Факультет

Студентам

Посетителям

«Биограф» азота

«Биографом» азота назвали одного из учеников Тимирязева — замечательного русского ученого, Дмитрия Николаевича Прянишникова.

Дмитрий Николаевич умер 30 апреля 1948 года.

На вечере, посвященном его памяти, один ученый сказал:

«Как похож он был на своего учителя — Тимирязева! Тимирязев всю жизнь посвятил изучению углеродного питания растений. Прянишников с такой же страстностью изучал азотное питание растений!»

Никто подробнее Прянишникова не исследовал все особенности азотного питания растений. Его лучшая книга называется «Азот в растениях и в земледелии». Как и полагается всякому биографу, он изучил жизнь своего «героя».

В своей книге Дмитрий Николаевич тщательно и любовно рассказывает обо всех превращениях, которые испытывают азотные соли, попадая в растение.

Познакомимся же с биографией того, кто заслужил имя «биографа» азота.

На границе с Монголией расположен небольшой городок Кяхта. Здесь когда-то проходил караванный путь через пустыню Гоби.

Богатые караваны с русскими товарами отправлялись в Китай. Из Китая везли чай и шелк. Сюда, «на край земли», в дальнюю Кяхту, царское правительство ссылало революционеров. В этом маленьком пограничном городке и родился будущий русский ученый — Дмитрий Николаевич Прянишников.

Было это 8 ноября 1865 года.

Дмитрий Николаевич унаследовал от своих дедов любовь к родине и светлую веру в ее будущее. Еще юношей он поставил себе задачу: стать ученым.

Целый месяц — на лошадях, на пароходе, по сибирским рекам, по почтовому тракту — пробирался молодой Прянишников в Москву, чтоб поступить в университет.

«Сибирский самородок!» — восторженно говорили о нем товарищи.

«Наша замечательная смена!» — радовались профессора.

Климент Аркадьевич Тимирязев в это время преподавал в Московском университете. Он тоже обратил внимание на талантливого студента.

Вскоре Дмитрий Николаевич стал любимым учеником Тимирязева. Их роднило общее желание — пользуясь наукой, практически помогать народу.

Доля народа, счастье его,

Свет и свобода — прежде всего!

Этими некрасовскими стихами Прянишников закончил свое сочинение на выпускном экзамене в гимназии.

Слова эти стали девизом всей его жизни.

Вот этому своему ученику и подарил Климент Аркадьевич нижегородский стеклянный домик.

Он знал, что Дмитрий Николаевич сумеет продолжить начатое им дело по изучению растений. Он верил, что его ученик будет участвовать в осуществлении

его мечтаний — увидит русскую землю свободной и обильной.

Ученик пережил своего учителя на двадцать семь лет.

За эти годы наша страна неузнаваемо изменилась! Уже не мечтой, а действительностью стали высокие урожаи. И немалую роль в развитии нашего сельского хозяйства сыграл Дмитрий Николаевич Прянишников.

Он доказывал, что правильное земледелие способно давать во много раз большие урожаи.

Стеклянный домик, подаренный ему учителем, разросся в большую лабораторию, где ученые продолжали изучать потребности растений. Здесь, под руководством Дмитрия Николаевича, проверялось действие на растения самых различных удобрений. Эта работа проводилась в течение десятков лет.

И лучшее, что открывалось в лабораторных опытах, Дмитрий Николаевич старался перенести в практическую жизнь, в земледелие.

Он не переставая путешествовал по родной стране и далеко за ее пределами. Его интересовало все. Как обучаются агрономы и какие новые удобрения открыты на Урале? Как живут норвежские крестьяне? Как поставлена агрономия в Италии? И многое, многое другое. Стоило только почитать его книги, статьи или послушать его речи, чтобы убедиться, как разнообразен круг его интересов.

Но куда бы Дмитрия Николаевича ни забросила судьба, какие бы интересные явления жизни он ни наблюдал, мысленно он всегда обращается к своей родине — к России. Путешествуя по Норвегии, он пишет:

«Природные условия Норвегии во многом напомнили мне Восточную Сибирь. Масса хвойного леса, большие водные бассейны, обилие дичи, грибов, ягод…»

Осматривая один из европейских заводов, изготовляющий фосфорное удобрение, он задумался над тем, что «Курск, Рязань и Смоленск должны изготовлять это удобрение у себя дома».

А посетив в 1909 году Лондон, он с гордостью за свою родину пишет:

«В науке, искусстве и литературе мы можем выступать на равной ноге с иностранцами».

Он стремился показать европейским ученым, что в России создаются великие открытия, бьется научная мысль.

Говорил Прянишников тихим голосом, пряча улыбку в небольшую, клинышком подстриженную бородку. Но речь его всегда была полна убедительных фактов, убийственных для врагов и радостных для друзей.

8 марта 1925 года он произнес свою знаменитую речь — «Мальтус и Россия». Он рассказал слушателям о том, что в странах капитала все еще живет обветшалая, злобная теория Мальтуса. Всё еще пытаются обмануть простых людей и доказать им, что голод на земле происходит от избытка населения.

Дмитрий Николаевич напомнил, как боролись с этой нелепой теорией русские ученые — Менделеев и Тимирязев…

«Если в России каждые пятьдесят лет население будет увеличиваться в два раза, и то нам не страшно! Надо только добиваться высоких урожаев. А разве это не в наших силах? Будем заботиться о растениях — и они дадут нам больше хлеба, овощей, фруктов». — Так говорил Дмитрий Николаевич Прянишников.

В чем же должна проявляться эта забота?

Надо правильно и обильно питать растения. Все, все должно быть использовано: невидимые микробы, добывающие азот из воздуха, навоз, питательные соли, которые найдены в земле.

Была у Дмитрия Николаевича еще одна большая мечта. Назвал он ее «химизация сельского хозяйства».

Это слово — «химизация» — пришло ему в голову, когда в нашей стране широко зазвучало другое слово — «электрификация».

В стране будет много электрической энергии. Она пойдет в деревню и будет помогать колхозникам в их труде.

И вместе с этим должно появиться много разных химических удобрений. Мало того, что геологи находят в земле, мало того, что запасают микробы в почве, человек должен готовить искусственные питательные соли.

Почему, например, не изготовлять удобрение из азота воздуха?

Дмитрий Николаевич начинал свою научную деятельность в царской России. В то время даже мысль такая показалась бы дикой. Многие агрономы считали, что вообще не следует особенно увлекаться удобрениями. Стоят они дорого, а русская земля и без них плодородна. Так относились к удобрениям естественным, найденным в земле.

Что же касается искусственных, то их почти не изготовляли. Достаточно сказать, что шесть крохотных заводиков, которые были тогда в России, выпускали искусственных удобрений много меньше, чем наш один теперешний завод.

И, конечно, мысль о том, чтобы использовать азот воздуха и из него на заводах готовить соль для питания растений, могла осуществиться только в советское время.

В нашей стране имеются теперь такие заводы.

Наука поставила на службу человеку всю природу: невидимых микробов, соляные богатства земли и воздух.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: