Факультет

Студентам

Посетителям

Лесовосстановление в дореволюционный период

Начало лесовосстановления в России обычно связывают с именем Петра I.

Быстрое истощение лесов вдоль больших и малых рек, где находились верфи — основные потребители большого количества пиломатериалов, явилось главной причиной, побудившей Петра I принять ряд практических мер по описанию лесов, а затем по их охране и восстановлению. По его приказу в разных местах страны были заложены культуры дуба посевом семян. В 1696 г. Петр I собственноручно посеял желуди дуба в степи под Таганрогом.

В 1732 г. издаются Инструкция, или устав «О заводе и севе для удовольствия ее императорского величества флота вновь лесов», а также «Манифест о сбережении и употреблении корабельных лесов и о местах, в которых какие леса рубить позволяется или запрещается». В Манифесте впервые даются указания о сборе и хранении семян, выборе места под посевы, охранении их от повреждений скотом и дичью, уходе за ними, рекомендуется разводить леса на высоких глинистых местах, для посева использовать семена, сохраняемые в течение зимы в помещениях, «где не было бы безмерной стужи и темноты… мокроты великой и сухости». Сеять предлагается таким образом, «дабы от частоты леса не заглушались, а от редкости — острыми ветрами, когда еще в молодости, — не ломались».

Первые культуры лиственницы заложены в 1738 г. вблизи Петербурга. Они сохранились до наших дней (знаменитая Линдуловская роща) и имеют запас древесины более 1500 м3/га.

Наука и практика лесокультурного дела в России развивались самобытным путем. Уже первые лесоводственные труды отличались не только высоким научным содержанием, но и практической направленностью. Так, в книге И. Т. Посошкова «О скудности и богатстве» (написана в 1724 г., но опубликована в 1842 г.) рекомендуется после высева семян древесных пород в первые годы обязательно проводить прополку, обосновывается смешение древесных пород для получения устойчивых насаждений. А. А. Нартов в работе «О посеве леса» (1765 г.) исходя из теории общей биологии леса, взаимоотношений древесных пород и их отношения к почвенным условиям дает рекомендации по срокам и способам посева семян сосны, ели и березы, предлагает способы хранения семян и подготовки их к посеву; последние сегодня называют стратификацией.

Книга А. Т. Болотова «О рублении, поправлении и заведении лесов» (1766 г.), по существу, является первым руководством по лесовыращиванию. К этому периоду относятся работы П. И. Рычкова «О сбережении и размножении лесов», Э. Г. Лаксмана «О посеве древесных семян в северных странах» и «Наилучший способ сеять древесные семена для произрастания лесов в Сибирских степях» (опубликованы в трудах Вольного экономического общества).

Развитие кораблестроения и горнорудной промышленности привело к вырубке древостоев на обширных территориях, что еще более усилило необходимость в лесовосстановлении и упорядочении ведения лесного хозяйства. Поэтому Екатериной и был издан ряд указов о разведении леса на вырубках, привлечении жителей к посеву леса, в частности в 1765 г. — по Иртышской линии, в 1787 г. — в казенных и частных дачах на юге России, где недостаток лесов стал особенно сильно сказываться во второй половине XVIII в.

Следует отметить и указ Екатерины II, касающийся посадки древесных растений вдоль дорог. При том, что цель его заключалась главным образом в декоративном оформлении последних, посадки имели фактически гораздо большее значение, так как со временем было замечено существенное влияние их на правильное снегораспределение и, как следствие, на повышение урожайности сельскохозяйственных культур, особенно на прилегающих полях.

На развитие лесного хозяйства в казенных дачах был направлен закон 1782 г. К этому году был подготовлен и проект устава о лесах, содержащий подробные описания древесных и кустарниковых пород, рекомендации по сбору семян, посеву и выращиванию лесов, ряд других лесоводственных вопросов. В 1798 г. был издан указ, согласно которому управление государственными лесами поручалось специальной государственной комиссии при сенате. В специальной инструкции отражалось требование разведения лесов путем «засева пустопорожних мест» и охраны их, приводились рекомендации из разработанного еще к 1782 г. проекта лесного устава.

Важный этап в развитии русского лесоводства — создание в России в 1803 г. Лесного института (ныне Лесотехническая академия им. С. М. Кирова). Он был центром не только учебным, но и научным, где большинство крупных учёных-лесоводов получили путевку в большую науку. Годом позднее был учрежден Лесной институт в г. Козельске Калужской губ. Надо отметить, что организация лесных учебных заведений и развитие русской лесоводственной науки способствовали выпуску учебной литературы. Так, уже в 1804 г. изданы книги Е. Ф. Зябловского «Начальные основания лесоводства» и П. Дивова «Краткое руководство к сбережению и поправлению лесов в Российском государстве».

Большую роль в становлении и развитии лесоводственной науки и практики играл «Лесной журнал» (издается с 1833 г.). Виднейшие лесоводы того времени активно в нем сотрудничали, издавали статьи теоретического и практического характера. В 30-е же годы проводятся работы по облесению земель войска казачьего в Оренбуржье (правда, первые опыты, относящиеся к началу века, оказались неудачными, но настойчивость лесоводов позволила достичь некоторых успехов), а также Алешкинского песчаного массива.

В начале XIX в. проявляют интерес к лесоразведению и частные лица. И. Я. Данилевский в 1804 г. начал закладывать посадки на сыпучих песках по берегам реки Северный Донец (Змиевский р-н Харьковской обл.). В. Я. Ломиковский занимается лесоразведением с 1809 г. (Миргородский р-н Полтавской обл.). Им созданы первые в истории лесные ветроломные полезащитные полосы, благодаря чему он получал высокие урожаи в засушливые годы. Большой энтузиаст и пропагандист степного лесоразведения В. П. Скаржинский (Вознесенский р-н Николаевской обл.) в специальных питомниках с 1816 г. выращивал посадочный материал широкого ассортимента и снабжал им весь юг России. В 1818 г. проводят первые посевы леса на Урале — неподалеку от Каменского завода, затем в округе Боткинского.

Защитные насаждения в с. Моховое (Орловская обл.) начали закладывать в 1821 г. (впоследствии они получили широкую известность как Шатиловский лес, хотя первые 30 лет работами руководил Ф. X. Майер).

К 1830 г. относится издание Инструкции об управлении лесной частью на горных заводах хребта Уральского по правилам лесной науки и доброго хозяйства, обосновывавшая необходимость сохранения молодняков. В ней содержались запрещение истреблять их при сплошных рубках, требование содействия естественному возобновлению применением сплошнолесосечных рубок лентами шириной 100 м с оставлением между ними «трех непочатых» лесосек и др., а также предостережения против некритического перенесения зарубежных приемов ведения лесного хозяйства в отечественные леса.

Для данного периода характерно и усиление внимания к степному лесоразведению (особенно на юге России), когда Попечительный комитет об иностранных поселенцах издал постановление об обязательном облесении на отводимых общественных участках по 1,63 га на полный подворный надел (65,52 га).

Огромные трудности, неудачи способствовали активизации поисков, пробуждению творческой мысли. Появляется ряд оригинальных работ по облесению песков. Так, лесничий Фрейерс по результатам собственного опыта предложил предварительно высаживать под плуг шелюгу и под ее защитой выращивать сосну и осокорь.

Надо отметить, что хотя работы по восстановлению лесов и носили в основном случайный характер (насаждения закладывались, как правило, в лучших условиях и садовыми методами), все же по сравнению с естественным лесовозобновлением дело с искусственным лесовосстановлением (особенно на открытых площадях) обстояло значительно лучше.

Накопленный опыт позволял приступить к лесокультурным работам в широком плане. Дня их проведения Лесной департамент поручил преподавателю Лесного института А. Длатовскому составить урочные нормы и инструкции. Однако из-за ограниченных средств, отпускаемых казной, ежегодные работы по закладке леса можно было проводить не более чем на 1—2 тыс. га, что составляло всего 1—2 % площади сплошных вырубок. Обычно средства использовали для проведения мер содействия естественному возобновлению; если же результаты оказывались неудовлетворительными, дальнейшую вырубку леса предлагалось приостанавливать.

С момента организации Министерства государственных имуществ было обращено внимание на лесоразведение в степях. С этой целью в 1841 г. было решено образовать на юге России образцовое лесничество, школы лесников-практиков и при них питомники, чтобы выращивать посадочный материал для населения. Для начала был намечен пункт, где уже имелись насаждения братьев Корнис. Затем В. Е. Графф и Ф. К. Арнольд, изучив в 1842—1843 гг. 32 участка, остановились на открытой возвышенной степи в районе безводной балки Кашлагач, где и было заложено первое казенное степное Велико-Анадольское лесничество.

В. Е. Графф наметил решить следующие задачи: доказать возможность лесоразведения в сложных условиях открытой степи; опытным путем подобрать наиболее приспособленные к произрастанию здесь древесные и кустарниковые породы; выработать самые дешевые и надежные способы лесоразведения; способствовать его популяризации среди населения; улучшить климат степей. За 23 года им заложено и выращено 157 га насаждений. Получаемый в питомниках посадочный материал древесных, кустарниковых и плодовых пород отпускался населению. В дендрарии проходили акклиматизацию древесные растения, впоследствии вводимые в посадки; всего было испытано свыше 70 древесных и кустарниковых видов.

В 1846 г. было открыто Бердянское образцовое лесничество со школой лесников, руководство которым было поручено И. Корнису при общем надзоре В. Е. Граффа. Положительный опыт и немалые успехи дали основание к расширению работ по защитному лесоразведению, положили начало закладке новых участков и созданию лесных культур в ряде других степных районов.

В 1869 г. было утверждено подробное Положение о сборе, порядке требований и рассылки древесных семян, но ведение лесосеменного хозяйства не улучшилось, поэтому в 1886 г. изданы новые Правила о порядке снабжения семенами. Устанавливаются также требования и нормативы по всхожести, определяются номинальные цены на заготовку семян. Наконец, чтобы обеспечить намеченные объемы лесокультурных работ посадочным материалом, с 1851 по 1857 г. создается 67 постоянных лесных питомников. Дальнейшая организация их была приостановлена из-за недостатка средств; в случае острой надобности в лесничествах закладывали небольшие временные питомники.

Во второй половине XIX в. в связи с отменой крепостного права и потерей даровой рабочей силы очень остро встал вопрос удешевления стоимости выращивания лесных культур. Л. Г. Барк (преемник В. Е. Граффа) пошел по пути упрощения технологии. Прежде всего, стали не так тщательно обрабатывать почву. Далее, заметив, что смыкание крон наступает быстрее в густых культурах, посадку начали производить не в ямы с квадратным размещением и не 5—6-летних растений (2,5—6 тыс. шт/га), а под сажальный кол и 1—3-летних (13,5 тыс. шт/га). При густом размещении их в ряду резко сократились потребности в общем количестве уходов и стоимость создания культур в целом. В результате появились возможности для расширения работ по защитному лесоразведению и организации новых лесничеств.

Дальнейшее снижение стоимости создания насаждений было достигнуто Ф. Ф. Тихановым (первый лесничий созданного в 1876 г. Донского лесничества), который ввел ряд новых упрощений и применил посадку по определенной схеме, получившей название донского типа смешения. Им высаживалось на 1 га уже 16 тыс. растений с расстоянием между ними в ряду 0,35 м и между рядами 1,8 м, при этом одно посадочное место (33 %) главных пород чередовалось с двумя (67 %) — сопутствующих. При таком большом количестве высаживаемых растений и быстром росте сопутствующих ильмовых пород уже на 4-й год наступало смыкание крон и сокращалось число уходов. Если по технологиям В. Е. Граффа до смыкания крон их требовалось 32—36, Л. Г. Барка — 23, то Ф. Ф. Тиханова — всего 10—11.

Снижение стоимости создания культур способствовало расширению работ, а общий хороший вид посадок в первые годы — организации новых лесничеств. Так, в 1881 г. в 50 км северо-западнее Уральска было организовано Уральское образцовое степное лесничество (возглавлял его М. К. Савич), в 1884—1888 гг. — Атаманское, Манычское, Сальское и Быстрянское в Ростовской обл. (общее руководство было возложено на Ф. Ф. Тиханова). С 1882 г. начали разворачиваться работы по защитному лесоразведению на юго-востоке, которыми руководил Н. К. Генко, мечтавший о создании из лесных полос мощного заслона для юго-восточных суховеев. Заложенные им полосы имели ширину 500—600 м, общую площадь примерно 18 тыс. га, направление с северо-востока на юго-запад.

Проблемой облесения степей занимался видный лесовод А. Ф. Рудзкий, который подчеркивал, что русским лесничим пришлось работать самостоятельно, так как опыт западноевропейских оказался непригодным, и хотя крупные ученые отвергали возможность выращивания лесов в данных сложных условиях, успехи здесь несомненны и могут составлять предмет гордости.

Положительную роль в развитии практического отечественного лесоводства сыграли всероссийские съезды лесовладельцев и лесохозяев, которые проводились по инициативе организованного в 1871 г. Лесного общества. Большое внимание на съездах уделялось естественному возобновлению, поскольку при очень ограниченных средствах искусственное лесоразведение проводилось в малых размерах, основная же ставка делалась именно на естественное возобновление.

В Московской губ. самые ранние шаги в области искусственного лесовыращивания относятся к первой половине XIX в. С1696 по 1796 г. лесистость здесь снизилась на 14,8 % и не превышала 33,4 %. Причины, побудившие как казенных, так и частных лесничих приступить к закладке лесов, следует объяснить не только их сокращением, но и увеличением спроса на древесное сырье (в основном хвойное), необходимое для роста мануфактурного производства и строительства. При естественном лесовозобновлении из-за происходившей в ряде случаев нежелательной смены пород не всегда можно было получить древостой нужного состава. Создание же лесов посевом и посадкой позволяло сократить время на период, равный восстановлению вырубок естественным путем.

Положительные результаты уже имелись в ряде центральных губерний России, в том числе Смоленской, где в 1840—1850 гг. были созданы культуры лиственницы европейской и дуба. Примечательно, что именно в частных лесных дачах начали более широко восстанавливать леса искусственным методом.

Усиленная рубка лесов и неудовлетворительное возобновление, а также растущая тревога общественности за быстрое обезлесение огромных территорий привели к тому, что 4 апреля 1888 г. был издан лесоохранительный закон. Правда, большее значение для воспроизводства лесных ресурсов имело принятое в 1899 г. Правило для взимания и расходования залоговых сумм, получаемых от лесопокупателей, и обеспечение исполнения работ по очистке и лесовозобновлению вырубаемых площадей. Такой «лесокультурный залог» позволил резко увеличить объемы лесовосстановительных работ, поскольку Лесной департамент получал в свое распоряжение весьма существенные средства.

В связи с неудовлетворительным естественным возобновлением на вырубках начались поиски новых приемов искусственного лесовосстановления. К этому времени рубками и пожарами на обширных территориях были уничтожены многие массивы горнозаводских лесов, поредели древостой вдоль сплавных рек и в обжитых районах европейской части страны. Наличие средств от «лесокультурного залога» позволило расширить лесокультурные работы не только на вырубках, но и в степной зоне, где они проводились с целью закрепления и облесения песков и оврагов.

Потребовались рекомендации или хотя бы какие-то гарантии успешности таких работ. Имевшийся же опыт их не давал, поскольку первые попытки искусственного лесовосстановления (особенно культивирования сосны на вырубках) часто кончались неудачей.

Использовать сосну начали в Усманском лесничестве в 1845 г., Цнинском лесном массиве — в 1855 г. и Романовском лесничестве — в 1855 г. (Тамбовская губ.). Культуры создавали посевом. С 1849 по 1860 г. только в Хреновском бору семена высеяли на 1030 десятинах, но к 1876 г. почти все растения погибли. Это побудило старшего лесничего Эгера перейти к посадкам, для чего в питомниках стали выращивать сеянцы с корневой системой до 90 см. Опыт лесокультурной деятельности здесь за 50 лет обобщен Г. Ф. Морозовым, который дал рекомендации по разведению сосны.

Получили известность удачные культуры в Московской губ. Энгельгарда и К. Ф. Тюрмера, в Смоленской — В. Н. Маркграфа, Пензенской — П. Кнорре, Тульской — П. И. Левицкого, Харьковской — А. А. Колесова и многие другие. Заметный вклад в развитие лесокультурного дела внес опыт работы Лесной опытной дачи (ныне в составе ТСХА), где еще в 1866 г. начал свои исследования А. Р. Варгас де Бедемар. С 1881 г. ее возглавлял М. К. Турский, выполнивший вместе со своими учениками ряд крупных работ. Он, а затем и заменивший его Н. С. Нестеров заложили первые опытные посадки сосны различной густоты, сосновые и еловые культуры семенами различного географического происхождения. Позже эти работы были расширены В. П. Тимофеевым, создавшим культуры лиственницы, сосны, ели и липы в чистых и смешанных вариантах.

Искусственное лесовосстановление и лесоразведение осуществлялось главным образом в степных и лесостепных районах. Однако А. Ф. Рудзкий, отдавая дань уважения русским лесничим за их крупнейшие заслуги в степном лесоразведении, вместе с тем отмечал, что «все, сделанное поныне, может быть рассматриваемо лишь как попытка, как доказательство технической возможности лесоразведения, и до сих пор остается почти нетронутым вопрос об облесении степи, о систематической и планообразной деятельности государства на изменение к лучшему природных и экономических условий степи».

Не лучше обстояли дела и в многолесных районах лесной зоны. Вопрос об искусственном лесовосстановлении здесь еще и не возникал, хотя необходимость в нем становилась все яснее, причем особенно остро в местах массовых лесоразработок.

Развитие капитализма сопровождалось усиленной рубкой лесов. При этом, например, с 1873 по 1913 г. валовой доход (почти полностью за счет поденной платы) от лесного хозяйства увеличился в 10 раз. И хотя только в 1913 г. в казну поступило 96 млн руб., ассигнования на лесовосстановление были ничтожно малы — не превысили 8—10 %, и это при том, что ежегодные вырубка и восстановление лесов относились как 19:1.

Огромные территории зачастую после раскорчевки переводили в сельскохозяйственные угодья, что считалось в то время прямым и необходимым условием развития национальной экономики. На самом же деле это был способ расширить частные владения и одновременно получить доход от продажи лесных материалов.

Как видим, еще в конце XIX в. достаточно остро встал вопрос о необходимости искусственного лесовосстановления на огромных территориях, а отсутствие исследований и широких практических работ потребовала специальной постановки лесного опытного дела. Планомерные исследования совпадают с началом деятельности экспедиций проф. В. В. Докучаева и А. А. Тилло. Первая из них была организована 22 мая 1892 г. с целью изучения особенностей природы степей, постановки опытов по нахождению способов борьбы со стихийными силами; вторая — в 1893 г. для выработки рекомендаций по рациональному водному хозяйству, установления оптимальной площади лесов, необходимой для улучшения условий ведения сельского и водного хозяйства. Возглавлявший лесную часть экспедиции М. К. Турский многое сделал для выявления водоохранной и водорегулирующей роли леса.

Общее руководство научными работами осуществляла постоянная комиссия по лесному опытному делу Лесного департамента, она организовывала издание трудов опытных лесничеств, а затем и трудов по лесному опытному делу в России.

Ученые и практики в течение многих лет разрабатывали способы лесовосстановления, обеспечивающие создание высокопродуктивных и устойчивых насаждений естественным и искусственным путем. Однако в условиях царской России в полной мере решить все вопросы не представлялось возможным. За 218 лет (с 1696 по 1914 г.) леса были вырублены на 67 млн га леса, а заложены только на 1,3 млн га (2 %), причем 0,7 млн га — это лесные культуры на землях государственного и частновладельческого лесного фонда, 0,6 млн га — насаждения в степных и засушливых районах.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: