Факультет

Студентам

Посетителям

Методы ленточных учетов охотничьих животных

Все учеты на пробных примаршрутных полосах (лентах), когда ширина этой полосы определяется в процессе учета или задана заранее, называются ленточными учетами, или учетами на ленточных пробах.

Ленточные учеты бывают наземными и аэровизуальными. Это разделение отражает не только разницу в организации учетов, но и различия в способах обнаружения животных. При авиаучетах используется простое визуальное наблюдение животных сверху, в наземных ленточных учетах чаще используется выпугивание животных или обнаружение их на слух.

Визуальное авианаблюдение ведет к тому, что ширина пробной учетной ленты должна быть заранее задана, поэтому все ленточные авиаучеты проводятся при постоянной ширине учетной полосы. В наземных учетах, где животные выявляются при помощи вспугивания или на слух, возможно определение ширины учетной ленты в процессе учета, поэтому здесь применяется как постоянная, так и переменная ширина учетной ленты. Наземные ленточные учеты проводятся в основном для определения численности охотничьих птиц, особенно боровой дичи.

В ранних методических разработках учетом на ленточных пробах назывался любой учет на примаршрутных полосах, проводимый как одним человеком, так и группой загонщиков, и оба эти вида учета считались количественными (абсолютными).

В более поздних работах учет боровой дичи на маршрутах, проводимый одним учетчиком, почему-то стал называться методом относительного учета, в то время как прогон птиц, осуществляемый несколькими учетчиками, оказался единственным методом ленточных проб.

Ленточным учетом целесообразно называть всякий учет на маршрутах, когда определяется ширина учетной полосы, и в результате получаются абсолютные показатели (число животных на единицу площади), независимо от количества учетчиков.

Ленточный наземный учет с несколькими учетчиками и постоянной шириной ленты. Этот метод предложил Forbes (1913) применительно к учету всего птичьего населения. В открытой местности два учетчика движутся параллельно на расстоянии чуть больше 25 м друг от друга и записывают птиц, поднятых только в полосе учета (между учетчиками) и перелетающих эту полосу не далее 120 шагов перед ними.

Этот метод совершенствовался для учета боровой дичи. Он применялся В. Г. Стахровским и Н. А. Мориным (1932), А. А. Книзе (1934), которые проводили учет уже не двумя, а тремя учетчиками, идущими параллельно. Наблюдатели считали только тех птиц, которые обнаружены в полосе учета между загонщиками.

Наиболее подробно рассматриваемый метод описан О. И. Семеновым-Тян-Шанским (1959, 1963). Цепь загонщиков состоит из 3 человек. Центральный учетчик ведет запись и движется по визирной просеке или тропинке. Учетчики по флангам стараются сохранять постоянное расстояние между собой и центральным учетчиком. Важно также, чтобы загонщики шли фронтом, не забегая вперед и не отставая от других наблюдателей. Расстояние между загонщиками устанавливается в 20 м, что почти полностью исключает пропуск затаившихся птиц. Фланговые учетчики могут считать также птиц, поднятых с внешней стороны от прогона, по в узкой полосе: 7—8 м, в среднем 7,5 м. Таким образом, получается ленточная проба шириной в 55 м (7,5 + 20 + 20 + 7,5).

Недостатком метода можно считать обязательное присутствие по меньшей мере 3 человек, поэтому учет труднее организовать, чем работу, осуществляемую 1 человеком. В связи с этим излагаемую методику лучше использовать как арбитражную, проверочную для многих других методов учета боровой дичи, поскольку она считается одной из самых точных. В чистом виде ленточный прогон с несколькими наблюдателями можно использовать в заповедниках, заказниках, специализированных охотхозяйствах и на научных стационарах.

При использовании этого метода нужно принимать во внимание, что пропуски птиц на ленте все равно будут. Так, Ю. Н. Киселев, проводивший учет при расстоянии между загонщиками всего в 15 м, указывал на случаи взлета рябчиков за спиной учетчиков, на наблюдения глухарей, убегающих за пределы полосы учета. Нам также приходилось наблюдать взлеты всех видов лесных тетеревиных птиц сзади цепи загонщиков, еще чаще — при остановках людей, когда затаившаяся птица не выдерживала и взлетала в 1—2 м от наблюдателя. Такие случаи чаще всего бывали с тетеревом и рябчиком, реже — с глухарями. Склонность к затаиванию различна не только у разных видов, но и у разных полов и возрастных групп. Затаиваются чаще молодые птицы и самки, поэтому степень пропуска при ленточном прогоне может меняться в зависимости от половозрастной структуры конкретной популяции птиц в период проведения учета.

К этому же методу можно отнести учет полевой и болотной дичи в открытых угодьях с помощью волочащейся веревки. Двое учетчиков идут параллельно и тащат между собой веревку, которая, волочась по траве, выпугивает всех птиц с ленточной площади, прочесанной веревкой. Иногда на веревку привешивают колокольчики, пустые консервные банки или другие источники звуков, что помогает вспугнуть всех птиц из зарослей травы, культурных злаков или полукустарников.

Определенная длина веревки помогает соблюдать строго фиксированное расстояние между учетчиками и тем самым постоянную ширину учетной ленты. Чтобы использовать этот безошибочный показатель, учетчики должны считать только тех птиц, которые вспуганы между ними; птиц, взлетающих сбоку, не учитывают. При таком подсчете следует иметь в виду, что часть птиц при приближении учетчиков с веревкой, особенно озвученной, может убегать по земле в сторону с последующим взлетом или без него. Это будет неизбежный процент пропуска птиц, величину которого можно установить сравнением с результатами более надежного метода учета тех же птиц в тех же местах.

Ленточный наземный учет с одним учетчиком и постоянной шириной ленты. При расстоянии между загонщиками в 20 или 15 м пропуски птиц максимально исключены. Значит, если на маршруте будет один учетчик, то он может полностью подсчитать птиц в полосе 20 м (по 10 м в обе стороны) или 15 м (7,5 + 7,5).

Это предположение лежит в основе учета боровой дичи, осуществляемого одним учетчиком на лентах постоянной ширины. Наблюдатель регистрирует поднятых птиц только в пределах учетной полосы, отсекая постоянную ее ширину при каждой встрече птиц и определяя, в полосе ли была обнаружена птица или вне ее. Для подобного учета боровой дичи можно брать более широкую полосу, чем расстояние между загонщиками в коллективном ленточном учете.

Ленточный учет с одним учетчиком имеет огромные преимущества в том, что его проще осуществить. Учетчик, не связанный с другими наблюдателями, стремлением следить за расстоянием между учетчиками и т. д., может двигаться в любом направлении и с любой скоростью. Однако при использовании постоянной ширины ленты возникают и негативные стороны учета.

Во-первых, при приближении учетчика птицы могут по земле отбегать в сторону и взлетать уже вне учетной полосы, или затаиться в стороне, тем самым занижая плотность населения на пробной ленте. Это почти полностью исключено при широком фронте прогона на площадках и гораздо менее вероятно при ленточном прогоне с тремя учетчиками: птице нужно преодолеть в среднем большее расстояние, чтобы выйти из полосы учета.

Во-вторых, в таком учете мы сталкиваемся с присущим подавляющему большинству учетчиков психологическим желанием учесть как можно больше. При встрече птицы близко от учетной ленты, но вне ее, учетчик незаметно для себя или преднамеренно как бы расширяет ленту на момент регистрации птицы. Это неизбежный и серьезный порок метода, который наблюдается и в работах квалифицированных учетчиков. В учетах на больших территориях, осуществляемых неквалифицированными наблюдателями, в учетную полосу практически включаются все или почти все встреченные птицы, тем самым искажаются данные учетов.

Вместе с тем для учетов на обширных площадях этот метод можно применять для получения от большого числа учетчиков информации, дающей приблизительные данные плотности населения. По сути дела, это будет относительный учет, и чтобы из него получить хотя бы приблизительные абсолютные показатели, нужно применить ширину полосы, более подходящую для регистрации большинства встреченных птиц определенного вида.

Избежать одной из отрицательных сторон рассмотренного метода можно посредством одновременного учета птиц на пробных лептах разной ширины. Все пространство вдоль маршрута разбивается на несколько постоянных лент, например, 0—20 м, 20—40, 40—60, 60—80, 80—100 м от линии маршрута и т. д. На маршрутах учетчик при обнаружении птицы отмечает, в какой ленте она находилась, т. е. глазомерно определяет расстояние от места обнаружения птицы до линии маршрута по перпендикуляру и, таким образом, каждую встреченную птицу относит к определенной полосе.

При обработке данных в расчет принимается главным образом первая полоса учета, по которой рассчитывается плотность населения. Сравнение данных первой и последующих полос покажет, насколько увеличение расстояния от маршрута влияет на пропуск птиц. Если плотность населения в первой и во второй полосе будет одинаковой или очень близкой, данные полос можно объединить и рассчитать среднюю плотность населения.

Если маршрут проходил по лесным дорогам, тропам, просекам, вдоль опушек леса, полян и прогалин в лесу, по контактам густого и разреженного леса, при сравнении первой и второй полосы нужно принимать во внимание, что тетеревиные птицы образуют повышенные плотности вдоль указанных элементов местности. В этом проявляется влияние так называемого «опушечного эффекта», сказывается частое посещение тетеревиными птицами дорог для сбора необходимых им гастролитов или для питья из дорожных луж.

В связи с этим на первой полосе у дорог и просек получается некоторое завышение плотности населения. В таких случаях прежде всего нужно стараться не прокладывать маршруты по дорогам, опушкам, а если такие маршруты сделаны, надо сопоставить результаты учета на первой и других полосах по придорожным маршрутам и в сплошном лесу.

Опыт показывает, что плотность птиц у дорог завышается в среднем на 15—16%, но эта цифра изменяется у разных видов в разные сезоны и в различных местах учета.

Дифференцированная регистрация встреч несколько усложняет методику массового учета. Полевые записи нужно вести либо в табличной форме, либо при регистрации каждой встречи записывать номер полосы или расстояние от места обнаружения (взлета) до линии маршрута по перпендикуляру. Это достаточно сложное дело для неквалифицированного учетчика.

Главный же недостаток учета на одной или нескольких лентах заключается в следующем. Сравнительно точный учет боровой дичи ведется на узкой полосе, и в обработку вовлекаются только те встречи, которые зарегистрированы на ней. Для достижения определенной достоверности учета нужно зарегистрировать определенное число учетных единиц. Если учитываются, например, воробьиные птицы, которые встречаются часто, и объем учетного материала бывает большим, потеря части его не имеет существенного значения. При редких же встречах тетеревиных птиц использование этих методов не что иное, как расточительство усилий учетчиков. Солидная часть учетных единиц теряется, и чтобы достигнуть нужного уровня достоверности, необходимо закладывать значительно большую длину маршрута, чем при методах, по которым в учете используются все встречи птиц. Такими методами могут быть учеты с переменной шириной учетной ленты.

Ленточный учет с одним учетчиком и переменной шириной ленты. Реакция птиц на приближение человека сильно варьирует у разных видов в различных условиях: в зависимости от сезона года, погоды, защитных свойств угодий, половозрастного состава популяций. Следовательно, в различных условиях у каждого вида будет своя ширина учетной ленты, на которую можно отнести всех обнаруженных птиц, чтобы получить объективную плотность населения. Учетчик в поле еще не знает, какая будет ширина полосы. Она определяется в камеральных условиях при обработке, но для этого во время учета наблюдатель должен собрать дополнительные показатели. Какие показатели и как это сделать — основные вопросы в рассматриваемом методе.

Основным показателем считается расстояние обнаружения (расстояние вспугивания, глубина обзора, ширина обнаруживаемости и др.). Не вызывает сомнения и то, что ширина учетной ленты равна удвоенному расстоянию обнаружения, поскольку птицы встречаются и справа и слева от учетчика. Однако по поводу способа определения этого расстояния имеется два мнения. М. К. Лаптев за глубину обзора принимал «среднее расстояние от счетчика, на котором данный вид обнаруживает свое присутствие» (цит. по Книзе). А. А. Книзе, указывая на учетные работы В. Л. Леонтьева, писал, что для определения ленточной пробы использовалось «среднее расстояние от наблюдателя до места взлета птицы». По С. А. Ларину: «…Ширина маршрутной ленты… определяется по расстоянию, на которое взлетает птица при проходе мимо нее человека. Это расстояние определяется опытным путем после промеров расстояний от учетчика до места взлета одного-двух десятков птиц» З. А. С. Рыковский указывал, что учетчик отмечает «расстояние, на котором птица взлетела. Среднее расстояние взлета, помноженное на два (по обе стороны от учетчика), принимается за ширину учетной ленты».

Казалось бы, здесь все ясно и понятно: расстояние обнаружения есть среднее из промеров от учетчика до птицы. Однако П. Б. Юргенсон отметил, что «часть особей может случайно быть поднята ближе предела возможной обнаруживаемости, а это необоснованно сократит ширину ленты и завысит показатель. Разумнее поэтому пользоваться предельными расстояниями обнаружения…». А. С. Рыковский это предложение возвел в методическую рекомендацию: «учетчик… определяет расстояния, на которых взлетели птицы. Удвоенное максимальное расстояние взлета принимается за ширину учетной ленты…».

Вероятно, П. Б. Юргенсон под «глубиной обнаруживаемости» имел в виду расстояние от места взлета до линии маршрута, измеренное по перпендикуляру к ней. Дело в том, что в 60-х годах многие охотоведы стали измерять расстояния обнаружения птиц по перпендикуляру к маршруту и брать удвоенное среднее арифметическое таких промеров за ширину учетной ленты.

А. П. Никульцев (1970) дает теоретическое обоснование такого способа определения учетной ленты, построенное на логической предпосылке: для определенного отрезка маршрута пределом учетной ленты служит расстояние до встреченной птицы (или группы птиц) по кратчайшей линии от маршрута.

Предположим, что в учете добавилась одна встреча внутри зубчатой ленты: ширина се от этого совершенно неправомерно сокращается. Допустим, все птицы встретились на линии маршрута. В таком случае никакой ленты не получится: ее ширина будет равна нулю. Предположим, наконец, что на каком-то отрезке маршрута, например, в определенном типе угодий, учетчик не встретил ни одной птицы, значит, учетной полосы вообще не будет, т. е. на этом отрезке, по А. П. Никульцеву, учета не было.

На прогон боровой дичи одним учетчиком, видимо, нужно смотреть иначе: прогон подобен бульдозеру, ширина ножа которого не зависит от того, что часть комьев земли попала близко к средине ножа. Если птица вспугнута с линии маршрута или близко от нее, это совсем не значит, что человек не может вспугнуть другую птицу немного в стороне от маршрута, и определенное пространство от маршрута все равно попадет в учет. Если измерять расстояние по перпендикуляру, то нужно оперировать неким максимальным расстоянием вспугивания.

При учете птиц человек как бы окружен «ореолом вспугивания», и движение этого ореола по маршруту образует учетную ленту. Радиус же этого ореола зависит от реакции птиц на приближение человека, от вида птиц, других условий, но он почти не зависит от того, сидела ли взлетевшая птица перед учетчиком или сбоку от него.

По этой причине расстояние обнаружения близко к средней арифметической промеров от места обнаружения (взлета) до учетчика, а не до линии маршрута. Если же пользоваться измерениями по перпендикуляру, то пределом переменной учетной полосы должно быть расстояние от маршрута, близкое к наибольшим промерам, что гораздо менее определенно.

С 1966 г. в течение 10 лет мы собирали материал по встречам тетеревиных птиц в лесах центральных областей РСФСР и Западной Сибири. При каждой встрече отмечался вид птиц, их количество, по возможности, пол и возраст, глазомерно измеренное расстояние от учетчика до места обнаружения птицы, а также угол между линией маршрута и линией, соединяющей учетчика и место взлета птицы. Данные промеров угла и расстояния вспугивания рассматривались отдельно для каждого вида птиц, места работы, определенного сезона учета, отдельных учетчиков. Эти данные наносились на график, где были нарисованы маршрут, направления обнаружения через каждые 10° и дуги, показывающие одинаковые расстояния вспугивания через 10 м с центром в точке, где находится учетчик. Эта точка была постоянной, и все ситуации во время встреч как бы накладывались друг на друга. Поскольку левая и правая стороны от маршрута принципиально не различаются, все данные наносились на одну (правую) сторону, что несколько уплотняло точки рассеивания встреч.

Если разделить учетную ленту на две полосы, то в первую полосу (0—30 м) попадает восемь, во вторую (30—60 м) — шесть встреч. Разница может объясняться и концентрацией птиц у дорог (три встречи были на дорогах) и пропуском затаившихся птиц, что менее вероятно, но не исключено. По этой причине всех встреченных птиц, в том числе случайную дальнюю боковую встречу, можно отнести на ленту шириной 120 м (по 60 м в каждую сторону) и проводить расчет плотности населения.

На подобных графиках всегда прослеживается достаточно резкий спад вспугиваемости, соответствующий пределу учетной ленты. На графике легко провести полосы учета, параллельные маршруту, и посчитать процент пропуска птиц по падению числа встреч в каждой полосе. Достаточно просто выявляются степени концентрации птиц у дорог, если такие встречи отмечались в поле или данные группировались по учетам на дорогах и вне их.

В. Г. Стахровский и Н. А. Морин (1932) отмечали, что среднее расстояние вспугивания завышается за счет того, что встречи по маршруту (прямые встречи) всегда бывают на большем расстоянии, чем боковые, поэтому при осреднении получается завышенное расстояние вспугивания. На приведенном графике видно, что «ореол вспугивания» несколько вытянут вперед. Это же прослеживалось почти на всех аналогичных графиках. Для данного случая среднее расстояние вспугивания из промеров учетчика до птицы равно 64,7 м, т. е. получилось завышение ширины ленты по сравнению с определенной по спаду вспугиваемости (60 м) на 7,8%. В других случаях такое завышение варьировало от 0 до 36% и в среднем составило 19,4%. Если в нашем примере исключить случайную дальнюю боковую встречу, то среднее расстояние обнаружения будет равно 60,7 м, т. е. опять получается завышение на 1,2% по сравнению с шириной ленты, определенной по спаду вспугиваемости (около 60 м).

В других случаях при исключении наиболее дальних встреч ширина полосы либо уменьшается, либо увеличивается, но в небольших пределах, до 11,5%. Таким образом, если организовывать массовые учеты боровой дичи, то для определения среднего расстояния обнаружения нужно исключать наиболее далекие встречи, и такое удвоенное среднее расстояние будет достаточно точно соответствовать средней ширине «ореола вспугивания» и средней ширине учетной ленты для разных учетчиков.

Для каждой встречи можно определить перпендикуляр от места взлета до маршрута, умножая расстояние от учетчика до обнаруженной птицы на синус угла обнаружения, или просто измерить на графике это расстояние. В данном случае средний перпендикуляр равен 29 м. По другим аналогичным данным, средний перпендикуляр составил 41,7—57% ширины ленты (в среднем — 49%), определенной по спаду вспугиваемости. Этого и следовало ожидать, поскольку птицы должны быть размещены в полосе учета в целом равномерно, и средний перпендикуляр поэтому должен составлять примерно половину ширины учетной ленты.

Путаница со средним перпендикуляром, вероятно, произошла от метода учета на нескольких параллельных постоянных лентах, который интенсивно разрабатывался в начале 60-х годов, особенно для учета всего птичьего населения с зоогеографическими целями.

При отнесении каждой конкретной встречи к определенной полосе нужно измерять расстояние от места взлета птицы до маршрута по перпендикуляру. И здесь необходимо помнить, что это совсем другой метод, отличный от учета на полосе с непостоянной шириной. При учете на нескольких полосах не определяется средний перпендикуляр и эти промеры не служат показателем определения ширины учетной ленты, промеры по перпендикуляру используются только для отнесения встреч к определенной полосе.

В связи с этим следует рассмотреть предлагаемый метод учета, в котором сочетается учет на нескольких лентах и промер расстояния вспугивания от учетчика до взлетающей птицы. В. Н. Карпович (1963) использовал следующий метод обработки учетов. Считалось, что до расстояния в 50 м (или 25 м) были вспуганы все птицы, и степень обследованности этой полосы принималась за 100%. Птиц, вспугнутых на расстоянии от 50 до 100 м, было, естественно, меньше, и соотношение их числа к числу птиц, встреченных на 1-й дистанции, составляло степень обследованности 2-й полосы. Затем определялась степень обследованности следующей полосы по отношению птиц на ней к числу птиц на ближней и т. д. За половину ширины учетной ленты принималась вся 1-я дистанция плюс ширина 2-й полосы, умноженная на соответствующий процент обследованности, плюс соответствующая часть 3-й полосы и т. д.

Если этим способом просчитать наш пример, то половина ширины учетной ленты будет равна 116,6 м, т. е. почти в два раза больше, чем определенная по спаду вспугиваемости (около 60 м).

При массовых учетах определяется средняя полоса обнаружения для разных учетчиков. По нашим данным, ширина учетной полосы у разных учетчиков различна, птицы по-разному реагируют на движение разных людей. Эти различия зависят от скорости и шумности хода учетчика, его внимательности и способности замечать боковые встречи, что тоже частично зависит от шума ходьбы и ее скорости.

При совмещении подобных графиков и составленных по данным разных учетчиков предел массового вспугивания оказывается более четким или более размытым и ширина учетной полосы, как правило, получается чуть меньше. Те же совмещенные данные, рассчитанные по методу В. Н. Карповича, дали половину полосы равную 120 м, т. е. при совмещении полоса несколько уменьшилась, а по расчету В. Н. Карповича — несколько увеличилась. При этом завышение ширины ленты получилось примерно в 2,4 раза за счет добавки случайных дальних встреч.

Дальность обнаружения птиц, вспугнутых впереди, больше, чем у обнаруженных сбоку от учетчиков. По этой причине завышение ширины ленты получается достаточно большим. Вероятно, более логично в расчете по методике В. Н. Карповича пользоваться перпендикуляром к маршруту. Если принять за 100% обнаружения полосу в 50 м (перпендикуляры от 0 до 50 м), то в полосе 50—100 м будет всего 5 встреч (или 16,1% от 31 встречи в 1-й полосе), в полосе 100—150 будет 1 встреча (или 3,2% от 31). При умножении каждых 50 м на соответствующий процент и сложении полученных цифр половина ширины ленты, измеренной по перпендикулярам, окажется равной 59,7 м, т. е. будет близка к действительной.

Однако в 50-метровой полосе тоже могут быть пропуски. Поэтому за полосу со 100%-ным обследованием целесообразнее принимать более узкую ленту, например, 20 м. Рассчитанная таким образом половина ширины условной, вычисленной ленты будет равна 51,9 м, т. е. опять будет близкой к действительной.

Ю. Н. Киселев, ссылаясь на метод В. Н. Карповича (1963), измерял расстояние по перпендикуляру к маршруту. У В. Н. Карповича (1963) четко не определено, как измерялось расстояние. Если оно измерялось «от маршрутного хода» и по этим промерам определялось число птиц в той или иной полосе, то возражений против метода быть не может: он достаточно точен и обоснован. Если же расстояние измеряется между учетчиком и птицей, то здесь более целесообразно использовать среднее из этих расстояний, т. е., как предлагал Ю. С. Равкин (1961), применительно к учетам всего птичьего населения. Тогда бы были снивелированы завышения ширины учетной ленты в 2 раза.

Иначе говоря, при использовании промеров по перпендикуляру к маршруту принимаются во внимание предельные значения, по ним устанавливаются встречи, происшедшие в той или иной параллельной полосе. Если же используются промеры от учетчика до птицы, то принимаются средние расстояния обнаружения. Третьего здесь быть не может.

Таким образом, при организации массовых учетов боровой дичи на больших территориях учетчики должны для каждой встречи отмечать расстояние обнаружения птиц по прямой от себя до места взлета, точнее, до места, где впервые птица была замечена. При обработке материала исключаются максимальные расстояния случайных боковых встреч и наиболее дальние передние встречи. Остальные промеры осредняются, и удвоенное среднее расстояние обнаружения будет шириной учетной ленты.

Чтобы отбор максимальных расстояний был более объективен, учетчики должны отмечать сторону, в которой была встречена птица впереди, впереди-сбоку и сбоку. Форма записи такого учета и прилагаемая инструкция его проведения были успешно апробированы в опытном охотхозяйстве ЦНИЛ и в службе учета охотничьих животных Новосибирской обл. Данные о возрастном и половом составе встреченных птиц помогут решить ряд вспомогательных вопросов учета и прогнозирования численности дичи.

При учетах боровой дичи с научными целями или в организованных хозяйствах, где нужны более точные данные, учетчикам целесообразно отметить угол обнаружения птиц с точностью до 10 или 5°, а также расстояние обнаружения по прямой от человека до птицы. Ширину учетной полосы можно определить графическим способом. При этом возможно рассчитать увеличение пропуска с удалением от маршрута, степень концентрации птиц у дорог или просек. Ширину учетной ленты можно определить по спаду массовости встреч или расчетным путем, по В. Н. Карповичу (1963), оперируя несколькими полосами и числом встреч в них, пользуясь промерами по перпендикуляру.

Опыт подобных расчетов показал, что оба метода дают практически одинаковые результаты (с разницей не более ±10%). Объясняется это тем, что в учетной полосе расчетное количество пропущенных птиц, как правило, бывает очень близким к числу встреч за пределами полосы. Так, в 50-метровой полосе по расчету на трех 16,6-метровых полосах (13, 10 и 8 встреч) теоретически пропущено 8 птиц (13—10+13—8). Вне полосы было шесть встреч; при включении в учет они почти полностью компенсируют пропуск на полосе. Полученная разница в 2 птицы (или 5,6% от всех встреч) составляет такую малую ошибку (5,6%), которой можно пренебречь или отнести ее за счет концентраций птиц у дорог. Стремление к большей точности не оправдывается хотя бы тем, что расстояния обнаружения определяются глазомерно.

Чтобы глазомерная оценка расстояний была более точной, учетчикам необходимо постоянно тренировать свой глазомер и время от времени проверять свои прикидочные измерения шагами, мерной лентой или дальномером. В лесу и на открытом месте, в лесах разной густоты расстояния воспринимаются на глаз по-разному, поэтому наблюдатели должны тренировать свой глазомер с учетом этого. А. П. Никульцев (1970) указывал, что при некотором навыке глазомерного определения расстояний контрольные промеры показывали ошибки не более 5-8%.

Ленточный учет рябчика с манком. Весной и осенью самцы рябчиков подают голос для обозначения индивидуальных и семейных участков и на голос другого самца отвечают писком или подлетают к нему. Эта биологическая особенность положена в основу учета.

Учетчик, двигаясь в лесу по возможности бесшумно, останавливается через 50—100 м и несколько раз примерно с минутными интервалами свистит в манок, имитируя голос самца. Если продвигаться по лесу бесшумно не удается, на каждой остановке учетчик ждет несколько минут, чтобы птицы успокоились, и только после этого начинает подманивать их. Находящиеся поблизости самцы, как правило, отвечают на свист, тем самым обнаруживая себя. Регистрируются все самцы, а при обработке их число умножается на 2 по предположению, что отношение полов в популяции близко к 1 : 1.

Биологическая основа метода проста. Однако не все самцы охотно отвечают на манок, особенно если они находятся рядом с самкой. Приходилось неоднократно наблюдать пары рябчиков, которые долгое время (более часа) ни разу не подавали голоса в ответ на манок, при этом бегали по земле, выискивая корм. Самцы откликаются лучше всего в ранние утренние часы, плохо днем и чуть лучше вечером, поэтому учет нельзя проводить в течение всего дня. Замечено, что рябчики почти не пересвистываются в ветреную, даже ясную и солнечную, погоду. Весной птицы отвечают на манок лучше, чем осенью. По данным Ю. Н. Киселева (19736), весной учитывается примерно в 1,5 раза больше рябчиков, чем осенью.

В тех местах, где рябчика заведомо нет или очень мало, нет смысла останавливаться, выжидать и манить. Поэтому учетчики предпочитают ходить по типичным рябчиным местам. В таких случаях трудно выявить площади рябчиных мест и степень заселенности птицами нетипичных угодий. Преднамеренная закладка маршрутов искажает результаты экстраполяции учетов и всех других видов птиц, если проводится комплексный учет.

По всем изложенным причинам учет рябчика с манком вряд ли можно рекомендовать для массовых учетов на больших территориях. Биологическую особенность рябчиков — реагировать на манок лучше использовать на пробных площадках для выявления участков обитания рябчиков при многократном повторении наблюдении или при одноразовом сплошном обследовании площадки.

Ленточные учеты белой куропатки. В гнездовой период самцы белой куропатки обычно охраняют свой гнездовой участок, сидя на высоких кустах, кочках, возвышенных участках местности, с которых легче им обозревать свои владения. В весеннем наряде самцов преобладает белое оперение, поэтому они хорошо заметны на общем темном фоне тундры или болота. На этих биологических особенностях и основан метод весеннего учета белой куропатки. Учетчик на маршруте может зарегистрировать практически всех самцов в примаршрутной полосе.

Поскольку большие расстояния на местности глазомерно определить трудно, учет целесообразнее вести на полосе постоянной ширины (200 + 200 = 400 м), регистрируя только тех птиц, которые попали в эту полосу.

Ленточные учеты боровой дичи с наземного транспорта. В открытых ландшафтах для учета зверей и птиц часто применяют автомобиль. Этот метод можно распространить и на учет белой куропатки с вездехода.

В лесных угодьях учет с автомобиля нецелесообразен. Нам очень редко удавалось видеть из машины взлетающих птиц в местах, где плотность населения дичи была высокой. Видимо, у птиц существует иная реакция на приближение автомобиля, чем на подход человека. Иногда приходилось видеть, как рябчики и тетерева убегали по земле почти из-под колес машины. Кроме того, автомобиль может пройти главным образом по накатанным дорогам, где обычно существует регулярное движение, к которому птицы либо привыкают, либо, наоборот, избегают близости шумных дорог.

В течение нескольких лет нами был апробирован учет лесных тетеревиных птиц с мопеда и мотовелосипеда. Маршруты закладывались по тропам и лесным дорогам, где в день учета не было никакого движения. Учет проводился с замерами расстояния до птицы и угла обнаружения.

Опыт показал относительную стабильность ширины учетной ленты: она зависела только от вида птиц, сезона и угодий. Индивидуальные качества учетчиков, естественно, не влияли на ширину полосы. По многим видам птиц и по большинству участков хозяйств результаты мопедного, пешего маршрутного учета и учета на многократно обследуемых пробных площадках были сходными. Иногда получалась разница в 3—4 раза, вероятно, из-за малого объема материала, концентраций птиц у дорог и других невыясненных причин.

В учетах лесных куриных птиц велосипед менее пригоден, чем мопед. Видимо, меньшая скорость движения, тихие металлические звуки заставляли птиц насторожиться задолго до приближения, позволяли им лучше ориентироваться и давали больше возможностей убегать из полосы учета или затаиваться.

Ю. Н. Киселев, применявший учет куриных птиц с мотоцикла и велосипеда, писал, что данные этих учетов несравнимы как с данными пешего маршрутного учета, так и между собой, и рекомендовал использовать эти методы как дополнительные. Разрабатывать эти методы имеет смысл: если при учете на лентах с тремя учетчиками за 1 чел-день обследуется 30,3 га, при той же физической нагрузке один учетчик на пеших маршрутах с перемен ной шириной ленты может обследовать примерно 100 га, то при помощи мопеда эту площадь можно увеличить до 300 га.

Ленточный учет боровой дичи с собакой. Возможность выявить тетеревиных птиц с помощью собак легла в основу некоторых методов учета боровой дичи. Один из них — учет глухаря с лайкой аналогичен способу осенней охоты на этих птиц. Собака вспугивает глухарей и облаивает их, когда они сядут на деревья. Охотник (учетчик) осторожно приближается к месту, где лает собака, и стреляет (обнаруживает птицу, записывает ее пол, возраст). Если собака поднимает выводок, поблизости от облаиваемой первоначально птицы могут быть обнаружены остальные глухари.

Здесь специально была проведена аналогия между методом учета и способом охоты на глухарей, так как на практике чаще всего учет совмещается с охотой: иначе можно «испортить» собаку и ослабить ее интерес к глухарям. Совмещение же учета с охотой (как и при всех других учетах) заставляет наблюдателя проходить по наиболее типичным для учитываемого вида местам, что сильно осложняет экстраполяцию выборочных данных.

При учете птиц с помощью легавых собак работа собаки и подъем птиц, как правило, происходят на глазах у учетчика. С легавыми собаками можно учитывать все виды боровой дичи. Однако процент пропуска птиц также зависит от множества причин, и установить его сложно. По данным О. С. Русакова, учет тетерева с легавой собакой при одноразовом прохождении короткого маршрута давал около 67% действительной численности; трехкратное прохождение маршрута почти не улучшило результата.

Таким образом, ленточный учет с собакой нельзя отнести к точным методам. Лучше использовать собак для выявления птиц на пробных площадках при многократном обследовании и картировании участков обитания выводков и отдельных птиц. О. И. Семенов-Тян-Шанский (1963) считает, что учеты боровой дичи с собаками наносят вред популяции птиц: собаки сильно рассеивают выводки. Учеты без собак тоже причиняют птицам беспокойство, но оно слабее, чем при учетах с собаками, особенно при многократном обследовании площадки. Все негативные стороны учетов с собаками не дают права рекомендовать применение собак для массовых учетов боровой дичи на больших территориях.

Н. Н. Бакеев (1963) предложил проводить учет боровой дичи по лункам в снегу, оставленным птицами после ночлега. Ю. Н. Киселев (1973а), использовавший этот метод учета, пришел к выводу, что метод требует исключительно благоприятных метеорологических условий, поэтому его можно применять как дополнительный, совмещая при благоприятных условиях с учетом по встречам самих птиц.

Перспективен весенний учет тетеревиных птиц по кучам ночевочных экскрементов. Этот способ широко применяется для учета копытных животных, реже — зайцев. Учет проводится на примаршрутной ленте шириной до 10 м. При учете тетеревиных птиц подсчитываются все ночные кучи помета, оставленные птицами зимой в лунках, а весной вытаявшие из-под снега. Для определения зимней плотности населения птиц число учтенных куч делится на площадь ленты и на число зимних дней со снегом. Последнюю величину можно определить очень точно, поскольку учет проводится после зимы, и всегда можно заметить даты начала и конца ночевок птиц в лунках или воспользоваться сведениями метеостанций. В центральных областях, например, дней со снегом будет около 150.

При учете копытных число учтенных куч нужно делить не только на число дней, но и на среднюю норму выделения дефекаций за день. Этот показатель зависит от ряда условий, подробно рассмотренных В. В. Червонным, но в сходных условиях обитания относительно стабилен. Лось, например, выделяет за сутки от 12 до 20 куч экскрементов, молодые звери больше старых, к концу зимнего сезона больше, чем в начале.

Для учета копытных животных, по кучам зимних экскрементов В. В. Червонный (1973) рекомендует полосу в 4 (2 + 2) м.

Учет по кучам помета проводится в короткий период весны, пока не выросла трава, скрывающая экскременты. При этом требуется постоянное внимание учетчика, что создает определенную трудность в учете. Однако большое число получаемых учетных единиц повышает достоверность учета. Если зимой, например, для учета тетеревиных птиц по лункам учитываются только суточные лунки, то по помету собирается материал по всем зимним дням, т. е. примерно в 150 раз больше. Таким образом, при достижении одинаковой достоверности результатов соотношение трудоемкости методов учета по лункам, встречам и экскрементам будет выражаться примерной пропорцией 150 : 15 : 1 (при ширине ленты по встречам в 100 м, по лункам и помету — 10 м).

Ленточные авиаучеты крупных зверей, главным образом копытных животных, широко применяются для учетов на больших территориях.

Авиаучеты животных построены на том, что с небольшой высоты полёта животные хорошо видны, если их цвет контрастирует с цветом общего фона. Контраст окраски животных и фона — непременное условие учета, поэтому он обычно проводится зимой, когда фоном служит сплошной снежный покров. С воздуха можно учесть некоторых животных, например зайца-беляка в бесснежный период, если шкурка уже приобрела зимнюю белую окраску. Зимой по снегу можно учитывать животных, имеющих темные тона окраски: копытных, волка, лисицу, росомаху, других крупных зверей, в некоторых случаях — боровую дичь.

Для учета необходимо, чтобы животные без труда обнаруживались в определенной полосе вдоль маршрута самолета или вертолета. Следовательно, ширина полосы должна максимально исключать пропуск животных. А это зависит от нескольких причин, и в первую очередь от просматриваемости угодий.

Лиственные леса, низкие кустарники, открытые угодья зимой хорошо просматриваются сверху, и в таких местах за ширину учетной полосы обычно принимают 500 м (по 250 м в обе стороны от маршрута). М. Д. Перовский (1975) считает возможным обнаружение лося в километровой полосе над сосновыми молодняками и лиственными байрачными лесами. В темнохвойных угодьях широкий обзор вообще исключен, а снизить пропуск животных можно лишь, используя ширину учетной полосы в 100 м (50 + 50).

Другое условие снижения пропуска животных — небольшая высота и скорость полета, иначе животных можно просто не увидеть. Оптимальная высота полета — 150 м над поверхностью земли, минимальная скорость 100—150 км/ч облегчают обнаружение животных, снижают утомляемость учетчиков и увеличивают продолжительность учета. Это время в оптимальных условиях не должно превышать 5—6 ч.

Следовательно, для авиаучетов оптимальны машины, которые можно вести с небольшой скоростью и длительное время на относительно небольшой высоте, которые обладают возможностью хорошего обзора и запасом горючего, необходимого на весь учетный день (5—6 ч). С этих точек зрения оптимальной машиной можно считать самолет Як-12А, удовлетворяющий всем указанным условиям. На практике чаще используется самолет Ан-2, существенный недостаток которого заключается в том, что нижнее крыло этого биплана перекрывает часть поля зрения. Учет с каждого борта самолета Ан-2 ведут несколько учетчиков, обозревая полосу учета впереди и позади плоскости. Из вертолетов наиболее удобны: Ми-1, Ми-2, Ка-18, Ка-26 и т. п., обладающие хорошим обзором и маневренностью. Говоря о пропусках животных, необходимо обратить внимание на время проведения учета в связи с изменением суточной активности животных.

Так, по данным В. Д. Херувимова (1970), лоси с середины дня начинают перемещаться из молодых сосняков в более открытые и лучше просматриваемые угодья, и с 15 ч почти все кормятся в лиственных насаждениях. Следовательно, наилучшее время учета — вторая половина дня, если работы проводятся в феврале-марте, когда длина светового дня позволяет проводить учет только после 12 ч.

Определить процент пропуска в конкретных условиях можно путем сопоставления результатов авиаучета и наземных учетов в одних и тех же местах в одно время. Другой способ — ведение учета на нескольких полосах аналогично учету боровой дичи.

Так, но материалам Е. С. Канакова (1977), из пяти 50-метровых полос наиболее полный учет получился на 3-й полосе, а в 250-метровой полосе (с одного борта) пропуск составил 32,7%, если считать учет в 3-й полосе абсолютно полным. Этот же автор использовал еще один метод подсчета пропуска: по сопоставлению времени регистрации лосей двумя учетчиками, ведущими наблюдение с одного борта независимо друг от друга. При этом пропуск в среднем для двух областей равен 29,2%.

При ленточном авиаучете очень важно соблюдать верную ширину учетной полосы. Если она постоянна и равна 500 или 400 м (250 + 250 или 200 + 200), необходимо на заданной высоте полета заметить пределы учетной ленты, натренировать свой глазомер в определении ее границы. Это можно сделать, пролетая над линиями государственной телефонной связи, где расстояние между столбами равно 50 м.

При авиаучетах, так же, как при наземных ленточных учетах боровой дичи, у учетчиков появляется желание включить в учетную полосу всех замеченных животных. Избежать такой субъективной ошибки можно путем учета на нескольких параллельных полосах, например, в 50 м, данные по которым дадут еще и процент пропуска на всей учетной полосе.

В. Д. Херувимов (1970) предлагает пользоваться угломером для точного определения расстояния от маршрута до регистрируемых зверей. К. Д. Зыков (1973) отмечает, что при пользовании этим прибором учетчик отвлекается от наблюдений, значительно увеличивая пропуски. Граница полосы или нескольких полос определяется пока глазомерно или с помощью пометок на крыльях и стеклах. В настоящее время учетчики еще не располагают способами механизации и объективизации этого процесса.

Как правило, для всех авиамаршрутов выбирается единая ширина учетной полосы, но она может изменяться в зависимости от возможности обнаружения. Например, в смешанных и лиственных лесах ширина полосы может равняться 500 (250 + 250) м, в открытых угодьях и молодняках — 1000 м, в темнохвойных лесах — 100 м и т. п. Применение полос различной ширины требует регистрации времени пересечения границ разных угодий, где используются различные полосы. Во всех других случаях регистрация угодий ведется или не ведется в зависимости от избранного способа экстраполяции данных авиаучета.

В условиях частого чередования различных угодий, при частой смене открытых и лесных участков экстраполяция по категориям (классам, группам, типам) угодий нецелесообразна. Вернее, она даже невозможна, так как отмечать в записях время пересечения каждой опушки, а тем более каждой границы разных лесов просто невозможно. В таких условиях (Центр европейской части Союза, лесостепные области Западной Сибири), а также в условиях, когда небольшие площади открытых угодий вкраплены в сплошные массивы лесных территорий (таежная зона), необходимо вести экстраполяцию на общую площадь угодий того или иного природного района.

Это означает, что внутри каждого природного района необходимо маршруты заложить так, чтобы они покрыли разные угодья пропорционально их площади. При большой длине авиамаршрутов этого можно добиться закладкой прямолинейных маршрутов, избегая прокладывать их вдоль долин рек, по вытянутым возвышенностям или низинам. Отклоняться от прямого маршрута нежелательно; фотографирование и выискивание животных недопустимо.

На прямолинейных маршрутах Ю. А. Герасимов (1961) получил отклонения пропорциональности покрытия пробой лесных и нелесных угодий всего в 0,2%.

Все встреченные животные в природном районе относятся на площадь пробной ленты в этом районе — получается плотность населения на общую площадь. Умножая ее на площадь района, получаем численность (в особях, головах). Численность в области получается суммированием численности по районам. Чтобы определить плотность населения на лесную площадь, все поголовье (в особях) делят на лесную площадь района (или всей области).

На практике встречаются грубые ошибки экстраполяции: плотность населения на учетной ленте определяется для всех угодий (общая площадь), а распространяется на лесные или Лесопокрытые площади. В таких расчетах должно быть строгое соответствие: на какие угодья определяется плотность населения животных на пробе, на такие же угодья распространяются эти данные.

При экстраполяции на общую площадь природных районов могут отмечаться пересечения границ лишь тех угодий, где применяется другая ширина учетной ленты, например, темнохвойных лесов. Границы природных районов, длина маршрутов по ним определяются при камеральной обработке материалов по карте с нанесенными маршрутами.

Если свойственные виду угодья занимают относительно небольшую суммарную площадь, располагаясь отдельными массивами, нет смысла летать над несвойственными угодьями. Например, при учете лося в лесостепных областях европейской части страны, где леса представлены отдельными разбросанными массивами, маршрут прокладывают от одного массива леса до другого по кратчайшему расстоянию. Тем самым основной учет (по времени, длине маршрутов, учетной площади) сосредоточивается в лесных угодьях, которые покрываются учетной пробой непропорционально по сравнению с открытыми (безлесными) угодьями. Это требует раздельной обработки материалов учета на лесной и открытой территории, экстраполяции по этим категориям угодий внутри каждого природного района. Такая экстраполяция возможна, если при учете отмечать время прохождения опушек лесных массивов, а при обработке по времени и средней скорости самолета определять длину маршрута и площадь ленты над лесными угодьями.

Такая методика экстраполяции и ведения учета предусмотрена инструкцией С. Г. Приклонского и К. Д. Зыкова (1963) и рассчитана на учет лосей в лесостепных областях европейской части РСФСР.

Если выделяются угодья со специфичной шириной полосы, то и в случае учета по лесной-нелесной территории отмечается время перелета через границы таких угодий, чаще всего — темнохвойных лесов. В обоих способах экстраполяции (на общую илн лесную территорию) необходимо все расчеты делать по природным районам области.

Результаты учета обязательно записываются в бортовой журнал или на магнитную ленту. В бортовом журнале отмечается время прохождения над заметными и имеющимися на карте ориентирами, время пересечения опушек лесных массивов (если учет идет раздельно по категориям угодий), время встреч животных, вид животных, количество их в грушпе, пол (по возможности) .

Те же самые сведения можно диктовать на магнитную запись. Удобно пользоваться портативными магнитофонами (лучше кассетными), а микрофон заменить ларингофоном, чтобы не записывался шум моторов самолета или вертолета. Хорошо иметь смонтированный пульт с часами и тумблером включения и выключения магнитофона.

Если учет проводят два наблюдателя с обоих бортов небольшого вертолета или самолета, записи ведет каждый из них. При большем числе учетчиков назначается старший группы, который ведет записи, получая записки от каждого наблюдателя, следит за местонахождением самолета, отмечает изменение курса и время прохождения ориентиров. На самолете Ан-2 старший учетчик обычно располагается сзади пилотов и помимо ведения записей просматривает угодья непосредственно под самолетом — в невидимой для всех остальных наблюдателей зоне. С каждого борта можно расположить по одному наблюдателю для контрольного счета по времени встреч животных, которое отмечается всеми учетчиками. Чем больше число наблюдателей, тем меньше возможность пропусков.

Если учетчиков более 2—3 чел., одного из них необходимо выделить для штурманской работы. Желательно, чтобы этот человек был знаком со штурманским делом. Необходимость такой специальной работы диктуется тем, что при небольшой высоте полёта общий обзор с самолета или вертолета ограничен, и всякое отклонение от курса может нарушить ориентирование и осложнить обработку материала. Особенно важен штурман на борту машины при авиаучете водоплавающих птиц на озерах, так как необходимо часто закладывать виражи над берегами озер, делать круги и дуги, часто сменяющие друг друга и нередко в разных направлениях. Поэтому бывает очень просто заблудиться на местности, потерять привязку учета к конкретным озерам.

Штурман на борту совместно с пилотами разрабатывает маршруты на день полета и наносит их на карту; отмечает время прохождения над опознаваемыми ориентирами, следит за курсом по компасу; учитывает направление и среднюю силу ветра для расчета сноса самолета (вертолета); отмечает высоту полета над уровнем аэродрома, чтобы при обработке материалов рассчитать по топографическим картам истинную высоту полета, а лучше, если эту работу он проделывает в полете и подсказывает пилотам, на какой высоте нужно лететь, чтобы выдерживать постоянную истинную высоту, следит за скоростью полета, что необходимо для расчета расстояний маршрута.

Постоянное ориентирование в полете позволит точно нанести маршрут на карту, что во всех случаях облегчает обработку материала. При экстраполяции на разные категории или группы угодий точная карта маршрутов может исключить необходимость отмечать время прохождения опушек и границ разных лесов. При точно нанесенном маршруте на достаточно подробную карту длину маршрутов и их отрезков можно измерять по карте, а не путем сложного вычисления по времени и скорости полета.

Наилучшая форма фиксации и передачи учетных данных — карта маршрутов с нанесенными точками встреч животных. Такой материал можно впоследствии обработать любыми способами, кроме того, он более информативен, чем бортовые журналы, хотя занимает меньше места в отчетах о проведении авиаучетов.

Авиаучеты боровой дичи. В некоторых районах страны дают положительные результаты опыты по проведению авиаучетов белой куропатки, тетеревов в стаях зимой, всех видов боровой дичи в редколесьях Якутии и т. д. Методики авиаучета дичи, особенно белой куропатки, целесообразно разрабатывать, преимущественно в направлении снижения пропуска птиц.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: