Факультет

Студентам

Посетителям

Задачи лесной типологии

Перечисляя причины неудач типологии в производстве, биогеоценологи делают вывод, что «причины заключаются:

а) в малой интенсивности самого лесного хозяйства и эксплуатации леса, б) в нерасчетливости и небрежности пользования лесом, в неумении за выгодой сегодняшнего дня видеть колоссальные убытки будущих десятилетий, в) в нежелании считаться с природой леса, г) в недостаточной лесоводственно-типологической подготовленности работников лесного хозяйства и д) в недостаточно энергичной деятельности самих лесных типологов, не доводящих выводы своих работ до внедрения их в обиход лесного хозяйства» (С. Я. Соколов, 1938). Как видно, вина за неуспехи возлагается в главной своей части на низкий уровень производства.

Между тем дела обстоят не совсем так, как полагает С. Я. Соколов. Не следует считать всех производственников отсталыми. Сошлемся на быстрое освоение лесоводами-производственниками типологической классификации Алексеева, которая с момента се опубликования (1925) сразу же стала достоянием производства. Она помогла избавиться от грубых ошибок, столь характерных для дореволюционного лесного хозяйства, оставившего в наследство неисправимые культуры с составом пород, не соответствующим условиям местопроизрастания. Она помогла лесоустройству в деле установления хозяйств, рационализации рубок ухода и стала основой для многих научно-исследовательских работ. Подчеркнем, что требование придерживаться алексеевской классификации не было регламентировано ни в одной инструкции по лесному хозяйству. Она вошла в производство по воле рядовых специалистов прежде всего как метод, позволяющий лесоводу разбираться в причинах разного состава и производительности лесов, расширяющий кругозор лесовода и углубляющий его представления о природе леса.

Е. В. Алексеев в результате критики фитосоциологических (современных фитоценологических) попыток служить практике пришел к следующему выводу: «Фитосоциология и лесоводство много выиграют, если фитосоциологи будут продолжать свою работу по описанию и систематике ассоциаций прежними методами, не касаясь таких чуждых ботанике понятий, как бонитет, лесотехнические свойства и т. п., а лесоводы, пользуясь всем тем материалом, какой в настоящий момент может им представить чистая наука, будут устанавливать и изучать типы леса тоже издавна принятым в лесоводстве методом, т. е. применяя при классификации, наряду с естественно-историческим, также и хозяйственный критерий, имея в виду что типология преследует только практические цели». В этом высказывании есть юмористическая сторона, заключающаяся в том, что Алексеев, отдавая дань вежливости «чистой науке», как бы обращался к ней с просьбой не «помогать» больше лесоводству своей инициативой, вносящей путаницу в производство. В данном высказывании Алексеева ясно отражено его разочарование «чистой наукой».

Лесная типология, как уже выяснено выше, превращена лесоводами из описательного раздела лесоводства в метод изучения лесов и их местообитаний. Она выросла из старых рамок «типологии» в узком смысле, т. е. из рамок одностороннего наблюдения и описания лесной растительности, рельефа и почв, не ставящего перед собой задачи анализа и обобщения наблюденных фактов, их объяснения.

Для поднятия техники лесного хозяйства на новый, более высокий уровень лесоводственная типология должна получить дальнейшее развитие. Первым шагом к этому является освобождение ее от формально-описательных традиций, из источника которых все еще питаются не только многие геоботаники, но и некоторые лесоводы. Нагромождение описательного материала, дробных выделов и излишних терминов тормозит развитие лесоводственных наук, мешает им двигаться вперед.

Освобождаясь от наблюдательно-описательных приемов, советские типологи стремятся оказать помощь производству прежде всего углублением теоретических основ лесоводства, превращением лесоводства из «суммы примеров», иллюстрирующих отдельные закономерности из жизни леса, в обширную систему настоящего учения о лесе и способах его изменения в интересах социалистического лесного хозяйства.

Помехой для дальнейшего развития нашей науки является вычурный академизм, высокомерное отношение к производству, к богатейшему опыту, накопленному отечественным лесным хозяйством. Стирая искусственные границы, построенные между отдельными типами леса, типологи должны связать в одно целое представления о природе лесов разных географических районов нашей обширной Родины. Это соответствует требованиям передовой марксистско-ленинской теории, рассматривающей отдельные явления на всеобщей связи, во взаимопереходах. Этого ожидает от типологии лесохозяйственное производство, нуждающееся в раскрытии (объяснении) существа лесоводственных явлений, ибо объяснение этих явлений крайне необходимо передовой практике советского лесного хозяйства для успешного решения ее разнообразных задач.

Выяснить, в чем заключаются основные причины естественного разнообразия лесной растительности, связать между собой экологию боров и дубрав, суборей и раменей, показать экологическое родство и различие лесов лесостепной зоны с северными таежными лесами, с горными лесами Крыма и Кавказа, объяснить их экологическое родство и различие — трудная задача. Настоящая книга является лишь первой и несовершенной попыткой ее решения. Крайняя необходимость в работе именно такого рода, назревшая в недрах самого лесохозяйственного производства, явилась стимулом для ее издания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: