Факультет

Студентам

Посетителям

Кац

В 20-е годы фитоценологическими исследованиями активно занимается и другой московский геоботаник — Н. Я. Кац.

Главным объектом его исследований является растительный покров болот (позднее и торфяная залежь), а основной теоретической проблемой — сущность и признаки ассоциации. Последнюю он считал основной фитоценологической проблемой, от решения которой зависит успешное развитие новой науки. Многие другие проблемы, например применение статистических методов при исследовании растительного покрова, он называл «балластными вопросами». Ассоциацию Кац понимал крайне узко — признаками ее он считал лишь доминирующие виды. Все иные признаки (экотоп, видовой состав в целом, константы, характерные виды и пр.), по мнению Каца, неприменимы. Его определение ассоциации звучит весьма категорично: «Ассоциация является растительным сообществом с определенными (одним-двумя) доминирующими видами в каждом ярусе». Свою трактовку ассоциации Кац называет (довольно-таки претенциозно) «новым направлением в фитосоциологии», утверждая, что в основе его лежит изучение вида как ключа в познании фитоценоза.

В советской геоботанике Н. Я. Кац является первым ортодоксальным «очистителем» фитоценологии от экологии и ландшафтоведения. Исходя из «нового направления», изучение растительного сообщества он считает возможным лишь на основе его отдельных морфологических признаков (доминанты, ярусы). Так как учитываемых признаков было мало, а вариаций их в пространстве (в ярусах сообществ) много, то ученые стали выделять несметное количество мелкообъемных единиц растительного покрова, которые и называли «ассоциациями». Появляются работы, в которых содержательный исторический, экологический и морфологический анализ растительного покрова заменяется поверхностными и длинными перечнями названий ассоциаций. Здесь особенно отличился и сам Кац. Например, на шести маленьких низинных болотах в Московской области он выделил около 100 ассоциаций. Эти ассоциации представляли собой комбинации доминантов, встречающихся в пестрой мозаике растительного покрова низинных болот. Поскольку таких комбинаций в растительном покрове очень много, то обыкновенно ограничивались лишь их голословным названием. Если выделенные единицы и подвергались какому-либо анализу по существу, то их объединяли в более крупные группы ассоциаций.

В своих первых работах Кац пишет о необходимости экологических исследовательских работ (из-под его пера появляется несколько ценных исследований об экологии сфагновых мхов и растений болот). Одним из теоретических (позитивных!) положений «нового направления» было то, что при исследовании растительных сообществ следует в первую очередь учитывать виды растений, закономерности их распространения, экологии и группирования в сообщества. Конкретные же работы Каца по анализу растительного покрова показывают, что фактически он нередко отдаляется от экологии. Защитниками (хотя в первое время и не такими уж безаппеляционными) этой «чистой» фитоценологии без экологии и географии, а вместе с тем и пропагандистами принципа доминантов становятся А. П. Шенников, а позднее и А. И. Лесков, Л. Е. Родин и др. Этим они сближались с уппсальской геоботанической школой, представители которой развивали в фитоценологии так называемый социационно-аналитический метод, базировавшийся на выделении единиц растительного покрова на основе доминантов.

Как объяснить вторжение этого формального метода в советскую геоботанику? По-видимому, здесь две причины. Во-первых, это влияние уппсальской школы, с положениями которой наши геоботаники были знакомы, особенно через работы Алехина. Во-вторых, стремление сделать основную единицу своей науки такой, чтобы основой выделения явились каждый раз четко анализируемые и определяемые признаки. Таким признаком, по мнению Каца, не может быть экотоп — для этого, говорит он, мы слишком мало знаем амплитуду и действие даже самых важных экологических факторов; кроме того, большинство из них не подвергается определению в ходе обыкновенных исследовательских работ; видовой состав — и тот невозможно целиком определить, так как мы не знаем (или знаем очень поверхностно) низшие растения и микрофиты, входящие в состав фитоценоза; история, формирование, генезис — это признаки, которые при обыкновенных исследовательских работах можно определить лишь косвенно. Остаются лишь «ясные» и «верные» признаки — структура (ярусность) и доминирующие виды. Однако эта «ясность» неизбежно ведет к формализму, к искусственности — к классификации такого сложного и многоликого явления, как фитоценоз, на основе одного-двух выдвинутых признаков.

Такой формализм при выделении основной единицы геоботаники — ассоциации — преобладает в 30-е годы. Но в то же время все больше начинают выступать ученые, которые возражают против универсального значения доминантов при классификации фитоценозов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: