Факультет

Студентам

Посетителям

Особенности содержания табуна во время буранов

Снежные бураны в степи встречаются часто, особенно во второй половине зимы, характерной увеличением количества осадков.

Под бураном или метелью понимается снегопад в сопровождении ветра, который взметает снежный покров и гонит снежной тучей по степи. Метель без снегопада называется поземкой.

Выровненный степной рельеф дает полный простор ветру и только специально выстроенные затишки или насажденные защитные полосы лесов, дают защиту зимующим в степи животным. Тучи беспрерывно несущегося снега, холод, ветер, ослепляют человека, оглушают, морозят, сбивают с ног. Снег оседает толстыми сугробами за постройками, скирдами, в балках и оврагах, там, где ветер, совершая прыжок через препятствие, временно теряет свою силу. За затишками продолжительный буран наметает снежные горы, которые, занимая площадь тырла, вытесняют с него табун.

Холод, сильный ветер со снегом, плохая видимость, снежные заносы, все это создает чрезвычайно тяжелые условия для обслуживания табунов и препятствует осуществлению беспрерывного руководства работой бригад, но при должной организованности производства, все эти трудности преодолеваются и качество обслуживания остается на должной высоте.

К началу метели табуны должны быть поставлены в затишки. Первоочередной задачей обслуживания становится усиленное кормление, требующее усиленной подвозки сена. Для периода метелей вблизи от каждого затишка должен находиться запас сена, который сможет обеспечить бесперебойность кормления даже в самых неблагоприятных условиях. Производя расход сена следует всегда иметь в виду, что метель может усилиться и продолжаться 30—40 дней. Это соображение заставляет с большой бережностью расходовать расположенный вблизи запас сена, по возможности подвозя сено из более отдаленных скирд.

Только большое количество съедаемого сена дает возможность лошадям в чрезвычайно суровых условиях сохранять тепловое равновесие. Малая емкость желудка заставляет лошадь для переработки 20—30 кг сена беспрерывно есть и поэтому в продолжение всех суток табун должен иметь в яслях сено. Перебой в подвозке сена во время метели может в короткий промежуток времени вывести табун из равновесия. Жировой запас лошади не в состоянии восполнить перерыв кормления потому, что для его быстрой реализации, т. е. превращения в тепловую энергию, требуется движение или работа мускулов, тогда как лошади, теряя тепловое равновесие, перестают двигаться новее, сбиваясь в кучу для того, чтобы взаимно согреться. Поэтому не следует думать, что пока табун жирен, можно не опасаться за его состояние. При тырловом содержании подвижность лошадей незначительна, ничтожна по сравнению с громадной теплоотдачей, повидимому и та доля тепловой энергии, которая производится лошадью в результате работы мышц (ходьба, дрожание и проч.). Именно поэтому такое решающее значение приобретает беспрерывное кормление, вызывающее работу органов пищеварения, что сопровождается выделением большого количества тепла.

Во время сильной метели только незначительная площадь тырла, прилегающая к затишку, характерна почти полным затишьем, значительная же часть тырла оказывается под частичным действием ветра. Естественно, что и табун, расположенный на тырле, находится в неодинаковых условиях, т. к. часть лошадей укрывается от ветра на безветренном участке тырла, другая же остается на ветру.

В безветренной части тырла, во время метели, размещаются лошади более нежные, ушедшие сюда от ветра, господствующего на тырле, часть из них группируется вокруг яслей, продолжая есть, наиболее же замерзшие придвигаются к самой стенке затишка, где нет яслей и сена и стоят там тесной группой, согревая одна другую.

Именно эта группа лошадей, находящаяся в наилучших условиях, должна внушать опасение, т. к. в этих условиях лошадь чрезвычайно быстро выходит из теплового равновесия.

Для состояния этой группы характерно следующее: сравнительное безветрие в соединении с скученностью повышает температуру окружающего воздуха. Приносимый метелью и переваливающийся через затишек снег оседает пластом на спине, крупе лошади. Благодаря повышенной температуре воздуха, снег начинает быстро таять, в результате чего лошадь оказывается мокрой, вода стекает по бокам и, капая, замерзает в виде больших сосулек, свисающих по бокам. Челка, грива, хвост пронизываются кусками льда, который при движении лошади звенит. С мокрой шерстью на морозе, охлаждаемая беспрерывно падающим и тающим на ней снегом, пронизываемая доходящими и до этой части тырла порывами ветра, лошадь быстро выходит из состояния теплового равновесия и начинает дрожать, становясь, чтобы согреться, в кучу себе подобных. Переставая есть, она с каждым часом увеличивает разрыв между производством и расходом тепла.

Другая группа лошадей, находящихся на менее защищенных от ветра участках тырла, резко отличается по состоянию от описанной группы. Снег таким же пластом покрывает спину и круп каждой лошади, но благодаря тому, что воздух холоден и лошади не жмутся одна к другой, а разойдясь по яслям, быстро — жадно едят, снег на их спинах не тает и остается в виде белой толстой попоны. Сухая, повернувшись задом к ветру, лошадь долго и стойко борется с бураном, сохраняя спокойствие и бодрость. Под стенку затишка она уходит только, когда начнет терять тепловое равновесие.

Количественное соотношение двух описанных групп лошадей во время бурана указывает на состояние табуна в целом и определяет необходимые меры помощи.

Нормально выстроенный затишек способен выдержать ветер любой силы и создает достаточную площадь защищенного от ветра тырла, но большинство затишков во время сильных и продолжительных метелей заносятся снегом и тогда теряют свои затишные свойства. Занесенная снегом стена затишка не дает должной защиты от ветра и метели. Если свободный от снега затишек разбивает и погашает воздушный поток, осаждая снег там, где затухает ветер, то затишек, занесенный снегом, становится непроницаемой для ветра снежной грядой, и воздушный поток, получая ускорение на склонах, переваливает через него и, обрушиваясь на тырло вместе с тучей снежной пыли, создает вихри разных направлений.

Снежная гряда, похоронившая под собой затишек, подобно дюнам, передвигается в направлении ветра и, занимая постепенно площадь тырла, вытесняет с него табун. Поэтому борьба с снежными заносами затишка во время буранов становится делом первоочередной важности, требуя большой затраты труда, умения и наличия специального инвентаря.

Разные типы затишков не в одинаковой степени подвержены снежным заносам, вовсе не боятся снежных заносов лесные затишки (смотри раздел: «затишки»).

Но даже и при удовлетворительной работе затишка сильная метель в состоянии вывести из равновесия табун. Поэтому к задачам подвозки фуража, борьбы с заносами добавляется не менее важная задача — руководство поведением лошадей на тырле. Практические наблюдения показывают, что даже при обеспеченности сеном, водой, защитой затишка, табун без вмешательства человека, предоставленный самому себе, значительно раньше теряет равновесие и выходит из порядка, чем при руководстве и помощи с его стороны.

Необходимость вмешательства возникает в условиях наиболее неблагоприятной погоды тогда, когда табун начинает терять активность в сопротивлении холоду, ветру и метели. В том случае, если нельзя улучшить условия содержания на данном тырле или перевести табун под защиту лучшего затишка, задачей вмешательства становится мобилизация внутренних ресурсов организма лошади, активирование работы тех органов, которые являются источниками тепла. Как уже указывалось выше, в условиях тырлового содержания основным источником тепла является пищеварительный аппарат, который, с одной стороны, выделяет свободную тепловую энергию, с другой, создает потенциальный запас энергии, путем усвоения питательных веществ корма.

Другим источником тепла может служить тот запас энергии, который имеется в организме, главным образом в виде жировых отложений.

Если первый способ освобождения энергии сводится к переработке энергии корма, то второй влечет за собой растрату потенциальных запасов организма, т. е. в той или иной степени похудение.

Естественно, что задачей содержания табуна в условиях повышенной потери энергии на теплоотдачу, т. е. на самосогревание будет в первую очередь использование энергии корма, и только в крайнем случае, освобождение внутренних запасов организма. Управление этими сложными функциями организма до известной степени осуществляется путем руководства поведением лошадей на тырле.

Следует добиться того, чтобы лошади почти беспрерывно ели. Для этого нужно, кроме количества корма, обеспечить и его качество. Невкусное, малопитательное сено принято скармливать во время наихудшей погоды, пользуясь тем, что инстинкт самосохранения заставляет лошадь спешно заполнять желудок, не разбираясь в качестве сена. Скармливание малоценного сена во время буранов, тогда, когда организм лошади нуждается в громадном притоке энергии для того, чтобы тепловой баланс «сводился без дефицита», несомненно является ошибкой, своего рода самообманом. Для скармливания малопитательного сена существуют другие периоды зимовки, когда это производится с наибольшей целесообразностью.

Фуражная дача во время буранов должна быть вкусной, охотно поедаемой, для чего нужно составлять ее из сена хорошего качества и часто освежать в яслях после раздачи.

Тех лошадей, которые отказываются от корма и начинают тырловать, необходимо принуждать к поеданию сена. Для этого, группа лошадей, собирающаяся для тырловки около стены затишка, должна быть под постоянным наблюдением и воздействием. Лошади этой группы мокры, начинают дрожать и не едят. Оставление их без воздействия вызовет дальнейшее увеличение разрыва между приобретением энергии и тратой ее, поэтому, дав возможность несколько согреться и усвоить съеденный корм, следует направить лошадей к ближайшим яслям. Усиленный холод, прекращение взаимного согревания, которое имело место во время тырловки, пробуждает вновь инстинкт самосогревания и лошади спешно берутся за сено для того, чтобы наполнить свой желудок. Разогнав из тырлующей группы, нельзя направлять лошадей сразу на холодную часть тырла, где господствует сильный ветер, т. к. мокрые и согревшиеся с поверхности, лошади могут простудиться.

Обычно, направленные к яслям на холод, лошади быстро просыхают и приобретают вновь временно утраченную стойкость к холоду и ветру. После этого их можно проводить к более отдаленным от затишка яслям для того, чтобы их место могла занять новая партия греющихся у затишка.

Но иногда, когда буран очень жесток и продолжителен, описанный способ оказывается недостаточным для восстановления равновесия, утрата стойкости к ветру и холоду приобретает массовый характер, количество дрожащих, отказывающихся от корма лошадей неуклонно возрастает и постепенно начинает мерзнуть весь табун. В таком положении оказывается обычно табун, вытесняемый с тырла в результате снежного заноса затишка.

Для того, чтобы оценить всю серьезность и опасность положения, следует иметь в виду, что вслед за выведением всего табуна из порядка, наступает период полной растерянности среди лошадей; не видя защиты на тырле, табун, несмотря на сопротивление табунщиков, уходит из-под затишка и бежит за ветром в поисках нового укрытия.

Чаще всего это вызывает массовую гибель лошадей, т. к. привыкшие к неподвижности, тронувшись сперва рысью, а потом галопом, лошади не в состоянии остановить инерции движения, и рассеявшись группами по степи, бегут до тех пор, пока хватает дыхания и работает сердце, для того, чтобы, завязнув в первой попавшейся балке или сугробе, замерзнуть. История Задонского коневодства хранит много подобных этому случаев.

Характерно, что потерять стойкость в сопротивлении непогоде, наряду с табуном худым и истощенным, может и отлично упитанный табун, обладающий громадным запасом потенциальной энергии в виде жировых отложений. Это обстоятельство подчеркивает тот факт, что в условиях тырлового содержания, лошадь, благодаря своей неподвижности, не в состоянии в критический момент быстро реализовать свои внутренние запасы тепла, почему вмешательство человека становится совершенно необходимым.

Описываемый ниже способ помощи табуну всегда связан с известной опасностью, поэтому и применение его должно иметь место только в случае крайней необходимости — когда состояние табуна угрожает массовым отказом от корма. В этих условиях первый способ помощи, принуждение к поеданию сена, оказывается недействительным. Мокрые, дрожащие лошади, сбившись в кучу, перестают вовсе реагировать на принуждения, оттесненные от затишка, они, несмотря на крики и удары кнута, упорно возвращаются под него, сбиваясь тесной кучей. Количество мерзнущих, прекращающих еду, все время, возрастает, табун начинает терять способность сопротивляться непогоде и здесь необходимой становится помощь человека. Для того, чтобы вернуть табуну стойкость и бодрость, необходимо согреть лошадей.

Самосогревание табуна под крылом затишка, при посредстве тырловки, оказывается фиктивным, т. к. лошади в результате таяния на их спинах снега начинают мерзнуть еще сильнее.

Если невдалеке от затишка (200—300 м) имеется просторный сарай с полезной площадью в 500—600 кв м, следует загнать в него на 1 час половину табуна, которая собирается у затишка и прекратила еду. Раздавать в сарае сено не следует, т. к. это, при большой скученности, повлечет за собой драки и массовую травматизацию, что в жеребом маточном табуне может вызвать аборты механического происхождения. Лучше всего иметь сарай с перегородками и табун заводить шайками по числу отделений. Заводя табун, следует прикрыть окна и двери, создав темноту, заставляющую лошадей стоять неподвижно. Согревшийся табун выпускают «а тырло и, если есть надобность, загоняют в сарай другую его половину, оставшуюся снаружи.

Опасность травматизации заставляет прибегать к этому способу массового согревания только в исключительных случаях, согревание же табуна по частям — небольшими группами, начинающих мерзнуть лошадей, может применяться безболезненно. Следует только поддерживать в сарае чистоту.

В том случае, если сарая около стоянки нет, приходится применять другой способ, основанный так же на мобилизации энергии, заключенной в организме лошади. Если в описанном способе это достигалось путем сокращения размеров теплоотдачи без увеличения производства тепла в организме, то при отсутствии сарая, дающего защиту, приходится согревать лошадь резким повышением производства тепла, перекрывающим потерю его в окружающую среду. Для того, чтобы освободить скрытый в лошади запас тепловой энергии, нужно заставить лошадь двигаться. Работа мускулатуры вызывает освобождение большого количества тепловой энергии, что бессознательно используется для самосогревания многими животными, но лошадью, в условиях тырлового содержания, не производится без специального к тому принуждения.

Так как площадь тырла, занятая табуном и яслями, недостаточна для движения табуна, то табун приходится выводить за пределы тырла, туда, где господствует метель, при этом следует иметь в виду, что неправильно направленный табун может уйти за ветром.

Безопаснее всего заставить табун обежать легкой рысью несколько раз вокруг затишка. Выгнанные на холод лошади, не видя возможности вернуться на тырло тем же путем, которым их выпроводили с него, спешат обежать вокруг затишка, чтобы укрыться за ним. Когда инерция движения овладевает табуном, управлять движением становится значительно легче и второй рейс вокруг затишка по инерции проводится с меньшим принуждением. Обычно бывает достаточно 2—3 раза обвести табун вокруг затишка (300—500 м) для того, чтобы лошади согрелись и пришли в норму.

В 1930-31 г., во время сильнейшей метели, этим способом был приведен в норму племенной № 1 табун Военкоезавода имени товарища Буденного. Обежав 3 раза вокруг затишка, лошади перестали дрожать, спокойно разошлись по яслям и начали есть, тогда как перед этим почти потеряли способность сопротивляться холоду и метели.

Практика задонских коннозаводчиков, основанная на горьком опыте, передает способ спасения во время бурана табуна, ушедшего из-под затишка «за ветром».

Когда, несмотря на противодействие бригады табунщиков, охраняющих табун верхом цепью вдоль его края, табун срывается с тырла, задачей бригады, от выполнения которой зависит спасение табуна, становится овладеть руководством движения табуна. Для этого впереди табуна появляется цепь из 3—4 табунщиков, два человека охватывают табун с боков и один остается сзади. Сдерживая движение табуна, табунщики дают лошадям пробежать около 0,5 км, что заставляет лошадей согреться. Дальнейшей, наиболее трудной частью задачи, является возвращение табуна на тырло, что может быть достигнуто только при исключительном умении и навыке у табунщиков. Остановить табун и двинуть его навстречу ветру нельзя, лошади ни в коем случае не пойдут против метели. Остановка на ветру быстро поглотит всю освобожденную бегом тепловую энергию и лошади начнут вновь замерзать.

Поэтому, необходимо, не замедляя темпа движения, понуждая лошадей криками, ударами кнута, перевести табун на движение по окружности. Инерция движения заставляет табун, искусно управляемый табунщиками, двигаться сперва за ветром, затем боком к нему, удаляясь от диагонали, потом, пройдя небольшой отрезок пути в лоб метели, повернуть на сближение с диагональю и, двигаясь в полветра под углом в 45°, постепенно обойти затишек с надветренной стороны для того, чтобы, пробежав еще от ветра и еще больше согревшись, стать под защиту затишка. Согревшийся после долгого бега табун вновь приобретает утраченную было способность сопротивляться холоду, ветру и метели.

Не всякий табун способен безболезненно перенести описанную гонку, особенную опасность она представляет для жеребых маточных табунов, где может явиться толчком к появлению абортов. Быстрое и продолжительное движение хуже переносится табуном, привыкшим к неподвижности, что имеет место при злоупотреблении тырловым содержанием на постоянном тырле под затишком, значительно легче справляется с ним табун много двигавшийся, использовавший возможность тебеневки.

Содержание во время бурана является строгим экзаменом для табунного конепроизводства, в этот момент получают беспристрастную оценку — организация труда и квалификация табунщиков, качество оборудования и построек, фуражные ресурсы, подготовленность табуна. Выше уже указывалось, что закалка табуна против природных воздействий в зимний период приобретает значение важнейшего фактора, который определяет успешный исход зимовки.

Та ничтожная помощь, которую оказывает человек организму лошади в борьбе с холодом, ни в коей мере не может и не должна подменить свойственную лошади выносливость и неприхотливость. Помощь человека имеет задачей максимально облегчить условия борьбы с природой, обеспечить условия, достаточные для нормального развития лошади, не изолируя лошадь от всех природных воздействий, так как это имеет место в условиях конюшенного содержания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: