Факультет

Студентам

Посетителям

Триасовые флоры

При составлении геохронологической шкалы триаса, в частности, отделов и ярусов, палеоботанические данные не принимались во внимание. Этапы эволюции растительного покрова не совпадают с единицами геохронологической шкалы. Правда, указать такие этапы для всей Земли нельзя. В Гондване глоссоптериевая флора постепенно заменяется дикроидиевой, существовавшей до конца триаса и постепенно обогащавшейся северными растениями. В северных флорах довольно существенные перемены во флоре произошли в середине среднего триаса, после чего флоры приобрели облик, свойственный также и ранне-среднеюрским флорам. Поэтому приходится рассматривать триасовые флоры по этапам регионального значения. И. А. Добрускина предложила называть отдельные флоры по характерным родам, учитывая, что не в каждой местной флоре этот род присутствует и что его стратиграфическое распространение может быть шире. Так, флора норийского и рэтского ярусов названа лепидоптериевой от рода Lepidopteris, который появляется еще в перми и отсутствует в норийских местонахождениях Юго-Восточной Азии.

В большинстве районов мира триасовые отложения неугленосны. Для них трудно получить непрерывную (по площади и в разрезе) палеоботаническую характеристику, даже с помощью палинологических исследований. К тому же соотношение большей части родов триасовых миоспор с семействами и порядками высших растений неизвестно.

Как уже отмечалось, в начале триаса по сравнению с поздней пермью резко снижается фитогеографическая дифференциация. Это особенно хорошо видно по распространению семейства Pleuromeiaceae. Род Pleuromeia или связываемые с ним трехлучевые каватные споры типа Densoisporites распространены от Западной Европы до КНР, Таймыра и Приморья. К Pleuromeia, видимо, близки роды Tomiostrobus (Кузбасс, Таймыр, Печорское Приуралье, Верхоянье), Cylostrobus (Австралия, Южная Америка) и Skilliostrobus (Австралия), продуцировавшие однолучевые каватные микроспоры типа Aratrisporites. Последние распространены чуть ли не по всему миру и известны также в верхах триаса, где они ассоциируют с другими плауновидными. Роды плевромейевых обычно встречаются в захоронениях в массовых количествах, причем других растительных макрофоссилий вместе с ними нет или они редки. Зато в тех же слоях много водных беспозвоночных, а местами — амфибий. В разных местонахождениях эта фауна пресноводная, солоноватоводная или морская. Предполагают, что плевромейевые образовывали густые заросли на пологих, часто заливавшихся берегах. Микро- и мегаспоры плевромейевых нередко резко доминируют в палинологических комплексах. Широко распространены и некоторые другие миоспоры триаса (и переходных толщ от перми к триасу). Это прежде всего квазидисаккатная пыльца типа Taeniaesporites с широкими ребрами на дистальной стороне тела. Ее могли продуцировать какие-то вольциевые хвойные.

Хотя некоторые раннетриасовые роды распространены очень широко, в их распределении можно подметить региональную ограниченность. Районирование триасовых флор ниже дается по И. А. Добрускиной, с некоторыми изменениями. В раннем триасе и анизийском веке сохраняются наиболее крупные фитохории поздней перми, хотя различия флор сильно сглаживаются. Можно говорить о сохранении Гондванской и Ангарской фитохорий в ранге областей. Между ними располагается Лавразийская область, к которой относится «вольциевая» флора пестрого песчаника Западной Европы (нижний триас — анизийский ярус). В ней помимо Pleuromeia много хвойных (Voltzia, Aethophyllum, Yuccites), членистостебельных (Schizoneura, Echitiostachys, Equisetites, Equisetostachys), встречаются папоротники (Neuropteridium, Crematopteris) и цикадофиты. Сходный с европейским комплекс миоспор найден в КНР. О раннетриасовой флоре Северной Америки можно судить лишь по комплексам миоспор Гренландии и Канады, сходным с европейскими. В этих комплексах сочетается квазисаккатная ребристая (Protohaploxypinus, Taeniaesporites), неребристая (Klausipollenites), безмешковая ребристая (Gtietaceaepollenites) и неребристая (Cycadopites) пыльца голосеменных и споры, значительная часть которых принадлежит плауновидным (Kraeuselisporites, Detisoisporites и др.).

Плевромейевая и вольциевая флоры исчезли примерно в середине среднего триаса. Более поздние триасовые флоры постепенно все больше приближаются по составу к юрским. Иногда их захоронения внешне выглядят как юрские и не похожи на верхнепермские и нижнетриасовые. Поэтому, начиная с середины триаса для внегондванских флор можно принимать те же наиболее крупные фитохории, что и для юры, т. е. Экваториальную и Сибирскую области. В пределах Экваториальной области намечаются две главные флоры. Одна соответствует ладинскому и карнийскому ярусам и называется сцитофилловой (от Scytophyllum). Другая, норийско-рэтская, называется лепидоптериевой (от Lepidopteris). Их местонахождения известны по всей Экваториальной области. Наиболее богатые местонахождения приурочены к верхам среднего и верхнему триасу в Западной Европе (Германский бассейн), т. е. к региональному стратиграфическому подразделению «кейпер». Нередко кейперской называют всю внегондванскую флору этого возраста. Здесь встречаются уже почти все основные группы мезозойских растений, появляющиеся на разных стратиграфических уровнях. Это беннеттиты (Pterophyllum, Sturiella), кейтониевые (Sagenopteris) и лептостробовые (Czekanowskia), достоверно неизвестные в более древних отложениях. Много гинкговых (Ginkgoites, Sphenobaiera), цикадовых (Nilssonia, Ctenis), папоротников мезозойских семейств и родов (Cladophlebis, Clathropteris, Camptopteris, Phlebopteris, Danaeopsis), хвойных (Equisetites, Neocalamites). Хвойные принадлежат продвинутым вольциевым (Cycadocarpidium, Tricranolepis, Swedenborgia, Podozamites). Есть и первые хейролепидиевые (Brachyphyllum, пыльца Classopollis), а также могут быть сосновые и подокарповые. Из групп, унаследованных от перми, встречаются мараттиевые (Asterotheca), широко распространились пельтаспермовые (Scytophylum, Lepidopteris, Peltaspermum, Glossophyllum). Экваториальная область протягивается из Западной Европы через всю Евразию в КНР, Японию и Юго-Восточную Азию. Степень различия флористических комплексов в разных частях этой территории несравненно меньше, чем в перми, и несколько меньше, чем в юре. С запада на восток можно заметить изменения флоры, позволяющие наметить провинции (секторы, по И. А. Добрускиной). Например, на востоке области нет мараттиевых; в Донбассе и восточнее его больше хвойных типа Podozamites — Cycadocarpiditim.

К Экваториальной области принадлежат мадыгенская флора Ферганы, широко известная из-за ошибочной датировки и представленная растениями сцитофилловой флоры; в ней много общего с другими ладинско-карнийскими флорами Евразии (есть в ней и эндемичные растения). Она была отнесена к верхам перми — низам триаса, а в ее составе ошибочно указаны пермские катазиатские, ангарские, гондванские и цехштейновые роды, что повлекло к неверным фитогеографическим и флорогенетическим выводам.

Интервал, охватывающий верхнюю часть карнийского и нижнюю часть норийского ярусов, в Евразии имеет не вполне надежную палеоботаническую характеристику. Верхненорийско-рэтская («лепидоптериевая») флора, помимо присутствия пельтаспермовых (Lepidopteris), характерна обилием беннеттитов (Pterophyllum, Anomozamites, Wielandiella), цикадовых (Ctenis, Pseudoctenis, Nilssonia), хвойных (Cycadocarpidium, Elatocladus и др.), гинкговых (Gitikgoites, Baiera, Sphenobaiera), лептостробовых (Czekanowskia, Hartzia, Phoenicopsis). Много папоротников, относящихся к Marattiales (Маrattiopsis, Datiaeopsis), Osmundales (Todites), Dipteridaceae (Dictyophyllum, Clathropteris), Matoniaceae (Phlebopteris). Обычны членистостебельные (Neocalamites, Equisetites). Почти все эти растения переходят в юрскую флору. Рэтские и раннелейасовые флоры уже составляют в сущности единый комплекс. В норийско-рэтское время в Экваториальной области ярче проявляется широтная зональность, а различия западных и восточных флор сглаживаются. Тем не менее во многих местных флорах есть эндемичные роды и виды узкого распространения.

К Экваториальной области и, возможно, особой подобласти или провинции относятся местонахождения средне-верхнетриасовых флор Северной Америки (Атлантическое побережье и юго-западная часть США). Здесь есть роды, общие с Евразией (Selaginellites, Neocalamites, Equisetites, Todites, Phlebopteris, Clathropteris, Pseudoctenis, Zamites, Otozamites, Brachyphyllum, Voltzia), но есть и эндемичные, иногда очень своеобразные роды (Dinophyton, Marcouia, Eoginkgoites). Особенно примечательно отсутствие достоверных пельтаспермовых. На юго-западе США преобладают хвойные и Dinophyton, меньше папоротников и цикадофитов. На северо-востоке США доминируют цикадофиты, несколько меньше папоротников, еще меньше хвойных и членистостебельных, совсем нет гинкговых и лептостробовых.

Сибирско-Канадская область охватывает Сибирь, Печорское Приуралье, Восточный склон Урала, о-в Шпицберген, большую часть Монголии и Приморье. Здесь преобладают хвощовые, папоротники (Cladophlebis, Todites), пельтаспермовые (Lepidopteris, Scytophyllum, Glossophyllum), гинкговые (Sphenobaiera), известны лептостробовые и кейтониевые (Sagenopteris). Цикадофитовых и диптериевых нет или они крайне редки.

Флора Гондванской области, известная на всех гондванских материках, называется дикроидиевой по почти постоянному присутствию и доминированию рода Dicroidium (Umkomasiaсеае). К этому роду близки Johnstonia и Xylopteris, ассоциирующие фруктификации принадлежат Umkomasia, Pilophorosperma и Pteruchus, а стволы — Rhexoxylon. Вероятно, это семейство имеет северное (субангарское?) происхождение. Присутствуют также хвойные Voltziopsis и Rissikia, явно пришедшие с севера Lepidopteris и Peltaspermum. Иногда многочисленны членистостебельные (Neocatamites) и папоротники (Todites, Cladophlebis, Asterotheca), встречаются северного происхождения цикадофиты (Taeniopteris, Otozamites, Pseudoctenis) и гинкговые (Ginkgoites, Baiera, Stachyopitys). Известны также роды неопределенного систематического положения (Chiropteris, Yabeiella, Linguifolium), проблематичные голосеменные Heidiphyllum (напоминающие Podozamites). Эта флора наиболее богата в интервале от второй половины раннего триаса до карнийского века, вероятно, она просуществовала до конца триаса. По повторяющимся ассоциациям были выделены различные типы дикроидиевой растительности, соответствующие прибрежно-морским низинам, речным долинам, широколиственным лесам и др. В Австралии в прибрежно-морских отложениях верхов триаса встречается ассоциация с многочисленными остатками Pachypteris (= Рachydermophyllum), т. е. рода, характерного также для юры Европы. Г. Д. Реталляк предполагает, что эта ассоциация соответствует зарослям мангрового типа. Обычно такие заросли развиваются лишь в условиях безморозного климата.

Нечетко выраженная географическая дифференциация экваториальной, сибирской и гондванской флор среднего — позднего триаса, широкое распространение некоторых родов свидетельствуют о нерезкости климатических зон. Видимо, по всей Земле был безморозный климат.

Источник: С.В. Мейен. Основы палеоботаники. Справочное пособие. Издательство «Недра». Москва. 1987

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: