Факультет

Студентам

Посетителям

Пощадите тигра!

Кажется, кто-то убит? Где я? Вскочив спросонок с кровати, я уразумел, что нахожусь в тропиках, так как едва не запутался в противомоскитном пологе. Тщетно пытался я нащупать выключатель ночника. Хотя бы фонарик найти…

Под кроватью, под полом — какое-то бурное шевеление. Приглушенный хрип заставил меня вздрогнуть и сесть. Хруст, как от ломающихся костей, потом стук о доску… Словно там, под полом, кто-то прокладывает себе путь в тесноте.

Внезапно меня осенило. Когда я прибыл сюда, длинноногий пес хозяина сразу же продемонстрировал свою симпатию ко мне. Видно, это он подстерег какую-то добычу под гостевым домом и теперь приступает к трапезе.

Осмелев, я нащупал фонарик, добрался до двери и распахнул ее. Луч фонарика осветил полосатого зверя. Здоровенный тигр уходил, держа в пасти собаку. Глаза его сверкнули рубинами, на миг он остановился, потом затрусил быстрее по садовой дорожке между кустами. И исчез в непроглядной ночи со всеми присущими ей звуками — скрип летучих собак, стрекот цикад, голоса козодоев и лягушек.

Сон как рукой сняло. Неужели и правда тигр? Ударился головой о доски пола, выбираясь из-под дома? Эффектная встреча в первую же ночь в жарких джунглях Суматры…

Я как-то не был готов к столкновению с крупным зверем, оно застигло меня врасплох.

Когда я на рассвете явился к завтраку, управляющий плантации Дж. Дж. Хауитт уже осмотрел следы, о которых ему доложил взбудораженный слуга. Он попросил у меня извинения за беспокойство, причиненное мне ночью тигром. И слегка опешил, когда я поведал, как на моих глазах зверь уволок его безжизненного пса.

— И вы не побоялись выйти? Вам знакомы повадки тигров?

Пришлось сознаться, что я вряд ли отважился бы распахнуть дверь, если бы знал, кто был у меня под полом.

Пока мы вместе ставили капкан на берегу желтой от глины реки и привязывали рядом живую приманку — тощую дворнягу, мистер Хауитт поведал мне, что три недели назад в капкан попался тигр весом 125 кг. Красавец был. Пристрелили и выбросили в реку.

— У нас здесь столько тигров, просто некогда шкуры сдирать и обрабатывать, — говорил шотландец. — И вообще мне противна мысль 6 тигровых шубах для лондонских леди, тем более о коврах… Тигр умница, молодец, он заслуживает лучшей участи.

Продолжая, он рассказал, что несколькими годами раньше тигр-людоед убил 22 из общего числа 300 человек, живущих на территории каучуковой плантации. В конце концов его все же поймали, повесили на дереве и отметили это событие плясками.

— Теперь, когда я остался без собак, остается только положиться на обезьян — они предупреждают о появлении тигра, — закончил мистер Хауитт.

В районе плантации водились не только тигры. Деревья кишели болтливыми обезьянами. Через джунгли тянулись тропы, вытоптанные дикими свиньями, оленями замбар. В изобилии водились питоны. Мне даже посчастливилось наблюдать в бинокль семью орангутангов.

Однако сколько я ни рыскал по плантации, охота на тигров с камерой не принесла мне успеха. А сидел бы спокойно в управлении — были бы кадры! Вернувшись однажды под вечер из очередной вылазки, грязные, мокрые и потные, мы увидели великолепные следы на дорожке, на грядках и на газоне в ста метрах от окна управляющего.

Давно не секрет, чем вызвано появление тигров-людоедов. Вообще-то тигр ищет добычу повкуснее: оленей, буйволов, диких свиней. Объективные наблюдатели подтверждают, что полосатый хищник предпочитает уклоняться от встречи с человеком. Если естественной добычи становится мало, тигр охотится на домашний скот. И начинается война, местные жители преследуют тигра. Не все — хорошие стрелки, случается только подразнить зверя, тогда он дает сдачи. Отведает раз-другой человечьего мяса, вот уже и привычка сложилась.

Нередко людоедом становится старый зверь с неполноценными зубами. Во-первых, на человека в джунглях охотиться легко, во-вторых, людей развелось куда больше, чем дичи. Одряхлевший тигр нападает на человека даже днем в густонаселенных деревнях Индии.

Не следует также исключать возможных сдвигов в тигриной психике, которые сказывались и в следующих поколениях.

Уже в нашем столетии в некоторых районах Юго-Восточной Азии стоял вопрос «кто кого»— человек тигра или наоборот? Миллионы людей жили в страхе перед умным полосатым зверем. Человек взял верх, и теперь тигров почти нет. Даже на огромном, редко населенном острове Суматра насчитывается всего несколько сот, от силы тысяча особей. На Бали они вовсе перевелись. На Яве, самом густонаселенном острове мира, уцелело не больше пяти-шести особей в заповеднике Уджунг Кулон.

Туго приходится тиграм на Азиатском материке. Самых западных, туранских, тигров, по данным специалистов, осталось около пяти особей. Правда, амурский подвид охраняется и в Китае, и в СССР; теперь в районах Приамурья насчитывается до 200 особей.

В Индии в 30-х гг. было около 40 тыс. тигров на территории, равной площади Европы. Когда же в 1969 г. Международный союз охраны природы созвал свою конференцию в Нью-Дели, численность тигров в Индии, Непале, Бангладеш и Бутане не превышала двух тысяч. И дело не только в безжалостной охоте на зверя, чья шкура на полу или стене призвана была свидетельствовать о доблестях владельца, а в виде шубы на плечах женщины выразительно говорила о ложном понятии престижности. Стремительно сокращался биотоп из-за вырубки леса, распашки саванны и отстрела животных, которыми питался тигр. Против тигров применяли сильные биоциды. И далеко не последнюю роль играл рост населения.

Никто не скажет точно, сколько людей живет в Индии сегодня. К этим 100 млн. добавим около 200 млн. священных коров и буйволов, да еще свыше 100 млн. коз и овец, которые нещадно уничтожают природную растительность. Словом, будущее тигра здесь под большим вопросом.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: