количественного и видового состава охотничьей фауны, а также размеров ежегодного прироста; численности популяций дичи и пропускной способности охотничьих хозяйств.

Промысловые хозяйства — это, как правило, многоотраслевые предприятия, занимающиеся комплексным освоением природных ресурсов (животные, орехи, плоды, ягоды, грибы, лекарственное и техническое сырье), а также звероводством, сельским хозяйством и лесоэксплуатацией. Располагаются они чаще всего вне густонаселенных районов и занимают площади по нескольку миллионов гектаров каждое.

Спортивные хозяйства стремятся главным образом создать условия для организации и ведения охоты и рыболовства в спортивных целях. Размещены они зачастую в непосредственной близости к крупным населенным пунктам, на территориях, интенсивно осваиваемых человеком. По сравнению с промысловыми хозяйствами площадь каждого из них не велика и не превышает в среднем нескольких десятков тысяч гектаров.

Две рассматриваемые группы хозяйств различаются и по типу организации территории. В одном случае вся площадь угодий подразделяется на промысловые участки, которые или закрепляются на длительный срок за штатными охотниками-промысловиками и их бригадами, или передаются на период промысла охотникам-сезонникам, заключившим с хозяйством договор на заготовку той или иной продукции. В другом случае территория хозяйства подразделяется на егерские обходы, в каждом из которых егерь отвечает за охрану угодий, проведение запланированных на территории обхода охотохозяйственных и биотехнических мероприятий и правильную организацию охот.

Основными типами промысловых хозяйств являются: государственные комплексные промысловые хозяйства (госпромхозы), промыслово-звероводческие хозяйства потребительской кооперации (коопзверосовхозы), промысловые совхозной колхозы. Подчинены они соответственно Главному управлению по охране природы, заповедникам и охотничьему хозяйству при Совете Министров РСФСР, Роспотребсоюзу и Министерству сельского хозяйства РСФСР. Тем не менее заготовку продукции промысловой охоты ведут еще Министерство торговли и Министерство рыбного хозяйства РСФСР. Участие всех этих ведомств в заготовках, промыслов вой пушнины на 1970 г. выглядит следующим образом: Центросоюз — 69,7%, Министерство сельского хозяйства РСФСР — 18,3, Главохота РСФСР — 10,5, Министерство торговли РСФСР — 1,3 и Министерство рыбного хозяйства — 0,2%.

Главными Формами спортивных охотничьих хозяйств являются государственные охотничьи и лесо-охотничьи хозяйства и приписные хозяйства обществ охотников и рыболовов. Первые созданы как эталоны высокоорганизованного спортивного охотничьего хозяйства в комплексе с лесным. В них особенно тщательно проводятся мероприятия по воспроизводству охотничьих животных, разрабатываются методы организации и ведения спортивной охоты, развивается охотничий туризм. Вторые существуют для обеспечения потребностей широкого круга охотников и рыболовов-спортсменов и весьма различны по уровню ведения хозяйства и вкладываемых в него средств.

В отдельных областях и хозяйствах областного или районного ранга, в хозяйствах, закрепленных за охотоколлективами тех или иных предприятий, охрана угодий, воспроизводственные мероприятия, организация охот то полностью налажены, то находятся в зачаточном состоянии. Наибольшее число спортивных охотничьих хозяйств находится в системе Всероссийского союза обществ охотников и рыболовов (Росохотрыболовсоюз) общества «Динамо» и Всеармейского военно-охотничьего общества.

Количество охотничьих хозяйств различного направления и закрепленные за ними площади в ходе времени претерпевают изменения. На период 60—70-х годов по РСФСР имелось 78 госпромхозов с площадью свыше 200 млн. га, 117 кооперативных зверопромхозов с площадью более 240 млн. га. В районах Крайнего Севера и приравненных к ним территориях имелось около 300 совхозов и свыше 100 колхозов, за которыми закреплено соответственно 232 и 13 млн. га угодий. За 15 государственными охотничьими и лесо-охотничьими хозяйствами закреплено около 2 млн. га, за почти 7 тыс. обществ охотников и рыболовов — более 225 млн. га. В целом только не многим более 40% охотничьих угодий Советского Союза закреплено за организованными охотничьими хозяйствами, остальная их площадь (кроме заповедников, заказников, зеленых зон) — неорганизованные угодья общего пользования.

Общее руководство ведением охотничьего хозяйства в СССР осуществляется Главным управлением по охране природы, заповедникам и охотничьему хозяйству Министерства сельского хозяйства СССР. Однако по союзным. республикам ведомственное подчинение отрасли неодинаково. В Российской Федерации, Казахской ССР и Грузинской ССР охотничьими хозяйствами руководят специальные главки, подчиненные Советам Министров республик.

На Украине, в Молдавии, Киргизии, Латвии, Армении, Таджикистане и Туркмении руководство охотой находится в ведении лесохозяйственных органов. В Эстонии и Узбекистане оно подчинено органам лесного хозяйства и охраны природы, в Белоруссии, Литве и Азербайджане — комитетам по охране природы. Эта неоднородность ведомственного подчинения охотничьего хозяйства несомненно усложняет общее руководство отраслью. Однако кому бы ни было оно подчинено, стоящие перед ним задачи остаются неизменными. Не меняется и сущность научной основы охотничьего хозяйства — охотоведения.

В каких бы природных условиях, с какой бы целевой направленностью не велось данное охотничье хозяйство, перечень основных стоящих перед охотоведением проблем остается постоянным. Это прежде всего необходимость познания: а) объектов охотничьего хозяйства, т. е. охотничьих угодий и заселяющих их представителей охотничьей фауны; б) экологических закономерностей, определяющих пригодность условий среды обитания для жизни тех или иных представителей охотничьей фауны; в) биологических особенностей популяций отдельных видов охотничьих зверей и птиц, позволяющих правильно спланировать возможные нормы их эксплуатации; г) охотохозяйственных и биотехнических приемов, обеспечивающих возможность повышения продуктивности охотничьих угодий; д) способов добычи животных для повышения их промысловой или спортивной эффективности.

Этими направлениями исследований и ограничивается круг задач, имеющих для охотоведения первостепенную важность.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: