Факультет

Студентам

Посетителям

Что было на месте Крыма в палеозойскую эру

Много миллионов лет назад на месте Крыма колыхались волны огромного океана Тетис, который простирался от Панамского перешейка через Атлантический океан, южную половину Европы, область Средиземного моря, заливая северные берега Африки, Черное и Каспийское моря, территорию, занятую ныне Памиром, Тянь-Шанем, Гималаями, и далее через Индию до островов Тихого океана.

Тетис существовал на протяжении большей части истории земного шара (до неогенового периода). В водах его жили многочисленные оригинальные и своеобразные представители органического мира.

Земной шар в то время имел только два огромных материка: Лавразию, располагавшуюся на месте современной Северной Америки, Гренландии, Европы и Азии, и Гондвану, объединявшую Южную Америку, Африку, Индостан и Австралию. Разделял эти материки океан Тетис.

На территории материков совершались горообразовательные процессы, воздвигавшие горные цепи в Европе, в Азии (Гималаи), в южной части Северной Америки (Аппалачи). На территории нашей страны возникли Урал, Алтай.

Огромные вулканические извержения заливали лавой равнины, бывшие на месте современных Альп, Средней Германии, Англии, Центральной Азии. Лава поднималась из недр, проплавляла породы и застывала огромными массивами. Так, между Енисеем и Леной образовались сибирские траппы, имеющие большую мощность и занимающие площадь более 300 000 кв. км.

Животный и растительный мир переживал большие изменения. По берегам океанов, морей и озер, внутри континентов росли унаследованные от каменноугольного периода гигантские растения — лепидодендроны, сигиллярии, каламиты. Во второй половине периода появились хвойные: вальхия, ульмания, вольтзия, цикадовые пальмы. В их зарослях жили панцырноголовые амфибии, огромные пресмыкающиеся — парейазавры, иноотранцевии, гаттерии. Потомок последней живет еще в наше время в Новой Зеландии.

Население морей характеризуется обилием простейших фораминифер (фузулин ишвагерин). Большие мшанковые рифы вырастали в мелководной зоне пермских морей. Моря, уходя, оставляли обширные мелкие лагуны, на дне которых оседали соль и гипс, как в наших современных Сивашах. Огромные площади озер покрывали континенты, так же как в настоящее время покрывают они Карело-Финскую ССР. Морские бассейны изобиловали скатами и акулами, среди которых выдающийся ученый СССР А. П. Карпинский нашел очень интересную акулу геликоприон, имевшую зубной аппарат в виде иилы с крупными зубьями. Панцырные рыбы уступают место ганоидным, двоякодышащим рыбам.

Климат имел ясно выраженные пояса. Оледенения, сопровождаемые холодным климатом, занимали полюсы, которые тогда располагались иначе, чем в наше время. Северный полюс находился в северной части Тихого океана, а южный — около мыса Доброй Надежды в Южной Африке. Пояс пустынь занимал Центральную Европу; пустыни лежали между Москвой и Ленинградом. Умеренный климат был в Сибири.

Больше полустолетия назад в Симферополе жил учитель естественной истории местной гимназии Фохт. По воскресным дням он отправлялся с группой своих учеников в окрестности города, главным образом вверх по реке Салгиру, собирать горные породы и минералы.

Однажды они дошли до сел. Марьино и на правом берегу Салгира натолкнулись «а вросшую в землю глыбу темносерых плотных известняков, каких до сих пор еще не встречали. Глыба лежала отдельно, и других, аналогичных, пород вокруг не было. Находка озадачила Фохта. По аналогии с другими районами, главным образом Донбассом, где имелись такие известняки, Фохт определил их возраст как каменноугольный. Дальнейшие исследования показали, что такие глыбы встречаются и дальше, в направлении на юго-запад, причем, что особенно замечательно, они лежат почти по прямой линии. Самая большая глыба, метров 100 длиной и метров 80 высотой и шириной, лежала в верховьях Марты, притока реки Качи. Более мелкие глыбы были найдены между реками Бодрак и Алма.

В 1916 году глыбами заинтересовались ученые, в частности О. Г. Туманская. Она тогда же исследовала глыбы и обнаружила в них богатейшую фауну ископаемых корненожек фораминифер, головоногих и брюхоногих моллюсков, ракообразных — трилобитов, плеченогих и мшанок. Состав ископаемых организмов позволил ей определить возраст этих глыб как пермский. Больше того, она установила, что эти известняки отлагались в течение всего пермского периода, длившегося около 25 миллионов лет. Ей удалось установить, что они имеют большое сходство с пермскими отложениями Урала, Пиренейского полуострова, острова Сицилии, Балканского полуострова, Малой Азии, Кавказа, Памира, Индо-Китая и южных районов Северной Америки и что отлагались они в условиях неглубокого моря.

Вместе с тем, всех исследователей, начиная с Фохта и кончая современными учеными, удивляло, что эти глыбы залегают среди молодых триасовых отложений, которые образовались значительно позже пермского периода. Они словно рукой какого-то гиганта были извлечены из-под земли и спустя несколько миллионов лет сброшены в более молодые осадки, где и сохранились. Как это могло случиться? Этот интересный вопрос решают по-разному.

Одни ученые полагают, что пермские глыбы лежат на месте, т. е. там, где было пермское — море, что в последующий, триасовый, период они выходили из моря островами — шхерами, как сейчас, например, выходят скалы — корабли против горы Опук у южных берегов Керченского полуострова, и что осадки триасового времени отложились вокруг них. Другие доказывают, что эти глыбы лежат не на месте, что они принесены сюда горообразовательными процессами или скатились с южного берега, который шел параллельно расположению глыб, т. е. имел

северо-восточное простирание. Некоторые сторонники такого предположения считают, что глыбы скатились с северного берега материка, бывшего на месте современного Черного моря, т. е. с юга. Для доказательства приводится то, что в Турции на побережье Черного моря, в районе Зангулдак, найдены каменноугольные отложения, которые показывают, что в то время суша лежала к северу от берегов Турции, в сторону Крымского полуострова. Этот материк сохранялся и в пермское время.

Мы полагаем, что правы те ученые, которые считают их находящимися на месте, где они сформировались в пермское время. Это были скалы-островки (шхеры) в триасовом море.

Пермский период завершает огромную, длившуюся более трехсот миллионов лет палеозойскую эру жизни Земли, скромные следы которой имеются в Крыму.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: