Факультет

Студентам

Посетителям

Лесные культуры и типология

В дореволюционный период лишь отдельные прогрессивные лесокультурники — последователи Г. Ф. Морозова (Вронский, Гузовский, Старк и др.) — основывали свои культуры на типах леса.

Благодаря их работам выяснилось, что типологические классификации оказывают существенную помощь в деле обобщения лесокультурного опыта, правильного использования почвенного плодородия, рационального выбора главных пород и проектирования смешанных культур в соответствии с уловиями местообитания.

В советский период на основе лесоводственных классификаций (эдафической сетки) были составлены «типы культур» для обширных районов: для Украинской ССР (И. А. Яхонтов, 1930) и для водоохранной зоны европейской части СССР (А. А. Соколов и П. П. Кожевников, 1939). В настоящее время руководства по типам культур получили широкое распространение (см. Д. Д. Лавриненко, А. К. Ковалевский и А. М. Флоровский, 1950 и др.).

Широкий размах лесокультурных работ в СССР способствовал перестройке техники лесокультурного дела, появлению многочисленных новых способов лесных культур, накоплению разностороннего опыта в этой области. Поэтому в наше время сильнее, чем раньше, почувствовалась необходимость анализа и обобщения этого опыта по типам леса и условиям местообитания.

Успех применения лесоводственных классификаций в лесокультурном деле объясняется прежде всего тем, что на их основе лесокультурник может использовать важные для него выводы о росте древесных пород и их взаимоотношениях в естественных насаждениях. Как бы далеко не расходились между собой задачи естественного и искусственного лесовозобновления, лесокультурник не может игнорировать особенности взаимоотношений между древесными породами, между ними и почвой, которые слагаются в естественных насаждениях. Естественные леса дают лесоводу критерий для оценки почвенного плодородия, вооружают его представлениями о вероятном ходе взаимоотношений между древесными породами в процессе роста культуры. Мы уже упоминали о том, что даже в случае разведения новых пород, несвойственных естественному лесу, типологическая оценка лесокультурной площади дает важные указания на перспективность разведения новых пород, на возможность их культивирования в смеси с аборигенными породами.

Фитоценологи считают, что применение типологической классификации на безлесных площадях невозможно; в этих условиях они предлагают ограничиваться обычной почвенной съемкой и установлением на ее основе «типов местообитаний». Это мнение отражает последовательность их представлений о фитоценозе и биогеоценозе, о вторичности среды, о ведущей роли в формировании лесов «борьбы за существование», о невозможности точного познания условий местообитания и неизбежности, в случае отсутствия растительности, применения оценки местообитания по «косвенным факторам», не имеющим прямой связи с растениями и не позволяющим оценить среду с точки зрения ее плодородия.

Между тем, пользуясь сравнительно-экологической методикой, нетрудно оценить качество местообитаний на лесосеках, даже давно вышедших из-под леса. Состав травянистых растений, даже в случае смены их степными, луговыми и сорными растениями, предоставляет возможность оценить местообитание путем анализа переходных участков, на которых встречаются промежуточные сообщества, сохраняющие хотя бы частично представителей лесных сообществ. На участках, подвергшихся сельскохозяйственному пользованию, остаются только признаки рельефа и почвенно-гидрологических условий, которые также могут быть изучены параллельно в лесу и на лишенных растительности лесосеках и стать вполне надежной основой для оценки плодородия этих последних. Следовательно, нет никаких оснований отрывать классификацию вырубок от классификации лесов, устанавливать отдельно «типы леса» и отдельно «типы местообитания», как это предлагают фитоценологи (биогеоценологи).

Интересной и методически важной в упомянутом отношении является работа чешского исследователя Карела Мраза, показавшего, что, вопреки давно установившемуся в западноевропейской фитосоциологической литературе мнению, искусственные насаждения (лесные культуры) могут быть в любых условиях объектом точной типологической классификации, общей с классификацией естественных насаждений. Основываясь на изучении состава и роста искусственных насаждений, сплошь и рядом не соответствующих условиям местообитания, а также на составе расположенных среди них остатков естественных насаждений, Карел Мраз составил типологическую карту лесов в окрестностях г. Бельке Поповице, которая легла в основу лесоустроительных работ. Чешский исследователь широко использовал эдафическую сетку, позволившую ему связать в одно целое представления о коренных и производных (деградационных) типах насаждений, а также установить сдвиги, происшедшие в условиях местообитания под влиянием смены коренных типов производными.

Применение «типов культур» обогатило лесокультурную практику. Достаточно сопоставить качество культур дореволюционного времени с современными в лесничествах, прибегающих к искусственному возобновлению лесосек на протяжении полустолетия (таких лесничеств много в нашей лесостепной зоне) и перешедших в послереволюционное время к «типам культур», чтобы убедиться, как далеко ушло вперед наше советское лесокультурное дело. Не говоря о том, что в наше время уже не допускают грубых ошибок в схемах смешения пород (подобных, например, разведению ясеня на боровых песках), в выборах способов посева и посадки, способов подготовки почвы, использования наличного естественного возобновления и в других сторонах дела, отметим, что теперь внесено много технических нововведений, основанных на более глубокой оценке условий местообитания, что позволяет повышать качество, производительность и устойчивость культур.

Нет сомнений, что главным источником улучшения лесокультурного дела явилось обобщение его опыта. Однако успех этого обобщения был обеспечен прежде всего использованием типологической методики. В настоящее время для передового лесокультурника совершенно беспредметным является проектирование или даже простое обсуждение способов культур, если вопрос не поставлен в разрезе типов леса. Когда дело касается боров, то невозможно говорить о культурах в них, обобщая даже соседние их типы, например, сухой и свежий бор; если речь идет о дубравах, то совершенно неконкретным было бы обобщать сухие и свежие или свежие и влажные дубравы. То же самое относится к характеристике культур одного и того же типа, если нет указаний, о каком климатическом варианте идет речь, особенно если это относится к дубравам и суборям. Системы лесокультурной техники для «соснового», «дубового» и других хозяйств стали дифференцированными в зависимости от типологических условий, и не только от условий почвы и климата, но главным образом от поведения древесных пород и их сочетаний в данных условиях местообитания.

Приведем несколько конкретных примеров, иллюстрирующих значение типологических классификаций для техники лесокультурного дела при решении вопросов смешения пород.

Выше мы уже отмечали, что, вопреки мнению С. И. Коржинского и его последователей, а также «генеральным правилам» старого немецкого лесоводства, ель является не только безопасным, но и полезным спутником для дуба в дубравах лесостепной зоны. Она: затеняет почву, создает слой подстилки, сокращающий испарение влаги с поверхности почвы, способствует очищению дубовых стволов от сучьев и «сама уходит» из насаждения в возрасте 30—50 лет. Однако лесокультурнику важно знать, что упомянутое благоприятное влияние ель оказывает на дуб лишь в сухих (D1) и свежих (D2) дубравах, во влажной же дубраве (D3) ель вытесняет дуб и примесь ее нежелательна. Мы уже отмечали благотворное влияние лиственницы на ясень в дубравах и сложных суборях лесостепной зоны. Однако этот вывод относится лишь к свежим типам, но не к сухим. Еще более яркие примеры можно привести из области различий, определяемых трофностью местообитаний.

Запутанный вопрос о преимуществах рядовых и гнездовых культур находит свое разрешение на типологической основе, которая устраняет догматические тенденции крайних сторонников каждого из этих способов в отдельности («гнездовистов» и «антигнездовистов»). В принципе, безотносительно типов леса, гнездовые культуры могут быть рекомендованы лишь для пород, медленно растущих в молодости: дуба, бука, ели, пихты и других. Кроме того, гнездовой способ становится рациональным при сложных смешениях пород с разной интенсивностью роста в молодом возрасте (например, сосна и тополь, дуб и белая акация и т. п.), а также по фону сильного задернения почвы и при условии, что лесосека возобновилась подростом и порослью, но остаются отдельные невозобновившиеся и задернелые участки.

К упомянутым почти самоочевидным правилам лесная типология добавляет следующий существенный вывод: гнездовой способ следует применять-на сухих (0—1) и неблагоприятных в климатическом отношении местообитаниях. В условиях сухих типов местообитания, особенно в местообитаниях, потерявших почву в результате эрозии (водной или ветровой), главным образом в засушливом климате, он незаменим. Именно здесь преимущество гнездового способа является исключительным. Все породы в этих условиях растут медленно (даже сосна и тополь), терпят урон от конкуренции травянистых растений, нуждаются в быстрейшем смыкании, которое достижимо лишь в плотных группах. Применяемый в таких условиях гнездовой способ не вступает в противоречие с требованиями полной механизации работ, так как речь идет главным образом о «тракторонепригодных» почвах — о крупнобугристом рельефе песчаных площадей, о крутых горных склонах, обочинах оврагов и т. п.

Нет никакой надобности прибегать к гнездовому способу в условиях, где рядовой способ обеспечивает приживаемость и устойчивость культур. Рядовой способ имеет большие технические преимущества, особенно в части механизации трудоемких лесокультурных процессов. Шахматные смешения древесных пород, имеющие ряд преимуществ, свойственных гнездовому способу, могут быть осуществлены с помощью рядовых посевов и посадок гораздо проще и с меньшими затратами труда и средств.

Вся лесокультурная техника должна быть дифференцирована на типологической основе, и это является самой полной гарантией от столь распространенных в лесоводстве неудач, когда лучшие технические приемы, переносимые в не подходящие для них условия, дают отрицательные результаты.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: