Факультет

Студентам

Посетителям

Ритмы Куро-Сиво

Через проливы с юга в Охотское мере со скоростью 50—90 см/с вливаются воды теплого и соленого течения Куро-Сиво, получившие название Цусимской ветви.

Течение Соя, изгибаясь вдоль побережья острова Хоккайдо, в дальнейшем поворачивает на северо-восток и омывает острова Кунашир и Итуруп.

Ученые ТИИРО Ю. В. Новиков, В. П. Шунтов, А. С. Соколовский и другие уже давно изучают воздействие течения Куро-Сиво на биологическую продуктивность дальневосточных морей. В этом крупнейшем на Дальнем Востоке научно-исследовательском институте рыбного хозяйства и океанографии создана даже специальная лаборатория рыбных ресурсов Куро-Сиво.

Через довольно правильные промежутки времени течение Куро-Сиво изменяет свой режим: оно то ослабевает, то прибывает, прижимаясь к побережьям либо отходя от них, или, как говорят океанологи, меандрируя. Жизненный цикл многих морских рыб — сардины, сайры, анчоуса, скумбрии — в значительной мере подвержен влиянию факторов течения Куро-Сиво, и численность их зависит от его состояния. По мнению ученых-ихтиологов, нерестилища, оказавшиеся в зоне меандра, испытывают положительное воздействие богатых биогенными соединениями глубинных вод, поднимающихся в ходе циклонического круговорота. Оплодотворенные икринки рыб удерживаются здесь от разноса и, находясь в благоприятных температурных условиях, развиваются во взрослых животных. Однако со временем система Куро-Сиво изменяет свою конфигурацию и рыб становится меньше. Такие колебания в численности промысловых видов ученые называют «волнами жизни» и связывают их появление с изменениями в количестве энергии Солнца, попадающей на Землю через каждые 9—11, 20—23, 80—90 лет. Иначе говоря, существуют одиннадцатилетние (в среднем), двадцатилетние, вековые ритмы солнечной активности, определенно обусловливающие соответствующие ритмы течения Куро-Сиво. Для многих видов рыб также характерны подобные ритмы численности: для скумбрии — 20—22 года, для сайры — 36 лет и т. д. Выявлены ихтиологами и более короткие ритмы — в 10—11, 4—6 лет и иные. Вообще говоря, подобная ритмика свойственна всему живому: белки, летучие и полевые мыши, вирусы гриппа — все они без какого-либо исключения изменяют свою численность в зависимости от фазы солнечной активности. Впервые на это совпадение обратил внимание основоположник гелиобиологии, выдающийся советский ученый профессор А. Л. Чижевский, однако, опубликованная им еще в 1930 г. работа «Эпидемические катастрофы и периодическая деятельность Солнца» была встречена читающей публикой, мягко говоря, без энтузиазма. Скептики не перевелись и поныне, однако факты даже их заставляют считаться с собой.

Анализируя океанологические факторы, определяющие промысловую биологическую продуктивность Атлантики, Г. К. Ижевский также обнаружил многолетние колебания биомассы рыб и других организмов через 4—6, 8—10, 18—20 лет. А для некоторых видов — и через 1—2 года. Такую периодичность связывают с лунно-солнечной приливно-отливной ритмикой, изменениями притока биогенных веществ, температурных, соленостных и других условий в море. Следовательно, влияние глобальных космических факторов на морские организмы опосредовано целым рядом «земных» обстоятельств. Очевидно, данные о периодических колебаниях запасов промысловых рыб и других морских обитателей должны учитываться при прогнозировании их вылова и разведения.

Большой знаток дальневосточных лососей И. М. Бирман установил, что горбуше свойственна десятилетняя ритмика численности. В годы высокой солнечной активности ход ее заметно уменьшается. Вызвано это промерзанием и обсыханием нерестилищ после больших паводков. Однако выявленная закономерность имеет значение только для горбуши, заходящей на нерест в устье Амура. Для сахалинской горбуши высокие «урожаи», напротив, приурочены к пикам солнечной активности. В этом можно видеть опосредованность солнечного влияния на стада рыб различных районов Охотоморья.

Стада сельди у берегов Сахалина и Хоккайдо, по данным И. М. Бирмана, увеличивают свою численность через 10—11 лет. В то же время, утверждает исследователь, для сельди Атлантического океана характерны противоположные тенденции. Замедление же темпов размножения сельди в Охотском море связано с повышением температуры воды на нерестилищах, обусловленным усилением течения Куро-Сиво.

Доктор биологических наук В. П. Шунтов отмечает, что при анализе рядов солнечной активности следует учитывать и изменения магнитной полярности Земли. Оценивая продукционные возможности дальневосточных морей, он считает, что в конце 70-х — первой половине 80-х годов нашего столетия Куро-Сиво вновь начнет меандрировать и его влияние на гидрологию Японского и Охотского морей уменьшится, а это, вероятно, в свою очередь приведет к периоду повышения «урожайности» тихоокеанской скумбрии.

С течением Куро-Сиво прямо связаны колебания численности теплолюбивой сардины-иваси, особенно почитаемой в Японии. В 20-е годы XX века в Дальневосточном бассейне наблюдался значительный рост ее уловов, а в 40-е годы, напротив — резкое падение их. Новый цикл потепления вод, связанный с деятельностью Куро-Сиво, в конце 60-х — начале 70-х годов вызвал еще одну «волну жизни» сардины. По мнению крупнейшего японского океанолога профессора М. Уды, очередного всплеска ее следует ожидать только в XXI веке.

Весьма своеобразно ведет себя сайра. Вот что пишет об этом В. П. Шунтов: «Численность ее (сайры) была высокой в начале 20-х, второй половине 50-х — начале 60-х годов. Наблюдается увеличение ее количества и с начала 70-х годов. Небольшой рост уловов наблюдался в конце 30-х годов, но тогда было очень много сардины и, как в случае с тихоокеанской скумбрией, это могло ограничить рост численности сайры. Все эти промежутки времени приходятся на периоды минимумов девятнадцатилетнего лунного прилива. Кроме того, они приблизительно совпадают с нечетными солнечными циклами. Можно предположить, что сайры будет много до 1980—1981 гг., но в первой половине 80-х годов численность ее снизится, чтобы вновь подняться только в самом конце столетия».

Однако во многих случаях продуктивность рыбных стад и колебания солнечной активности не совпадают. И это понятно — каждое живое существо сталкивается в процессе развития со множеством факторов среды — внешней и внутренней. Плодовитость, возрастной состав популяций, способность их к воспроизводству, приспособленность к различным условиям обитания — это и многое другое следует учитывать при анализе ритмики колебаний численности отдельных видов и их сообществ в море. В водах системы Куро-Сиво, отмечает советский ученый-ихтиолог Ю. В. Новиков, единое сообщество составляют такие виды, как скумбрия, сардина, анчоус, ставрида и даже кальмар. Взаимодействие этих видов в деталях еще не изучено, но нетрудно предвидеть существование межвидовой конкуренции за пищевые ресурсы, вызванной совместным обитанием в ограниченном пространстве, отношения типа «хищник-жертва» и многие другие связи между ними. Хорошо известен факт уменьшения численности скумбрии в периоды роста поголовья сайры. И примеры такого рода не единичны.

Особенно ощутимо воздействие перелова на рыбные стада, находящиеся в состоянии естественной депрессии, которая обусловлена сложным сочетанием разнообразных факторов земного и космического происхождения. И наоборот, рациональный промысел, основанный на точном прогнозе и данных о биологии и экологии промысловых видов, не подрывает их запасы.

Промысел сегодняшнего дня ориентируется главным образом на отдельные виды. В обиходе рыбаков прижились выражения «сайровая путина», «сельдяная экспедиция», «хековый промысел» и многие подобные. Между тем животные и растения в природе не живут порознь, а образуют сообщества или, как говорят ученые, биоценозы. Они связаны между собой пищевыми цепями, обмениваются разнообразными веществами (метаболитами), энергией и информацией. От микроорганизмов до хищных зверей — таков диапазон образующих сообщества организмов. Не составляют исключения и животные системы Куро-Сиво. Стоило снизиться численности камбалы в некоторых промысловых районах, как ее место тут же заняли бычки. Убыль камчатского краба сопровождалась массовым появлением краба-стригуна. В. П. Шунтов предостерегает, что структура морских сообществ изменяется, к сожалению, не в лучшую, с хозяйственной точки зрения, сторону. По его мнению, в дальнейшем промысловые нагрузки необходимо возлагать не на отдельные виды, а равномерно на всех членов сообщества. Это не только уменьшит разрушительное воздействие промысла на естественные запасы, но и обогатит ассортимент добываемой продукции. Планомерное использование биологических ресурсов предполагает освоение не только участков с высокой плотностью населения, но и обширных площадей морских акваторий, включая континентальный склон и большие глубины.

Переход в перспективе к промыслу на глубинах 2000—4000 м уже сегодня обязывает начать разработку новых технических средств и методов облова, технологии использования новых морепродуктов, включая организмы иных трофических уровней — планктонных рыб, ракообразных и водоросли. Большинство их быстро и в огромных количествах размножается, отличается коротким жизненным циклом и без ущерба может добываться в больших количествах. Первые шаги в этом направлении уже сделаны. Из небольшой антарктической креветки — криля — получают превосходную добавку в плавленый сыр, а паста из нее, под названием «Океан», пользуется повышенным спросом покупателей. А сколько еще съедобных видов ракообразных населяет водную толщу Охотского моря! Мириады планктонных рачков совершают ежесуточно вертикальные миграции и переносятся течениями на дальние расстояния. Особенно жирны веслоногие и ветвистоусые рачки, тело же морских копепод почти на четверть состоит из жира.

Весьма перспективно и морское растениеводство. Одна диатомовая водоросль (одноклеточное растение) за месяц может дать потомство, насчитывающее 100 миллионов особей. В течение же года она дает 1500 тони живой массы на квадратный километр, богатой разнообразными органическими соединениями и микроэлементами. На дно Охотского моря отмершие панцири диатомовых водорослей сыплются в таких огромных количествах, что образуют толщи осадков.

Течение Куро-Сиво несет в Охотоморье, увы, не только рыбные стада. Сброс в Японское море отходов, насыщенных ядовитыми соединениями ртути, свинца и других металлов, аварии нефтеналивных танкеров создают наибольшую угрозу жизни в системе Куро-Сиво. Печально известные болезни «итай-игай» и «минамата», от которых страдают тысячи японцев, — следствие массового отравления морских организмов. А есть ли гарантия, что воды, загрязненные где-нибудь на юге Японии и подхваченные течением Куро-Сиво, не окажутся у наших берегов? По-видимому, экологический аспект международных отношений в будущем должен приобрести еще большее значение, чем наши дни. Ведь проблемы защиты и сохранения морской среды глобальны по самой своей сути.

Заканчивая разговор о ритмах течения Куро-Сиво, хочется подчеркнуть, что многие из приведенных выше мнений гипотетичны. Нередко предположение одного исследователя противоречит представлениям другого, а третий высказывает точку зрения, опровергающую обе предыдущие. Для науки это совершенно естественно. Но море не может ждать, когда среди ученых восторжествует единомыслие. Да и восторжествует ли? Поэтому совершенно необходима перестройка стратегии научных исследований, самого стиля и логики научного мышлений. Не секрет, что некоторые ученые чрезмерно увлекаются узковедомственной спецификой и не всегда привязывают свои исследования к сложным проблемам отношений между обществом и природой. Эти реальные проблемы не являются только биологическими или геологическими, экономическими или социально-политическими; они то, и другое, и третье в совокупности, и решить их можно только на основе комплексных исследований, Рассчитывать сегодня на гениальных одиночек, которые вот-вот появятся и потрясут мир эпохальными открытиями, не приходится. Следовательно, перед нами лишь один путь — коллективных научных разработок, кооперации и координации исследовании. Необходимо также снести все «заборы» между так называемой фундаментальной и прикладной наукой. Ведь только ощутимые практические следствия дают право той или иной научной теории относить себя к фундаментальной науке. Бесплодное же теоретизирование больше тяготеет к схоластике.

Конкретные комплексные программы изучения и освоения ресурсов Охотского моря должны быть разработаны учеными Дальневосточного научного центра АН СССР совместно со специалистами ТИНРО, Дальневосточного морского пароходства, Всесоюзного объединения «Дальрыба» и других ведомств. Пути и способы лова и обработки продуктов моря, межгодовая изменчивость гидрологических и климатических условий и их воздействие на воспроизводство биологических ресурсов, жизненные циклы животных и растений, продукционные процессы и т. п. — все это необходимо познать, прежде чем давать научно обоснованные рекомендации и прогнозы.

А каковы перспективы хозяйственного освоения прибрежных районов суши, окружающей бассейн Охотского моря? Какое влияние окажет строительство новых городов и поселков на состояние окружающей среды? Будут ли при этом учтены очевидные ошибки и недочеты прошлого, связанные с чисто потребительским отношением к природе и ее ресурсам? Эти и другие вопросы неизбежно встают перед нами, когда мы пытаемся заглянуть в будущее Охотского моря.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: