Факультет

Студентам

Посетителям

Переселение зверей

Одним из первых чужеземных пушных зверей на территорию нашей Родины вселена ондатра, или мускусная крыса (Ondatra zibethica).

Этот североамериканский грызун из семейства полевок, раза в два крупнее обыкновенной крысы. В настоящее время на своей родине, в Канаде и Соединенных Штатах, ондатра — главнейший объект промысла: там ежегодно добывают свыше 10 млн. этих зверьков.

В наши угодья ондатра впервые была выпущена в 1928 г. Ее расселение началось с двух противоположных концов страны: с Соловецких островов в Белом море и с Карагинского острова, около Камчатки, расположенного в Беринговом море. И там и здесь вселенцы прижились. После удачного опыта расселение пошло уже довольно быстро. За последующие пять лет в различные пункты было завезено и выпущено 2,5 тыс. экземпляров импортных ондатр.

С 1932 г. для дальнейшего расселения ондатра отлавливалась уже на нашей территории. К концу сороковых годов насчитывалось более 500 пунктов, в которых были выпущены эти зверьки.

Они расплодились во множестве и это позволило с 1935 года приступить к регулярному промыслу. За 25 лет ондатра превратилась в один из главнейших объектов нашего пушного промысла: ее добывают ежегодно по нескольку миллионов.

Ондатрой занята огромная площадь нашей страны, превышающая область ее естественного распространения в Америке. Эта территория тянется широким, местами более чем в тысячу километров, поясом от финляндской границы до Байкала с множеством очагов — пятен к югу и востоку. На всем этом пространстве ондатра заселяет теперь тысячи мелких и крупных зарастающих озер, речушек и стариц, заболоченные прибрежья и мелководные участки больших озер и низовьев рек, зарастающие тростником, рогозом и другими растениями, которыми она питается. Расселение продолжается. Выявляются новые подходящие места для выпуска. В недавнее время ондатра акклиматизирована в нескольких районах Киргизской ССР, в дельте Аму-Дарьи, в районе оз. Севан, на Чукотке, а также в местностях, воссоединенных с СССР: в Молдавской ССР — в плавнях реки Реут, на Карельском перешейке — в районе г. Приозерска и в других местах.

Не везде, однако, ондатре одинаково хорошо живется. Пожалуй, труднее всего ей приходится на севере.

Хотя ондатра, подобно водяной крысе, ведет водный образ жизни, она не может все время находиться в воде, и для ее детенышей нужны сухие гнезда, которые зверек устраивает либо внутри сооружаемых им копенок из растений (это так называемые хатки), или в норах, прорываемых в берегах водоемов. Многие же водоемы, например, Кольского полуострова и северной Карелии, не обеспечивают ондатру кормом, а каменистые берега их затрудняют рытье нор.

Неблагоприятен для нее и резкий подъем воды, при котором нередко заливаются норы и в них гибнет молодняк. Особенно сильно страдает ондатра от затяжных и высоких паводков в Западной Сибири. Сплошное промерзание водоемов зимой, как и пересыхание их летом, также причиняют большой ущерб поголовью ондатры.

Наилучшие условия существования оказались для ондатры во многих районах Казахской ССР, Бурят-Монгольской АССР, Иркутской и других областей Восточной Сибири.

С 1943 г. в ряде мест приступили к организации промысловых ондатровых хозяйств, которых насчитывается теперь уже свыше пятидесяти. Они представляют собой определенные угодья, закрепленные за колхозом или государственной организацией. Эти угодья планомерно эксплуатируются специально выделяемыми охотниками-ондатроловами. Последние не только добывают зверей, строго соблюдая установленные правила, но и заботятся об улучшении условий жизни ондатры, об увеличении ее маточного поголовья.

Промысел ондатры во многих местах составляет важную статью дохода в местном бюджете. В Казахской ССР доход отдельных ондатроловов достигает 20 и более тысяч рублей в сезон. Балкашское государственное ондатровое хозяйство вышло на первое место в мире по заготовке шкурок ондатры.

В основе успешного заселения ондатрой огромной площади нашей страны лежат две причины. Во-первых, обилие подходящих местообитаний, почти не используемых другими животными. Во-вторых, биологические особенности самой ондатры: ее изумительное свойство приспособляться к различным условиям среды, скороспелость и высокая плодовитость (самка приносит несколько раз в год по 8—12 детенышей).

Вскоре после первых опытных выпусков у нас ондатры были закуплены за границей и привезены в СССР для подобного расселения партии другого животного — нутрии (Myocastor coypus), называемой у нас еще болотным бобром. Это — крупный южноамериканский грызун, также ведущий водный образ жизни и питающийся различными видами сочной болотной растительности.

Под грубой длинной остью у ондатры имеется густой и мягкий подшерсток, делающий шкурку ценным товаром, именуемым на пушном рынке «обезьяной».

Поскольку нутрия — обитатель стран с теплым климатом, для ее расселения у нас были избраны южные районы. Выпуск ее в Средней Азии — в Казахской и Туркменской ССР, а также на Северном Кавказе — в низовьях Сулака и Терека и в плавнях Кубани успехом не увенчался, видимо, из-за ледового покрова рек, к которому она не могла приспособиться. Зато в закавказских республиках нутрия вполне прижилась.

В Азербайджанской ССР, начиная с 1931 г., в несколько приемов было выпущено 400 особей, однако до 1941 г. результаты этого расселения были малозаметны. В 1941 г. еще 100 пар нутрии было выпущено на озера Куринской низменности. Несмотря на многие неблагоприятные условия, с которыми звери столкнулись и там (недостаток корма в некоторые холодные зимы, когда водоемы покрывались ледяной коркой, облегчавшей к тому же нападения шакалов), поголовье нутрии к 1946 г. достигло, по оценке Н. К. Верещагина (1948), 8—9 тысяч. На озерах Шильян и Сор-сор в Ширванской степи в 1944 г. организовано специальное хозяйство по эксплуатации этого зверька. Со второй половины сороковых годов нутрия стала одним из главнейших пушных зверей Азербайджана. Ее шкурки во второй половине сороковых годов составляли около 50% всей стоимости добываемой там пушнины (в 1948 г. было заготовлено свыше 4,5 тыс. шкурок).

В Грузии первые 40 голов нутрии были выпущены в 1932 г. на болота Колхидской низменности, в которой они за пять лет расселились на площади 500 кв. км. В 1936 г. 30 отловленных там зверьков были перевезены и выпущены в Абхазию в район Пицундского мыса. С 1938 г. нутрию начали там промышлять и, по-видимому, добыли больше, чем следовало, так как поголовье ее после того резко снизилось. С целью восстановления запасов в 1940 г. была выпущена еще одна более крупная партия нутрий, исправившая положение. К 1946—1947 гг. нутрия заняла в Грузии третье место по выходу пушнины. В Армению нутрия была завезена в 1940 г. и выпущена в долине р. Араке. В течение 7 лет ее поголовье там выросло с полусотни до пяти тысяч. К заготовке было приступлено уже в 1942 г. Годовые размеры ее достигли в 1949 г. 1000 штук шкурок.

В 1949 г. нутрии завезены в Таджикскую ССР, в долину р. Вахт, где они вполне освоились и расселяются уже самостоятельно. Теперь этот ценный грызун в условиях полувольного содержания начинает разводиться и в более северных районах страны.

В зарубежных странах планомерного расселения нутрии не производилось. В Северной Америке и в Западной Европе, куда она вывозилась в двадцатых годах для вольерного разведения, отдельным особям удавалось убегать на волю. За счет таких беглецов она местами и распространилась в природе.

Третьим, ввезенным к нам из-за границы пушным зверьком можно назвать американскую норку (Lutreola vison). По внешнему виду, биологии и повадкам она очень близка к европейской норке, обитающей в Европейской части СССР.

Оба вида норок — хищные зверьки, относящиеся к семейству куньих и напоминающие формой тела хорька. Живут они преимущественно по берегам небольших, чаще всего лесных рек, в особенности, если последние местами, на быстром течении, не замерзают. Норок нельзя, конечно, назвать водными животными, но они тесно связаны с водоемами, так как пищу добывают главным образом в воде, охотясь там за некрупной рыбой, лягушками, водяной крысой и другой живностью.

Американская норка крупнее европейской, мех ее темнее, а потому ее шкурка ценится выше европейской. С 1928 г. ее разводят в зверосовхозах, а с 1953 года начали расселять и в природных условиях. За 15 лет в различных пунктах преимущественно Азиатской части СССР было выпущено 3700 норок.

В Европейской части Союза выпущено ее много меньше, преимущественно в Татарской и Башкирской АССР и в небольшом количестве в Закавказье. С малым успехом ее выпускали на Кольском полуострове, в Карелии и кое-где в других местах.

Наибольший результат от искусственного расселения норки достигнут на Алтае и в Ойротской автономной области, в Хабаровском крае, а также в Уссурийской, Иркутской и Читинской областях. На равнинах же Западной Сибири условия обитания норки неблагоприятны, и количество ее там весьма невелико. Некоторыми исследователями это связывается с замором рыб. Несравненно лучше обстоит дело с акклиматизацией на возвышенностях и в гористых районах Сибири, где дефицита кислорода в реках, а следовательно, и замора рыбы, как правило, не бывает.

Хотя в ряде мест американская норка вполне прижилась и уже становится объектом охотничьего промысла, положительный эффект от ее включения в фауну в последнее время оспаривается. Сибирский зоолог В. Скалой (1951) убедительно доказывает нерентабельность акклиматизации норки, которая к тому же причиняет местами чувствительный ущерб промысловому хозяйству уничтожением ондатры, водоплавающих птиц, рыбы, а в Восточной Сибири она является еще и нежелательным конкурентом соболя.

Енот (Procyon lotor) тоже относится к представителям американской фауны, занимает в американском пушном промысле одно из первых мест по размерам заготовок. Этот небольшой зверь, весом в среднем в 5—б кг, обитает там в полосе лиственных и смешанных лесов, питается преимущественно лягушками, и плодами диких фруктовых деревьев, и потому его можно смело считать наименее плотоядным животным из отряда хищных. Первый и малоэффективный опыт акклиматизации енота был предпринят у нас в 1936 г. в Киргизской ССР, где были выпущены два десятка особей. По-видимому, условия обитания в этой местности оказались мало подходящими для американского эмигранта; возможно, его малочисленность объясняется недостаточной охраной от браконьерства.

Гораздо успешнее оказалась акклиматизация енота в Азербайджанской ССР, в лесах Закатало-Исмаильской низменности, куда в 1941 г. были выпущены также два десятка этих зверей. По данным хорошего знатока кавказских животных Н. К. Верещагина, в 1949 г. енотом уже было заселено там около 900 кв. км, на которых обитало, вероятно, около 1000 зверьков.

В 50-х годах енот успешно расселен в Дагестанской АССР и в Краснодарском крае; выпущен он также в Кабардинской АССР, на юге Казахской и даже в Белорусской ССР. Намечено его расселение и в других районах.

Список вывезенных из-за границы и выпущенных у нас животных можно завершить скунсом (Mephitis mephitis), который также относится к представителям американских хищных. В тридцатых годах он был выпущен в Киргизии, в Азербайджане, в Дагестане, на Украине, в Воронежской области. В общей сложности было выпущено 230 особей. Ни в одном из этих районов выпущенные звери, однако, не прижились.

Помимо перечисленных пушных зверей имеется еще немало других млекопитающих, искусственно переселенных из одних областей нашего Союза в другие. Два вида переселены в Европейскую часть страны с Дальнего Востока — енотовидная собака и пятнистый олень.

Енотовидная собака, или уссурийский енот (Nyctereutes procyonoides), как уже говорит ее название, принадлежит к семейству собачьих, отряда хищных зверей. Это сравнительно небольшое, с лисицу, довольно коротконогое животное, покрытое густой и длинной, но грубоватой шерстью. На голове, напоминающей по окраске голову енота (откуда и название), характерные выросты шерсти в виде баков.

Естественная область распространения — крайние южные пределы нашего Дальнего Востока, главным образом, бассейн Среднего Амура, Ханкайская низменность и районы, выходящие к самому побережью Японского моря. Вне нашей страны обитает в северо-восточных районах Китая, в Корее и Японии.

Расселять ее на западе СССР начали с тридцатых годов. По данным Н. Лаврова, к 1953 г. было перевезено и выпущено в новых для нее районах около 7 тыс. зверей.

Выпуск производился в многочисленных областях и республиках преимущественно Европейской части Союза, в Закавказье, в Западной Сибири, на Алтае, в Казахской и Киргизской ССР и в ряде других мест. Искусственно созданная область распространения енотовидной собаки в Европейской части СССР за все эти годы протянулась с севера на юг (конечно, не непрерывно) от Кольского полуострова почти до границ с Ираном и Турцией, а на западе захватывает Белоруссию и правобережную Украину.

Звери, выпущенные в Карелии и на Кольском полуострове, размножившись и самостоятельно расселившись, проникли в недавнее время в Финляндию. Появление их отмечено даже на северо-востоке Швеции.

На «чужбине» уссурийский енот прижился не везде одинаково. Лучше всего, если судить по численности, он чувствует себя, по-видимому, в некоторых районах Белоруссии, кое-где на Украине и в ряде областей северо-западной части РСФСР (в Калининской, Великолукской, Псковской, частью Ленинградской). Там он размножился настолько, что стал довольно частым трофеем охотников.

Не принесло ожидаемых результатов расселение енотовидной собаки на Кавказе, в Средней Азии, в Западной Сибири и во многих других районах страны. В 1952 г. значительная партия уссурийского енота завезена в Ростовскую область.

За последнее время все чаще раздаются голоса, подвергающие сомнению целесообразность акклиматизации этого животного в ряде областей. Хотя этот зверь и не является особо кровожадным хищником, часто удовлетворяясь лягушками, ягодами, насекомыми, мелкими грызунами, все же бывает не прочь полакомиться, при случае, птицами и их яйцами. А это уже причиняет ущерб охотничьему хозяйству и отчасти ослабляет борьбу с вредными насекомыми, которых истребляют птицы.

Довольно трудно приходится енотовидной собаке, в особенности в более северных районах ее выпуска, в зимнее и ранневесеннее время. Пробуждаясь от непродолжительной спячки и выходя из своего убежища, она далеко не всегда находит желаемую пищу. Голодный зверь появляется на дорогах, вблизи человеческого жилья, подбирая все, что попадается, вплоть до навоза и фекалий.

В этих обстоятельствах особенно упрощается охота на нее, что вместе с недостатком корма, по-видимому, в основном и ограничивает ее численность.

Область естественного распространения пятнистого оленя (Cervus nippori) занимает у нас очень небольшое пространство на территории Хабаровского края, а за пределами нашей страны охватывает некоторые местности Китая, Кореи, Японии и о. Тайвань. Всюду теперь олень стал редким, так как долгие годы его нещадно убивали ради, главным образом, целебных рогов — пантов. Очень мало сохранилось его на воле и в наших уссурийских лесах.

После Октябрьской революции добыча его у нас была запрещена, а для получения пантов были организованы государственные оленеводческие хозяйства.

Возникла мысль увеличить поголовье этого зверя путем его акклиматизации в Европейской части СССР. С конца тридцатых годов было приступлено к реализации этого замысла.

Около 250 оленей были вывезены с Дальнего Востока и выпущены в ряд заповедников: Окский, Хоперский, Мордовский, Бузулукский, Ильменский, Куйбышевский, Тебердинский.

Олени повсеместно освоились в новой природной обстановке и стали размножаться. Их поголовье год от года, хотя не везде и. не очень быстро, увеличивалось. Наибольший рост численности отмечался в Окском заповеднике, куда в 1938 г. было завезено 26 оленей. За десять лет количество их увеличилось в 4 раза. Кроме того, немало оленей вышло из заповедника в окрестные леса. На территории Мордовского заповедника за 6 лет поголовье оленей (по 1945 г.) увеличилось вдвое. Более чем в 7 раз, по данным Г. Ильиной (1956), увеличилась за 8—9 лет численность их в Хоперском заповеднике.

Около 200, по-видимому помесных, оленей держится в плавнях Нижнего Днепра. В других же заповедниках, из-за недостаточной подкормки и слабой борьбы с волками, оленей сохранилось немного.

По мнению Г. Ильиной, дальнейшее расселение пятнистых оленей в западной части нашего Союза — нерентабельно и бесперспективно.

В 1952 г. небольшая партия пятнистых оленей завезена в леса Хизинского района Азербайджанской ССР.

Немало переселено и других млекопитающих. Особенно большое внимание уделяется искусственному расселению ценных пушных зверей, запасы которых особенно резко снизились к началу текущего столетия.

К числу таких животных относится прежде всего речной бобр (Castor fiber).

Еще около 200 лет тому назад этот своеобразный и цеинейший грызун нашей фауны широко заселял глухие лесные урочища с тихими речушками и озерками.

К 1917 же году бобры сохранялись лишь в четырех природных очагах: в Белоруссии в бассейне реки Березины, кое-где на Украине — в бассейне р. Припяти и по притокам Днепра — Тетереву и Уши, на Урале, в районе рек Конды и Малой Сосьвы (левых северных притоках Оби) и, наконец, в верховьях р. Енисея Тувинской автономной области.

Кроме того, бобры имелись на территории Воронежского заповедника, куда они, по-видимому, были давно завезены из Белоруссии.

После Октябрьской революции соответственными организациями была проявлена большая энергия с целью приостановить снижение, а затем и резко поднять численность этого ценного зверя.

Как мы уже видели, усилия, направленные на возрождение бобрового поголовья, не пропали даром. К концу 40-х годов общую численность бобра удалось довести до 5,5—6 тыс. голов. В этом деле огромную роль сыграло искусственное расселение зверя.

Начиная с 1930 г., в течение двух десятилетий бобры были завезены почти в 50 областей и республик нашего Союза. Основным рассадником служил Воронежский заповедник, из которого за эти годы было вывезено свыше тысячи бобров.

Освоились в местах выпуска и теперь уже самостоятельно расселяются дальше бобры на Кольском полуострове, в Архангельской, Кировской и Молотовской областях, в Коми АССР, в Великолукской, Московской, Ивановской, Рязанской, даже в Астраханской и других областях, в Марийской, Удмуртской, Мордовской АССР, в Томской области, в Красноярском крае и в ряде других местностей СССР.

Недавно бобры завезены на озера Ильменского заповедника в Челябинской области. Судя по поступающим оттуда сведениям, можно полагать, что бобры снова станут составной частью фауны Южного Урала, где они были истреблены более ста лет тому назад. Партии белорусских бобров выпущены в нескольких пунктах Литовской ССР. В 1949 г. бобры завезены в Калининскую область и в Татарскую АССР. Совсем недавно — выпущены в Ленинградской области, в бассейне р. Луги.

О том, как идет восстановление запасов бобра, видно из выборочных данных, приводимых В. Арсеньевым (1948, 1949) и А. Насимовичем (1948).

В Хоперском заповеднике 20 бобров, завезенных туда в 1937—1938 гг., за десятилетний период размножились почти в 20 раз, составив поголовье в 400 особей. Они заселили некоторые водоемы на смежных с заповедником территориях, а совсем недавно обнаружены в бассейне р. Вороны в пределах Тамбовской области. Самостоятельное расселение бобров наблюдается и в других районах.

В окрестные угодья распространились они с территории Нелидовского заповедника (Великолукская обл.). Много бобров вышло из границ Окского заповедника, в котором к 1949 г. насчитывалось уже около 200 особей. Значительный рост численности бобра отмечен на территории Печорско-Илычского и бывших Клязьминского и Лапландского заповедников. Поголовье бобров там к 1947 г. увеличилось в 7—10 раз по сравнению с количеством первоначально завезенных. Сходный рост численности наблюдался и в других местах выпуска. Широкие масштабы реакклиматизации бобра в нашей стране и повсеместный рост его численности вселяют уверенность в том, что этот ценный зверь, едва не исчезнувший вовсе с лица земли, в недалеком будущем станет объектом строго регулируемого промысла. Известную роль в получении товарной пушной продукции должно сыграть и развивающееся у нас клеточное и полувольное боброводство, кратко описываемое ниже.

Соболь (Maries zibellina) — ценнейший пушной зверь Сибири и Дальнего Востока, близкородственный кунице, до известной степени разделил участь бобра. Численность соболя резко снизилась, а область его распространения, будучи некогда сплошной и обширной, к началу текущего столетия оказалась суженной и расчлененной на отдельные разрозненные очаги.

С 1927 г. началось искусственное восстановление запасов соболя расселением его во многих районах Сибири, Забайкалья и Дальнего Востока.

Первоначально около полусотни зверей было выпущено в Нижне-Амурской области. В 1928 г. примерно такую же партию выпустили на о-в Карагинский (Камчатской обл.); позднее подобную подсадку произвели в Тюменской области.

С 1940 по 1951 гг. соболи выпускались в Иркутской, Читинской областях, Бурят-Монгольской АССР, в Томской, Горно-Алтайской, Свердловской областях. В недавнее время проведен выпуск в Якутской АССР и в Кемеровской области, в Красноярском крае, в горно-таежных местах Казахстана. К концу 40-х годов в различных местностях Союза расселено таким образом свыше 4000 соболей.

В целом расселение уже тогда дало положительные, хотя и не везде одинаковые результаты. Впрочем, не всюду была точно выявлена динамика поголовья соболя после его выпуска. Наиболее явственный рост численности в результате искусственного расселения отмечался в Иркутской области, в районе Нарыма, на о-ве Карагинском и в других местах.

За 1948—1954 гг. свыше 20 партий соболя завезено из Верхне-Буреинского племенного рассадника (Харьковский край) в различные районы Восточной Сибири. К настоящему времени область распространения (по данным В. Тимофеева), расширилась в 3—4 раза по сравнению с тем, какой она была в 1930—1935 годах.

В 1956 г. дополнительно 1200 соболей, выловленных из рассадника, выпущено в Якутской АССР, Читинской, Магаданской и других областях.

В. Н. Скалой не без основания видит в быстром расширении занимаемого соболем пространства — результат не только искусственного расселения. Как бы то ни было, отрадно читать строки упомянутого автора о том, что во многих местностях «соболя стало не меньше, а может быть больше, чем 100 лет тому назад» (1953), или, что «соболь, который на наших глазах совсем исчез с рынка, заготавливается теперь десятками тысяч штук в год» (1955).

В ряду животных, расселение которых происходило с помощью человека, находит свое место, выхухоль (Desmana moschata) — своеобразный зверек из отряда насекомоядных. Еще сравнительно недавно выхухоль была многочисленна и широко распространена в центральных областях Европейской части СССР, преимущественно в речных долинах бассейна Волги и Дона.

Незаметный и с виду довольно невзрачный зверек, ведущий, подобно ондатре, нутрии и бобру, водный образ жизни, приобрел, однако, широкую известность благодаря красивому и носкому меху.

На поиски и ловлю ценного пушного зверя устремилась масса охотников. Не потребовалось слишком много времени для того чтобы опустошить его запасы, что стало очевидным уже в самом начале текущего столетия.

Катастрофическое падение численности выхухоли и полное истребление ее в ряде районов вынудили Советское правительство издать в 1920 г. декрет о запрещении добычи этого зверька. Декрет правительства, по-видимому, плохо выполнялся, так как за 13 лет официального запрета добычи численность выхухоли мало изменилась. Во всяком случае, промысел, ненадолго возобновленный в 1933 г., эффекта не дал.

С 1947 г. право на лов выхухоли предоставляется только по отдельным разрешениям (лицензиям), выдаваемым Главным управлением по делам охотничьего хозяйства.

К искусственному расселению выхухоли приступили с 1929 г. За 12 лет было выпущено около 4 тыс. зверьков в многочисленные приречные водоемы, в том числе за пределами былой области естественного распространения, в частности в Башкирской АССР, в Смоленской области, в различных пунктах Украинской ССР, в районе оз. Ильмень и др. Наиболее ощутимые результаты дало расселение выхухоли в Башкирии. В границах естественной области распространения наибольший эффект от подсадки достигнут местами в Татарской АССР. Попытка акклиматизировать выхухоль в районе северо-восточного побережья оз. Ильмень, значительно севернее тех мест, где она когда-либо обитала раньше, не удалась, по-видимому, из-за тяжелого для выхухоли ледового режима и затяжных высоких паводков, во время которых заливаются норы.

Несмотря на отдельные успехи, поголовье выхухоль в общем увеличивается все еще очень медленно. В этом немалую роль играют, по-видимому, и браконьерство, и частое попадание выхухоли в рыболовные сети, которые, к сожалению, нередко выставляются вопреки требованиям охотинспекции. Все это усугубляется малочисленностью зверька.

Обыкновенная белка (Sciurus vulgaris) двух сибирских кряжей искусственно расселена в Казахстане, на Кавказе и в Крыму. Кряж — это своего рода систематическая единица или категория, принятая в товароведении пушно-мехового сырья для классификации или сортировки партий пушнины по признакам места заготовки и товарных качеств шкурок.

Телеутку можно рассматривать как один из таких кряжей, принятый для белки, обитающей в сосновых лесах Верхней Оби и Среднего Иртыша. Она отличается пышностью и красивой, равномерной пепельно-серой окраской зимнего меха.

Еще в 1911 и 1912 гг. в леса бывшей Акмолинской губернии были выпущены 3 десятка белок-телеуток. Насколько удачной оказалась эта операция, сказать трудно: белок было завезено туда слишком мало. В больших масштабах решалась проблема искусственного расселения белки после революции. В леса Акмолинской, Карагандинской и Павлодарской областей, начиная с 1927 г. по 1940 г., было выпущено в несколько приемов около 550 белок-телеуток. Они вполне освоились на новых местах, стали там размножаться и широко расселились. К 1939 г в первых двух областях белка стала столь многочисленной, что на нее была разрешена охота.

Алтайские белки, пойманные в Ойротской области, в 1937 г. были завезены на Кавказ, в Тебердинский заповедник. Спустя пять лет на этой территории из исходных 120 белок составилось поголовье приблизительно в 5 тысяч.

Расселившись по всей Теберде, белки проникли через горный хребет и в 1946 году уже появились в Абхазии.

В 1939 г. 124 белки-телеутки завезены в Крым и выпущены в заповеднике. За время войны количество их в крымских лесах возросло до нескольких тысяч. Однако завоз белок в Крым — мера, экономически мало эффективная, поскольку ухудшились качества их меха, да к тому же эти зверьки стали вредить лесному и сельскому хозяйству.

Белка выпускалась также местами в Новосибирской области, на Алтае, в Красноярском крае, но результаты расселения там не очень ощутимы.

Суслики, как известно, приносят более или менее существенный вред сельскому хозяйству, и поэтому человек ведет борьбу с ними. Но один вид суслика, а именно — песчаный, или желтый (Citeilus fulvus), является исключением из правила.

Обитая Преимущественно в полупустынных или пустынных областям Нижнего Поволжья, Казахстана и Средней Азии на землях большей частью непригодных под растениеводство, он оказывается поэтому почти безвредным для сельского хозяйства. Шкурка же его отличается несколько более высокими меховыми качествами, чем у других видов суслика. Под влиянием интенсивного промысла запасы песчаного суслика с течением времени повсюду заметно снизились. В связи с этим возникла мысль искусственно расселить его в некоторых местах, где имеются подходящие для него условия. Выбор пал на Карагандинскую область и на о-в Барса-Кельмес в Аральском море. Хотя на упомянутом острове чайки, ежи и змеи поедают немало сусликов, последние размножились там настолько, что стал возможным промысел. За десятилетие с 1935 по 1944 гг. на острове было добыто около 200 тыс. сусликов.

Алтайский сурок (Marmota baibacina) во второй половине тридцатых годов был искусственно расселен в Гунибском районе Дагестанской АССР. Туда было выпущено свыше сотни сурков. Несмотря на трудности первых лет акклиматизации, с 1937 г. численность его заметно возросла, а запятая им территория увеличилась. Небольшая партия сурков была выпущена также в степных участках Башкирской АССР, где до 1920 г. имелся местный сурок-байбак. Однако это расселение не дало положительных результатов.

Чтобы покончить с обзором искусственного расселения грызунов, надо упомянуть о зайце-русаке (Lepus europaeus). Область его распространения, ограниченная у нас почти исключительно Европейской частью Союза, постепенно расширяется естественным путем за счет лесостепных пространств Западной Сибири и Южного Зауралья.. Охотоведы и звероводы не пожелали дожидаться того неопределенно далекого времени, когда русак самостоятельно проникнет на восток нашей страны (тем более, что этого может и не произойти), и решили приступить к искусственному заселению русаком ряда краев и областей Сибири. С 1936 по 1939 г. было выпущено около 200 русаков в Новосибирской области, свыше 150 — в Алтайском крае, свыше 300 — в Красноярском крае, 120 — в Иркутской области и почти 200 — в Читинской. Во многих районах завезенные партии зайцев освоили новую территорию, дали новые поколения и местами служат трофеем сибирских охотников.

Несколько десятков зайцев было поселено и на уже упомянутом о-ве Барса-Кельмес. Потомки их живут там еще, кажется, и по настоящее время, но в заметно угнетенном состоянии.

Из пушных зверей, относящихся к отряду хищных, помимо енотовидной собаки, норки и соболя, были искусственно переселены и некоторые другие виды.

В 1941 г. 13 пар колонка (Mustela sibirica) завезены из Сибири в Иссык-Кульскую область Киргизской ССР. Этот мелкий представитель куньих, известный тем, что из его волоса делаются лучшие кисти для акварели, в новом краю прижился и размножился.

Степной, или белый, хорек (Putorius eversmanni) по мере увеличения площади сельскохозяйственных угодий, за счет вырубки и расчистки лесов, стихийно расселяется к северу. Местами этот естественный процесс ускоряется искусственными мерами. Так, в нескольких районах Томской области в 1940 и 1941 гг. было выпущено около 180 хорьков, привезенных из более южных районов той же области. По имеющимся сведениям, хорьки вполне смирились с принудительным переселением и размножаются на новоселье.

Каменная куница-белодушка (Maries foina) распространена в южной части СССР от Прибалтики до Алтая. В 1936 г. около 60 экземпляров ее было выпущено в двух районах Рязанской области. Однако там она принесла, по-видимому, больше вреда, чем пользы, так как поедала много полезных птиц и гораздо меньше истребляла некоторых грызунов.

Из копытных животных кроме пятнистого оленя в некоторых заповедниках (Воронежском, Мордовском, Башкирском) успешно расселен благородный олень. В 1948 г. в Воронежском заповеднике его насчитывалось свыше 300 голов.

Сайга перевезена на острова Аральского моря; сибирский горный козел (Capra sibirica) выпущен и прижился в горах Крыма; южный кабан теперь вновь встречается в некоторых районах Калининской и Московской областей.

Наконец, надо упомянуть и о расселении крота. В 1940 г. 62 особи выпустили в Барабинской лесостепи, на территории, где до того кротов не было. В следующем году две сотни их были выпущены и в некоторых других районах Новосибирской области. Кроты везде прижились и довольно быстро распространились на обширном пространстве.

В итоге можно сказать, что в расселении ценных промысловых зверей участие человека в подавляющем большинстве случаев привело к весьма положительным результатам. Для достижения такого же успеха в расселении тех немногих видов, численность которых пока еще невелика или которые не прижились на новом месте, необходимо в будущем активнее ограждать переселяемых животных от хищников и браконьеров, а также полнее удовлетворять и другие требования вселенцев к условиям: их существования.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: