Факультет

Студентам

Посетителям

Охота и регулирование качественного состава популяций дичи

За рубежом уже давно при ведении хозяйства на крупных животных охота рассматривается не просто как способ использования их запасов, но и как средство воздействия на численность, половой и возрастной состав популяций дичи.

С помощью охоты регулируется соотношение самцов и самок, молодых и взрослых зверей, ведется выбраковка биологически неполноценных экземпляров. Указанные приемы при работе с копытными в последние годы используются и у нас.

Регулирование качественного состава популяций копытных позволяет решить многие очень важные для охотничьего хозяйства задачи. Так, для получения высокого прироста численности косули необходимо добиться, чтобы в воспроизводственном поголовье этого вида самок оказалось втрое больше, чем самцов. Увеличение в популяции дичи половозрелых самок и для других представителей копытных дает аналогичные результаты.

Для того чтобы среди оленей или косуль было много самцов, с хорошими «трофейными» рогами, наоборот, нужно поддерживать в популяциях равное соотношение взрослых самцов и самок. Быстрого снижения численности животных можно добиться и преимущественной добычей половозрелых самок. Увеличения в популяции кабана доли крупных секачей, добыча которых представляет особый спортивный интерес, можно достигнуть, проведя в течение ряда лет усиленный отстрел (до 90% общей добычи) молодняка и т. д. При охоте на копытных осуществление этих приемов вполне реально. Этих животных легко наблюдать, и пол или возраст зверя, как и любое его отклонение от нормы (по окрасу, поведению, упитанности), хорошо заметны на довольно значительном расстоянии. Следовательно, отличить в группе лосей или косуль самца от самки, молодого зверя от взрослого или больную особь от ее здоровых собратьев вполне возможно. Охотник может стрелять по выбору такое животное, какое ему нужно убить. Осуществлять селекцию в популяции мелких видов дичи гораздо труднее. Подметить у взлетающей птицы или у убегающего зайца какие-либо особенности, характеризующие их пол, возраст и биологическую полноценность, удается далеко не всегда. У ряда видов дичи это вообще невозможно, так как особенности полового диморфизма и возрастные отличия у них не выражены или плохо заметны. Кроме того, при самоловном промысле охотник вообще не видит зверя или птицу, идущих в поставленную им ловушку. И все же охота на эти виды дичи ведет к избирательной добыче животных определенного пола и возраста, которая в большинстве случаев носит не преднамеренный характер.

Чтобы понять механизм указанного процесса, необходимо ознакомиться с теми принципами, на которых основано большинство способов добычи животных. Дело в том, что различные способы охоты рассчитаны на те или иные особенности поведения животных, как-то: затаивание от опасности, участие в систематических перемещениях на местности, выбор определенных путей при вынужденных эпизодических перемещениях (после вспучивания или при преследовании), регулярные посещения определенных участков угодий и стремление к обществу себе подобных. Следовательно, наиболее частой добычей охотника становятся именно те особи, которым свойственны указанные особенности.

Звери и птицы разного пола и возраста ведут себя далеко не одинаково и в силу этого оказываются то более частым, то более редким трофеем. Стремление охотника добыть более ценный трофей (например, крупная, ярко окрашенная особь) также предопределяет преимущественную добычу животных какой-то определенной группы.

Рассмотрим, например, способы охоты с подхода. Они рассчитаны на то, что охотник сумеет подойти к зверю или птице на расстояние выстрела. Как охотник отыскивает животных (сам или с помощью собаки) и приближается к ним (пешком или используя какой-то вид транспорта), не имеет значения. Важно другое, подпустят ли его к себе животные. Подпускают же его чаше всего экземпляры дичи, наделенные меньшей осторожностью и склонные к затаиванию при приближении опасности. Это в большинстве своем самки и молодые особи.

Ки (коэффициент избирательности добычи) определяется как отношение удельного веса группы животных в добыче охотника к ее удельному весу в популяции. Преимущественная добыча молодых животных типична при охоте с подхода на все взятые виды дичи. Четко выражена преимущественная добыча самок и молодых животных при охоте с подхода на зайцев. В первом случае коэффициент ее избирательности доходит до 1,34—1,50, во втором до 1,5—2,6 (соответственно для зайца-беляка и русака). Избирательный же отстрел самок при охоте на тетерева и фазана не имеет места. Объясняется это тем, что для данных видов характерен резко выраженный диморфизм окраски. Ярко окрашенных самцов легко отличить от самок, и охотник стремится к добыче первых, считая их более ценными трофеями.

Вторая, широко распространенная группа способов добычи животных, — это охоты, связанные с подкарауливанием последних. При них охотник не отыскивает зверей или птиц, не пробует к ним приблизиться, а ожидает их или устанавливает ловушку там, где они в силу тех или иных причин появляются сами. Понятно, что в этом случае наиболее частой его добычей будут экземпляры, отличающиеся наибольшей активностью, т. е. преимущественно взрослые особи и самцы. Так, при охоте на водоплавающую дичь на перелетах коэффициент избирательной добычи взрослых птиц нередко доходит до 1,5. Иными словами, в добыче охотников их удельный вес в полтора раза больше, чем в опромышляемых популяциях. При охоте по зайцам из-под гончих собак самцы добываются чаще самок (Ки = 1,20—1,28), однако молодые зверьки, как и при охоте с подхода, продолжают преобладать в добыче (Ки = 1,2—1,76). Объясняется это тем, что они по неопытности ещё мало путают следы, и гончим их преследовать легче.

При самоловном промысле соболя, колонка, горностая, ондатры и ряда других пушных видов предпочтительный отлов самцов выражен очень сильно и доля последних в добыче доходит до 70—90% от числа попавших в ловушки и капканы животных. Охотника не всегда удовлетворяют просто поиски или пассивное ожидание дичи. Поэтому он часто прибегает к различным ухищрениям, направленным на то, чтобы подманить в себе тех животных, которые находятся от него вне досягаемости выстрела. Способов для этого существует много. Часть из них сейчас утратила свое значение, остальные не только его сохранили, но и непрерывно совершенствуются. К ним относятся использование манных птиц (подсадные утки и гуси), применение утиных, гусиных и тетеревиных чучелов, подманивание птиц и зверей с помощью манка, имитирующего звуки их голоса или голоса их жертв. Применяя их, охотник использует такие особенности поведения животных, как стремление подыскать себе пару, склонность к образованию стай или вообще к обществу, себе подобных, проявление хищного инстинкта и т. п.

Весной, в период спаривания, почти все самцы пернатой дичи охотно летят на голос самки своего вида или туда, где они заметили самку. На крик подсадной утки немедленно отзываются и спешат селезни кряквы. На звуки чиркового манка, если только в него умело манят, сейчас же слетаются все холостые селезни чирков. Охотники, владеющие искусством подражать квохтанью тетерки, весной легко подманивают самцов тетерева. Нередко для этого используется и подражание голосу самца. Вальдшнеп во время тяги нередко реагирует на подброшенную в воздух шапку охотника, принимая ее, видимо, за перепорхнувшую самку, и спешит к месту, где ее заметил. Хорошо идут на свист пищика рябчики, к искусно сделанным профилям подсаживаются осторожные гуси, а на звук, имитирующий писк мыши или крик попавшегося в ловушку зайца, спешат, лисицы.

Всем этим определяется избирательность добычи животных определенных групп при охотах с подманиванием дичи. Весной трофеями охотника становятся исключительно самцы. Для рябчика это характерно и осенью, когда начинается формирование пар (самцы в добыче составляют более 90%). При осенних охотах на водоплавающую дичь к чучелам чаще всего подлетают, а то и садятся менее осторожные молодые птицы и самки.

Таким образом, в большинстве случаев, охотники, осуществляя добычу животных, совершенно не преднамеренно вносят в структуру популяций дичи заметные изменения. Поскольку выборочная, элиминация самцов или самок, молодых или взрослых особей стихийно осуществляется из года в год на протяжении столетий, ее влияние на соотношение в популяциях дичи экземпляров разного пола и возраста должно было бы проявляться очень заметно. Это влияние, правда, уменьшается тем, что на большинство представителей охотничьей фауны охота осуществляется разными способами, избирательность которых зачастую диаметрально противоположна. Так, если при охоте с манком добываются в основном взрослые самцы рябчика, то при охоте с подхода под выстрел попадают преимущественно самки и молодняк этого вида; если весной мы стреляем только селезней водоплавающей дичи, то осенью берем преимущественно самок; если в расставленные капканы попадают чаще самцы соболя или колонка, то при охоте с лайкой добычей чаще бывают самки и т. д. Различные способы охоты как бы дополняют друг друга, взаимно нивелируя влияние на популяции дичи.

Тем не менее имеются случаи, когда структура последних притерпевает под воздействием охоты серьезные изменения. Так, в работах орнитологов С. А. Бутурмина, Б. М. Житкова и М. А. Мензбира нет даже намека на какие-либо нарушения в половой структуре популяций уток. Можно предположить, что в то время заметной разницы в количестве самок и самцов у отдельных видов водоплавающих не наблюдалось, и указанная проблема не привлекала внимания ученых. Но с начала 50-х годов текущего столетия в охотничьем хозяйстве нашей страны стали практиковаться всевозможные ограничения весенней охоты до полного ее запрета в отдельные годы. Почти сразу же целым рядом авторов подмечено постепенное нарастание в популяциях водоплавающей дичи количества самцов с одновременным сокращением доли самок до соотношения 1,5: 1 и даже 2: 1. Причина этого кроется в том, что размеры весеннего отстрела селезней перестали компенсировать повышенную добычу самок осенью. В США и Канаде, где весенняя охота на водоплавающую дичь запрещена давно, нарушение соотношения самцов и самок у ряда видов уток достигало пределов (3:1 в пользу самцов), ставящих под угрозу существование их популяций, так как сократившееся количество молодняка не восполняет естественной смертности.

У тех видов дичи, охота на которые проводится преимущественно одним или разными способами, имеющими сходные черты избирательности отстрела, последствия этой избирательности прослеживаются достаточно ясно. Большинство способов охоты на серую куропатку ведет к преимущественной добыче самок. Именно для этого вида дичи во многих странах отмечается снижение темпов прироста численности, вызванное сокращением, удельного веса самок в. популяции до 3:1.

Большинство способов охоты на тетерева избирательно на добычу самцов. В тех хозяйствах, где запасы тетерева интенсивно используются, доля самцов в популяциях данного вида значительно меньше, чем там, где охоты на тетеревов не проводятся.

Путем теоретических расчетов и экспериментально доказано, что охота с коэффициентом избирательности отстрела самок в 1,2—1,4 и ежегодной нормой добычи в 30% от общего поголовья через 5 лет поведет к снижению их процента в популяции с 50 до 41% и уменьшению прироста численности с 250 до 220%.

Важен для темпов воспроизводства и возрастной состав размножающихся животных. Для многих видов дичи доказаны наибольшая плодовитость самок среднего возраста и различие в плодовитости молодых самок, принадлежащих к разным генерациям. П. Б. Юргенсон, подробно проанализировавший для ряда видов охотничьих животных% имеющиеся в литературе данные этого плана, указывает, например, что «омоложение» поголовья лосей снижает продуктивность их популяции в пределах до 10%. Он же говорит о том, что изменение возрастного состава воспроизводственного поголовья тетерева, при котором молодые тетерева составляют 2/3 общего числа самок, ведет к уменьшению размера прироста почти вдвое.

Многолетний эксперимент, проведенный на городских сизых голубях, показал следующее. Систематическое изъятие из популяции части самок, изменившее соотношение в ней птиц разного пола до 1,3:1—1,9:1 в пользу самцов, повело к тому, что прирост численности популяции снизился с 300 до 200%. Изменение возрастного состава воспроизводственного поголовья до уровня, при котором годовалые производители составляли 75% приступивших к размножению птиц, так же снизило величину прироста численности до 233%, а полное «омоложение», при котором годовалые птицы составляли 100% производителей, уменьшило эту величину до 200%. Опыт обратного порядка, когда из воспроизводственного поголовья были изъяты все годовалые голуби и к размножению были допущены только птицы в возрасте двух и более лет, повысил продуктивность размножения (прирост численности возрос до 345%).

Таким образом, любые изменения соотношения в популяциях дичи особей разного пола или возраста неизбежно сказываются на темпах воспроизводства этих популяций. В зависимости от характера внесенных охотой изменений размеры годового прироста численности могут то снижаться, то возрастать в довольно значительных пределах.

Для охотничьего хозяйства это далеко не безразлично и регулирование качественного состава дичи в ходе освоения ее запасов очень важно. Однако наши знания о том, какое соотношение животных разного пола и возраста обеспечивает наивысшие темпы воспроизводства популяций мелкой дичи, очень скудны. Бесспорным представляется лишь необходимость для моногамных видов стремиться к поддержанию соотношения полов на уровне 1 : 1 и желательность некоторого преобладания самок у видов — полигамов. В отношении возрастного состава популяций сейчас, видимо, наиболее целесообразно стараться сохранить те соотношения молодых и взрослых особей, которые складываются в популяциях до открытия охотничьего сезона.

Указанная задача может быть решена двумя путями: за счет территориального регулирования охоты и методом разумного сочетания отдельных способов последней. Уже давно было подмечено, что если на ограниченном по площади участке угодий в процессе охоты вылавливаются или выбиваются представители данного вида охотничьей фауны, то через некоторое время этот участок вновь заселяется ими за счет подкочевки с окружающих территорий. Происходит это, конечно, только в том случае, когда «промышленный участок не изолирован и возможность подхода на него дичи ничем не ограничена. При очень интенсивной охоте, каким бы способом она ни проводилась, с участка в конце концов берутся все или почти все имеющиеся на нем без различия пола и возраста звери или птицы.

Таким образом, способы охоты теряют свое избирательное значение. Из общего поголовья дичи берется полностью какая-то часть молодых и взрослых животных. Половая и возрастная структура всей популяции остаётся неизменной. На этом и основан принцип территориального регулирования охоты. Желая избежать нежелательных последствий, можно на одних участках территории хозяйства вести охоту с предельной интенсивностью, на других — не проводить ее совсем. Необходимо только предусматривать возможности беспрепятственного расслоения животных из неопромышленных в опромышленные части угодий. Выгоднее всего планировать добычу на части каждого заселенного данным выводком урочища.

Организация охот по территориальному принципу дает эффект главным образом при работе с более или менее оседлыми видами дичи. Виды, способные к значительным перемещениям из одних угодий в другие (например, утки), уходят из-под контроля. При интенсификации отстрела они просто покидают место, где их постоянно преследуют, и находят себе более спокойное убежище. Для глухаря же, тетерева, рябчика, фазана, серой куропатки и зайцев рассматриваемый порядок освоения угодий может дать многое.

Второй путь для управления составом популяций дичи — это регулирование способов охот. Желая увеличить в популяции долю самок, следует проводить охоту способом, избирательным на добычу самцов, и наоборот. Стремясь к омоложению популяции дичи, необходимо использовать способы добычи, ведущие, к преимущественной элиминации взрослых особей. Пытаясь сохранить структуру популяции по полу и возрасту, применяют способы охоты, взаимно компенсирующие друг друга. Возможные варианты: рябчик — сочетание охот с подхода и охот с манком; зайцы — охоты с подхода и охоты из-под гончих собак; водоплавающая дичь — весенний отстрел селезней и осенняя охота всеми другими разрешенными способами и т. д.

Нормативы указанных сочетаний пока еще находятся в стадии разработки и в практику охотничьего хозяйства не вошли. Тем не менее, несомненно, что рациональная стратегия управления ресурсами охотничьей фауны немыслима без регулирования качественного состава населения зверей и птиц.

Регламентирование способов охоты важно и еще по одной причине. С его помощью можно осуществлять в популяциях дичи выборку биологически неполноценных особей. При способах охоты, рассчитанных на пассивное поведение зверя или птицы и на то, что они подпускают охотника на близкое расстояние, под выстрелы часто попадают истощенные больные или раненые особи. Не чувствуя в себе достаточно сил, чтобы заблаговременно улететь или убежать от приближающейся опасности, именно они особенно близко подпускают к себе охотника и становятся его добычей. Их участие в общем количестве взятой охотником дичи особенно в поздние сроки, когда большинство зверей и птиц, набравшись опыта, уже к себе не подпускают, бывает очень значительным. При охотах с подхода по уткам процент таких дефектных особей колеблется от 10 до 22 %; при охотах с подружейной собакой по тетереву и серой куропатке — 20—23%; при охоте «из-под себя» по зайцам — 10—20%.

Если поздней осенью стрелять только птиц, поднявшихся не далее 20 м от охотника, то среди убитых крякв биологически неполноценные особи будут составлять от 30 до 60%, Такое изъятие из популяций дичи дефектных экземпляров ничего кроме пользы этим популяциям и охотничьему хозяйству не принесет. Оно ведет к общему оздоровлению поголовья, способствует росту темпов воспроизводства численности, снижает опасность возникновения массовых заболеваний.

Селекционные отстрелы, основанные на применении в определенные сроки способов охоты, обеспечивающих добычу преимущественно больных и слабых животных, при ведении хозяйства на большинство представителей мелкой дичи могут дать заметный эффект.

На современном этапе развития наше охотничье хозяйство уже не вправе ограничиваться только количественным регулированием охоты. Важнейшей задачей становится регулирование качественного состава обитающей в угодьях дичи, формирование таких популяций последней, которые по своей структуре, полу, возрасту и биологической полноценности образующих их особей приближались бы к оптимуму и отличались жизнестойкостью и высокой репродуктивной способностью.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: