Факультет

Студентам

Посетителям

Лесомелиорация и типология

Крупнейший советский лесомелиоратор-типолог проф. Д. В. Воробьев высоко оценивает значение типологии для работ по полезащитному лесоразведению в степной полосе.

Он пишет (1952), что применение типологической классификации для оценки лесорастительных особенностей степных земель имеет большое практическое значение. Оно позволяет дифференцировать лесокультурную технику применительно к лесорастительным условиям степи, обеспечить возможность широкого обмена опытом и успешного внедрения в практику достижений передовиков агролесомелиоративного дела, облегчает анализ и обобщение результатов степного лесоразведения, устраняет пока еще существующий разрыв между степным лесоразведением и лесоводством в естественных лесах. Д. В. Воробьев указывает, что обыкновенные и южные черноземы экологически равноценны сухим дубравам и при лесоразведении на этих почвах должен быть использован набор пород и опыт культур в упомянутых типах леса, равным образом как и опыт степного лесоразведения при закультивировании вырубок в сухих дубравах.

Смытые разности тех же черноземов, указывает Д. В. Воробьев, экологически равноценны сухим сугрудкам (С0 и C1), и на них должны культивироваться засухоустойчивые и олиготрофные породы, встречающиеся в лесах этого типа: сосны, можжевельники, дубы и др. В безлесной степи возможны участки свежих и даже влажных дубрав — в блюдцах и ложбинах, по тальвегам балок. Вместе с тем Д. В. Воробьев подчеркивает наличие засоленных вариантов этих же типов, требующих внесения поправок к составу разводимых пород.

Следует заметить, что связь между лесными и степными местообитаниями лежала в основе представления корифея степного лесоразведения акад. Г. Н. Высоцкого о путях разработки рациональных типов культур для степей. Г. Н. Высоцкий писал по этому поводу: «Изучая лесорастительные условия в природных лесах и соответствующие им типы насаждений, я старался пролонгировать их за пределы их природного произрастания, в степи, основывая на них начальные принципы культуры — сложные насаждения». Высоцкий прямо указывает, что дубово-кустарниковые и древесно-теневые типы посадок были им разработаны на основе изучения лесостепных дубрав, этих «прообразов первоначальных степных насаждений».

«Пролонгирование» типов естественных лесов в степи — яркое доказательство тому, что Высоцкий, подобно Алексееву, стихийно пользовался методом сравнительной экологии, что этому обстоятельству степное лесоразведение обязано первыми рациональными типами культур.

Следует отметить, что в основе упомянутых взглядов Г. Н. Высоцкого, Д. В. Воробьева, а также А. А. Бельгарда, С. С. Соболева, А. С. Скородумова и ряда других учеников и продолжателей дела Высоцкого лежит представление о лесопригодности большинства местообитаний степной зоны, особенно зональных (плакорных) почв — черноземов и темнокаштановых. Успешность роста искусственных степных насаждений определяется удачным выбором древесных пород, и в этом отношении степному лесоразведению может и должна оказать помощь лесная типология, «пролонгирующая» древесные породы и кустарники из наиболее засушливых местообитаний в степные насаждения. Использование этих возможностей находится еще в начальной стадии. Применение типологической классификации, имеющей общую основу для лесов и степей, откроет новые широкие горизонты для степного лесоразведения, обогатит его устойчивыми породами и их сочетаниями, избавит его от ошибок несоответствия между составом пород и условиями увлажнения в каждом конкретном участке.

Д. Д. Лавриненко (1951) указывает на то обстоятельство, что главную индикаторную ценность в степных условиях имеют внешние признаки Местообитания: рельеф (крутизна и экспозиция склона, блюдцеобразные и лощинные понижения и т. п.), тип почвы, мощность гумусового горизонта, уровень карбонатов и другие признаки. Вполне допустимо, базируясь на идее составления карт лесопригодности почв по «изокарбонатам» (т. е. по глубинам вскипания от кислоты), выдвинутой Высоцким, а также на результатах наших наблюдений в лесостепных и байрачных дубравах, применить следующую классификацию гигротопов в степных плакорных условиях.

Соответственно механическому составу и структурности почв глубина вскипания в условиях одинаковых гигротопов может меняться. Чем структурнее почва и легче механический состав, тем, при равных экологических условиях увлажнения (гигротопах), ниже горизонт карбонатов. Поэтому приведенные нами цифры могут служить лишь общей придержкой для средне — и тяжелосуглинистых черноземов в плакорных условиях.

Подобно тому, как в лесной зоне степени увлажнения (гигротопы) параллельны степеням оподзоленности, в степной зоне существует аналогичный параллелизм между типами почв и гигротопами. Согласно А. С. Скородумову (1949), сопряженность типов почв и гигротопов здесь такова:

южные черноземы — 0 (очень сухие) обыкновенные черноземы — 1 (сухие) мощные черноземы — 2 (свежие).

Пролонгируя ряд А. С. Скородумова в сторону каштановых почв, мы должны ожидать в их условиях гигротопы крайне сухие, вплоть до лесонепригодных.

Интересной и практически важной для агролесомелиораторе является составленная тем же исследователем таблица главнейших почвенно-грунтовых условий трассы государственной лесной полосы Белгород—Дон (1949), где классификация всех типов рельефа, почв, горных пород и гидрологических особенностей упомянутой полосы представлена на основе эдафической сетки. Экологическая оценка местообитаний в данном случае органически связана с современной почвенной классификацией; оценено плодородие и увлажнение разных типов почв, горных пород и элементов рельефа.

Северо-Донецкая экспедиция широко пользовалась типологической статистикой по отдельным участкам трассы. Приведем общую для всей государственной полосы Белгород—Дон эдафограмму, составленную А. С. Скородумовым.

Из средних индексов видно, что почвенные условия государственной полосы характеризуются высоким плодородием, но недостаточным увлажнением.

В дополнение к внешним признакам местообитания (рельеф, типы почв, глубина карбонатов и др.) ценной придержкой для уточнения типологических классификаций в степной зоне является рост и устойчивость старых искусственных лесных насаждений. При этом, как справедливо указывает Д. Д. Лавриненко (1951), должно быть учтено то обстоятельство, что полезащитные полосы, являясь двойными (абсолютными) опушками, растут лучше, чем массивные насаждения в одинаковых условиях почв и рельефа. Разница в гигротопе и бонитете может достигать целой единицы и колебаться в зависимости от количества добавочного увлажнения, получаемого полосой от зимнего снегосбора. Свойство лесных полезащитных полос повышать увлажнение свидетельствует о возможности продвигать их в засушливые зоны гораздо далее, чем это допустимо при массивном ласоразведении.

Способы применения эдафической сетки для облесения песков степной зоны проиллюстрируем на примере нижнеднепровских песков. Наличные местообитания этих песков беднее, чем они обозначены в графе индексов. Последние соответствуют конечному эффекту плодородия, достигаемому с помощью мелиоративного воздействия лесных культур на пески, лишенные почв.

Что касается осушительной мелиорации заболоченных лесов, то сдвиги, получающиеся при этом, ведут к одновременной смене как условий увлажнения (в сторону сухости), так и плодородия (в сторону его повышения). На эдафической сетке эти изменения обозначаются диагональным перемещением эдатопов от правого нижнего ее угла в левый верхний. Сырые боры при этом переходят во влажные субори, сырые субори во влажные судубравы или сурамени и т. п. Эффект мелиорирующего воздействия может быть измерен в единицах эдафической сетки, и этот показатель является наиболее синтетическим из всех тех, которые могут служить для оценки осушительных мероприятий в заболоченных лесах.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: