Факультет

Студентам

Посетителям

«Программы для геоботанических исследований»

На конференции выяснилось, что для обеспечения научного уровня и практической ценности все более расширяющихся геоботанических исследований необходимо составить геоботанический методический сборник вместе с программами для исследовательских работ, которые соответствовали бы новым требованиям социалистического преобразования сельского и лесного хозяйства.

Соответствующий сборник был составлен очень оперативно — он появился уже в 1932 г. (Программы для геоботанических исследований, 1932) под редакцией Б. А. Келлера и В. Н. Сукачева. Здесь наряду с главами, рассматривающими общие вопросы, имелись и обзоры методов исследования различных типов растительного покрова (тундр, лесов, лугов, пастбищ, болот, степей, полупустынь, пустынь, песков и сообществ сорняков).

С точки зрения обзора развития советской геоботаники существенной в этом сборнике является первая глава — «Методология геоботаники при строительстве социализма», написанная Б. А. Келлером. Смелость изложенных в этой главе положений, основанных на диалектическом материализме, учет практических потребностей строительства социализма показывает, что в то время — в начале 30-х годов — происходило стремительное вторжение новых идей в советскую геоботанику. Основные положения новой методологии советской геоботаники Келлер сводит к четырем пунктам: 1) «уменье использовать все могущество научного оружия ради разрешения конкретных задач жизни в определенной хозяйственной обстановке, тесное взаимное проникновение науки и производства» (Келлер, 1932, с. 8); 2) «не просто описывать и исследовать растительность, а принимать самое деятельное участие в ее перестройке» (Там же, с. 9); 3) «комплексный характер ее исследований в тесной связи с почвоведением, агрономией, лесоводством и т. д.» (Там же, с. 12); 4) в этом пункте говорится «об исключительной плановости в тематике, в расстановке и использовании человеческих сил и материальных ресурсов, о самой тщательной и глубокой рационализации научно-исследовательской работы, об умелом и быстром учете и использовании результатов последней и т. д.» (Там же, с. 13).

Келлер подчеркивает, что новая геоботаника, перед которой поставлены большие практические задачи, не может развиваться на старых теоретических и методологических основаниях. «Геоботаника развивалась у нас в условиях буржуазно-помещичьего государства и вольно или невольно принесла с собой установки классово чуждые, реакционные, которые для нас нередко покрываются гипнозом крупных научпых имен (Докучаев, Морозов)» (Там же, с. 7). Келлер подвергает критике фитосоциологическое направление, поклонение девственной природе. Он отмечает, что исследователи, работавшие в царское время, утверждали, что самая большая естественная гармония, а вместе с тем и возможная производительность встречается в нетронутой, девственной природе; человек должен пытаться сохранить ее, способствовать ее восстановлению или же создавать схожие с девственной природой сообщества. Келлер излагает новое требование — человек должен научиться создавать такие растительные сообщества, которые лучше организованы, производительнее и постояннее девственных.

В позициях Келлера отражались стремления времени. Но в них проявились и те тенденции догматизма, окончательных решений и однобоких суждений, которые с 30-х годов стали тормозить развитие советской биологии и привели к временной монополизации взглядов одной группы биологов во главе с Т. Д. Лысенко. Так, например, совсем чуждо нам звучат слова Келлера о Докучаеве и Морозове, ученых прогрессивных, шагнувших далеко вперед и определивших во многом развитие науки в России и СССР.

Выше мы говорили о теоретических проблемах геоботаники в 20-е годы. Однако следует иметь в виду, что работы теоретического характера хотя и придавали периоду определенное лицо и направление, все же составляли лишь малую часть появлявшихся геоботанических исследований. Существеннейшей чертой тогдашней геоботаники являлись рост количества исследовательских работ и распространение их на области, растительный покров которых до сего времени был фактически «белым пятном». Появляются десятки и сотни описаний растительности различных областей, которые представляют собой ценный материал о растительном покрове отдельных территорий Советского Союза. Мы не будем называть отдельно эти исследования; сошлемся лишь на труд «Растительность СССР. Пояснительный текст к «Геоботанической карте СССР». Часть II» (1956), к которому приложен основательный список литературы, включающий и литературу, изданную в 20-х годах.

Тем самым создавалась основа для составления геоботанических карт, имевших большое теоретическое и практическое значепие. И благодаря интенсивности инвентаризационных геоботанических исследовательских работ в 20-х годах была составлена «Геоботаническая карта европейской части СССР» в масштабе 1:1050 000 (отдельные листы появились в 1927—1932 гг. под редакцией Н. И. Кузнецова) и другие карты.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: