Факультет

Студентам

Посетителям

Аллергическое состояние у животных, вызываемое культурой штаммов бруцелл в МВБ-форме

То, что в крови животных, обработанных штаммами в МВБ-форме, содержащими только О-антиген, отсутствуют S-антитела, является фактом, не вызывающим сомнений.

Естественно возникает вопрос, остается ли такая строгая специфичность в воспроизведении аллергического состояния в организме животных, обрабатываемых подкожно живой культурой бруцелл в МВБ-форме. Проведенные опыты показали, что такой строгой специфичности аллергической перестройки не существует. Опыты проводились на лабораторных животных, крупном рогатом скоте и овцах. Из лабораторных животных были использованы морские свинки и кролики. В опыте испытывалась культура бруцелл в МВБ-форме параллельно с вакциной из штамма № 19.

Проведенный опыт показал, что штаммы бруцелл в МВБ-форме вызывают аллергическую перестройку у подопытных животных, которая может быть выявлена стандартными аллергенами, например абортином или бруцеллизатом при внутрикожном их применении.

Аллергенные свойства вакцинного штамма № 19 проявились у подопытных животных слабее, чем с вакциной из штаммов в МВБ-форме.

Опыт на крупном рогатом скоте. Для опыта взято 36 здоровых телок в возрасте 14—24 мес. Этим животным была введена подкожно смесь культуры бруцелл в МВБ-форме 3 штаммов (К48, № 16, С2) в дозе 70/млрд. живых бактерии. Через 30 дней после внутрикожпого введения абортина из 36 привитых телок реагировало положительно 17, сомнительно — 7, не реагировали — 12. Через 6 мес из указанного числа телок реагировало положительно 6, сомнительно — 7 и не реагировало — 23.

Через год обследовано всего 4 животных, которые не реагировали.

Таким образом, у крупного рогатого скота, как и у подопытных морских свинок и кроликов, в близкие сроки (1 мес) после обработки культурами штаммов в МВБ-форме возникла аллергическая перестройка у 2/3 животных. В данном случае в качестве диагностикума был использован препарат типа абортина. К 6 мес число животных, реагирующих положительно, уменьшилось почти в 3 раза.

Опыты на овцах. Опыты по уточнению динамики ответных аллергических реакций у овец на введение живой культуры бруцелл в МВБ-форме, не вызывающих диагностических антител, проведены в Волгоградской области. Изучалась экспериментальная живая моновакцина из инагглютиногенного штамма К-24 Br. melitensis при повторном подкожном введении больших доз. Опыт проведен П. А. Триленко, Д. И. Субботиным, Т. В. Фоменко, Ф. Т. Баландиным, Н. Т. Авдеевым. Прививки в данном опыте были сделаны 2—3-месячным яркам (под маткой). Всего сформировано для опыта 3 молодняцкие отары. Отара № 1 предназначалась для вакцинации экспериментальной вакциной из штамма К-24 Br. melitensis. В отаре было привито 895 ярок в 2—3-месячном возрасте живой вакциной подкожно в дозе 30 млрд. микробных тел. Через 49, 105 и 365 дней ярок обследовали на бруцеллез по аллергии (бруцеллизат) и по РА и РСК. Затем через год после вакцинации ярок ревакцинировали той же вакциной в той же дозе. После ревакцинации их обследовали через 90 и 150 дней указанными выше методами.

Отара № 2 была сформирована одновременно с отарой № 1 из 2— 3-месячных ярок того же хозяйства (всего в отаре 927 ярок). В отаре № 2 в те же сроки ярок прививали, ревакцинировали и обследовали, как и ярок отары № 1, вакциной из штамма № 19.

Отара №3, состоящая из 876 таких же ярок, что и отары № 1 и 2, оставлена для контроля и не прививалась.

Этот опыт показал, что в отаре, привитой вакциной из штамма К-24, реагировало ярок по аллергической пробе после первой прививки значительно меньше, чем в ростовском опыте. Следует при этом подчеркнуть, что возраст овец в этих опытах был различный. Именно в ростовском опыте были ярки 12—14-месячного возраста, а в волгоградском — 2—3-месячногб. Кроме того, в первом случае применялась экспериментальная трехштаммная вакцина, во втором —экспериментальная моновакцина из одного овечьего штамма (К-24).

Однако в главном вопросе расхождений не было. В частности, аллергические реакции у ярок возникали при отсутствии в экспериментальных вакцинах бруцеллезного S-антигена и наличии бруцеллезного О-антигена. При этом проявлялась даже обратная зависимость. Так, из 895 ярок, привитых вакциной из штамма К-24, при первом обследовании по аллергии реагировало 69 ярок, в том числе положительно 26 и сомнительно 43. В группе ярок, привитых вакциной из штамма

№ 19, из 927 животных реагировало по аллергии 4, из них положительно 3 и сомнительно 1. Но в первой группе ни одна ярка не реагировала на бруцеллез ни по РА, ни по РСК со стандартными (биофабричными) антигенами, а в группе овец, привитых вакциной из штамма № 19, из 927 ярок реагировало на бруцеллез по РСК и РА 723, из них положительно 709 и сомнительно 14.

Аллергические реакции в группе привитых вакциной из штамма К-24 со временем постепенно утрачивались. Так, через 3,5 мес реагировавших по аллергии осталось всего 6, а через год — только 2 ярки. Реагирующих положительно и сомнительно и давших дважды положительный или сомнительный результат по аллергии из отар не выводили.

В опыте с ярками была применена параллельно внутрикожная проба с аллергеном, приготовленным из штамма К-24 Br. melitensis в МВБ-форме.

Оказалось, что на аллерген типа абортина из штамма К-24 бруцелл в МВБ-форме реагировало во всех группах значительно больше ярок при первом же их обследовании через 48 дней после прививок.

Следовательно, штаммы в МВБ-форме обладают свойством вызывать не только аллергическое состояние у обработанных ими животных, но и аллергические реакции у специфически сенсибилизированных ягнят.

После ревакцинации обеих отар, проведенной через год, результаты были получены резко отличительные. Так, через 90 дней после ревакцинации в отаре № 1 реагировало положительно и сомнительно на введение бруцеллизата 122 овцы из 832, или 14,6%, и отаре № 2 из привитых вакциной из штамма № 19 реагировало 619 ярок, или 77,3%. По обеим серологическим реакциям в отаре № 1 реагировала 1 овца (только по РСК, после убоя бактериологическое обследование отрицательное), в отаре № 2 — 585 овец. Через 450 дней после ревакцинации аллергические реакции в обеих подопытных отарах резко снизились. В отаре № 1 реагировала лишь 1 овца сомнительно, в отаре № 2 — положительно 14 и сомнительно 5.

Таким образом, результаты опытов на овцах, приведенные выше, указывают на то, что аллергическое состояние, типичное для бруцеллезной инфекции, может быть воспроизведено у ярок разного возраста вакциной из штамма К-24. Важно отметить, что при первичном соприкосновении организма овец с МВБ-формами (К-24, № 16, С2) аллергическое состояние у них воспроизводится значительно выраженнее, чем при вакцинации вакциной из штамма № 19.

Наоборот, после ревакцинации вакциной из штамма № 19 через год аллергическая настройка у овец резко возрастает и удерживается более длительный срок, чем в группе овец, привитых вакциной из штамма К-24. Аллергия у овец после обработки их вакцинами, не вызывающими образования диагностируемых антител, изучалась нами и в других опытах, результаты которых изложены при рассмотрении противобруцеллезного иммунитета у овец, возникающего под влиянием экспериментальной вакцины из штамма К-24.

Приведенные данные, полученные в опытах на лабораторных животных, крупном рогатом скоте и овцах, указывают на то, что аллергическое состояние, типичное для бруцеллезной инфекции, определяемое принятыми аллергическими методами, воспроизводится при подкожном введении живой культуры из штаммов в МВБ-форме или неагглютинабельных штаммов. Колебание напряжения аллергического состояния в зависимости от времени и кратности прививок, дозы вакцины требует дополнительного уточнения.

Опыты, приведенные выше, показывают, что МВБ-форма бруцелл является последней стадией их диссоциации, при которой еще не разрушается стенка микробной клетки.

Анализ диссоциации бруцелл по антигенной характеристике до MBБ-формы показывает постепенную утрату ими поверхностно-оболочечного S-антигена. Причем параллельно со степенью утраты S-антигена утрачивается и патогенность данного штамма. Все остальные свойства типичных бруцелл в МВБ-форме в отличие от L-формы сохраняются, например бактериостатические показатели по Хедлесону, негативное окрашивание клеток по Граму, характер колоний и т. п. Морфология клеток у МВБ-форм такая же, как у R-форм бруцелл. У штаммов в МВБ-форме остается, как это указано выше в настоящей главе, и глубинный белковый О-антиген бруцелл. Благодаря наличию этого антигена штаммы в МВБ-форме обладают свойствами иммуногенности. Они по О-антигену идентифицируются с бруцеллами. Более глубокая изменчивость бруцелл, возникающая при разрушении или крайнем утончении стенки микроорганизмов, резко изменяет морфологию, метаболизм и антигенную структуру возбудителя. Эта форма бруцелл имеет очень важное практическое значение, объясняющее некоторые ранее неясные вопросы в инфекции, иммунитете, патогенезе и патологии бруцеллеза.

Вместе с тем в наших опытах L-формы, возникающие из МВБ-культур, имели очень существенное отличие от L-форм, возникающих из материнских клеток, которые обладают обоими антигенами типичных бруцелл, т. е. S — и О-антигенами. А L-формы, происходящие из МВБ-клеток бруцелл, при реверсии в организме животных восстанавливали только исходную МВБ-форму и только один характерный для них О-антиген. L-формы, возникающие из клеток S — или R-формы, восстанавливали оба типичные для неизмененных бруцелл антигена (О — и S-антигены).

При введении в организм животных МВБ-культуры у них появлялись в крови L-формы быстрее, чем это было отмечено при введении неизмененных бруцелл. Однако, реверсивные варианты и реверсия до образования О-антигена воспроизводились только в специальных опытах, проводившихся на лабораторных и сельскохозяйственных животных, восприимчивых к бруцеллезу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: