Факультет

Студентам

Посетителям

Географические основы учета охотничьих животных (территориальная экстраполяция выборочных данных)

Каждый метод учета охотничьих животных может применяться лишь в определенных природных условиях.

Например, маршрутные учеты по следам на снегу возможны в тех районах, где бывает сплошной покров достаточно рыхлого снега. Эти методы не применяются на территориях, где не бывает устойчивого снежного покрова, или там, где снег сильно уплотнен, что значительно увеличивает пропуски следов и делает учет бессмысленным (открытые тундры).

Географические условия могут сделать применение одного метода менее целесообразным по сравнению с другим. Так, в среднегорных районах Забайкалья и других территориях юга Сибири возможен маршрутный ленточный авиаучет копытных животных. Однако горные условия проведения учета и связанные с этим причины (неопределенность ширины учетной ленты, локализация зверей в долинах и нижних частях склонов, высокая степень сходства условий обитания в соседних долинах и т. п.) делают более целесообразным авиаучет копытных на площадках, охватывающих части бассейнов рек, участки долин.

Таким образом, для каждого метода учета можно ограничить территории с географическими условиями, при которых применим этот метод. Можно провести районирование территории, которое покажет, где какой метод целесообразнее применять. Такое районирование по учету водоплавающей дичи проведено Ю. А. Исаковым (1963).

Территориальное ограничение возможности и целесообразности методов учета, проблема районирования территории по наиболее приемлемым методам учета составляют лишь одну небольшую часть географических основ учетов охотничьих животных. Главное же содержание этого аспекта заключается в проблеме территориальной экстраполяции учетных данных.

На пробных площадках или лентах получают показатель плотности населения того или иного учитываемого вида; в результате относительных учетов образуется какой-либо относительный показатель обилия животных. Эти показатели относятся только к площади проб (площадки, ленты) или к месту, где проведен относительный учет. Экстраполяция, или распространение полученных показателей, проводится на значительно большую территорию, которую можно назвать ареной экстраполяции.

Экстраполяция строится на принципе подобия. Подобие пробы (выборки) и арены экстраполяции (генеральной совокупности) выражается в плотности населения вида (или полученных относительных показателях). Такое подобие может быть достигнуто в трех случаях: когда животные размещены по территории равномерно; когда проб много и они размещены по территории равномерно; когда пробы охватывают участки территории с различной плотностью населения вида в той же пропорции площадей, какая существует на арене экстраполяции. Первое из этих трех условий почти никогда не встречается в природе: животные, как правило, размещаются по территории с разной плотностью населения.

Строго равномерно разместить по территории пробы не всегда удается, да и вряд ли это целесообразно, так как придется проводить учет в заведомо ненаселенных видом или видами местах, что повлечет необходимость холостых переходов, переездов, обследование в труднодоступных местах.

Рациональнее выполнить третье условие: маршруты и площадки разместить по территории произвольно, но для сохранения пропорции площадей необходимо правильно выбрать арены экстраполяции и провести учет внутри каждой из них.

Один из способов заключается в том, что по первичным материалам учета встречаемости животных или их следов выявляются участки с относительно равномерной и одинаковой плотностью населения. Данные пробных учетов внутри каждого из таких участков осредняются, а средние показатели распространяются на всю площадь соответствующего участка.

Разбивка интересующей территории на несколько арен экстраполяции по признакам встречаемости животных (следов) имеет негативные стороны. Во-первых, она проводится для каждого вида в отдельности, следовательно, для обработки учетов по каждому виду животных необходимо каждый раз определять площади выделенных арен экстраполяции. Во-вторых, в разные годы животные размещаются по территории неодинаково, значит, каждый год нужно выделять новые арены экстраполяции и снова определять их площади. В-третьих, такие эфемерные арены экстраполяции, вновь выделяемые при каждом учете для каждого вида животных, вряд ли могут быть охарактеризованы по условиям обитания животных, по факторам, воздействующим на численность и размещение видов. Однако знать эти факторы желательно для анализа материалов самих учетов.

Этих отрицательных сторон лишена ландшафтная классификация охотничьих угодий: эта основа относительно постоянна во времени, каждая категория классификации может иметь характеристику условий обитания в ней животных.

При использовании классификации охотугодий в выборе арен экстраполяции предполагается, что плотность населения животных связана с характером угодий, условиями обитания животных: каковы угодья, такова и численность животных.

Средняя многолетняя численность животных может действительно соответствовать угодьям. Для момента учета это положение не всегда верно, так как даже на территории спортивного охотхозяйства в разных его частях возможно различное размещение животных по угодьям из-за разных фаз изменения их численности и других условий. Это вынуждает очень осторожно пользоваться классификацией угодий в качестве основы для экстраполяции учетных данных: нужно сначала установить закономерности размещения животных по угодьям, затем выбрать арены экстраполяции.

В размещении животных наблюдаются две основные закономерности: региональная и типологическая. Для выбора арен экстраполяции необходимо по первичным материалам учета определить степень проявления каждой из этих закономерностей. Если материалы показывают, что в двух близких типах охотугодий получается одинаковая или очень сходная плотность населения животных, эти типы угодий можно объединить. Если в двух или трех местностях в расчете на общую площадь получается сходная плотность населения, их тоже объединяют в одну арену экстраполяции. Таким образом, арены экстраполяции формируются объединением территорий, сходных по плотности населения учитываемого вида и разделением единиц классификации с различной плотностью населения.

При объединении и разделении территории нужно иметь в виду степень обеспеченности учетным материалом различных единиц делений угодий и пропорциональность покрытия их учетными пробами. Если несколько типов угодий в равной степени охвачены учетными пробами, например, на 100 га угодий этих типов по 1 или по 10 га пробных площадей, то эти типы можно объединить в одну арену экстраполяции независимо от того, сходная или различная встречаемость вида существует в этих типах угодий. То же самое делается и с региональными контурами. Такое объединение возможно потому, что осреднение материалов будет взвешенным, пропорциональным площади объединяемых единиц классификации. Поэтому средний показатель плотности, умноженный на площадь объединенных типов угодий, даст в результате ту же численность, которая получилась бы при раздельной обработке материалов по каждому типу угодий и последующем суммировании числа животных (в особях).

Объединение разных угодий в одну арену экстраполяции по обоим признакам (близость плотности и одинаковая степень покрытия пробами) целесообразно для получения численности (запаса) вида на интересующей территории. Объединение по признаку близости плотности населения не мешает и картографированию численности отдельных видов животных.

Если объединяются учетные данные по территориям, на которых существует различная плотность населения, и они в разной степени охвачены учетными пробами, т. е. непропорционально их площади, а затем осредненные данные экстраполируются на объединенную территорию, то обязательно получается закономерная ошибка экстраполяции — ошибка диспропорции. Она тем больше, чем больше разница в плотности населения между объединенными территориями и чем больше разница в степени их охвата учетными пробами. Ошибка диспропорции может быть и в сторону занижения и в сторону завышения численности в зависимости от соотношения плотности населения и степени охвата территории пробами. Если больше учетных проб заложено в местах с более высокой плотностью населения, то в результате осреднения получится завышенная численность, и, наоборот, при большем объеме учетов в более бедных местах получается занижение результата.

Экспериментальным путем автор пытался выявить размер ошибок диспропорции, который возможен в практике учета. После охотоустройства Петушинского охотхозяйства были обработаны данные учетов различными способами экстраполяции.

Для обработки были выбраны конкретные учетные данные по трем видам тетеревиных птиц: глухарю, тетереву и рябчику. Выбор этих объектов определяется тем, что учет проводился в течение всего полевого периода охотоустройства Петушинского хозяйства (февраль—ноябрь 1966 г.). Длина учетных маршрутов составила 2000 км, из которых были выбраны наиболее репрезентативные маршруты (738,3 км). Не обрабатывались маршруты в неблагоприятную погоду (дождь, снег, сильный мороз, сильный ветер), а также маршруты по дорогам, где в день учета до его проведения была малейшая вероятность отпугивания птиц пешеходами или машинами. На отобранных маршрутах было встречено 65 тетеревов, 46 рябчиков и 25 глухарей.

Учет проводился ленточным методом одним учетчиком без собаки. Длина маршрута определялась по крупномасштабной (1:25 000) карте угодий хозяйства. Ширина учетной полосы устанавливалась графическим анализом расстояний встреч (см. раздел о ленточных учетах). Ширина ленты колебалась в зависимости от сезона для тетерева от 40 до 60 м, для рябчика от 30 до 60 м, для глухаря от 60 до 100 м.

Из всех отобранных маршрутов 177,4 км составили пешие, а 560,9 км — учетные маршруты, проводимые на мопеде по лесным дорогам и тропинкам. Ширина учетной полосы в мопедных учетах составляла для рябчика 10 м стабильно, для глухаря и тетерева 15—20 м, в зависимости от сезона.

Сравнение пеших и мопедных маршрутов показало, что результаты получаются сходные. Например, в одной местности в елово-сосново-мелколиственных лесах, где было встречено наибольшее число глухарей, при обработке пеших маршрутов получилось 4,4, а мопедных — 4,8 особей на 1 км2. По другим видам в других местах результаты были соответственно: 3,8 и 3,6; 0,8 и 1,2; 14,5 и 13,7 и т. д. Какие из них точнее, сказать трудно, так как проверки точности учета на пробных лентах нами не проводились.

Пешие учетные маршруты были более короткими — до 25 км в день, но имели широкую полосу обнаружения. Мопедные маршруты были длиннее, но имели узкую полосу обнаружения. Это позволяло за 1 день охватить учетной лептой до 10 сложных урочищ и в каждом из них провести учет во всех частях хозяйства. Они хорошо дополняли пешие учеты, а результаты тех и других осреднялись.

В учетах рябчика с манком в 1966 г. ширина ленты определена в 100 м (в 1969 г. — в 150, что связано с повышением мастерства владения манком, хотя в других хозяйствах, в том числе и раньше 1969 г., ширина полосы учета с манком доходила до 250 м). Стаи тетеревов, встреченные на опушках, в рединах и т. п., оказывались в пределе 400-метровой полосы, что заставляло при обработке позднеосенних и зимних учетов тетерева в соответствующих угодьях принимать такую ширину учетной ленты.

Обработка учетов проводилась по двум формулам. Разница между формулами заключается в том, что показатель ширины учетной ленты переходит из знаменателя в числитель. Поэтому при обработке учетов по первой формуле за целый год определялись сначала произведения по сезонам, затем суммировались внутри каждой арены экстраполяции. При такой технике обработки была возможность определить ширину ленты отдельно для лесных и открытых угодий (особенно для тетерева). При пользовании второй формулой сначала рассчитывались произведения для соответствующего вида, сезона, открытых или лесных угодий, т. е. ширина ленты вводилась в подсчет при встречах, а не при отрезках маршрутов по разным аренам экстраполяции, что несколько облегчает обработку. Разница в результатах, полученных двумя формулами, была незначительной и она получалась не всегда.

По каждой формуле учетные материалы обрабатывали трижды: отдельно осенние учеты, учеты во все сезоны года, не принимая во внимание сезонные колебания численности, и годовые учеты с введением в формулы сезонного коэффициента, позволяющего привести учеты во все сезоны года к осеннему поголовью. Этот коэффициент рассчитывался из среднего количества молодых в выводке, числа выводков и встреченных холостых самок. Расчет велся по данным не только отобранных для обработки маршрутов, но и остальных маршрутов, а также по данным учетов на стационарных пробных площадках. Для осенних учетов этот коэффициент равен 1, в остальные сезоны — больше 1: в конце зимы для тетерева — 1,7; глухаря и рябчика — 2; весной для тетерева — 2; глухаря — 2,5; рябчика — 2,75 и т. п. Средний размер выводков в 1966 г. у тетерева был равен 2; у глухаря — 3; у рябчика — 3,6 птицы.

Таким образом, по каждому виду птиц обработка учетных данных велась шестью способами.

Экстраполяция учетных данных проводилась по каждому виду двенадцатью методами. Аренами экстраполяции были: вся площадь хозяйства; лесные и нелесные площади хозяйства (категории угодий); типы угодий в пределе всего хозяйства; общие площади егерских обходов; категории угодий обходов; типы угодий в пределах обходов; общие площади ландшафтов, категории угодий в пределах ландшафтов; типы угодий в пределах ландшафтов; общие площади местностей (нижняя ступень регионального ландшафтного деления хозяйства состояла из природных комплексов различного ранга — от сложных урочищ до местностей); категории угодий внутри местностей; типы угодий внутри местностей. Обработка данных по каждому методу экстраполяции велась указанными шестью способами. Таким образом, по каждому из трех видов птиц получалось 72 конечных результата — численность птиц во всем хозяйстве. Все эти результаты были разными.

Далее по каждому виду птиц определялся эталон численности. Он вычислялся по данным различных методов учета, контролирующих друг друга: маршрутных с регистрацией встреч, рябчика с манком, на тетеревиных и глухариных токах, картографированием индивидуальных участков на площадках около 200 га и крупных площадях при низкой численности. Выяснялась также степень концентрации птиц у лесных дорог и просек методом сравнения учетов по лесу и дорогам. При вычислении эталонов стремились проводить учеты на различных участках хозяйства как можно более индивидуально, т. е. приблизиться к сплошному учету. Фактически были известны все выводки тетеревиных на половине площади хозяйства. На остальной территории экстраполяция велась по наименьшим приемлемым участкам угодий индивидуально, причем эти участки по глазомерной оценке имели относительно равномерное проявление всех факторов среды обитания тетеревиных (фактор беспокойства, выпас скота, преобладающий фитоценоз и т. и.).

Затем определялась разница между полученными результатами по каждому методу экстраполяции и эталоном. Отношение этой разницы к эталону считалось ошибкой за счет экстраполяции, основу которой, несомненно, составляет ошибка диспропорции. Эта ошибка выражалась в процентах. По каждому методу экстраполяции суммировались и осреднялись по шести способам (видам) обработки учетов.

Могут возникнуть сомнения в точности сбора пробных учетных данных и определения эталонов, но это мало касается основных выводов проведенного эксперимента. Во-первых, различными методами экстраполяции обрабатывались одни и те же учетные данные со всеми свойственными им погрешностями. Они обрабатывались одними и теми же способами, по одним и тем же формулам. Тем не менее разница в результатах была значительной. В одних случаях ошибки были в пределах нескольких процентов, в других— превышали шестикратную величину. Во-вторых, точность эталона не играла никакой роли в получении результатов по численности. Ошибка означает лишь разницу между определенной численностью и эталоном, выраженную в процентах. Ее можно выразить и в абсолютных значениях, от чего результаты не изменятся. Конечно, эти эталоны не абсолютно точны, но для нашей работы и не важна совершенная точность, так как выводы из этой работы строятся на группировках цифр, их соотношении, а не на абсолютном их значении. Л эта группировка зависит от полученных результатов по численности и, во всяком случае, не от точности эталонов. Рассмотрим это подробнее.

Теперь допустим, что эталоны уменьшились во много раз. Тогда ошибки были бы больше и все графическое изображение поднялось бы вверх в таком же геометрическом взаиморасположении вершин столбиков. Воображаемая гипербола никогда бы не приблизилась к абсциссе, т. е. при сплошном учете все равно имелись бы ошибки экстраполяции, которых в этом случае не бывает.

Если увеличить эталоны в несколько раз, тогда разница между ними и рассчитанной численностью была бы меньше в случаях завышения численности экстраполяцией (как было у нас по хозяйству, в меньшей степени — по обходам и т. д.). Тогда бы кривая разброса данных уходила дальше от абсциссы с уменьшением региональных арен экстраполяции, и при сплошном учете были бы самые большие ошибки экстраполяции. Все это позволяет предполагать, что эталоны определены нами достаточно точно, хотя это и не имеет большого значения.

На правильность соотношения группировок цифр указывает также уменьшение разброса фактических ошибок (внутри каждой группы методов экстраполяции) с уменьшением площади региональных арен экстраполяции. Это означает, что уменьшаются возможные ошибки, а вместе с тем и фактически полученные.

В 1969 г. мы повторили проверку методов экстраполяции в том же Петушинском хозяйстве МГС «Динамо». Всего было сделано 398,5 км пеших маршрутов и 213,8 км маршрутов на мопеде. Учтено на маршрутах 142 тетерева, 48 глухарей и 51 рябчик. Таким образом, объем учетного материала был примерно одинаковым при первой и второй проверке. Учеты обрабатывались теми же двенадцатью методами экстраполяции, но двумя способами обработки по тем же двум формулам, так как все учеты проведены в один сезон. Эталоны невозможно было установить достаточно точно за такой короткий период работы (1 месяц), поэтому на графике даны ошибки в процентах от примерного уровня численности.

При сравнении выявляются их общие черты, отражающие причины возникновения ошибок диспропорции. Так же, как в 1966 г., в 1969 г., во всяком случае по учетам глухаря и тетерева, ошибки экстраполяции уменьшались с увеличением однородности, с уменьшением площади региональных арен экстраполяции: по ландшафтам учеты были точнее, чем по всему хозяйству, по местности — точнее, чем по ландшафтам.

Таким образом, региональное ограничение экстраполяции влияет на точность результата, и чем это ограничение больше, тем меньше ошибки экстраполяции. В принципе бесконечное региональное ограничение (до квартала, 10 га и менее) приводит к сплошному учету, в котором нет экстраполяции и ее ошибок.

Региональное ограничение экстраполяции означает, что принимаются во внимание региональные закономерности размещения животных. Следовательно, учитывать эти закономерности при экстраполяции необходимо. Использование региональной части классификации угодий в учете животных обязательно при условии непропорционального размещения проб.

Значение типологических закономерностей размещения животных в экстраполяции данных учетов проявляется в соотношении между первым, вторым и третьим столбиками в каждой группе методов, т. е. в соотношении результатов экстраполяции на общую, лесную площадь и типы угодий одних и тех же регионов при одном и том же региональном ограничении экстраполяции. Как видно из рисунков, разница между длиной трех столбиков одной и той же группы бывает разной: иногда экстраполяция на типы угодий бывает точнее, чем на лесную площадь (категории угодий) или общую площадь, бывает и наоборот. Встречаются случаи, когда экстраполяция на категории угодий точнее, чем на общую или типы угодий; различие ошибок может быть большим (и в разную сторону), может быть и маленьким.

Все это говорит о том, что нет четкой определенной закономерности во влиянии типологических сторон размещения животных на ошибки экстраполяции. Объясняется это тем, что учетные пробы, особенно примаршрутные ленты, покрывают различные типы (категории) угодий достаточно пропорционально соотношению их площадей на территории. Диспропорция, как правило, бывает небольшая и в разную сторону (больше пройдено, или по более богатым, или по более бедным угодьям). Поскольку типы угодий часто чередуются на территории, покрыть их пробой пропорционально при произвольной закладке проб значительно проще, чем пропорционально охватить региональные части территории. По этой причине ошибки экстраполяции больше различались при разном региональном ограничении, чем при типологическом, особенно в результатах учета 1966 г.

При сравнении кроме общих черт можно заметить и различия в результатах первой и второй проверки методов экстраполяции. В 1966 г. материал собирался без намерения проводить эксперимент по экстраполяции учетных данных, мысль о возможности такого опыта пришла после завершения охотоустройства хозяйства, поэтому пробы закладывались произвольно. В 1969 г. учеты проводились специально для повторения опыта. В связи с этим за месяц работы старались более или менее равномерно охватить пробным учетом всю территорию хозяйства, все выделенные нами местности. Тем самым региональные части хозяйства были охвачены относительно пропорционально и ошибки при различном региональном ограничении экстраполяции получились меньше, чем в первой проверке.

Во второй проверке проявилась несколько большая разница результатов экстраполяции в различном типологическом плане: в разнице длины столбиков в одной тройке методов. Это объясняется тем, что в 1966 г. учеты проводились во все сезоны года при различном сезонном распределении птиц по типам угодий. Осреднение данных за весь год снивелировало значение типологического размещения птиц для точности экстраполяции. В 1969 г. учет проводился всего 1 месяц, для которого было свойственно определенное типологическое размещение видов. По этой причине незначительная диспропорция охвата пробной лентой различных типов угодий сразу сказалась на ошибках экстраполяции.

Для доказательства правильности изложенных доводов было проведено сравнение результатов учета рябчика 1969 г. и только осенью 1966 г. Ошибки и их соотношение получились сходными с проявлением типологических закономерностей размещения, хотя круглогодичные учеты 1966 г. не показали большой разницы в экстраполяции на различные типологические группы угодий.

Таким образом, в ряде случаев, особенно при одноразовых сезонных учетах, при невозможности охватить пробой типы угодий пропорционально их площади, при четких типологических закономерностях размещения животных необходимы типологические арены экстраполяции.

В практике учетов охотничьих животных в случаях, когда необходимы типологические арены экстраполяции, целесообразно выделять небольшое число типологических группировок, объединяя в них даже не очень близкие по растительности угодья. Это уменьшит трудоемкость обработки учетов без существенного снижения их точности.

Материалы проверок методов экстраполяции показали и видовую специфику размещения птиц. Сходное соотношение ошибок наблюдалось по учетам глухаря и рябчика: эти виды в условиях хозяйства размещались аналогично. По глухарю ошибки были больше, чем по рябчику, так как глухарь более редок и размещен по территории хозяйства менее равномерно, локально, т. е. с большим проявлением региональных закономерностей размещения. По обоим видам уточнение результатов экстраполяции идет до местности — самой мелкой региональной арены. Оба вида достаточно четко связаны с местностями и, судя по анализу отдельных маршрутов, встречаемость их падает к границам местностей, где наблюдаются наиболее резкие изменения численности.

Иные закономерности проявились при обработке учетов тетерева. Как максимальные, так и средние ошибки экстраполяции учетов этого вида получились относительно небольшими, что можно объяснить относительной равномерностью размещения вида. В 1966 г. наименее точной оказалась экстраполяция на типы угодий всего хозяйства.

Экстраполяция на общую площадь, как правило, была не менее точной, чем по типам угодий, и несколько более точной, чем по категориям угодий. В этом сказывается встречаемость тетерева как в лесных, так и в открытых угодьях. Уточнение результатов экстраполяции идет до ландшафта. С уменьшением региональных арен экстраполяции точность результатов либо стабилизируется, либо уменьшается (одинаковые ошибки экстраполяции по ландшафтам и местностям в 1966 г. и большие ошибки по местностям в 1969 г.). Это объясняется тем, что тетерев меньше связан с местностями, чем глухарь и рябчик. На карте размещения тетерева, составленной по материалам учета, прослеживаются две изолированные группировки этого вида, связанные с ландшафтами. Внутри ландшафтов тетерев чаще встречается ближе к границам местностей, реже — к границам ландшафтов и, соответственно, к внешним границам входящих в ландшафт местностей.

Все это позволяет предполагать, что по своим территориальным связям тетерев — явно ландшафтный вид и уменьшение региональных арен экстраполяции ниже ранга ландшафта не уменьшает ошибки и даже может привести к их увеличению.

Чтобы не возвращаться к общим проблемам экстраполяции в учетах охотничьих животных, приведем здесь краткие выводы, сформулированные по материалам проверок методов экстраполяции. Эти выводы впоследствии неоднократно подтверждались при учетах различных видов и групп охотничьих животных на разных по величине территориях.

1. Региональное деление территории для экстраполяции учетных данных необходимо всегда, на любой территории, поскольку региональные закономерности размещения животных существуют везде, а покрыть учетной пробой разные части территории пропорционально их площади удается далеко не всегда. Несоблюдение этого условия, как правило, ведет к большим ошибкам экстраполяции, ставящим под сомнение смысл учета.

2. Чем меньше и однороднее региональные арены экстраполяции, тем меньше ошибки. Это правило прослеживается до определенного предела: региональной ареной экстраполяции можно считать территорию, заселенную по меньшей мере несколькими особями или группами учитываемых животных (территориальной группировкой животных).

3. Природные региональные арены экстраполяции дают более точные результаты, чем такие же по площади административные регионы. В наших проверках экстраполяция на шести ландшафтах была почти всегда точнее, чем на семи егерских обходах, за исключением материалов учета глухарей в 1969 г., когда чисто случайное совпадение шести факторов определило обратную закономерность (Кузякин, 1975).

4. Типологические арены экстраполяции уточняют результаты учета, если мелкие типологические группировки угодий покрываются пробой непропорционально. Типы угодий покрыть пробой пропорционально относительно легко, для чего используют случайную или соответствующую преднамеренную закладку маршрутов и площадок. При некоторых методах учета вообще невозможно использование типологических арен (например, на крупных пробных площадках). В связи с этим типологические арены экстраполяции нужны далеко не всегда.

5. В случаях, когда использование типологических арен экстраполяции ведет к уточнению учетов, не обязательно стремиться к дробной типологии: точность результатов резко возрастает при использовании немногих типологических разностей, с увеличением дробности деления угодий уточнение становится все меньшим и меньшим. В практике учетов иногда достаточно двух-трех типологических групп угодий, выделенных по признаку одинаковой степени охвата их учетной пробой, например: болота (учет проведен в небольшом объеме); леса с преобладанием ассоциаций сухих местопроизрастаний (больше всего учет проводился вдоль дорог, где существует определенный набор фитоценозов); все остальные угодья (со средней степенью охвата их учетными маршрутами).

6. Типологические арены экстраполяции нужнее при разовых учетах, при работах в течение небольшого отрезка времени. В таких случаях типологические закономерности размещения животных проявляются более четко и больше влияют на точность учета. Если материалы учета осредняются за длительный период (год, несколько лет) даже при той же диспропорции охвата пробой угодий, ошибки становятся значительно меньшими, что ведет к нецелесообразности использования типологических арен экстраполяции.

7. Все, что касается типологических арен экстраполяции, относится к типологическим объединениям мелких участков территории, которые не могут иметь территориальную группировку животных учитываемого вида. При типологическом объединении крупных участков территории (ландшафтов, районов) следует придерживаться правил региональных арен экстраполяции. В частности, типологическое объединение крупных комплексов должно быть как можно более узким, по возможности такие комплексы нужно рассматривать индивидуально.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: