Факультет

Студентам

Посетителям

Структура ареала и состояние популяции ирбиса в Тянь-Шане

Е. П. Кошкарев. Тянь-Шанская высокогорная физико-географическая станция (с. Покровка) АН КиргССР

Вопрос о состоянии популяций вида тесно связан с их положением в ареале и внутренним строением занимаемого участка. Для ирбиса (Uncia uncia Schreb.) особое значение в ареале имеет тянь-шанский участок на котором численность популяции оценивается до сир пор выше, чем во многих других областях (Гептнер, Слудский, 1972; Слудский, 1973; Чичикин, 1973; Покровский, 1976; Jackson, 1979; Банников, Флинт, 1982; Красная книга СССР, 1984; Кошкарев, 1988а). Кроме того, Тянь-Шань является важнейшим очагом, за счет которого преимущественно было создано резервное поголовье вида в неволе (Blomqvist, 1988). На основе материалов, собранных нами в 1981 —1989 гг., и литературных данных рассмотрим, чем обусловлена повышенная численность ирбиса на тянь-шанском участке ареала и какова его роль в выживании популяции.

Площадь обследованной территории составляет 25,6 тыс. км2, или 1/3 площади местообитаний ирбиса в Тянь-Шане. Учетами охвачено около 7 тыс. км2 территории главным образом в Северном, Внутреннем и Центральном Тянь-Шане. В Западном Тянь-Шане летом 1988 г. обследованы маршрутным способом отдельные участки хребтов Чаткальского, Санталашского, Угамского и Таласского Алатау. Ранее опубликованные данные о пространственном размещении, площади местообитаний и численности крбиса в Тянь-Шане (Кошкарев, 1989; 1990) дополнены и уточнены материалами по Заилийскому Алатау, Кунгей Ала-Too, Кетменю, Кокшаал-Тоо, Борколдой-Тоо. Выделены участки повышенной и пониженной плотности населения ирбиса, подсчитана величина сокращения площади местообитаний. Оценка численности сделана дифференцированно по физико-географическим областям путем экстраполяции среднего показателя плотности. Точнее, на наш взгляд, определена численность в наиболее оптимальных местообитаниях, где учеты проводились неоднократно и перепады плотности не были такими значительными, как на остальной территории (Кошкарев,. 1986; 1989; 1990). Более чем 3-кратные изменения плотности выявлены для контрастных местообитаний: для центральной части и окраин основных хребтов, для местообитаний непрерывного и островного (на сыртах) характера. Эта пропорция отражена в таблице; для Западного Тянь-Шаня она достаточно условна из-за немногочисленности конкретных материалов. Расчет плотности проведен по карте масштаба 1:100000. В площадь местообитаний включены и ледники, исключая массив Хан-Тенгри (7010 адк) — пик Победы (7439 м), представляющие для ирбиса зону Транзита (Кошкарев, 19886). С учетом «развертки» поверхности склонов площадь, снятая с карты, увеличена на 30%.

Вместе с Памиром и Памиро-Алаем Тянь-Шань образует среднеазиатский очаг распространения ирбиса, в котором занимает северо-восточный выступ. Наибольшая обособленность его от соседних горных систем прослеживается в бассейне р. Сыр-Дарьи. Здесь большая часть территории занята малопригодными для заселения ирбисом местообитаниями — обширными сыртовыми пространствами Внутреннего Тянь-Шаня и Восточного Памира. Группировки зверей на сыртах имеют островной характер, крайне разрежены, во многих районах вообще отсутствуют. Естественная очаговость местообитаний, обусловленная природными барьерами, в последнее время резко усиливается различными формами антропогенного воздействия — прежде всего повсеместным интенсивным выпасом домашнего скота, ведущим к отчуждению территории у диких животных. Пространственный разрыв местообитаний существует и со стороны Джунгарского Алатау, который в пределах СССР отделен от Тянь-Шаня Илийской впадиной. Однако на территории Китая связь Тянь-Шаня с Джунгарским Алатау сохраняется через Восточный Тянь-Шань и хребет Боро-Хоро.

Наиболее благоприятные для вида участки приходятся на Центральный, юго-восточную часть Внутреннего и Северный Тянь-Шань. В орографическом плане эта территория наиболее «монолитна», местообитания здесь наименее прерывисты и создают наилучшие предпосылки для расселения и поддержания целостности населяющих их группировок. Исключение представляет расположенный особняком хребет Кетмень. В этом районе, а также на восточной оконечности Заилийского Алатау и Кунгей Ала-Тоо присутствие ирбиса в настоящее время не подтверждается (Федосенко, 1982; наши данные), граница ареала отступает. На оптимальных участках средний показатель плотности самый высокий – порядок 2,5 ос. на 100 км2, максимального значения — 6,2 ос./100 км2 — он достигает в Центральном Тянь-Шане (Кошкарев, 1988а).

На большей части Внутреннего Тянь-Шаня картина иная. Хребты имеют островное положение, отдельные группировки разобщены обширными сыртовыми пространствами и крупными меж — горными впадинами, плотность населения ирбиса, за исключением юго-востока этого района, резко снижается. Ситуация усугубляется повсеместным использованием территории под пастбища. Площадь местообитаний во всех островных очагах сокращается, популяция угасает. Характерный пример тому — группировка зверей хребта Молдо-Тоо у озера Сон-Кёль.

Обстановка на хребтах Киргизском и Кокшаал-Тоо, окаймляющих Внутренний Тянь-Шань с севера и юга, благоприятнее. Благодаря целостности местообитаний между группировками существует тесная пространственная связь, показатель плотности выше. В обследованных нами бассейнах рек Ак-Су, Сокулук, Ала-Арча, Иссык-Ата (Киргизский хребет), БольшойУзенгегууш (хребет Кокшаал-Тоо) он нигде не опускался ниже 2 особей на 100 км2. Сведениями по самому западному хребту Внутреннего Тянь-Шаня — Ферганскому — мы не располагаем.

Горная система Западного Тянь-Шаня относительно компактна, но занимает окраинное обособленное положение. Ее самые дальние, самые низкие и самые обособленные хребты — Боролдайтау, Сырдарьинский Каратау и Моголтау — выдвинуты в пустыню. Местообитания ирбиса имеют наиболее целостный характер на стыке Чаткальского, Пскемского и Угамского хребтов с Таласским Алатау. Здесь встречи ирбиса были обычными вплоть до 50-х годов (Шапошников, 1956; Афанасьев, 1960). Наблюдались они и в самой высокой части сырдарьинского Каратау (Северцов, 1873; Антипин, 1955). Позднее звери в Каратау исчезли (Гептнер, Слудский, 1972), а в основной области обитания стали редкими (Жирнов и др., 1978; Банников, Флинт, 1982).

Состояние популяции ирбиса в Западном Тянь-Шане самое неблагополучное. В настоящее время зверь считается редким даже на охраняемых территориях (Красная книга СССР, 1984; Заповедники Средней Азии, 1990). Вместе с тем, нам удалось собрать опросные сведения, а летом 1988 г. найти следы, указывающие на обитание ирбиса по всем основным хребтам Западного Тянь-Шаня. К наиболее важным следует отнести сообщения С. И. Евменова о встрече следов хищника в мае 1985 г. на главном водоразделе хребта Каржантау (следы наблюдались на гребне между пиками 2525 и 2859 м над ур. м. на протяжении 3 км; к письменному сообщению приложены фото следов) и Р. Ф. Насибуллина о встрече следов самки ирбиса с двумя сеголетками в сентябре 1982 г. на Майдантальском хребте (звери поднялись на перевал Дженысу со стороны р. Майдантал; письменное сообщение). Присутствие животных в окраинной части ареала, а главное — встреча самки с молодняком, позволяют надеяться на то, что популяция еще сохраняет свою жизнеспособность. Однако устойчивость ее низкая. При общей малочисленности зверей в Западном Тянь-Шане, мощном антропогенном воздействии и соседстве с немногочисленными и разреженными группировками Внутреннего Тянь-Шаня условия существования популяции не оставляют ей шансов на длительное выживание.

Общее поголовье ирбиса в Тянь-Шане ориентировочно составляет около 800 особей. В целом за последние сто лет его численность характеризуется неуклонным снижением. Если считать верной оценку поголовья ирбиса в Киргизии (почти целиком лежащей в пределах Тянь-Шаня) на период 60-х годов в 1000—1500 особей (Чичикин, 1973), и на период 80-х в 600—700 особей (Кошкарев, 1988а), то падение численности за 20-летний период окажется двукратным. Ежегодная добыча животных с конца прошлого столетия сократилась к 50-м годам в 3, а к настоящему времени — в 30 раз.

Таким образом, несмотря на общее, более благоприятное, чем в других регионах, положение ирбиса в Тянь-Шане, численность вида снижается даже здесь. В первую очередь это происходит за счет наиболее неустойчивых разреженных окраинных группировок, отделенных от основного популяционного ядра теми или иными природными барьерами, усиленными антропогенным, фактором, Отступание границ ареала по периферии Северного, Внутреннего и Западного Тянь-Шаня и повышенная плотность ирбиса в наиболее труднодоступных и глубинных областях свидетельствуют о том, что процесс расселения животных внутри тянь-шанского участка идет интенсивнее, чем между ним и соседними очагами (исключая, может быть, связь с группировками Восточного Таня-Шаня).

В будущем обособленность группировок возрастет. В первую очередь этот процесс затронет мелкие очаги обитания ирбиса во Внутреннем и Западном Тянь-Шане, в Северном — на хребтах Заилийский Алатау и Кунгей Ала-Too. Пока поголовье ирбиса в Тянь-Шане еще близко к эффективному размеру популяции, необходимому для ее выживания: 600 взрослых особей (Soule, 1980). Но при существующей скорости сокращения числености — около 30 особей в год — ситуация уже через 10—20 лет может стать критической. Реальный шанс стабилизации численности — организация охраняемых территорий на ключевых участках ареала: в наиболее уязвимых местообитаниях, в центрах расселения и на путях миграций животных. Такие резерваты целесообразно создать в Чилико-Кеминском горном узле, на Джумгальском хребте, а также — совместно с Китаем — в массиве Хан-Тенгри — пик Победы и на хребте Кокшаал.

В дальнейшем заслуживает внимания изучение группировок ирбиса на Ферганском хребте и в Восточном Тянь-Шане, которые потенциально могут способствовать расселению животных из соседних очагов и поддержанию устойчивости тянь-шанской популяции.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: