Факультет

Студентам

Посетителям

Что такое интродукция?

В словаре читаем: «Интродукция (лат. introductio — введение) — в растениеводстве — введение в какую-либо страну или область культуры видов или сортов растений из областей с иными природными условиями (см. акклиматизация); введение в культуру дикорастущих растений».

Как выяснилось, человек интродуцирует не только растения, но и полезных насекомых и, увы, независимо от своего желания, носителей своих собственных болезней, включая смертельные. В средние века испанцев и англичан не очень волновало, что занесенные ими болезни резко сократили туземное население Америки и Австралии. Зато стремительное распространение вируса СПИД по всем континентам взволновало все человечество. СПИД стал классическим примером заболевания XX века, порожденного неблагоприятными экологическими изменениями на нашей планете в результате военной и промышленной деятельности людей.

Мутация одного из редко встречающихся в природе вирусов в вирус СПИД произошла под действием радиоактивного излучения стронция-90, огромное количество которого выделилось во время испытаний в атмосфере ядерного оружия в 50-е и 60-е годы. Анализ «маршрутов» радиоактивных облаков показал, что большая часть выброшенного в атмосферу стронция-90 и других радиоактивных элементов осела на территории Северной Америки и Центральной Африки. Как известно, население именно этих регионов наиболее сильно поражено эпидемией.

Стронций-90 накапливается в организме человека главным образом в красном костном мозге и повреждает те его клетки, которые играют ключевую роль в функционировании иммунной системы. Целое поколение молодых американцев и африканцев оказалось беззащитным против новой для человека вирусной инфекции. Это, пожалуй, наиболее яркий пример интродукции болезни.

Однако вернемся к нашим баранам, то бишь растениям. Термин «интродукция растений» (introductio plantarum) впервые был употреблен в ботанической литературе еще в XVI веке. Первоначально человек использовал для интродукции в культуру дикие виды местного происхождения. Это дало евразиатам такие культуры, как пшеница, ячмень, рожь, овес, соя, лен, томат, перец, фасоль, тыква и другие, а американским индейцам — кукуруза и картофель.

Стихийно распространялись в результате миграций племен, торговых связей, морских экспедиций из Западного Ирана и Закавказья мягкая пшеница, из Юго-Западной и Юго-Восточной Азии в Америку — сахарный тростник, из Америки в Евразию, Африку и Австралию — картофель, кукуруза и другие растения.

В СНГ ныне интродукцией на научной основе заняты крупные коллективы ученых Всесоюзного института растениеводства имени Н. И. Вавилова, Главного ботанического сада в Москве, Ленинградского ботанического сада, Никитского ботанического сада на Южном берегу Крыма, Батумского, Тбилисского, Ереванского ботанических садов, Всесоюзного научно-исследовательского института лекарственных растений и др. При ФАО (ООН) создан центр по сосредоточению «генетической плазмы» наиболее ценных видов и разновидностей полевых культур, которые используют в селекции научно-исследовательских учреждений всего мира. Не будем здесь рассматривать теории и гипотезы, а расскажем лишь об интродукции в Европу культур, без которых сейчас трудно представить нашу жизнь.

Как выглядит картофель на грядке или на столе, любой знает. Но не каждому известно, что в зависимости от широты натуры ботаники насчитывают на планете от нескольких десятков до нескольких сотен видов картофеля. Мало кому ведомо и то, что картофель биологи считают многолетним растением, хотя в наших широтах он эту особенность не проявляет.

Картофель принадлежит к семейству пасленовых, к которому относятся также томат, баклажан, стручковый перец и настойчиво, но безуспешно десятилетиями выводимый из культуры и быта табак.

Считают, что картофель выращивали еще инки примерно 14 тысяч лет назад. В Перу, в археологическом музее города Лимы выставлена ваза, имеющая форму картофелины и датируемая вторым столетием нашей эры. Есть две версии относительно места первоначального произрастания культурного картофеля. Согласно первой — он попал к нам с чилийского побережья, но по второй версии, его родина — Перуанские Анды.

Когда первые конкистадоры высадились на побережье Нового Света, картофель там уже выращивали, и он был похож на современные сорта, если только не считать глубоких глазков и порой уродливой формы клубней.

В Европе картофель появился после завоевания Перу испанцами; в конце XVI столетия он был ими распространен в Испании, Италии, Нидерландах и Бургундии. В Германии картофель изредка сажали еще при Карле V. В 1665 году картофель был завезен в Ирландию торговцем невольниками Джоном Гавкинсом. С 1684 года, по свидетельству Александра Гумбольдта, картофель в большом количестве начали разводить в Ланкашире (Северо-Западная Англия), в 1717 году — в Саксонии (Германия), а в 1738 году — в Пруссии.

Во Франции впервые на это растение обратили внимание в 1585 году. Каспар Бохен описал его в своем травоведении и побудил некоторых лионцев развести картофель. Опыт удался, но не был продолжен из-за слуха, что картофель ядовит. Повсеместное развитие картофеля по инициативе фирмы Вильморенов началось во Франции в конце XVIII столетия.

Талантливым пропагандистом возделывания картофеля во Франции был фармацевт Антуан Огюст Пармантье, получивший приз Безанской академии, объявившей в 1771 году конкурс на указание растений, которые в период неурожая могли бы заменить обычно употребляемые в пищу.

В августе 1785 года в день святого Людовика Пармантье предпринял ловкий ход — преподнес букет цветущей картофельной ботвы и корзину зрелых клубней Людовику XVI. Подношение было благосклонно встречено королем. Цветы украсили бутоньерку короля и прическу королевы, а клубни вечером были сварены и поданы на королевский стол. Так картофель приобрел доверие придворных высоких особ, а в дальнейшем — глубочайшую признательность французов. В 1793 году во Франции было засажено картофелем 35 000 гектаров пахотной земли, в 1815-м — 394 904, в середине XIX века — более миллиона.

В Германии картофель получил распространение лишь после проведения понудительных мер правительством прусского короля Фридриха II (1744), хотя еще в 1651 году Фридрихом Вильгельмом I возделывание картофеля было провозглашено национальным долгом немцев.

В России картофель рекламировала более 200 лет тому назад газета «Экономический магазин», доводившая до сведения читателей, что «многие врачи похваляют употребление картофеля не только англичанам, но и в пищу больных одиночеством…», «…почитается пища лекарственной и от цинги». Действительно, с тех пор как культура картофеля распространилась, в Европе совершенно прекратились эпидемии цинги. В этом качестве картофель выручил и Джека Лондона. Он писал: «Мне было двадцать два года, я весил сто шестьдесят пять фунтов, и каждый фунт был годен к работе; цинга моя почти прошла: я лечился тем, что жевал сырой картофель» («Джон — Ячменное зерно»).

В 1676 году картофель из Гамбурга был завезен в Курляндию (Латвию), в 1683 году — в Польшу, откуда начал распространяться по Белоруссии, Западной Украине и Литве. К 1765 году с картофелем познакомились в Эстонии, Архангельске, Олонце, Каргополе, Новгороде, Москве, Иркутске и Нерчинске.

Однако разводить картофель стали в России повсеместно лишь в середине прошлого века. Неурожаи 1839—1840 годов и предшествовавших лет подали повод к правительственным мерам по распространению посадок картофеля как главнейшего «пособия для народного, продовольствия». Высочайшими повелениями 8 августа и 3 декабря 1840 года, а также 15 февраля, 9 марта и 6 июля 1842 года (раскачать народ и тогда было нелегко) постановлено было: «…завести во всех казенных селениях общественные посевы картофеля для снабжения им крестьян к будущим посевам, издать наставление о возделывании, хранении и употреблении этого растения и поощрять премиями и другими наградами помещиков-хозяев, отличающихся разведением его».

В 1856 году Петр Преображенский в «Общепонятном руководстве к практическому сельскому хозяйству» писал: «Употребление картофеля в хозяйственном быту весьма многоразлично; он доставляет пищу и человеку и его домашней скотине; и с помощью химических производств перерабатывается то в камедь, то в спирт, то в сахар, то в крахмал. Мука, добываемая из его клубней, вместе с мукою колосовых хлебов идет на приготовление печеного хлеба. Картофельный крахмал нимало не уступает по своей доброкачественности крахмалу, добываемому из колосовых хлебов. Главное достоинство картофеля состоит в том, что он во многих странах составляет собою существенную основу народного продовольствия. Наконец, картофель важен и в том отношении, что он в пареном и сыром виде употребляется для продовольствия и откармливания скотины. А потому введение картофеля в сельскохозяйственную промышленность должно считать важным событием в Истории Сельского Хозяйства».

Одному из сорных растений Америки суждено было стать в Европе очень важной сельскохозяйственной культурой. Это растение — подсолнечник. Подсолнечник — обширнейший род сложноцветных, в котором систематики насчитывают от 50—70 до 264 видов (ближе всего к истине цифра 78). Большинство видов этого рода сосредоточено в Северной Америке, меньше — в Южной.

Но здесь мы остановимся лишь на одном виде — подсолнечнике обыкновенном, некогда рядовом растении прерий, раскинувшихся на территории современных Соединенных Штатов Америки. В настоящее время дикий или одичавший подсолнечник растет лишь к югу от штата Небраска. Вероятнее всего, подсолнечник «перебрался» туда из Канады, а позднее попал в Северную Мексику.

Первыми подсолнечник начали использовать и даже культивировать как продовольственную культуру канадские индейцы. Европейцы же обратили внимание прежде всего на красивый цветок, напоминающий солнце. Потому-то ботаническое название Helianthus и произведено от двух греческих слов: helios — солнце и anthos — цветок (солнечный цветок). Видовое название annuus переводится как «однолетний».

Внимательно рассмотрев соцветие-корзинку подсолнечника, легко различим желтые лепестки — «лучи солнца». На самом деле это не лепестки, а наружные бесплодные язычковые цветки. Их роль — привлекать насекомых-опылителей. К центру от «лучей» расположены трубчатые цветки. У них, как правило, есть и пыльники, и рыльца. Пыльники созревают раньше, ц рыльца обязательно несколько запаздывают. Так растение уклоняется от самоопыления и опыляется преимущественно пыльцой других растений.

Впервые семянки (таково правильное ботаническое название плодов) подсолнечника были завезены в Европу из Мексики испанцами и посеяны в 1510 году в Мадридском ботаническом саду. Научное описание и латинское наименование цветка дано в 1576 году. Полукультурные пищевые формы подсолнечника, разводившиеся канадскими индейцами, привезены в Европу возвращавшимися на родину французскими колонистами. Во Франции же проделан первый, хотя и неудачный, опыт введения в культуру подсолнечника в качестве масличного растения. В начале XIX века подсолнечник как масличное растение местами стали возделывать в Венгрии.

Европейцам подсолнечник полюбился в основном за декоративность. В Германии в XVIII веке его безуспешно пытались внедрить в качестве суррогата кофе, но население не приняло эту «подделку», отдав предпочтение другим суррогатам — цикорию, желудям и ячменю.

В Россию семена подсолнечника были присланы из Голландии в XVIII веке Петром I. Более столетия подсолнечник считался у нас декоративным и огородным «грызовым» растением, придающим несравненную прелесть девушкам Кубани и Украины.

Первое предположение о возможности добывать из подсолнечника масло было высказано в 1779 году в «Академических известиях» Российской Академии наук. Но лишь в 1829 году крепостной крестьянин графа Шереметева из слободы Алексеевка Бирючинского уезда Воронежской губернии Л. С. Бокарев, как сообщили «Экономические записки», «…к радости своей, получил превосходное масло, какого он никогда не видывал и какого здесь не было в продаже…».

С середины XVIII века возделывание подсолнечника в Воронежской, Саратовской губерниях и на Кубани так распространилось, что уже к началу второй мировой войны он занимал здесь площадь более 3 миллионов гектаров.

Как сообщал П. Преображенский (1856), в его время масла получалось «из облущенного зерна не больше 25 %».

Ученые предполагали верхом возможного достижение выхода 33 процентов малса. Этот предел был впервые достигнут в России в 1912 году, а в конце 70-х годов предсказанный «предел» масличности был превзойден выдающимся советским селекционером В. С. Пустовойтом, получившим сорта с содержанием масла в семянках от 40 до 64 процентов.

Длительный исторический путь от отрогов Гималаев (Непал, Кашмир, Бирма) до наших полей проделала важнейшая крупяная культура страны — гречиха (Fagopyrum esculentum).

В диком виде в Гималаях она встречается на высоте 3600 метров над уровнем моря. В более высоких районах растет лишь гречиха татарская — кырлык (дикуша). С Гималайских гор культурная гречиха распространилась по Индии, Китаю, Корее, Японии, проникла на Дальний Восток и в Восточную Сибирь.

Следы культуры гречихи обнаружены в памятниках исчезнувших цивилизаций Гоби, Синьцзяна и Ферганы. В культуру гречиха введена в горных районах Северной Индии. С древних времен она известна в Китае, Средней Азии, Корее и Японии. В конце III — начале I тысячелетия до нашей эры гречиха проникла через Иран в Закавказье.

На Русь гречиха была занесена из Азии в XIII веке татарами. Кстати, у поляков и словаков гречиху так и называют татаркою. В некоторых могильниках гречиха обнаружена в смеси с зерном ячменя, пшеницы и ржи.

Наиболее древней культура гречихи считается в Татарии, Башкирии и Чувашии. На Украину она проникла позднее с Волги. Из-за Урала гречиха распространилась до отрогов Карпат и, перевалив их, попала в Западную Европу (XV век). В Америку гречиха завезена из Китая и Японии.

Уже в XVI веке гречиха наряду с пшеницей экспортируется из России за рубеж. Сведения о гречихе содержат «Домострой» Сильвестра (XVI век).

Ныне производство гречихи в России в самом плачевном состоянии. Видно, снова надежда на одних татар — не должны подвести собратьев-россиян.

Из Китая к нам сравнительно недавно попала соя (Glycine hispida). На Дальнем Востоке, в Херсонской и Таврической губерниях опыты по разведению сои проводились с 70-х годов XIX века. Но массовое внедрение сои в культуру началось лишь в 1927 году (Дальний Восток, Северный Кавказ, Закавказье, Украина).

В Китае культура сои известна 7000 лет. Уже 2000 лет назад здесь умели готовить из нее соевое молоко и сыр. В Европу соя попала в конце XVIII века. Однако начало ее культуры здесь относится к 1840 году (Франция, Испания). В США соя проникла в начале XIX века. И все же в Европе и США широкое возделывание сои началось лишь после первой мировой войны. На экспорт одно время соя шла из Китая: Югославии, Болгарии, Румынии, но расширение возможностей ее использования и переработки привело к повышению потребления продукта в собственных странах и снижению или прекращению вывоза в другие.

Культура сои замечательна тем, что из-ее зерна вырабатывают свыше 50 видов пищевых продуктов, в том числе муку, сыр («тофу»), суррогаты молока, масла, маргарина, творога, простокваши, кондитерские и хлебные изделия, соусы, приправы, крупу, суррогаты кофе и какао. Зерно содержит до 45 процентов белка, до 32 — углеводов и до 37 процентов масла пищевого, медицинского и технического назначения, витамины D, B1, Е и каротин. Зеленые бобы используют для приготовления овощных блюд, всходы — как салат. В качестве промышленного сырья зерно идет для производства лецитина (применяется при изготовлении шоколада, маргарина и в качестве веществ, предохраняющих жиры от окисления и прогоркания), пластмасс, взрывчатки, синтетических «тканей (в том числе «шерсти»), клея, лаков, красок, мыла, полиамидной жаровыносливой смолы для водонепроницаемой замазки, бумаги. Есть реальная возможность применить масло в медицинской промышленности для получения кортикостероидных препаратов.

Знатным иностранцем, прибывшим из Южной Америки, считается томат (Lycopersicon esculentum). Само название «томат» — древнемексиканского (ацтекского) происхождения. В диком состоянии томаты обитают в Перу, Эквадоре, на севере Чили и на островах Галапагос. Как, когда и кем завезено растение в Европу, нам неизвестно. Первое упоминание о нем содержится в комментариях итальянского ботаника П. Маттиоли по поводу трудов Диоскорида, опубликованных в 1554 году в Венеции. В них и появилось ныне известное второе название томата — Pomi d’oro — помидор. Поэт Джанни Родари сочинил для детей специальную «Песню синьора помидора», которую все, конечно, хорошо знают:

Я — холеный помидор
С кожею атласной,
И вступать со мною в спор
Овощам опасно!

С ним и не вступают в спор. Еще бы, только в нашей стране помидоры занимают не менее 20 процентов всех площадей, отведенных под овощные культуры.

С древнейших времен в Америке, за сотни лет до Колумба, томаты возделывали в Центральной Мексике, куда они попали как заносные сорные растения. Вторым возможным районом введения томата в культуру (но это не доказано) считают Перу. Большинство знатоков культурной флоры все же склонны считать областью одомашнивания томата Мексику (особенно районы Веракруса и Пуэбло), где отмечено наибольшее разнообразие форм культурного томата. По всей Мексике и под многими названиями также распространена дикорастущая форма вишневидного томата (наиболее вероятный предок культурного помидора).

В Европе «перуанские яблоки» начали разводить как пищевое растение с XVI века в Испании и Португалии, чуть позже — в Италии, где их готовили для стола сваренными с перцем, солью и маслом. Здесь были тогда известны растения лишь с ребристыми плодами. Крупноплодные округлые формы появились в Европе в XIX—XX веках. Испанцам принадлежит заслуга в распространении культуры томата на Филиппинах, откуда она потом попала в другие области Ост-Индии.

К тому времени, когда о них упомянул Маттиоли, томаты уже появились как диковинные растения в ботанических коллекциях Голландии. В начале XVII века томаты возделывали в Сирии, Аравии, Эфиопии и Египте.

В Западной Европе томаты долго почитали как декоративное и лекарственное растение. С помощью отваров и нестоек из растения и плодов пытались лечиться от чесотки, глазных и желудочных заболеваний. В качестве огородной культуры томат признали в Африке с 40-х годов XIX века, в Англии — еще позднее, а в Германии — только после первой мировой войны. В 1913 году в Германии помидоры выращивали еще на мизерной площади в 25 гектаров. Венгрия и Австрия в этом отношении оказались прогрессивнее.

В США в 1832 году томаты вырастили в штате Коннектикут. Но попробовать плоды никто не решился, хотя ходили слухи, что французы их едят. Да мало ли что эти французы едят, рассудили в штате, даже лягушек. Североамериканцы считали помидоры ядовитыми вплоть до 1840 года.

В России в культуре томат появился между 40— 60-ми годами XIX столетия, но имеются сведения о возделывании их и в XVIII веке. Подтверждением последнему, хотя и косвенным, служит запись в словаре сотрудника Академии наук К. Кондратовича, где в переписи возделываемых в России растений упомянуто «яблоко — любовное», или лыкоперсикум, «яблоко», или пома аморис, по-арабски «алк’акенги». Точно известно, что в 1781 году в саду П. А. Демидова в Москве выращивали самые настоящие помидоры. В 1785 году среди растений Таврической области (Крым) упомянуты «любовные яблоки»: «…сеются… в садах около Бахчисарая, и их… употребляют в пищу». В 1800 году сообщали о «любовных яблоках», которые «…в южной России часты в садах на вольном воздухе и что в Астрахани и Грузии их спелые плоды едят так же, как огурцы, с уксусом и испанским перцем, а в Крыму — в различном виде. В то же время «любовные яблоки» на севере России часты как комнатное украшение». К 80-м года XIX века томат завоевал юг и юго-восток России, в 1866 году продвинулся до Ярославля, в 80-х годах — до С.-Петербурга, в начале XIX века достиг Минусинска и Благовещенска. После революции площади под томатами и их урожаи резко пошли вверх. Так» зафиксированы урожаи, если это не приписка, свыше 2000 центнеров с гектара.

5 ноября 1492 года Христофор Колумб записал: «Я видел злак, называемый маисом». Это была заявка на открытие для европейцев нового вида растений. На территории же Южной Америки кукуруза издревле была известна как культура номер один. В Перу, например, археологи нашли ископаемые початки, датируемые четвертым тысячелетием до нашей эры. Предки американских индейцев обожествляли кукурузу. Инки соблюдали ритуал ежегодного посева кукурузы в Куско и приносили в жертву богу кукурузы первый урожай. Тлалок — бог кукурузы у ацтеков — считался также богом плодородия, дождя и урожая.

Древние майя различали группы сортов кукурузы по скороспелости: «кукурузу-старуху», вызревающую за 6—7 месяцев, «кукурузу-девочку», поспевающую за 3 месяца, и «песнь петуха», убираемую через 2 месяца после появления всходов. В пищу у индейцев шло не только зерно, но и метелки и даже пыльца, из которой готовили суп. Перуанцы в древности употребляли в пищу вареное и жареное зерно (кукурузная мука им была неизвестна).

В Европу образцы кукурузы были доставлены после второго путешествия Колумба, а первое описание ее появилось в 1511 году в книге Пьетро Матьере «De Orbo Novo» («Новый мир»), изданной в Севилье (Испания). Первое печатное изображение кукурузы в Европе появилось в «Травнике» Леонардо Фукса в 1542 году. Португальцы завезли кукурузу на Западное побережье Африки и в Индию в начале XVI века, а в 1525—1574 годах — в Китай. Из Северной Африки и Италии кукуруза попала на Восток и в Малую Азию, а оттуда через Грузию в Россию. Но не исключается и ранний завоз в Россию кукурузы из Западной Европы; во всяком случае, название «кукуруза» имеет румынское или венгерское происхождение («кукуруц»).

Евразиатский континент кукуруза в отличие от своего «земляка» — картофеля завоевала быстро. Ныне на планете кукуруза занимает по площади третье место среди возделываемых культур, уступая первенство лишь пшенице и рису. Из кукурузы у нас производят муку, крупу, крахмал, патоку, масло, варят мамалыгу, чемкву и мчади. Используют зерна кукурузы кормовая, текстильная, медицинская и бумажная промышленность. Из кочерыжек получают фурфурол, нужный для производства синтетических смол и других химических материалов. По кормовым достоинствам кукуруза на зерно уступает лишь тритикале — гибриду пшеницы с рожью.

Из Африки к нам пришла маслина, или оливковое дерево. Легенда рассказывает о том, что однажды Афина Паллада поспорила с Посейдоном о том, кому владеть Аттикой. Боги решили отдать Аттику тому, кто сделает этому краю лучший подарок. Ударил Посейдон своим трезубцем о скалу — и из нее пробился прозрачный ручей (он и по сей день там течет). Афина вонзила в скалу свое копье, и оно, укоренившись, превратилось в оливковое дерево. Аттика была присуждена Афине Палладе, а олива распространилась вскоре по Средиземноморью, а позднее с Эрнаном Кортесом — первым интродуктором планеты — переплыла океан, где освоилась сначала в Мексике, а потом и в США.

Современные ботаники, однако, осмеливаются оспаривать у грозной богини честь создания культурной маслины, но, так и не договорившись между собой, не могут прийти к единому мнению о происхождении маслины. Одни полагают, что маслина культурная произошла от дикорастущей маслины африканской, другие — от маслины золотолистной. Одни считают родиной маслины Северную Африку, другие — Эфиопию.

Время появления культуры оливы не установлено. Однако голубь с оливковой ветвью в клюве служил темой еще ветхозаветных легенд. Об употреблении оливкового масла в Египте упоминают Феофраст и Стрибон. Оливковое масло здесь использовали в пищу, для жертвоприношений, умащивания и заправки светильников.

Интересно, что, несмотря на «божественное», по мнению древних греков и римлян, происхождение маслины, указания древнеримского писателя и ученого Плиния Старшего по возделыванию ее весьма своеобразны: «Если маслины не обещают хорошего урожая, то, обнажив их корни, подвергают их действию зимнего холода, и такое наказание приносит им пользу».

Древние финикияне распространили маслину по всему Средоземноморью. Греческие переселенцы завезли ее в XII—XIII веках на Южный берег Крыма и на побережье Кавказа. В Мингрелии по долине Риона и теперь можно встретить развалины времен древних римлян и греков, а затем генуэзцев, при которых оливковые сады покрывали холмы и отроги гор. Известный русский агроном И. Н. Клинген писал, что он в Мингрелии «лично видел целые формации одичавшей оливки и находил саженые деревья не менее 500-летнего возраста». В Никитском ботаническом саду, рассказывают, сохранилось оливковое дерево, которому около 450 лет.

В настоящее время маслина имеет промышленное значение в Греции, Испании, Италии, Турции, Франции, Тунисе, Австралии, Аргентине и США. В СНГ насаждения маслины есть на Кавказе, в Крыму и Туркменистане.

Топинамбур. Это любопытное растение имеет древнюю историю. Еще до открытия Америки индейцы использовали его на корм скоту и в пищу. Его и сейчас в диком состоянии можно встретить от Саскачевана (Канада) до Арканзаса и средней части штата Джорджия в США. С появлением европейских поселенцев растение обрело сразу несколько английских имен, которые в переводе на русский обозначали «иерусалимский артишок», «солнечный корень», «корнеплодный солнечный цветок». В Германии, Франции и России растение стало известным под именем «топинамбур»; привилось у нас и еще одно название — земляная груша, хотя с грушей оно ничего общего не имеет. Разве только его подземные клубни немного сладковаты.

Во Францию топинамбур завезен в начале XVII века. Отсюда уже попал в Италию, Голландию и Англию. Но внедрялся он в культуру мучительно, несмотря на титанические усилия таких известных энтузиастов его культуры, как Артур Юнг в Великобритании, Иварт — во Франции, Шварц и Каде — в Германии. В Германии он впервые получил признание в Великом герцогстве Баденском и Эльзасе в 1823 году. Почти одновременно его стали разводить в Богемии. Но особенно сильным толчком к распространению культуры в Европе послужила панфитотия (эпифитотия — эпидемия растений, охватывающая континенты) фитофтороза картофеля, вызвавшая голод во многих европейских странах. Топинамбур оказался неподвластным болезни и заменил картофель.

Со временем топинамбур получил признание в качестве кормовой культуры. Он, как выяснилось, не боится не только фитофторы, но и вообще болезней, не страдает ни от мороза, ни от засухи, не привлекает насекомых-вредителей и мало истощает почву.

В Бадене и Эльзасе убедились, что клубни топинамбура в смеси со свеклой или картофелем — непревзойденный корм для дойных коров. Лошади, получая топинамбур, постоянно пребывают в добром теле. Особенно хорош он оказался с придачей сена для рабочих и почтовых лошадей, а также овец. Не сразу привыкают к нему свиньи, но, привыкнув, едят его много и жадно. Так описывал достоинства топинамбура в 1856 году П. Преображенский. Приведу три цитаты из его книги, уже упоминавшейся нами: «Стебли топинамбура столько же полезны, как и клубни; в этом-то, собственно, и заключается преимущество его перед картофелем; их можно употреблять в корм зелеными и в сухом виде». «Наконец, стебли топинамбура могут быть употребляемы как топливо. Для приготовления топлива оставляют стебли на поле до тех пор, пока они высохнут совершенно. Каждый стебель перерубают пополам. И связывают в пучки. Очень хорошо топить стеблями топинамбура хлебопекарни. Буссенго находит выгодным стебли топинамбура употреблять в подстилку свиньям. Потому что сердцевина стеблей, которой находится в них значительное количество, очень хорошо всасывает в себя жидкие пометы и извержения и таким образом составляет весьма сухую и хорошую подстилку». Заканчивая свое повествование о земляной груше, Преображенский пишет: «Равным образом и чистая прибыль всегда будет больше от разведения топинамбура сравнительно с картофелем».

Ценность топинамбура неизмеримо возросла после того, как его стали использовать в качестве сырья для производства спирта и фруктозы. На спирт, как известно, возлагают особые надежды, рассматривая его как горючее завтрашнего (а в Бразилии уже сегодняшнего) дня. Во Франции и США земляной грушей заняты миллионы гектаров, у нас, к сожалению, неизмеримо меньше.

Из бахчевых культур к нам пришел африканец — арбуз (Citrullus). Арбуз — не совсем обычное растение. Это лиана. Чтобы увидеть ее, нет нужды забираться в тропические джунгли. Этой лиане суждено ползать по земле, а не лазать по деревьям — усики у нее слабы. В отличие от арбуза тыква все же способна забраться на дерево, и в Средней Азии, например, можно увидеть тыкву, висящую над головой, если она забралась на навес, построенный для винограда.

Форма плодов у арбуза от шарообразной до вытянутой. Последняя обычна у американских коммерческих сортов, так как удобна для укладки в кузов машины и транспортировки. У дикого арбуза форма плода шарообразная, поскольку ему приходится транспортировать себя и свое будущее потомство самому, перекатываясь в потоках ливневого тропического дождя или под действием сильного ветра. При движении из надтреснутого плода выпадают смоченные липким соком семена, прилипающие к комкам земли. Но и без растрескивания плод в конце концов загнивает, а сок дает влагу, необходимую семенам для прорастания: ростки тогда пробиваются прямо из плода. Помогают распространению семян и животные.

Знакомый всем вид арбуза столового (С. vulgaris — с. lanatus ssp. vulgaris) в диком состоянии местами встречается в полупустыне Намиб (Южная Африка). В древности его, вероятно, можно было встретить на всей территории Восточной Африки.

В культуру арбуз, скорее всего, введен в Древнем Египте, чему косвенными свидетельствами служат его изображения и находки семян в гробницах. Отсюда культура арбуза перешла в страны Малой и Средней Азии. Арабы распространили арбуз в Испании. В X веке арбузы появились в Китае, в XI—XII веках благодаря рыцарям-крестоносцам — в Западной Европе. Россия (районы Нижнего Поволжья) обязана культуре арбузов татаро-монгольскому нашествию. В XIII веке арбузы сеяли близ Астрахани, откуда они распространились по всему югу России.

Одно из древнейших лекарственных растений — обыкновенный чай. Прежде всего это лекарство для тех, кто занят интенсивным умственным трудом. Хотя надо сразу оговориться: организм молодого человека, например, не нуждается в тонизирующих умственный труд напитках. Нарушение, вызванное переутомлением, у него исчезнет и без чайной терапии. А вот пожилым людям (не страдающим атеросклерозом и выраженной гипертонией!) чай необходим. У них компенсаторные процессы замедлены и не справляются быстро с переутомлением. Стакан крепкого чая всегда придет на помощь человеку зрелого и пожилого возраста. Но, прежде чем рассказать, в чем заключается бодрящая сила чая, давайте познакомимся с историей появления чая у нас на столе.

Когда ввели чай в культуру, пожалуй, никто не скажет. Известно лишь, что первыми чай стали употреблять в качестве напитка китайцы. Достоверные упоминания об этом относятся к 500 году до нашей эры. Несколько странно, что Марко Поло, путешествовавший по Китаю в XIII веке, не упоминает о чае. Тем более что арабский купец Солейман в середине IX века писал о широком использовании чая в Китае.

Название «чай» произошло от кантонского (город Гуанчжоу, Китай) наименования «ча»; в других провинциях его стали называть «че» или «ти» (отсюда французское the, голландское, итальянское, испанское te, английское tea, немецкое Тее, хинди, персидское, арабское cha). В Европе название напитка на Западе звучит в основном как «ти», на Востоке — как «ча». В Россию чай шел через Северный Китай, где на китайском диалекте он произносится как «ча-е», европейцы же Запада получили чай из Южного Китая, и соответственно этому название на южнокитайском диалекте звучит как «ти».

В китайской древней энциклопедии «Бентсар» (IV век нашей эры) чай отнесен к лекарственным растениям. В таком же качестве чай фигурирует в описании арабских путешественников средних веков. В Китае чай, следовательно, почитался целебным, поскольку он, как отмечает китайская летопись, «усиливает дух, смягчает сердце, удаляет усталость, пробуждает мысль и не дозволяет поселяться лености, облегчает и освежает тело и проясняет восприимчивость».

Чаепитие в Японии обставлялось очень торжественно и превратилось со временем в настоящую церемонию. Она состоит из множества элементов. Здесь учтено все: сорт чая, способ заварки, сервировка стола, форма чайника, жесты и поза хозяйки, ее слова и многое другое. Отступление от любого из правил ритуала чревато для угождающего потерей «своего лица» — репутации воспитанного человека.

Процедура заварки чая состоит из строго определенных движений. Вода кипятится в особом котелке или чайнике на угольях из сакуры (японской вишни). Чай заваривается, как правило, в керамическом чайнике или непосредственно в чашке. Взболтав чай, чтобы он обязательно пенился, хозяйка предлагает его гостям, стоя на коленях. Жестко обозначены темы разговоров, которые могут вестись при этом, равно как и поведение гостей.

Пьют японцы преимущественно зеленый чай (чаще в порошке). Пьют его до еды, во время и после, не добавляя сахар, молоко или лимон. Добавка, равно как и неправильное заваривание, с их точки зрения, вредит вкусу и целебным свойствам чая (напомню, что японцы — наиболее долгоживущая нация). Так, кипятком можно заваривать лишь низкокачественные сорта чая. Чай высших сортов заваривается кипяченой водой, остывшей до 60—70 градусов. Изучение чайного церемониала — традиционный элемент воспитания молодых девушек.

В Европу чай впервые был завезен в 1517 году из восточно-азиатских колоний португальцами, но всеобщее употребление здесь получил в XVIII веке. В 1638 году алтынский хан подарил русскому царю четыре пуда чая. Однако чай воспринят был приближенными царя лишь после вынужденной по совету врача «дегустации» его Алексеем Михайловичем, занемогшим желудком. Это произошло в январе 1665 года. А в 1674 году путешественник Кильбургер, по его собственным воспоминаниям, уже имел возможность покупать чай в московских лавках по 30 копеек за фунт.

При Елизавете Петровне чай — обыденный напиток, отвергаемый в ту пору только старообрядцами. «Зеленая улица» была предоставлена чаю в России правительственным указом от 31 декабря 1821 года «…о дозволении производить продажу в трактирных разного рода заведениях, с 7 часов утра до 12 пополудни, и содержать в ресторациях чай».

В Англии чай появился примерно в 1660 году и сразу же покорил всех. Разумеется, вначале чай был привилегией аристократов, плативших большие деньги за его доставку с Востока. Но с развитием торговли чай стал поступать крупными партиями на Британские острова, и уже в 1784 году Ларошфуко зафиксировал для истории, что «в Англии пьют чай дважды в день, и хотя он недешев, самый бедный крестьянин наслаждается своим чаем, как и богач». А после 1820 года цены резко снизились: чай стали ввозить из покоренной Индии.

Наиболее популярны в Англии черные и зеленые сорта. Первые приготовляются на основе сырья из Индии и Шри-Ланки (Цейлон).

Еще на месте листья проходят через сложный процесс сушки и ферментации, а в Англии выдерживаются на фабриках в специальных режимах. Тот или иной букет напитка достигается путем тщательно разработанного смешения сортов в определенных пропорциях. Особенно популярен «специальный чай», в состав которого в отличие от традиционных смесей 2—3 сортов черного чая входят десятки сортов.

Среди английской молодежи растет популярность ароматизированного чая, приготовленного с добавлением эссенций из экзотических фруктов, но старые знатоки чаепития не одобряют новую моду, зародившуюся в США.

В индийской литературе культура чая упомянута в 1780 году. Владея монополией чайной торговли в Китае, Ост-Индская компания всячески препятствовала развитию чаеводства в Индии (монополия была отменена лишь в 1833 году). Развитию культуры чая в Индии чрезвычайно способствовали секретарь чайного комитета Гордон и проникший переодетым в центр лучших плантаций Китая Форчун. Вывезенные ими кусты чая были высажены в северо-западной провинции Индии, в Мадрасе, Ассаме и близ Кашмира. С 1873 года культура чая появилась на Цейлоне.

В России первый чайный куст был посажен Гартвисом в Никитском ботаническом саду; в 1833 году Воронцов выписал оттуда несколько десятков растений для Закавказья. Позднее из Никитского же сада были взяты черенки для посадки на Кавказе в Озургеты, Эчмиадзине, Зугдиди. Успешно удалось вырастить растения чая в Сухумском ботаническом саду в 1842 году. С этого периода началась отечественная культура чая. Из Сухумского ботанического сада чайные саженцы были завезены повторно в Зугдиди и в село Гора Бережоули (близ Чохатаури).

Страстными пропагандистами культуры чая на Черноморском поберете Кавказа были видные ученые того времени: химики А. М. Бутлеров и Д. И. Менделеев, ботаник Н. К. Зейдлиц, климатолог А. И. Воейков. Последний теоретически обосновал возможность культуры чая в нашей стране.

Под впечатлением доклада Н. К. Зейдлица о необходимости российского чаеводства (1884) за организацию чайной плантации в Махинджаури, под Батуми, взялся полковник А. А. Соловцов, который к 1892 году стал владельцем полудесятины благополучных насаждений чайного куста. Опыт Соловцова укрепил агронома И. Н. Клингена во мнении использовать черноморские влажные субтропики для чайного дела. С географом А. Н. Красновым он отправился в экспедицию по Ближнему и Дальнему Востоку с посещением в 1895—1896 годах Индии, Цейлона, Индонезии, Индокитая, Китая и Японии. Но еще раньше, в 1893 году, известный чаеторговец К. С. Попов организовал под руководством профессора В. А. Тихомирова экспедицию в чаеводческие районы Китая, Японии и Индии. Вывезенным материалом были заложены плантации в Чакве, Салибаури и Капрешуми на площади 15 гектаров (позднее их довели до 115).

После своего путешествия в книге «Среди патриархов земледелия Ближнего и Дальнего Востока» И. Н. Клинген напишет: «Чай — эта истинная «пионер-культура» сослужила бы здесь и другого рода особенно важную службу: как волшебной водой спрыснула бы она словно заколдованную, дивно прекрасную страну юго-восточного побережья Черного моря, где песнь дикой природы давно сменила стройный гимн древнеклассической культуры; под защитой ее широкого экономического режима, казалось, могли бы умножиться и благоустроиться города и укрепился бы гражданский строй на смену азиатскому произволу».

В 1900 году предприимчивый крестьянин И. Кошман привез из Чаквы в Сочи семена чая и посадил их в горах, в селении Солох-Аул. Здесь чай хорошо прижился и отсюда двинулся к морю — в Дагомыс и Гойтх. В 1903 году в «Энциклопедическом словаре» Ф. Брокгауза и И. Ефрона с удовлетворением отмечено: «…как чайный район можно смело назвать все черноморское побережье от Сочи до Трапезунда…» С этого времени ведет свое славное летосчисление русский чай, ныне называемый краснодарским. Его сейчас изготовляют в Дагомысе и Адлере в виде черного чая — байхового и плиточного (плиточный чай прессуют из чайной крошки).

Сырьем для чайных фабрик служат флеши — молодые зеленые стебельки с 3—6 листочками. Из посеребренных пушком верхушечных почек — байхао, высушенных на солнце, получается цветочный чай. А если собранные почки слегка подвялить в тени, а потом уже высушить на солнце, будет получен желтый чай (когда-то его называли императорским). И цветочный и желтый чай — самые дорогие; ныне их у нас нет, поскольку такое производство требует ручного труда.

Самый важный для черного чая процесс на фабрике — ферментационный, он и придает чаю специфический аромат. Чтобы получить зеленый чай, флеши не завяливают и не подвергают ферментации, а пропаривают «острым» паром, охлаждают, подсушивают и после скручивания режут. Чай солонги готовят, как черный, но ферментацию не доводят до полного почернения листа.

Среди экстрактивных веществ, содержащихся в чае, больше всего дубильных — танинов (театанинов), придающих напитку терпкий, вяжущий вкус и темную, красно-коричневую окраску. Они обладают вяжущими свойствами, улучшают пищеварение, почему и используются в медицинской практике при лечении многих кишечных заболеваний. Чай содержит алкалоид кофеин, эфирные масла, танин, аминовые кислоты, камедистые вещества, витамины.

Чайные катехины, в том числе эпикатехины, обладают свойствами витамина Р и даже превосходят его по эффекту — укрепляют сосуды, особенно капилляры, снижают проницаемость их стенок и обладают антимикробными свойствами. Кофеин, теофиллин и теобромин чая возбуждают центральную нервную систему и повышают умственную активность. Именно благодаря им и танину чай тонизирует. Кофеин, кроме того, стимулирует сердечную деятельность и способствует лучшему пищеварению.

Ароматические эфирные масла придают чаю аромат, который быстро исчезает при кипячении. Запахом веника кипяченый чай обязан продуктам разложения веществ чайного листа.

Надо сказать, что название чая не всегда полностью отражает его происхождение. Так, в грузинском чае «Экстра» 25 процентов индийского, в краснодарском и азербайджанском чаях высшего сорта — по 40 процентов индийского.

Лекарственные свойства чая малоизвестны широкому населению. А между тем медицинские обследования неизменно показывают, что люди, систематически употребляющие чай, реже болеют и отличаются повышенной работоспособностью, сохраняя ее до глубокой старости.

Установлена значимость чая для нормализации обмена веществ. Содержащиеся в чае антиокислители — катехины предотвращают пероксидацию организма — самоокисление внутриклеточного и тканевого жира, ведущего к образованию вредных перекисей. Японские ученые сделали интересное открытие: оказывается, что при радиоактивных осадках катехины почти полностью ликвидируют изотоп и выводят его из организма раньше, чем он успевает дойти до костного мозга.

Катехины же контролируют уровень в организме полинасыщенных жирных кислот (витамина F), нормализующих холестериновый обмен. Кроме того, они предотвращают в кишечнике развитие гнилостных процессов, газообразование и другие отклонения от нормы, снижающие защитную функцию кишечника. Тонизирующий эффект чая не сопровождается резким возбуждающим действием, как от кофе, содержащего кофеин в чистом виде.

Из отходов чаеводства промышленность вырабатывает чистый кофеин, входящий в состав таких медицинских препаратов, как аскафен, новомигрофен, новоцефальгин, пирамеин, цитрамон, кофетамин и коффен. Продукт взаимодействия чая с белками — теальбин — вяжущее средство, входящее в состав таблеток «тесальбин».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: