Факультет

Студентам

Посетителям

Распределение, численность и миграции белых медведей

В распределении белых медведей наблюдается значительная пространственно-временная изменчивость.

Однако при всей динамичности этого процесса можно выделить ряд закономерностей, отражающих тесную связь распределения животных с ледовыми условиями в отдельных акваториях (Горбунов и др., 1987; Belikov, Gorbunov, 1991).

Ледовый покров в Северном Ледовитом океане представлен льдами трех возрастных категорий: молодые, однолетние и старые.

Первые бывают толщиной не более 30 см, легко ломаются и наслаиваются при торошении. Снега на их поверхности либо нет, либо он лежит небольшим слоем.

Однолетние льды (толщиной от 30 см до 2 м) имеют устойчивый снежный покров, почти всегда в той или иной мере всторошены. Эти льды покрывают большую часть арктических морей, в небольшом количестве присутствуют в Арктическом бассейне.

Старые льды (двухлетние и многолетние или паковые) абсолютно преобладают в Арктическом бассейне в виде обширных ледяных полей: иногда их можно видеть в Чукотском и Восточно-Сибирском морях и в море Лаптевых. Достигают в толщину 3 м, а в грядах торосов — до 7 м и более.

Морские льды иногда подразделяют на дрейфующие и неподвижный припай. Последний образуется у побережья материка и островов осенью и обычно не разрушается до очередного (летнего) таяния снега.

На западе Советской Арктики, особенно в Баренцевом море, преобладают однолетние льды сплоченностью 9—10 баллов с многочисленными разводьями и каналами, т. е. с благоприятными условиями для обитания тюленей и белого медведя. У западного побережья п-ва Таймыр и архипелага Северная Земля припай занимает значительные площади, сильно всторошен и заснежен, у побережья Новой Земли и Земли Франца-Иосифа он слабо развит и менее всторошен.

При относительно равномерном распределении белых медведей в Баренцевом море их концентрация отмечена у побережий Новой Земли и Земли Франца-Иосифа. В Карском море они чаще

всего наблюдались в юго-западной части и у восточного побережья Новой Земли и сравнительно редко в припайном льду у северо-западного побережья о. Таймыр.

Плотность белых медведей (число особей на 1000 км2) в рассматриваемых морях уступает таковой только в Чукотском море. По усредненным многолетним данным, она составляет 0,46 в Баренцевом море и 0,43 — в Карском (Belikov, Gorbunov, 1991). Столь высокая плотность обусловлена комплексом благоприятных биотических и абиотических факторов. Среди последних существенную роль играют ледовые условия. Именно в этом районе широкое распространение получили однолетние и молодые льды, которые привлекают тюленей и белых медведей.

Численность шпицбергенско-новоземельской популяции, по оценке норвежского исследователя Т. Ларсена (Larsen, 1986), использовавшего результаты учетов берлог, на начало 80-х годов составила 4—6,7 тыс. особей. Об изменениях численность в последующие годы данных нет. Правда, во второй половине 80-х годов отмечался рост числа белых медведей, посещающих прибрежные поселки и полярные станции. Но отражает ли этот факт тенденцию к росту численности популяции или же он свидетельствует о концентрации животных у населенных пунктов из-за ухудшения кормовой базы, мы не знаем. Однако, последнее предположение не лишено оснований, так как достоверно установлено, что в Баренцевом море в результате перепромысла резко сократились запасы мойвы — одного из основных пищевых объектов кольчатой нерпы.

Численность белых медведей, обитающих в Гренландском, Баренцевом и Карском морях, можно оценить и другим способом — за основу расчетов взять число размножающихся самок и их долю в популяции. Суммируя имеющиеся данные (Беликов, Матвеев, 1983; Успенский, 1989; Larsen, 1986), относящиеся к разным районам побережья, островам и архипелагам, можно сказать, что в берлоги ежегодно залегают около 250—400 беременных медведиц, в том числе на Шпицбергене — 135—165, на Земле Франца-Иосифа — 50—150, на островах Карского моря и северо-западного побережья Таймыра — 30—50.

Доля размножающихся самок в популяции нами принята в 8—10%. Расчет ее произведен, исходя из половой и возрастной структуры популяции и темпов размножения половозрелых самок. Он предложен А. А. Кищинским (1974). При такой методике расчетов численность белых медведей в указанном районе составит 2500—5000 особей.

Миграции белых медведей в Арктике во многом определяются изменениями ледовых условий Горбунов и др., 1987 Belikov, Gorbunov, 1991), по-разному протекающих в морях. Так, в конце весны и в первую половину лета кромка льда в Баренцевом море отступает к северу и северо-востоку. В конце лета северная ее граница может сместиться в Арктический бассейн и пролегать на 100—150 км севернее Шпицбергена, Земли Франца-Иосифа и о. Ушакова. Вместе со льдами перемещаются и белые медведи. В годы, когда вся северная часть Баренцева моря очищается от льдов, часть медведей откочевывает в Арктический бассейн. В Карском море очищается от льда сначала юго-западная часть. По мере отступления кромки льда на северо-восток в том же направлении перемещаются и белые медведи.

Как уже отмечалось выше, распространение лаптевской популяции белых медведей ограничивается на востоке центральной частью Восточно-Сибирского моря, а на западе, по-видимому, — архипелагом Северная Земля. В зимний период значительное развитие в этом районе получают припайные льды. В море Лаптевых за припаем расположены несколько широких полыней или зон молодых льдов (часто их объединяют под общим названием «Великая Сибирская полынья»), еще дальше — дрейфующие, преимущественно однолетние льды, слабо заснеженные и слабо всторошенные и потому малопригодные для устройства тюленями логовищ.

Как следует из многолетних материалов ледовой авиаразведки (Горбунов и др., 1987), плотность населения белых медведей в рассматриваемом районе в 1,5—2,5 раза меньше, чем в западном районе. Она возрастает лишь на участках акваторий, прилежащих к восточному побережью Северной Земли и п-ва Таймыр. Сравнительно редко белые медведи отмечаются в районе Новосибирских островов. Чаще они встречаются только у северного побережья о. Котельный и у побережья о-вов Де-Лонга, что отмечалось и раньше (Карпович, 1969; Кищинский, 1969).

Численность лаптевской популяции, рассчитанной по той же методике, что приведена выше, составляет, в самом грубом приближении, 800—1200 особей. За основу расчетов взяты данные по числу родовых берлог, приведенные в работах В. Н. Карповича (1969) и С. М. Успенского (1989). Обобщив и внеся в них коррективы с учетом имеющихся данных, мы оцениваем число ежегодно размножающихся самок в популяции приблизительно в 80—120 особей.

По-видимому, численность и особенности сезонного распределения популяции не претерпели заметных изменений за последние 20—30 лет. К такому выводу нас подводит сравнительный анализ материалов ледовой авиаразведки за 70—80-е годы и опубликованные данные за 60-е годы (Кищинский, 1969). Нет также каких-либо свидетельств резкого уменьшения численности видов — жертв белого медведя. Однако численность последних в целом невысока, что, скорее всего, обусловлено плохими кормовыми и защитными условиями района их обитания. В конечном счете, это лимитирует и рост численности белых медведей.

В ареале врангелевско-аляскинской популяции ледовые условия отличаются от таковых западного и центрального районов. В восточной части Восточно-Сибирского и, особенно, Чукотского моря и вокруг о. Врангеля припай слабо развит, на многих участках он всторошен и заснежен, что благоприятствует устройству логовищ тюленей в снежных надувах у торосов. За припаем севернее о. Врангеля ежегодно образуется полынья, которую зимой охотно используют ластоногие и белые медведи.

Плотность населения медведей в рассматриваемом районе наибольшая в Советской Арктике (0,72 ос. на 1000 км2), что несомненно, связано с обильным развитием всех звеньев трофической цепи, включая ластоногих. Зимой и весной белые медведи и их следы особенно часто наблюдались вокруг о. Врангеля, в проливе Лонга и в юго-восточной части Чукотского моря, особенно на подходах к Берингову проливу, где формируются более тонкие льды с множеством разводий. При тяжелой ледовой обстановке в Чукотском море некоторые медведи откочевывают в северную часть Берингова моря, где льды, как правило, более раздроблены и поэтому хищнику легче добывать пищу; часть медведей перемещается в район полыньи севернее о. Врангеля.

Летом медведи рассредотачиваются по акватории Чукотского и Восточно-Сибирского морей. Побережье материка, о-вов Врангеля и Геральд посещаются ими круглый год, но частота посещений резко колеблется от сезона к сезону, что отчетливо видно на примере о. Врангеля. Из 1295 медведей, наблюдавшихся на острове за период 1979—1984 гг. (Беликов и др., 1986), 87,2% приходится на март—май; 9,4% — сентябрь—ноябрь; 3,4% — на июль-август.

Прослеживается связь между частотой встречаемости следов белого медведя и степенью разлома ледяного покрова (этот показатель оценивается в баллах раздробленности), которая выражается в том, что следы белого медведя чаще всего отмечаются в районах с повышенной раздробленностью льда. Обычны они и за припаем в зоне молодых льдов.

Проанализировав данные наблюдений ледовой авиаразведки за белыми медведями за период 1970—1984 гг., Ю. А. Горбунов с соавторами (1987) пришел к выводу, что численность популяции в 70-х и в первой половине 80-х годов постепенно росла. Не исключено, что эта тенденция сохранилась и в последующие годы. Об этом как будто бы говорят результаты учетов берлог, проводившихся в середине и в конце 80-х годов. Но к данному предположению следует относиться осторожно, так как имеет место расхождение в методах учетов берлог и расчетов численности животных.

Несмотря на некоторые различия в методиках учета берлог, количество их на материковом побережье Чукотки и на о-вах Врангеля и Геральд на начало 90-х годов, по-видимому, находилось в пределах 300—400. Так как почти все беременные самки врангелевско-аляскинской популяции размножаются на Чукотке и на островах, лежащих у северного побережья полуострова, указанные цифры можно принять за исходные при расчетах численности популяции на основе методики, предложенной ранее. Проделав это, мы получили численность популяции в 3000—5000 особей: Мнения зарубежных исследователей на этот счет существенно разнятся: по мнению Тейлора (личн. сообщ.) она близка к 2,5 тыс., Лентфера (Lentfer, 1986) — к 7 тыс. особей.

Сезонные перемещения белых медведей рассматриваемой популяции находятся в тесной зависимости от ледовых условий. Летом, когда ледовая кромка отступает к северу и западу, в том же направлении откочевывают и белые медведи. Часть из них достигает Арктического бассейна. В конце лета — осенью начинается обратная миграция животных на юг и восток. Ареал их при этом сокращается.

В предложенную обычную схему сезонных перемещений животных ледовые условия, конкретного года вносят подчас существенные коррективы. Так, в годы с большой ледовитостью Чукотского моря, белые медведи могут мигрировать в более северные районы, где почти всегда имеются участки с разводьями, больше их появляется и на берегу, как правило, вблизи населенных пунктов. В обычные по ледовым условиям годы они рассредотачиваются по всей акватории и миграции их не носят столь выраженный характер.

При всех различиях в характере миграций белых медведей, определенная их часть придерживается прикромочной зоны льда, где в течение всего года легче добывать пищу. Об этом свидетельствуют, в частности, результаты наблюдений ледовой авиаразведки и данные радиослежения за мечеными животными, осуществляемые с помощью искусственного спутника Земли американскими исследователями. Дальнейшая интенсификация работ по использованию дистанционных методов слежения за перемещением животных (с 1989 г. в этих работах наряду с американскими принимают участие и советские исследователи), несомненно, углубит наше понимание связи белых медведей с ледовыми условиями и другими абиотическими и биотическими факторами среды.

При рассмотрении вопросов управления популяциями позвоночных животных, как правило, в первую очередь опираются на популяционные параметры, обсуждение которых приведено выше. С учетом этого обстоятельства правомерно высказать хотя бы в самом общем виде подходы к управлению популяциями белого медведя в Советской Арктике.

Во-первых, очевидно, следует рассматривать популяции в пределах всего их ареала без учета государственных границ, но с учетом особенностей сезонного распределения. Во-вторых, очевидно также, что популяции, обитающие на западе и востоке Советской Арктики, имеют весьма высокие показатели численности, возможно даже близкие к естественному пределу, что позволяет рассматривать эти популяции с точки зрения использования. Если говорить только о нашей стране, то первое, что необходимо сделать — это перенести белого медведя (две его популяции — шпицбергенско-новоземельскую и врангелевско-аляскинскую) в Красной книге СССР из категории редких в категорию восстановленных видов.

Состояние врангелевско-аляскинской популяции, как уже отмечалось, достаточно стабильно и эта стабильность не нарушается в последние 10—15 лет, несмотря на ежегодное изъятие из нее в среднем около 130 особей (добывают медведей только на Аляске).

Таким образом, есть все основания и дальше продолжать использование этого полярного ресурса, но уже не только в водах Аляски, но и в акватории морей, прилежащих к северному и восточному побережью Чукотки. Подчеркнем, что правом добычи белых медведей здесь должны обладать только коренные жители, для которых охота на полярного хищника издавна была важна как с экономических, так и с социально-культурных позиций. Следовательно, речь должна идти о разделении квот на добычу белых медведей по обе стороны Берингова пролива.

Численность белых медведей шпицбергенско-новоземелвской популяции, казалось бы, также позволяет рекомендовать открыть на них охоту. Такого мнения придерживаются некоторые норвежские охотники. На наш взгляд, делать это в ближайшие годы преждевременно, так как стабильность экосистемы Баренцева моря возможно уже нарушена в результате усиливающегося антропогенного загрязнения и перепромысла ряда видов рыб.

По-прежнему особый режим охраны необходим для лаптевской популяции из-за ее невысокой численности. Но и при этом уровне численности вполне допустим ограниченный отлов (до 5—10 особей) медвежат для нужд зоопарков и цирков. По мере накопления новых данных по этой популяции можно будет вносить изменения в управление ею.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: