Факультет

Студентам

Посетителям

Распознавание вида дарвиновых вьюрков

Среди дарвиновых вьюрков каждая особь обычно спаривается с другой особью своего же вида, и каждая защищает свою территорию прежде всего от вторжения других особей своего вида.

Совершенно очевидно, что птицы способны отличать членов своего вида, а полевые наблюдения над поведением при нападении показали, что в них участвует фактор опознавания. При виде чужого вьюрка на своей территории хозяин обычно сначала подлетает к нему, а затем становится прямо перед ним. Если пришелец принадлежит к тому же виду, что и хозяин территории, то за этим следует атака; если же он оказывается представителем другого вида, то агрессивное поведение хозяина обычно исчезает. Это происходит в тот момент, когда хозяин территории увидит клюв чужого вьюрка. Такое поведение наблюдалось у большого земляного вьюрка, Geospiza magnirostris, начинавшего атаковать среднего земляного вьюрка, G. fortis; у G. fortis, собравшегося напасть на малого земляного вьюрка, G. fuliginosa, а в другом случае — на дятлового древесного вьюрка, Camarhynchus pallidus; у Geospiza fuliginosa — против G. fortis и у попугайного древесного вьюрка, Camarhynchus psittacula, — против малого, С. parvulus. Это наблюдалось столь часто, что роль клюва как основного опознавательного видового признака дарвиновых вьюрков стала очевидной.

Вывод этот был проверен экспериментом, поставленным в природе. Были подобраны чучела малого и среднего земляных вьюрков, Geospiza fuliginosa и G. fortis, мало отличающихся по размерам; поскольку оперение этих видов одинаково, различие между чучелами свелось фактически к различиям в клюве. Эти чучела поместили у естественных гнезд малого земляного вьюрка, G. fuliginosa.

Когда у гнезда находилось чучело самки G. fuliginosa, три самца того же вида стали за ней ухаживать. Но как только это чучело заменили чучелом самки G. fortis, один самец вовсе перестал реагировать на его присутствие, а два других реагировали слабо. Когда у гнезда вновь поместили чучело G. fuliginosa, брачное поведение самцов возобновилось с большой силой. Ясно, что они узнавали экземпляр, принадлежащий к их виду. То обстоятельство, что в двух случаях распознавание было не вполне совершенным, следует объяснять искусственностью условий эксперимента.

Подобным же образом, когда близ гнезда поместили чучело самки G. fuliginosa, две самки, уже имевшие пару, интенсивно атаковали его. Когда его подменили чучелом самки G. fortis, одна птица прекратила нападение, а другая атаковала весьма слабо. С возвращением же чучела G. fuliginosa обе птицы снова начали нападение. Совершенно очевидно, что они отличали особь своего вида. Частичное подкрепление этих выводов доставила третья самка G. fuliginosa, которая интенсивно атаковала чучело особи своего вида, затем, при замене его чучелом самки G. fortis, прекратила нападение, а в конце концов, как это иногда случается, совершенно перестала проявлять интерес к чучелам.

Эти и другие эксперименты с чучелами и трудности, возникающие при их истолковании, подробно изложены нами в другой работе (Лэк, 1945). Все шесть описанных выше случаев указывают, что малый земляной вьюрок, G. fuliginosa, способен отличать членов своего вида от особей более крупного по размерам G. fortis по различиям в клюве и что наблюдения или эксперименты, заставляющие предполагать обратное, отсутствуют.

То, что дарвиновы вьюрки узнают особей своего вида главным образом по признакам клюва, не должно вызывать удивления. Клюв представляет собой единственное ясно выраженное видовое отличие и играет заметную роль как при нападении, когда птицы сталкиваются друг с другом и клюют друг друга, так и при брачных играх, когда пища передается из клюва самца в клюв самки. Следовательно, хотя различия в клюве связаны в первую очередь с различиями в пище, во вторую — они служат отличительными видовыми признаками, и естественно, что у птиц выработались известные особенности поведения именно в связи с этим обстоятельством.

У дарвиновых вьюрков клюв выполняет ту же самую функцию, что полоса на крыле, пятна на голове или узор окраски хвоста, которые так часто служат отличительными признаками между близкими видами других птиц. Именно широкое распространение среди птиц внешних отличительных признаков делает столь легкой их систематику; музейный работник часто отличает друг от друга близкие виды по признакам, специально развитым для этого у самих птиц. Правильное определение гораздо труднее в таких группах, как пеночки, Phylloscopus (Тайсхерст, 1938), или камышевки, Cisticola (Лайнс, 1930), у которых самки отличают самцов своего вида, по-видимому, главным образом по голосу. Виды дарвиновых вьюрков не легко отличить по окраске или по голосу. Клюв (имеющий, помимо всего прочего, другую и к тому же более важную функцию) как опознавательный признак тоже не вполне надежен, так как у некоторых видов он подвержен заметной индивидуальной изменчивости. Весьма возможно, что группа дарвиновых вьюрков дивергировала столь недавно, что отличительные признаки еще не вполне установились; тем не менее, межвидовые скрещивания у них, по-видимому, чрезвычайно редки.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: