Факультет

Студентам

Посетителям

Происхождение брюквы

Возделываемая брюква — чисто северо-европейская культура. Место ее происхождения следует искать в Европе или Средиземноморье (Е. Н. Синская, 1928). В диком виде брюква пока нигде не обнаружена.

Брюква имеет сходные с репой ряды изменчивости признаков (корнеплоды от конусовидных до овальных и плоскоокруглых, мякоть белая и желтая, листья рассеченные и цельные, опушенные и голые, головка корнеплода от зеленой до фиолетовой и красной). Различия сводятся к неодинаковой окраске розеточных листьев, наличию или отсутствию воскового налета на них, характеру поверхности и опушения, типу поверхности корнеплода, степени охвата стебля верхними листьями, особенностями соцветия, окраске венчика, длине носика стручка, массе семян, типу сетчатости их поверхности, числу хромосом.

В тесном родстве с брюквой находится рапс (масличное и кормовое растение), который не имеет с ней различий в строении плода, цветка, соцветия, числа хромосом и листьев. Они различаются лишь по наличию или отсутствию мясистого утолщения корня (корнеплода). Рапс идентичен однолетним цветушным формам брюквы.

В отличие от брюквы рапс встречается в естественных условиях обитания как сорняк полевых культур Алжира, Ливии, Египта, Турции, СССР (Закавказские республики), некоторых азиатских стран. Он легко скрещивается с брюквой и дает плодовитое потомство. У них один и тот же геном амфидиплоида — ЛАСС (2п = 38), возникший от соединения генома репы или сурепицы — АА (2п = 20) и дикой средиземноморской капусты — СС (2п=18). Данные свидетельствуют о том, что брюква и рапс относятся к одному виду, но представляют разные культуры.

Брюква и рапс произошли от одной предковой формы с тонким корнем, близкой к современным сорно-полевым биотипам, распространенным в Средиземноморье. По-видимому, наблюдалась дифференциация первичного комплекса форм по продолжительности жизненного цикла (на одно — и двулетние типы). По предположению Е. Н. Синской (1928), брюква произошла скорее всего из зимующей озимой формы, более приспособленной к существованию в «диких» условиях, а рапс — от однолетней (яровой), ставшей сорняком посевов. Слабо утолщенный корень предка брюквы путем мутации впоследствии мог превратиться в корнеплод. В результате адаптивной радиации брюква постепенно утратила связь с диким предком и стала типично культурным растением, а у рапса до сих пор есть близкие сорные формы. Родоначальная для брюквы форма с хорошо выраженной стадией розетки до настоящего времени либо пока не обнаружена, либо вымерла.

В Средиземноморье поныне обитают дикорастущие виды, близкие к двум родительским формам предка брюквы и рапса. Это широко распространенный там сорняк полей и огородов — сурепица — В. campestris L. и наиболее вероятный предок — дикая капуста — В. sylvestris (L.) Mill., которая растет по побережью Северного, Средиземного морей и Атлантического океана.

Предок рапса возник скорее всего в Средиземноморской области — очаге формирования однолетних форм многих родов, а брюква — в Западной Европе, в более холодном и влажном климате, необходимом для образования корнеплодов. Вполне возможно, что одной из родительских форм брюквы была не сорная сурепица, как у рапса, а культивировавшаяся в Европе с древних времен репа. О близком родстве брюквы с репой свидетельствует наличие у них желтомясых сортов, эндемичных для Северной Европы.

Репа в южной части Европы возделывалась с незапамятных времен, задолго до прихода туда римлян. Ее выращивали пеласги, этруски и иберийцы. Брюква возникла в Европе значительно позже, по-видимому, между IV в. до н. э. и I в. н. э. Очевидно, наиболее древняя форма, близкая к родоначальной, — современная белая зеленоголовая брюква. Среди этого типа чаще всего встречаются деревянистые корни с поперечной полосатостью.

Эволюция брюквы, по-видимому, происходила по типу репы: беломясые и зеленоголовые возникли раньше желтомясых и красноголовых. Сравнительно недавно, почти одновременно, в результате скрещивания были выведены красноголовые сорта — репа Петровская и брюква Красносельская.

Брюква легко скрещивается с рапсом (внутривидовые гибриды) и сурепицей (возвратное скрещивание с одним из родителей). В первом случае получается вполне фертильное гибридное потомство, а во втором наблюдаются всевозможные нарушения в мейозе, а гибриды обычно стерильны.

В эксперименте репа и возделываемая капуста скрещиваются между собой с большими трудностями, но тем не менее немецкие ученые Н. Koch и R. Peters (1953) сумели получить рапс, скрестив кормовую репу (турнепс) с капустой (В. oleraceae L.). Японские исследователи Т. Morinaga (1934), N. U (1935) и U. Mizushima (1950) более успешно синтезировали рапс, скрестив с капустой сурепицу — В. campestris. Эти работы показывают, что рапс мог возникнуть не один раз от разных родительских форм (видов рода Brassica). 

Синтез брюквы осуществили немецкий и шведский генетики — W. Rudorf (1950) и G. Olsson (1955), скрестив тетраплоидный турнепс с видами культурной капусты (кольраби, брюссельская, листовая и др.).

Таким образом, брюква тесно связана своим происхождением с репой и капустой, являясь межвидовым гибридом, поддерживаемым в культуре. В начале нашей эры, когда в Западной Европе не было столь сильно развитого земледелия, дикие родоначальники брюквы, репы и гибриды с капустой встречались значительно чаще, чем сейчас, так что брюква вполне могла возникнуть в естественных условиях.

Дикая капуста — В. sylvestris (L.) Mill, в большом обилии встречалась в Европе и в средние века, что отмечается у древних авторов. Под названием Rapum silvestre изображено растение, очень похожее на современную дикую средиземноморскую капусту с характерным многолетним деревянистым корнем (P. Matthiolus, 1565). У С. Bauhini (1651) приведено скорее всего гибридное растение того же вида с округлым примитивным корнеплодом, названное Napus silvestris. Возможно, это гибрид капусты с репой. Показано другое растение, с голыми листьями, напоминающее современный рапс, но с утолщенным веретеновидным корнем. Данную форму можно принять за примитивную брюкву.

Наряду с дикорастущими видами и примитивными гибридными растениями (предками брюквы) древние ботаники описали и настоящие культурные формы брюквы, называемые ими Napus sativus (P. Morison, 1715).

К. Линней (1753) отнес дикую капусту, описанную до него, в разновидность огородной — В. oleraceae var. sylvestris L.

Таким образом, наиболее правильным научным названием брюквы является В. napus subsp. rapifera Metzg., а не В. napobrassica (L.) Mill., указанное в работах E. H. Синской (1960) и М. А. Шебалиной (1974). Второе название Линней дал одной из разновидностей капусты огородной, способной в определенных условиях образовывать корнеплод, но не брюкве. По всей вероятности, Линней не отличал брюкву от репы, как и все его предшественники, по той причине, что в то время у репы и брюквы не было особенно резких различий, появившихся в XIX—XX вв. в результате интенсивной селекции.

Лингвистические данные по брюкве до некоторой степени отражают ее связь с репой, рапсом и дикой капустой. Немецкое, норвежское, датское, голландское и венгерское названия брюквы в переводе значат «капустная репа» (кольрюбе, унтер-эрдкольраби, кольрапен, капорепа), а итальянское, испанское, португальское, французское и бельгийское означают «капустный рапс» (коуль набо, наби коль, роерапс, шунаве, навоно). Шведы и англичане брюкву называют иначе — «рутабага», а у среднеазиатских народов и в Индии название брюквы такое же, как у репы, — «шалгам». Русское название «брюква» произошло, по-видимому, от немецкого «rube» (репа) в отличие от греческого «rapa» (настоящая репа).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: