Факультет

Студентам

Посетителям

Крупные хищные млекопитающие в бассейне Енисея

М. Н. Смирнов, А. Н. Зырянов, А. В. Бриллиантов. ВНИИОЗ (Сибирское отделение)

Из семи видов крупных хищников региона четыре (бурый медведь, волк, росомаха, рысь) — широко распространенные, достаточно хорошо изученные звери, остальные же (снежный барс, красный волк, белый медведь) — редкие, занесены в Красные книги СССР и РСФСР, изучены слабо (Янушевич, 1952; Дулькейт, 1964; Зырянов, 1980, 1981а; Сыроечковский, Рогачева, 1980; Смирнов, Шурыгин, 1985, 1990; Завацкий, 1988 и др.). До сих пор нет обобщающих работ о динамике численности и хозяйственном использовании этих зверей в бассейне Енисея (Тува и Красноярский край). Настоящая статья подготовлена на основании материалов, собранных за 25-летний период. Длина наземных маршрутов составила около 25 тыс. км, аэровизуальных — 280 тыс. км, визуальные встречи — 137 особей, опросные данные включают свыше 4 тыс. возвращенных анкет. Кроме того, в последние 10 лет подробно обрабатывались учетные данные, поступающие из промхозов и северных совхозов края. Все расчеты для большей сравнимости произведены на площадь потенциальных охотничьих угодий, сгруппированных по ландшафтно-географическим зонам. Исключены лишь урбанизированные участки и дороги общего пользования. В тексте упоминается плотность (везде — ос. 1000 га) в свойственных виду угодьях, что оговаривается особо.

Бурый медведь (Ursus arctos L.). В Туве обитает почти во всех лесах, более обычен в восточных районах, где лучше сохранились природные экосистемы горной темнохвойной тайги с элементами лесостепья. Здесь плотность — 0,2—0,4. В начале 1960-х годов в Туве, вероятно, было не менее 1,2—1,5 тыс. медведей, т. к. в период катастрофической бескормицы в 1962 г. только отстреляно свыше 700 зверей и не менее трети этого количества погибло или было убито сородичами. В середине 1970-х гг. ресурсы медведей в Туве определялись в 600—700 особей. После некоторого подъема численности в последние годы наблюдался спад из-за повторявшихся в 1982, 1985, 1988 и 1989 гг. неурожаев основных кормов.

В начале XX в. в Туве закупали до 100 шкур бурых медведей в год. В 1941—1951 гг. в среднем 80,5 (25—173): 1951 —1960 гг.— 74,0 (2—129); 1961 — 1970 гг. — 88,6 (0—737). С 1971 г. шкуры медведей в заготовки поступают нерегулярно, «оседая» у охотников. В Красноярском крае максимальные показатели обилия медведей характерны для горных лесов Саян и Кузнецкого Ала-Тау, где в оптимальных биотопах их плотность 0,3—0,7. В крайней северной тайге медведь редок, однако на плато Путорана плотность вида до 0,7 и общая численность — 1 тыс. особей (Крашевский, 1988).

В последние 40 лет численность медведя в крае изменялась следующим образом: в пятидесятые годы — повсеместно много, сообщения о нападениях на людей, о выходах к населенным пунктам отсутствуют; в 1962 г. — в горах юга края и южной тайге массовое «шатание», каннибализм, нападения на людей, после этого — резкое снижение численности; в семидесятые годы численность восстановилась, отдельные случаи встреч шатунов наблюдались в 1972—1973 гг. в Саянах; в восьмидесятые годы численность повсюду высока; в 1982, 1985, 1988 гг. поступали сообщения о разорении лесных избушек, пасек, отдельных случаях каннибализма.

Максимальная степень эксплуатации ресурсов медведя — в верховьях и среднем течении Енисея. Заготовки шкур в последние годы незначительны.

Волк (Canis lupus L.). В верховьях Енисея встречается повсеместно. Значительной плотности (до 0,1) достигает в бассейне Каа-Хема в местах обилия диких копытных. Горные светлохвойные леса и лесостепье — главные местообитания во все сезоны года. Средняя встречаемость волчьих следов в лесных экосистемах зимой — 0,52 на 10 км учетного маршрута (n = 1500 км).

Среднее число добывавшихся ежегодно хищников в 1927— 1951 гг. достигало в Туве 794 особи, в последующие годы — около 300, т. е. уровень заготовок уменьшился примерно в 2,5 раза. Надо полагать, что в этой же пропорции изменилась и численность. С конца 1970-х годов наблюдается постепенный рост ресурсов волка.

В Красноярском крае больше всего волков в Эвенкии и на Таймыре. По данным охоткорреспондентов ВНИИОЗ, в 1950— 1960-е гг. в большей части районов края численность волка была невысокая, но уже в конце 1950-х наметился ее рост. В 1970— 80-х гг. по всему краю отмечалось, что волков «много». Из северных районов поступали сведения о волках, которые «снимают приманки с капканов и ловушек на соболя», не боятся подходить к зимовьям, передвигаются по лыжням снегоходов. Официальные заготовки и общая добыча вида близки по величине. Наибольшая степень эксплуатации ресурсов — в Туве и горах юга Красноярского края.

Рысь (Lynx lynx L.). В Туве отмечается во всех ландшафтах я высотных поясах, отсутствует лишь на безлесных пространствах. В таежных местообитаниях в последние годы средняя встречаемость — 0,32 следа на 10 км учетного маршрута (n = 1350 км).

Чаще встречается в подтайте и лесостепье, зимой предпочитает пойменные ценозы. В конце 1930-х гг. рыси было по-видимому мало. Так, в Алтайском заповеднике она встречалась реже чем росомаха (Юргенсон, 1938). Подъем численности наблюдался в начале 1950-х гг., а также в 1960-х гг. в центральных лесостепных районах Тувы. Охотник из г. Шагонара П. Я. Попов в 1965— 1968 гг. добыл 48 рысей, А. А. Полежаев (г. Туран) в 1965 г. отловил 18. Понижение ресурсов вида началось с конца 1969 г. В 1975—1976 гг. голодные рыси выходили к животноводческим фермам, проникали в отары овец. На одной только ферме в бассейне р. Каргы за эту зиму пастухи убили 15 зверей. В 1979 г. находили погибших рысей. С начала 1980-х гг. ресурсы начали расти, но медленно, сейчас уровень их ниже среднего.

Поступление в заготовки шкурок рыси с начала XX в. претерпело в Туве отрицательные изменения. В 1915 г. закуплено 300 шкур; за период с 1927 г. по 1934 г. — в среднем 195 (61—300) шт. ежегодно. В последние пять лет заготовки не превышали 128 шт. за охотничий сезон. Ресурсы рыси Красноярского края сосредоточены главным образом в южной горной тайге и в лесостепье. На Севере она очень редка, так, в Туруханском районе с 1966 по 1978 г. заготовлена лишь одна шкурка. На юге края колебания численности рыси были в основном сходны с таковыми в Туве. В сезон 1951—52 г. в Краснотуранском районе охотник В. М. Смелый убил 10 рысей. Много рыси было в заповеднике «Столбы» в 1952, 1953, 1957, 1964—67 гг. (Зырянов, 1980). Высокий уровень заготовок шкур в Красноярском крае наблюдали в 1953—1959 гг. и с 1961 по 1967 гг. В целом по региону весьма значительна разница между числом добываемых и поступающих в заготовки шкур рыси, причем степень эксплуатации ресурсов вида близка к предельной.

Росомаха (Gulo gulo L.). В бассейне верховий Енисея обычна в слабо измененных человеком горных хвойных лесах и подгольцовье. Единственный случай выхода росомахи в степь наблюдал» на р. Элегесте в марте 1987 г. Средняя встречаемость следов в лесных экосистемах — 0,26 на 10 км маршрута (n = 2400 км). Охотники отмечали увеличение встречаемости росомахи в бассейнах Каа-Хема и Бий-Хема в 1961 —1968 и в 1972—1973 гг.. а по р. Тес-Хем в 1970—1971 и в 1977 гг.

Заготовки шкурок росомах в Туве к концу XX в. уменьшились в сравнении с его началом примерно в 2 раза. В 1915 г. закупили 50 шкурок, с 1927 по 1934 г. — в среднем 32 (16—49) ежегодно; в последние 5 лет — 25 (19—30) шт.

В Красноярском крае росомаху можно встретить в любом ландшафте, однако более характерна она для северной и высоких поясов горной тайги. Устойчиво высокая плотность населения в течение 1950—1970-х годов была в Игарском, Туруханском, Северо-Енисейском и Курагинском районах. В заповеднике «Столбы» в 1965—1967 гг. наблюдалось совпадение периодов подъема численности рыси и росомахи. Некоторое увеличение обилия этих зверей, а также волка наметилось с конца 1980-х гг.

Максимальная степень хозяйственного воздействия на ресурсы росомахи в горах верховий Енисея и в Приангарье. В заготовки поступает от 7 до 60% добываемых шкурок.

Снежный барс (Uncia uncia Schreb.). Общая численность в бассейне Енисея около 40 особей. Держится, главным образом, в двух очагах — Западно-Саянском (хребты Саянский, Хемчикский, Сайлыг-Хем-Тайга) и Центрально-Саянском (хребты Ергак-Торгак-Тайга, Удинский). Следы и сами животные периодически регистрируются также в хребтах Монгун-Тайга, Цаган-Шибэту, Танну-Ола и др. Минимум численности барса наблюдался в 1930—1950-х годах. В Туве, по данным охотоуправления, в 1950 г. барсов было 2—5 особей. В дальнейшем встречаемость его заметно увеличилась (с 1958 по 1989 г. в регионе видели 26 особей и следы 32 барсов). По данным Б. П. Завацкого (1988), весьма заметно выросла численность вида в Западном Саяне после организации Саяно-Шушенского заповедника. Из приведенного выше количества встреч зверей и их следов соответственно 27 и 56% приходится на его территорию.

Красный волк (Cuon alpinus Pall.). Любые сведения о встречах красного волка, приводимые без подробного обоснования (облик наблюдавшихся зверей, поведение в момент встречи, характер следов, их размеры и т. д.) не могут служить документальным подтверждением обитания где-либо этого вида (см. также: «Красная книга СССР", 1984. Т. 1).

В середине XX в. (Янушевич, 1952) красного волка изредка встречали в западных районах Тувы. В феврале 1975 г. стая из 10 волков отмечена в западном Танну-Ола, четырех особей видели в декабре 1975 г. в Уюкском хребте; в январе 1976 г. один волк встречен в верховьях р. Кантегира (Шурыгин, 1988). По сообщению охотоведа А. В. Саркина, летом 1963 г. в верховьях р. Ус держались 5 красных волков, разграбивших однажды склад с мясом добытых охотником северных оленей. В конце июня 1982 г. директор Сыстыг-Хемского госпромхоза А. Машук сообщил нам, что три стаи (по 4, 10 и 16 особей) красных волков в разных местах бассейна р. Сыстыг-Хем нападали на домашних оленей. Одного красного волка, по свидетельству зоолога В. А. Ткаченко, видели в верховьях р. Балыктыг-Хем летом 1988 г. Неоднократно отмечались (Сыроечковский, Рогачева, 1980) красные волки в гольцах между реками Большой и Малый Абакан, в верховьях р. Оны и в Джебашском хребте. Последний раз красного волка видели в сентябре 1986 г. в субальпийском редколесье в верховьях Б. Абакана.

Белый медведь (Ursus maritimus Phipps). В бассейне Енисея обнаруживаются лишь кочующие звери. По данным Е. Е. Сыроечковского и Э. В. Рогачевой (1980), в арктических ценозах Красноярского края обитает около 1000 белых медведей. В районе Диксона в 1925—1928 гг. ежегодно добывали по 6—20 зверей. Позднее в результате неумеренного отстрела численность медведей резко сократилась и охоту на них запретили. В последние годы ресурсы вида увеличились. Наблюдаются глубокие заходы отдельных особей на материк. По собранным нами данным, в начале 1980-х годов зарегистрированы следы одного белого медведя в устье р. Дудыпты (местность «Кресты») в 300 км от побережья Ледовитого океана.

Итак, регион обладает значительными ресурсами бурого медведя, волка, росомахи и рыси. Весьма благоприятны условия для их обитания в экосистемах горной тайги Саян, Кузнецкого Ала-Тау, примыкающих к ним с юга гор Тувы; для бурого медведя и росомахи кроме того — зоны северной и средней тайги.

Наиболее полно используются ресурсы рыси, остальные виды недопромышляются.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: