Факультет

Студентам

Посетителям

Фитосоциологический период в советской геоботанике

Геоботаника в первые годы после Октябрьской революции. После Великой Октябрьской социалистической революции в России начинается быстрое развитие науки.

Новые задачи, поставленные перед всеми ее отраслями, ускорили также и развитие геоботаники. Уже во время гражданской войны были организованы многие геоботанические экспедиции, а в 20-е годы геоботаническая исследовательская работа оживляется еще более. В Московском университете впервые в мире создается специальная кафедра геоботаники (1923 г.); организуются геоботанические стационары и постоянно работающие экспедиции, отделения и секторы геоботаники институтов Академии наук.

Новый общественный строй, обширные восстановительные работы в промышленности и сельском хозяйстве, возникновение социалистического хозяйственного сектора, национализация производства — все это поставило перед наукой новые практические задачи. По сравнению со многими ее отраслями, прозябавшими при царском режиме, геоботаника была в несколько лучшем положении: экспедиции, организованные Переселенческим управлением, были для многих геоботаников хорошей школой, где они имели возможность использовать результаты своих исследований для решения практических задач (особенно при оценке земель).

В первые же годы Советской власти организуется подряд несколько совещаний геоботаников по вопросам методики и способов практического применения данной науки. В 1921 г. состоялся Всероссийский съезд ботаников под руководством Б. А. Келлера, где обсуждались главным образом вопросы методики исследования лугов и степей. Из общетеоретических докладов наиболее важным на этом съезде были доклады В. Н. Сукачева «О некоторых основных понятиях в учении о растительных сообществах» и В. В. Алехина «О терминологии в учении о растительных сообществах». В 1922 г. при Русском ботаническом обществе открывается Геоботаническое бюро. Задачей этого бюро явилась координация и программирование проводимой в России геоботанической исследовательской работы. Здесь составлялись карты состояния исследованности растительного покрова различных частей территории страны и определялись задачи дальнейших работ. В 1923 г. в Москве состоялось совещание геоботаников, где обсуждались направления и программы исследовательских работ. Главными докладчиками на этом совещании были Б. А. Келлер и Н. И. Кузнецов. В следующем, 1924 г. также проводится совещание, которое организует А. Я. Гордягин.

В области геоботанических исследовательских работ происходит резкий количественный рост, которому сопутствует и обсуждение теоретических проблем. В ходе обсуждения существенно возрастает значение геоботаники как самостоятельной и оригинальной отрасли науки; пространно обсуждается и решается целый ряд геоботанических проблем. Однако всему этому периоду придает определенный облик и своеобразие одна характерная черта — сохранение антропоморфических взглядов и даже их более широкое распространение в молодой советской геоботанике.

Возникает вопрос — почему именно тогда, в начальный период развивающейся советской геоботаники, так велика была недоработанность философских вопросов геоботаники? Почему именно тогда многие (в том числе и ведущие) геоботаники в своих теоретических исканиях придерживались антропоморфических взглядов?

Попытаемся найти ответ на эти вопросы. Прежде всего следует отметить, что это был период, когда геоботаника становилась самостоятельной, корда во всем мире начиналось исследование растительных сообществ. Названием нашей науки почти всюду было тогда «фитосоциология». Уже одно это название обусловливало, особенно на Западе, тот факт, что понятия и концепции, используемые при изучении жизни человеческого общества, механически переносились и в науку, исследующую растительные сообщества. В фитосоциологии получают распространение такие термины, как «общество растений», «индивид ассоциации», «фитосоциальные классы» и пр. Эти и многие другие понятия вторгаются, хотя и временно, и в молодую советскую геоботанику.

Это можно объяснить несколькими обстоятельствами: 1) огромным количеством фактического геоботанического материала, который нужно было быстро осмыслить теоретически; в короткий срок сделать все это обстоятельно было сложно, и поэтому геоботаники ухватились за с виду ясную и точную аналогию — человеческое общество, за царящие там закономерности и социологическую терминологию и перенесли все это в геоботанику для разъяснения жизни растительных сообществ; 2) многие естествоиспытатели, в том числе и ботаники, еще не особенно глубоко усвоили в тот период диалектический материализм; это было время, когда советские ученые только начинали более глубоко изучать эти науки; с другой стороны, в это время были широко распространены идеалистические и метафизические концепции Э. Маха, Р. Авенариуса и др.; последние оказали влияние на методологию многих советских геоботаников; 3) трудности в жизни молодого Советского государства в первые десятилетия его существования, политика нэпа (которую, как известно, часть интеллигенции не сумела правильно оценить) и пр. повлияли на некоторых ученых так, что они предпочли ориентацию на идеалистическую философию.

А. П. Шенников (1937) выделяет в геоботанике вышеназванного периода четыре направления: 1) направление В. Н. Сукачева; 2) направление глубокой социологизации растительных сообществ; 3) направление теории подвижного равновесия; 4) формально-морфологическое направление. Рассмотрим эти направления более подробно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: