Факультет

Студентам

Посетителям

История изучения репы и брюквы

Репа относится к числу древнейших возделываемых растений.

Ее выращивали в огородах народы древнего Шумера, Вавилона и Ассирии почти 6000 лет назад. Е. Н. Синская (1969) считает, что репа — аборигенное культурное растение Юго-Западной Азии. Именно в этой области находится первичный очаг вхождения репы в культуру.

В Афганистане и Турции поныне возделываются наиболее примитивные формы, давшие начало окультуренным репам Индии, Средней Азии и Японии. Из Юго-Западной Азии репа в античное время проникла в Грецию и Рим, где стала одним из основных пищевых растений. Феофраст (372—287 гг. до н. э.) в «Исследованиях о растениях» (1951) говорит, что у репы и редьки «корни мясистые и семена в стручках», а «у дикой редьки корень длинный». Сеять их нужно во время летнего солнцестояния (для осенне-зимнего потребления) и во время зимнего (для весеннего). Феофраст описывает несколько сортов репы (по-гречески она называлась тогда goggulos — круглая) и рекомендует проводить посев семян в лунки или пересаживать растения. В таком случае растения образуют крупные мясистые корни (он назвал их «женскими»), а при загущенном посеве и тощей земле из тех же семян вырастают «мужские» растения с тонкими длинными корнями и высокими стеблями (соответствуют нынешним цветушным формам).

Согласно Плинию Старшему (23—79 гг. н. э.), древние римляне разводили репу не только в огородах, но и на полях. Культура репы в Риме занимала одно из первых мест после зерновых хлебов и винограда. Сорта различались по величине, окраске и форме корнеплода. Были длинные, округлые и плоские репы, а у отдельных сортов корнеплоды достигали внушительных размеров (до 16 кг). От форм с крупными корнеплодами впоследствии пошли кормовые сорта.

Брюква, как сравнительно более молодое растение, появилась, по-видимому, только в начале I в. н. э. Под названием «bunios» ее приводит среди лекарственных растений греческий врач P. A. Dioscorides (50 г. до н. э.). Его современник Плиний Старший называл брюкву «Napus», а репу — «Rapa». Поскольку у Феофраста брюква не упоминается, можно предположить, что она появилась в культуре где-то между IV в. до н. э. и I в. н. э. Плиний отмечает, что на репу и брюкву благотворное влияние оказывают туманы, заморозки и холода. Они от этого становятся вкуснее и крупнее.

Другой римский ученый Колумелла упоминает две разновидности корнеплодных растений «тара» — с расширенным корнем и «napus» — с длинным. По всей вероятности, вторая имеет отношение либо к сорно-полевой форме брюквы В. napus subsp. napus, либо к дикой сурепице B. campestris (считающейся предком репы), а первая, должно быть, была настоящей репой.

Ученые Средневековья оставили первые описания и изображения разных форм репы, дикой капусты и брюквы. Несмотря на то что они еще не умели правильно дифференцировать виды и по-разному их называли, в ряде случаев можно узнать, какой именно вид показан на рисунке. У P. Matthiolus (1565) под названием Rapum rotundum и Rapum longum изображены плоскоокруглая и цилиндрическая репа с гладкими корнеплодами, почти ничем не отличающаяся от современных сортов (даже нарисованы плодоносящие стебли со стручками). Под названием Rapum silvestre нарисована дикая капуста, идентичная современной средиземноморской В. silvestris и как «Napus» приведено изображение примитивной формы брюквы с конусовидным полупогруженным в почву корнеплодом. У С. Bauhin (1651) под названием Napus silvestris показано два разных растения, напоминающих современные сорно-полевые формы репы и брюквы со вздутыми вверху корнями.

Древние ботаники не имели четкого представления о видовых признаках растений, однако, замечали, что признаки культурных растений очень сильно зависят от того, в каких условиях они возделываются. 

Так, С. Bauhin сообщает, что «если репу посеять на бедной почве, из нее вырастет «napus» (растение с тонким корнем), а «из трехлетних семян репы получается капуста». Под названием «napus» упоминаются, по всей вероятности, однолетние цветушные формы репы, брюквы и рапса. По крайней мере на рисунке у P. Morison (1715) дано изображение скорее всего брюквы (конусовидной полупримитивной) под названием Napus sativus. В той же работе имеется рисунок типичной сорно-полевой формы брюквы, названной автором Napus silvestris. Другие авторы (М. Lobelius, 1591; L. Fuchsius, 1542) называли возделываемую примитивную брюкву Bunios napus или Napus bunios.

С. Bauhin отмечает, что в Европе возделывали, кроме корнеплодной репы, дикую (Rapum silvestre и Napus silvestris), которая тогда встречалась в Богемии и Северной Италии по краям полей. Ее выращивали ради семян, из которых бедняки выжимали масло. Во Фландрии и Германии еще сеяли дикую репу на корм скоту (быкам), так как она образовывала много листьев.

С. Bauhin отличал репу Rapa от брюквы Napus по величине, форме корнеплодов, плотности, питательности и вкусу мякоти. В наше время эти признаки тоже учитываются при классификации и описании таксонов.

По всей вероятности, за репой остаются лишь следующие названия древних авторов — Rapa, Rapum, Rapum sativum, R. vulgare, R. majus orbiculatum, Rapa sativa oblonga, Rapa silvestris non bulbosa (без утолщения). Последнее название относится скорее всего к широко распространенной и поныне в Европе дикой сурепице — Brassica campestris L., которая по комплексу признаков (включая геном) не отличается от репы и многими авторами объединяется с ней в один вид. Различия состоят в наличии или отсутствии корнеплода.

Все другие названия, включающие эпитет «napus», относились к разным формам брюквы. К. Линней пересмотрел все описания предыдущих авторов и впервые в истории науки дифференцировал виды — репу и брюкву — как совершенно определенные категории. При внимательном рассмотрении текста «Species Plantarum» (1753) можно видеть, что обоснованием для линнеевских видов послужили описания и изображения растений в сочинениях долиннеевских авторов. Эти источники цитируются, как и полиномиальные названия, под которыми указываются растения.

К. Линней объединил в один род Brassica по сходству генеративных и вегетативных видовых признаков такие разные по хозяйственному использованию виды, как капуста, репа, брюква, рапс и горчица. При этом в присвоенные им бинарные видовые названия, как правило, включил названия, которые употреблялись до него: В. rapa (репа), В. napus (брюква, рапс) и т. д.

Под названием В. napus Линней описал сорно-полевую тонкокорневую разновидность, не определив ранга брюкве и рапсу. Последний не имеет различий с сорной формой, и время появления его в культуре точно не установлено. О нем ничего не говорится в трудах средневековых ученых. В настоящее время распространение рапса в Европе весьма ограничено (Франция, ФРГ, Польша, Румыния, Чехословакия).

Как видно из названий разновидностей репы — var. rotunda и var. oblonga, Линней использовал названия, впервые употребленные еще P. Matthiolus (1565).

Линнею была известна способность рода Brassica образовывать корнеплоды, и он отразил ее в названиях разновидностей капусты огородной В. oleracea L. — var. gongyloides, var. napobrassica и др. Впоследствии Ph. Miller (1768) неудачно перенес название разновидности капусты на брюкву и назвал последнюю В. napobrassica Mill., игнорировав четкие различия в строении их стручков. Его ошибку повторили Е. Н. Синская (1960) и М. А. Шебалина (1974).

Впоследствии немецкий ботаник J. Metzger (1833) весьма удачно разграничил брюкву и рапс в пределах линнеевского вида В. napus в ранге двух подвидов — subsp. rapifera Metzg. (брюква) и subsp. oleifera Metzg. (рапс). В результате описанная Линнеем сорно-полевая форма автоматически оказалась типовым подвидом — В. napus subsp. napus. Такое подразделение оказалось наиболее правильным, что подтверждают исследования геномов брюквы и рапса, проведенные японскими учеными Т. Morinaga (1934), N. U (1935) и U. Mizushima (1950). Брюква и рапс являются амфидиплоидными гибридами репы (или сурепицы) и дикой капусты.

По аналогии с брюквой и рапсом J. Metzger разграничил корнеплодную и масличную репу — В. rapa subsp. rapifera Metzg. и В. rapa subsp. oleifera Metzg., считая репу и сурепицу В. campestris L. одним видом. Он воспользовался народными немецкими названиями: корнеплодная репа — Rube и масличная — Rtibenrepe, брюква — Kohlrube и рапс — Kohlrepe, в которых отражено в известной степени их происхождение: капустная репа (брюква), капустный рапс (рапс), репный рапс, репа. Все корнеплодные репы он распределил в трех разновидностях по форме корнеплодов.

Шведский ученый F. Alefeld (1866) разграничил репы по величине и разваримости корнеплода на три группы разновидностей: В. rapaoblonga DC., В. rapa depressa DC. и В. rapa pygmaea Alef. Он различал 21 разновидность. Недостатком такой классификации является недооценка окраски мякоти корнеплода как таксономического признака.

Более удачную классификацию разработали другие шведские специалисты S. Lund и Ch. Kiaerskou (1884, 1885). Они в основу подразделения репы взяли окраску мякоти корнеплода. Такие признаки, как форма листьев и корнеплодов, а также окраску последних, использовали как подчиненные признаки.

Советский ученый Е. Н. Синская (1928) установила 9 групп репы по принципу эколого-географической дифференциации с учетом формы нижних (розеточных) листьев. Из них 4 представляют сорта европейских стран, а 5 — азиатских.

В совместной работе Е. Н. Синская и М. А. Шебалина (1936) сократили число таких групп до пяти: индо-афганская (местные столовые сорта), Тельтовская (местная столовая), Тельтовская (селекционные сорта), европейская (столовые сорта), европейская (кормовые). Впоследствии М. А. Шебалина добавила к ним шестую — китайскую (столовая репа).

В более поздней работе Е. Н. Синская (1960) необоснованно расчленила линнеевский вид В. rapa на два, присоединив к ним биологические формы сурепицы: В. rapoeuropea Sinsk. (репа европейская и масличная сурепица, охватывающая озимые формы), В. rapoasiatica Sinsk. (репа азиатская) и В. campestris L. (сурепица яровая). Критериями для такого подразделения послужили не морфологические различия, а реакция растений на длину дня и пониженные температуры, географическая изоляция и эндемизм. Окраска корнеплодов и опушение листьев играют второстепенную роль. Не приняты во внимание взаимное влияние сортов (европейских на японские и индийские), различное комбинирование признаков и связь эндемизма с особенностями природно-климатических факторов.

До настоящего времени нет капитальных трудов, где было бы представлено мировое разнообразие репы и брюквы. Имеются лишь небольшие обзоры сортов той или иной страны (или нескольких стран). В их числе работы японских ученых (S. Shibutani, Т. Okamura, 1957; S. Shibutani, R. Jsoda, 1958; Kumazawa, M. Yamato, 1962). Классификации японских реп построены на различиях во времени дифференциации точек роста, степени опушенности листьев, характера эпидермиса семян, устойчивости к холоду и вирусным болезням.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: