Факультет

Студентам

Посетителям

Расселение и акклиматизация животных на Дальнем Востоке

Восстановление и обогащение уникальной дальневосточной фауны, сильно оскудевшей в результате прошлой хищнической эксплуатации, — очень важная и сложная задача.

Помимо общей охраны природы Дальнего Востока необходимо отобрать в первую очередь наиболее важные виды животных и организовать работу по их расселению. В числе животных, подлежащих расселению и интродукции в различных районах Дальнего Востока, могут быть названы следующие виды.

Пятнистый олень. Приморье служило основной базой, откуда брался племенной материал для пантового оленеводства и широкой акклиматизации этого вида фауны в других районах Советского Союза.

Реакклиматизация дикого пятнистого оленя в Приморье почти не проводилась. Имеется лишь опыт но выпуску парковых оленей в заповедники «Уссурийский» и «Кедровая Падь». На о. Русский олени были завезены с о. Аскольд. В Уссурийском заповеднике в результате повторного выпуска и подкормки численность оленей достигла 100 голов.

В настоящее время предлагается создать центр по разведению пятнистого оленя в районе с. Глазковка (Лазовский район Приморского края). Основой маточного поголовья должны стать 50 оленей из Лазовского заповедника. В дальнейшем это позволит получать до 100 оленей в год для расселения в охотничьих хозяйствах и пантовых совхозах Дальзверотреста.

В районе Владивостока надо вновь заселить пригородную парковую зону: полуостров Муравьева-Амурского в районе станций Океанская и Седанка, по среднему течению реки Лянчихе. Кроме того, нужно восстановить разведение оленя на многочисленных островах в заливе Петра Великого, в первую очередь на островах Русский, Аскольд и Путятин, а также на более мелких — Рикорд, Стенина, Желтухина и др.

Раньше олени водились в изобилии в прибрежных, наиболее благоприятных для них районах. Это прежде всего относится к Хасанскому и некоторым другим смежным с ним районам Южного Приморья. В указанной зоне надо восстановить численность оленей на полуострове Гамова, вблизи с. Краскино, в верховьях рек Пойма и Нарва, а также в «Кедровой Пади».

В Партизанском и Шкотовском районах пятнистого оленя можно расселить в реках Пойма, Серебрянка, в верховьях реки Стеклянуха, а также по побережью моря от бухты Суходол до бухты Восток. В Лазовском заповеднике этот вид оленя сохранился, однако и там есть ряд участков, где требуется его расселить. К их числу относятся реки Черная, Милоградовка, Маргаритовка. В Ольгипском районе оленя надо разводить по реке Аввакумовка, в верховьях рек Зеркальная, Рудная, а также по рекам Таежная, Амгу и Максимовка, которые раньше представляли, очевидно, северный предел распространения этого вида фауны.

Горал — очень редкий вид фауны Приморья, который не встречается больше нигде на территории Советского Союза. Поэтому охрана и восстановление его численности представляют собой важную задачу.

Необходимо вновь заселить горалом наиболее благоприятные для него южные районы Приморья. Это в первую очередь относится к Хасанскому району, где горал раньше водился по рекам Нарва, Пойма и на Синем Утесе. Целесообразно завезти его в заповедник «Кедровая Падь», где будут наблюдать и охранять этого ценного зверя.

В Партизанском районе небольшие партии животных можно выпустить в верховьях рек Артемовна и Суворовка, включив их в охранную зону Уссурийского заповедника.

Основные мероприятия по разведению горала еле дует осуществить в Лазовском заповеднике, где он сохранился в наибольшем количестве. Здесь он держится на сопках Горал и Туманная, на скалистых участках побережья между бухтами Валентин и Преображение. Из указанного района можно будет брать племенной материал для дальнейшего расселения горала.

В Ольгинском районе следует восстановить очаг обитания горала по рекам Черная и Зеркальная, где остались его единичные экземпляры. В районе бухты Терней горала целесообразно сосредоточить между реками Санхобе и Таежная, где у мыса Абрек он водится по настоящее время. Этот участок сейчас включен в территорию заповедника. Можно попытаться продвинуть ареал горала в более северные части Приморья. Желательно расселить горала дальше по побережью моря в районе реки Максимовна — почти у прежних северных границ его распространения.

Во внутренней материковой части края, то есть на западном склоне Сихотэ-Алиня раньше горала почти не было. Случайно обнаружили горала по среднему течению реки Большая Уссурка, а также в устье реки Ада по Хор-Бикинскому водоразделу (хребет Даван-Алинь). Поэтому в бассейне реки Уссури с его пологим рельефом и глубокоснежными зимами перспектив для расселения горала, видимо, нет.

Для выпуска горала надо выбирать скалистые участки гор у морского побережья. Предпочтение можно отдать склонам южной экспозиции с наименьшим снеговым покровом. В отношении растительности горалы не очень разборчивы. Необходимо наличие пологих склонов, где в травяном покрове преобладают злаки, редкий дубняк с подлеском из леспедеции и рододендрона. В районе выпуска горалов необходимо предварительно, а затем систематически истреблять волков, которые являются главным врагом горала.

Наряду с широким расселением горала в естественных условиях, считаем целесообразным поставить опыты по его разведению в вольерах для дальнейшего расселения. Для этого желательно создать опытное хозяйство в Лазовском заповеднике или на острове в районе г. Владивостока. Племенной материал можно получать в Лазовском заповеднике, где уже проведен первый опыт по отлову, содержанию и транспортировке горалов.

В Лазовском заповеднике пара горалов содержалась в вольере, огороженном металлической сеткой. Высота изгороди — около 3 м, площадь участка — 1120 м2. Растительность в вольере была представлена древеснокустарниковыми породами: клен, монгольский дуб, маньчжурский орех, ясень, амурский бархат, маньчжурская яблоня, разнолистная лещина. В вольере систематически подсевали бобовые и осоку. В нем был невысокий овражек, часто используемый горалами для прыжков. До годовалого возраста горалят выпаивали натуральным и сухим коровьим молоком. В 10-дневном возрасте горалы уже паслись самостоятельно. Рацион горалов был разнообразным. Поздней осенью, зимой и ранней весной горалы получали естественный корм (сено, веники, желуди), а также корнеплоды и искусственные концентраты. Ранней весной и летом эти звери содержались на естественных кормах (свежескошенные травы, свежие ветки с зеленой листвой). Суточный рацион взрослого горала содержал 1,9 корм, ед., в том числе переваримого белка — 170 г, фосфора — 3, кальция — 5 г и каротина — 52 мг. Общая стоимость суточного рациона составляла в среднем 50 коп. Кал горалов исследовался на гельминты, причем были выявлены отдельные заболевания — мониезиоз, трихоцефалез и стронгилез. Заметного влияния на здоровье горалов они не оказывают, так как животные поедают глистогонные — полынь, черемшу, семена тыквы, плоды актинидий, а с комбикормами они получали фенотиазин (Н. В. Соломкина, 1976).

Этим опытом доказана возможность содержания, а в дальнейшем и разведения горалов в неволе, что является одним из способов сохранения и увеличения численности этих исчезающих животных.

Енотовидная собака — обычный вид фауны на Дальнем Востоке. Однако численность ее резко падает, а местами она уже почти совсем истреблена. Поэтому, наряду с охраной и ограничением промысла этого вида животных, возникает вопрос об их расселении на Дальнем Востоке.

Была проведена акклиматизация уссурийского «енота» в других районах Советского Союза. Достаточно сказать, что за истекший период этот вид фауны был расселен в 82 областях, краях и республиках СССР. Общее количество выпущенных зверей составило около 8850 голов. Успех акклиматизации бы не везде одинаков, однако, например, в Центральных областях европейской части СССР енотовидная собака стала уже обычным промысловым видом и добывают ее здесь во много раз больше, чем на Дальнем Востоке.

Первые опыты акклиматизации енотовидной собаки были начаты в 1929 г. на островах в заливе Петра Великого (Японское море). На о. Аскольд было выпущено 20 зверей и некоторое количество — на острова Рикорд и Попова. Енотовидная собака, выпущенная на о. Аскольд (площадь около 2 тыс. га), поселилась на склонах сопок и в каменистых россыпях. Основным кормом для нее служили мышевидные грызуны, рептилии, насекомые, а также выбросы морского прибоя. В первое время акклиматизация проходила весьма успешно, что подтверждалось данными учета. В последующие годы на острове насчитывалось около 60, а позднее — 350 особей. Дальнейшие наблюдения прекратили. С о. Рикорд животные по льду разбрелись на соседние мелкие острова (о. Желтухина и др.). Судьба зверей, выпущенных на о. Попова, точно не известна.

Голубой песец. Впервые опыт акклиматизации этого вида в Приморье был поставлен на о. Фуругельм в Японском море (Хасанский район) в 12 км от г. Владивостока. Племенной материал был взят из Сахалинского питомника и с о. Медный.

В 1929/30 г. выпустили 50 особей, в том число 27 самок и 23 самца. Песцы быстро заселили остров. В первую зиму был отмечен падеж, причины которого точно не известны. Весной началось размножение, а в сентябре уже было учтено семь гнезд с 24 щенятами. Кормовая база на острове оказалась недостаточной, подкормку вели не регулярно, зверьки часто голодали. Последний раз наблюдали двух песцов в августе 1939 г., то есть спустя десять лет после первого выпуска. Песцы погибли вследствие неблагоприятных условий обитания и браконьерства.

Аналогичная судьба постигла голубого песца, выпущенного на о. Большой Шантар (31 особь в 1925—1927 гг.) и на о. Завьялова в Охотском море, куда звери были доставлены с Командорских островов.

Несмотря на то, что опыт акклиматизации окончился неудачно, он оказался весьма поучительным. Практика показала, что без строгой охраны, подкормки, селекции и борьбы с врагами, а также без ветеринарного надзора песцов так разводить нельзя. Однако при осуществлении ряда биотехнических мероприятий островное песцовое хозяйство в Приморье, очевидно, возможно.

Соболь. На Дальнем Востоке восстановление запасов соболя шло очень медленно, так как в предшествующий период соболь там был совершенно истреблен. Восстановление численности соболя можно было ускорить искусственным его расселением. В связи с этим мероприятия по пополнению запасов соболя приобрели широкий размах.

В Южном Сихотэ-Алине, в истоках реки Уссури соболя расселили по речке Улахе, в верховье реки Партизанская, а также на водораздельном хребте Сихотэ-Алиня, где он был истреблен. Аналогичная картина наблюдалась в Павловской седловине. Сильно оскудели запасы соболя и необходимо было их восстановить по всему побережью в районе реки Рудная, бухты Терней и далее к северу. В Среднем Сихотэ-Алине бассейн Большой Уссурки занимал первое место по запасам соболя, давая до 70% общего выхода пушнины по краю. С учреждением Сихотэ-Алинского заповедника этот важный район оказался в благоприятном положении, где требовался лишь местный подпуск соболей из одного угодья в другое.

В северной части Сихотэ-Алиня (реки Викин, Хор, Анюй), в его ненаселенных и труднодоступных рать нах соболь уцелел. Там требуется лишь соблюдать лицензионный промысел этого вида животных. В Хабаровском крае выпуск соболя был намечен в Вяземском районе по реке Подхоренок и в Комсомольском района в бассейне реки Горип.

Мероприятия по восстановлению ареала и запасов соболя связаны с большими материальными затратами и рядом других трудностей. Наиболее остро стоит вопрос о племенном материале. Местный соболь имеет светлый и плохого качества мех. Поэтому раньше предполагалось использовать для акклиматизации темных (баргузинские или витимские) соболей. Однако это весьма удорожает работу, причем возникает ряд существенных и сложных проблем. Как сложатся взаимоотношения между привозными и местными расами соболей, каким путем будет наследоваться окраска и ряд других признаков гибридного потомства? Кроме того, не известно, насколько хорошо акклиматизируются сибирские соболи в своеобразных экологических условиях Дальнего Востока. На все эти вопросы ответить сразу нельзя. Их можно решать лишь серьезной и хорошо поставленной практической работой.

Основную роль в расселении племенных Соболев (якутский кряж) сыграл Верхнебуреинский соболиный рассадник, поставивший за семь лет на Дальний Восток 4200 соболей. Заселение соболем Приморского края впервые начато в 1940 г., когда десять зверьков из Сихотэ-Алинского заповедника были выпущены в окрестности г. Владивостока (река Седанка). После длительного перерыва работы были продолжены, и за десятилетие (1951—1960) было выпущено немало соболей почти по всей территории края. Соболя выпускали в Шкотовском, Пожарском, Кировском и Партизанском районах. В 1953—1954 гг. его расселяли в Яковлевском, Анучинском, Чугуевском и Дальнереченском районах, а также в Уссурийском заповеднике. В 1955—1959 гг. соболя вновь завезли в Дальнереченский, Пожарский, Кировский и Красноармейский районы. Наконец, в 1961 г. он уже выпускался в Спасе кож (южном) районе.

Зверька выпускали преимущественно на западных: склонах Сихотэ-Алиня, главным образом в бассейны рек Малиновка, Арсеньевка и верховье Уссури, где в 50-х годах соболя не было. Племенной материал баргузинского и якутского кряжей брали из Иркутской области и Верхнебуреинского района. Местный соболь использовался в меньшей степени, что явилось существенным недостатком проведенного мероприятия.

Соболи широко расселились и способствовали общему восстановлению этого вида фауны. Наиболее удачными оказались выпуски местного соболя в верховья реки Алчан. Отсюда они проникли в Хабаровский край, образовав алчан-подхоренковский очаг, площадь которого через пять лет составила 240 тыс. га.

Площадь современного ареала соболя в Приморском крае определяется в 40 тыс. км2, а численность зверей на 1968 г. — 16—18 тыс. голов. Ежегодно добывается около 2000 особей.

Расселение соболя в Хабаровском крае приняло» наиболее широкие размеры в 50-е годы. Именно в эти годы он был выпущен в Вяземском, имени Лазо и Облученском районах. В 1952—1953 гг. соболя выпускали в Нанайском, Николаевском, Аяно-Майском и Охотском районах. В последующую пятилетку (1953— 1958 гг.) соболя расселили в Хабаровском районе, по Хехцирскому хребту, в Комсомольском, имени Полины Осипенко и Верхнебуреинском районах. Из Верхнебуреинского района вывозилось наибольшее количество зверей для расселения в других местах этого обширного края.

Проведенные подпуски, очевидно, в значительной степени способствовали общему восстановлению запасов этого ценного вида. Процесс восстановления ареала соболя в Хабаровском крае практически завершен, хотя в зоне хвойно-широколиственных лесов продолжают оставаться крупные участки угодий, где соболь малочислен. Несмотря на неравномерное использование запасов, ориентировочно определяемых в 55—60 тыс. особей (на 1966 г.), в Хабаровском крае ежегодно добывают от 7 до 13 тыс. соболей.

Расселение соболя в Амурской области проводилось ъ меньших размерах, поскольку очаги обитания его сохранились в отрогах хребта Джугджур и на территории Зейского и Селемджинского районов. Основные работы по разведению соболя были сосредоточены в южном Архаринском районе, где он раньше был почти полностью истреблен. В 1951 —1958 гг. именно в этом районе соболем заселили левобережье реки Архара по речкам Бум, Дыды и Гурин. Одновременно его завезли в северную часть области на территорию Джелтулакского района, а также в притоки реки Дыды и в верховьях реки Геткан. Племенной материал поступал из Зейско-Угурийского и Верхнебуреинского районов, где соболь характеризовался преобладанием темных особей.

В настоящее время соболь заселяет почти всю пригодную для его обитания территорию Амурской области. Всего на Дальнем Востоке с 1938 по 1961 г. расселено 4557 соболей, в том числе в Хабаровском крае — 1534, Приморском — 1355, в Амурской области — 670.

В 1959—1969 гг. проводился интенсивный промысел соболя, причем среднегодовой объем заготовок составил 4789 шкурок, а в последующий сезон было добыто максимальное количество — 7771 штука.

Таким образом, благодаря широкому проведению мероприятий по охране и расселению соболя на Дальнем Востоке, численность его восстановлена, он вновь стал одним из самых важных промысловых видов фауны.

Норка — новый вид фауны Дальнего Востока. Впервые она завезена во многие районы Приморья. Хабаровского края и Амурской области.

Акклиматизация норки в Приморье начата в 1936 г., когда 84 особи были выпущены в Тернейском. а в 1937 г. 98 особей в Чугуевском районах. В 1939 г. 79 особей выпустили в Красноармейском районе по реке Большая Уссурка. В последующий период в Приморском крае провели широкое расселение норки. В 1947 г. ее развели в Чугуевском, в 1948 г. — в Кировском, в 1949 г. — в Анучинском, в 1950 г. — в Чугуевском, Шкотовском и Анучинском районах, в 1951 г. — в Пожарском районе по реке Бикин (92 особи). В 1952—1954 гг. проводилось дальнейшее расселение норки в Приморье.

Помимо указанных районов норку выпускали в районах: Лазовском (1953 г.), Ольгинском (1953 г.), Кавалеровском (1954 г.), а также на территории Уссурийского заповедника (1956 и 1957 гг.).

Всего за период акклиматизации в Приморском крае выпущено около 1000 норок в 25 местах, причем почти везде плотность их была предельной. На отдельных участках она достигала 10—12 норок на 1 км поймы реки, а общая численность норки в крае составила не менее 23—24 тыс. особей.

Наибольшая плотность расселенной норки наблюдается по рекам Большая Уссурка, Бикин и их притокам, где зверек нашел для себя наиболее благоприятные условия в кормовом и гнездовом отношениях. В зимний период реки изобилуют отдушинами, полыньями и подледными пустотами. По рекам Арсеньевна и другим, долины которых широко освоены человеком, плотность норки значительно ниже, чем порокам Бикин и Большая Уссурка.

Особенно неблагоприятное влияние оказывают на норку сплав леса, спуск промышленных вод в реки, большие объемы лесозаготовок, а также взрывные работы для расчистки русла рек, в результате которых обедняется кормовая база (гибнет много рыбы), ухудшаются защитные и гнездовые условия обитания норок. Эти места зверь покидает. Так случилось с порками, жившими по рекам Ореховка и Горная (Дальнереченский район), где после устройства складов леса большие участки оказались засоренными остатками бензина, смазочных масел и другими отходами, в результате чего зверь исчез.

В Хабаровском крае норка впервые была выпущена в 1939 г. (91 особь) в Нанайском районе и в бассейне реки Атой. За пять лет норка размножилась до 2000 особей и расселилась на 150 км от места выпуска. В дальнейшем проводились внутрикраевые расселения норки, для чего в ранее созданных очагах отловили 2588 зверьков и 3600 вывезли в другие области.

Норка была расселена почти во всех районах Хабаровского края: в Вяземском (река Подхоренок), Комсомольском (река Горин), в Николаевском, на побережье Охотского моря (Тугуро-Чумиканский, Аяно-Майский и другие районы), в Биробиджане (Облученский район), а также в Верхпебуреинском и других районах Приамурья. Из района бассейна реки Ашоп (приток реки Тормосу) брали племенной материал для дальнейшего расселения. Всего с 1948 по 1965 г. было отловлено и выпущено в 14 районах Хабаровского края 2588 зверьков. Повсеместно — от северного Охотского и до южного Вяземского районов норка прижилась и вошла в состав промысловой фауны края. В 1965 г. было заготовлено 9038 шкурок, что составило 11% от общей стоимости заготовок пушнины в крае. В некоторых районах, например в Нанайском и имени Лазо, удельный вес промысла норки достигал 30%.

Наибольшая численность норки отмечена в бассейнах рек Анюй, Хор, Викин и Большая Уссурка, где плотность доходила до 10—15 особей на 1 км поймы рек. С 1966 г. численность зверька сократилась в 4—5 раз и в настоящее время составляет 12—16 тыс. особей. Всего за период акклиматизации проведено 36 выпусков с общим количеством 2094 норки.

В 1962—1965 гг. в наиболее богатых норковых угодьях добывалось до 7—8 особей на 1 км пойменных земель. Однако в последующие годы плотность обитания вследствие падежа норок (чума плотоядных и гельминтоз) и неравномерной добычи сократилась в 2—6 раз. В связи с этим сократились заготовки шкурок норки. В настоящее время отмечается подъем численности норки, которая стала одним из первых промысловых видов в Хабаровском крае.

В Амурской области акклиматизировать норку начали с 1953 г., причем общее количество ее составило 539 особей. Норку выпускали в Советском (реки Алеун, Ташина), Архаринском (реки Татакан и Бира), Шимановском (реки Селемкан, Татакан), Сковородинском (реки Малый и Большой Ольдой) и в других районах. Выпуск норок в Амурской области целесообразно продолжить, используя для этого местный племенной материал.

На всех участках выпусков норка хорошо прижилась и численность ее растет. В ряде мест она заселила соседние водоемы, стала обычной даже там, где раньше ее не выпускали (Джелтулакский, Мазановский, Серышевский, Зейский районы).

В последнее время норка обитает в восьми районах области, причем в Шимановском районе она расселилась на 60 км, а в Сковородинском — на 140 км. Водится норка также в Архаринском, Ромненском, Мазановском и Зейском районах, а в 11 районах этот вид не обнаружен.

Гидрологический режим в Среднем Приамурье (промерзание водоемов с образованием наледей) не очень благоприятен для норки. Видимо, поэтому численность ее до сих пор невысока, и в последние годы добывается всего по несколько сотен зверьков. Необходимо продолжить и закончить повсеместное расселение норки в Приморье — в верховьях Уссури, по реке Арсеньевка и мелким се притокам. В районе среднего течения Уссури в бассейне реки Большая Уссурка, а также на реках Бикин и Хор будет закапчиваться расселение норки. В Хабаровском крае выпуски норкет предполагаются в районах имени Лазо, Комсомольском, по рекам Тумнин, Горин и в бассейне собственно Амура. В последующие годы расширение ареала норки пойдет по направлению к западу за счет заселения бассейнов рек Бира, Амгунь, Бурея и Зея, а также верхнего течения Амура. При осуществлении намеченных работ можно рассчитывать на успех акклиматизации норки, в результате чего она станет еще более важным промысловым видом в крае (А. Я. Васенева,. 1961).

Собранные материалы показывают, что акклиматизация этого вида проходит вполне успешно. На новой родине норка быстро освоилась, заняв свойственные ей стации. Уже на следующий год она дает приплод, причем расселяется на значительной территории.

Наблюдения по биологии норки показывают, что излюбленной стацией ее являются поймы рек. Наиболее пригодны для обитания норки мелкие реки. Она держится обычно у незамерзающих ключей, на перекатах и в долинах рек, где имеет доступ к открытой воде. Нередко норка покидает верхние мелкие ключи, так как они, вымерзая, «закипают» и становятся непригодными для обитания этих зверьков. Иногда порка поселяется в водоемах озерного типа.

Однако при выборе мест выпуска надо предпочтение отдавать горным рекам с быстрым течением и извилистым руслом, где имеется большое число перекатов и водоворотов. Для зверьков наиболее желательны низкие или слегка обрывистые берега с нависшими над водой корнями деревьев и захламленные большим количеством валежника и плавника. Благоприятным фактором считается осенняя убыль воды, когда подо льдом образуются пустоты, используемые норками при жировочных маршрутах. Лучше, если на реке много полыней, а часть стариц и протоков полностью не замерзает в связи с быстрым течением или наличием теплых родников.

Из кормов для норок необходимо наличие рыбы (линь, мальма), а также проходной (кета, сима, корюшка). Большое значение в питании норки имеют земноводные — лягушки, мелкие беспозвоночные (рачки-бокоплавы), а также мышевидные грызуны. Совокупность всех этих условий позволит безошибочно выбрать место для выпуска норки. Акклиматизация норки на Дальнем Востоке идет достаточно успешно.

Скунс. Впервые в СССР опыт акклиматизации скунса был поставлен в Приморье. В Лазовском заповеднике (Партизанский район) на о. Петрова в бухте Преображения было выпущено три скунса (1936 г.). Первое время зверьки существовали вполне благополучно. Они быстро освоились в новой обстановке и перешли к самостоятельному образу жизни. К сожалению, дальнейших наблюдений не велось. В 1940 г. скунсов на острове не оказалось, а время и причины их гибели неизвестны. Таким образом, первый опыт акклиматизации этого нового вида фауны оказался неудачным.

Енот. Впервые в СССР опыт акклиматизации енота был поставлен в Приморье, где на о. Петрова было выпущено четыре зверька (1936 г.), которые, однако, вскоре погибли.

Работа по расселению енота была возобновлена в 1954—1957 гг. на юге Приморья. В 1954 г. 55 енотов выпущены в Партизанском районе, в 1956 г, — 75 в Анучинском, в 1957 г. — 45 в Яковлевском и 84 особи — в других районах.

Обследования, проведенные Н. Н. Руновским (1957), показали весьма сложную общую картину расселения енотов, на основании чего он пришел к следующему выводу. Енота в Приморье надо выпускать в широкие речные долины со старицами, лугами, заболоченными участками и теплыми ключами. Наиболее пригодными считаются южные склоны хребта Пржевальского, бассейны рек Киевка и Партизанская.

Последующие данные свидетельствуют, что акклиматизация енота в Приморье проходит медленно. За шесть лет после первого выпуска зверьки расселились в Анучинском, Михайловском и Партизанском районах на площади примерно 3,5 тыс. км2. Аналогичная картина была в Яковлевском районе, где отмечены лишь единичные экземпляры енота. Таким образом, акклиматизация этого вида на Дальнем Востоке не дала положительных результатов.

Калан, или морская выдра, — самое ценное в мире пушное животное. Он обитает в северной части Дальнего Востока (Командорские острова, мыс Лопатка на Камчатке, некоторые Курильские острова — Парамушир, Уруп, Симушири др.) Не удалась попытка завоза калана в 1937 г. на Кольский полуостров в Баренцевом море.

Представляется целесообразным поставить опыт расселения калана в Приморье, выбрав для этого изолированный остров в Амурском заливе или в другом районе. Это позволит усилить научные исследования, осуществить эксперименты по разведению калана, что имеет большие перспективы в будущем.

Заяц-русак. Впервые заяц-русак завезен в Хабаровский край в 1963 г. (39 особей) из Ростовской области и выпущен в окрестности с. Георгиевка (район имени Лазо). В 1964 г. расселили еще 301 русака, из которых 100 особей — в первый район выпуска, 102 — в Вяземском районе и 99 — на юге Биробиджанской ЕАО. В 1965 г. 158 зайцев выпустили в Приморье близ г. Надеждинска и в Уссурийском районе.

Первое время зверьки держались близ места выпуска. Это объясняется большой глубиной снега в данной местности. В последующие два-три года русак расселился, заняв площадь около 700 км2 от реки Уссури на западе до с. Бичевая на востоке в междуречье Хора и Кии. Нарастание численности русака в Хабаровском крае происходило до 1968 г. Однако позднее во всех районах акклиматизации зайца в Хабаровском крае стали исчезать отдельные очаги его распространения.

В Приморском крае в 1965 г. русак встречался в Надеждинском районе и в Приханкайской равнине. К 1967 г. образовалась уссурийская популяция зайца-русака, в которой насчитывалось до 500 особей, однако рост численности шел сравнительно медленно. Это объясняется в основном плохим состоянием зайцев, завозимых с юга Ростовской области, плохой организацией охраны и биотехнических мероприятий.

В последние годы заяц-русак успешно расселялся в стенных районах Западной Сибири и Забайкалья. В связи с этим возникает вопрос о заселении русаком степных пространств Верхнего и Среднего Амура (Завитинский, Михайловский, Куйбышевский и Благовещенский районы). Перспективными для русака могут оказаться открытые участки Приханкайской низменности, тем более что маньчжурский заяц здесь редок, а беляк далее реки Раздольная и побережья оз. Ханка к югу не идет. Учитывается также, что по мере вырубания таежных лесов их заменят участки открытого ландшафта, наиболее пригодные для русака. Наконец, имеется в виду, что этот вид является прекрасным объектом не только промысловой, но и спортивной охоты.

Очевидно, в дальнейшем перспективными окажутся выпуски русака в Амурской области, где короче безморозный период и более обширны площади, занятые под сельское хозяйство. Таким образом, необходима дальнейшая работа по акклиматизации зайца-русака на Дальнем Востоке.

Бобр — ценнейший пушной вид, некогда широко распространенный по всей нашей стране, включая Сибирь и отчасти Дальний Восток. В связи с этим ставится вопрос о восстановлении прежнего ареала и широком расселении бобра в таежной части Дальнего Востока. В пределах последнего наиболее целесообразен выпуск бобра в Сихотэ-Алинском заповеднике, в бассейне реки Большая Уссурка и ее притоках. Одновременно с этим расселение бобра надо организовать в нижнем течении Уссури, по ее правым притокам — Хору, Бикину и другим более мелким рекам. В дальнейшем бобра, очевидно, можно будет акклиматизировать в нижней части Амура, по его притокам — Анюю, Горюну, а также в системе озер Болонь — Оджал. Низменная и сильно заболоченная тайга с примесью лиственных пород будет, вероятно, вполне пригодна для заселения бобром.

Существенно усложнится расселение здесь бобров в период осенних дождей, когда уровень воды поднимается на 6—8 м, а также глубоко промерзают водоемы в зимний период. Таким образом, этот район, видимо, менее благоприятен для бобра, чем более южные районы Приморского края. Расселение бобров должно быть рассчитано на много лет вперед, причем промысловая эксплуатация его — дело близкого будущего.

Акклиматизация речного бобра на Дальнем Востоке, в Хабаровском крае, начата сравнительно недавно. Впервые белорусских бобров завезли в 1964 г. (56 особей) в нижнее Приамурье, в Нанайский район и вниз по реке Немпту. По учетам, проведенным в бобровом заказнике через пять лет, количество поселений бобра удвоилось, а численность его возросла в 3 раза (в 1969 г. насчитывалось 27 поселений и 180 особей). Среднегодовой прирост поголовья бобра составил 28,6 %.

Возрастная структура популяции бобра характеризовалась следующими цифрами: взрослых зверей и в возрасте двух лет — 68,6%, одного года — 31,4%. Отход молодняка бобра составляет 2%. Обследование районов выпуска бобров в Хабаровском крае по реке Немпту с притоками Мухень и другими выявило следующие результаты.

Бобры хорошо прижились в своеобразных условиях Дальнего Востока со сравнительно скудной растительностью и осенними паводками. По реке Немпту отмечено 36 бобровых поселений. Наибольшее их количество наблюдалось на участках выпуска между устьями рек Амхалага и Биксур. Отмечено проникновение бобров на реки Юшка, Хамдтакан (приток р. Мухонь), Мекен и Сидими.

Гибель бобров по разным причинам не превышала 10—15% от числа всех животных этого вида. 11а втором этапе акклиматизации зверьки оседло появились в 16 местах бассейна реки Немпту. На третьем этапе расселения отмечено еще пять новых поселений бобров и начало их размножения. К 1968 г. насчитывалось 80—90 бобров. Бобры обитали в руслах рек, старицах, заливах и ключах. Основные жилища — поры с коротким (2—3 м) прямым ходом в гнездовую камеру. Кормовые площади бобров составляли ивняковые склоны и старицы с болотной растительностью.

В 1970—1974 гг. численность бобров начала возрастать. Летом 1974 г. С. П. Кучеренко на 150-километровом участке реки Немпту отметил около 40 поселений, в которых обитало примерно 120—150 особей. По расчетам этого автора, в бассейне реки Немпту можно предположить численность 350—400 зверей. С 1967 по 1974 г. среднегодовой прирост поголовья бобров был равен 28—30%. Наблюдения показали, что они хорошо прижились в своеобразных условиях Дальнего Востока. При высоком уровне воды зверькам приходилось делать полухатки, которые часто разоряли медведи и волки. Описан даже случай в период наводнения, когда бобры проникли в зимовье, где они обосновались сперва на нарах, а потом даже на чердаке. Бобры нередко устраивают 5—6-метровые норы, круто поднимающиеся в высоких берегах основного русла реки.

В весенне-летний период бобры обеспечены набором травянистых и водных кормов (дикий рис, тростник, рогоз, подмаренник, водокрас, водяной орех, кувшинка малая, поручейник и др.). В зимний период они «рубят» иву (толщина 4—8 см), реже осину. Древесных кормов тоже много: тонколистная и корзиночная ивы, осина, черемуха, дубовая поросль. Таким образом, акклиматизация европейского бобра на Дальнем Востоке проходит благополучно.

Канадский бобр акклиматизирован на Дальнем Востоке впервые в Хабаровском крае, куда его завезли из Ленинградской области и выпустили: в 1969 г. по реке Обор —35 (11 самцов, 13 самок и 11 сеголеток) и в 1971 г. по реке Улике (приток р. Кур) — 10 самцов и 10 самок. По первоначальным наблюдениям, бобры, выпущенные на реке Обор, заселили 11 участков, а на реке Кур — 10. Бобры, видимо, благополучно прижились в новых условиях. В их кормовом рационе преобладает осина. В период весенних паводков бобры строят хатки в 1,5—2 м высоты.

По наблюдениям С. П. Кучеренко (1975), здесь образовалось 18—20 поселений, и первоначальная численность бобра удвоилась. На реке Обор канадские бобры начали строить плотину. На реке Улике бобры приживаются хуже, а в 1974 г. обнаружено только четыре-пять поселений. В сентябре 1976 г. из Ленинграда привезли 50 канадских бобров в Амурскую область и выпустили в Ромненском районе по реке Ташина.

На основании первых наблюдений следует сделать вывод, что канадский бобр для расселения на Дальнем Востоке перспективен. В дальнейшем необходимо произвести усиленный отлов европейского бобра на реке Немпту, чтобы на Дальнем Востоке была популяция канадского вида. Предполагается дальнейшие выпуски канадских бобров осуществить в изолированном бассейне, что считается вполне правильным.

Ондатра — новый вид фауны, широко акклиматизированный на юге СССР. Дальний Восток для расселения ондатры представляет большие перспективы, хотя по природным условиям этот край очень разнообразен. Гидрографическая сеть края отличается большим количеством горных рек, слабым развитием системы озер на междуречных пространствах, значительным числом водоемов. Для последних характерны мало выраженные весенние половодья, многоводные летне-осенние паводки, промерзание озер. Побережья их имеют бедную флору и запасы растительной массы. Тем не менее на Дальнем Востоке (в Среднем и Нижнем Приамурье и особенно на юге Приморья) имеются пригодные условия для поселений ондатры.

Интродукция ондатры на Дальнем Востоке впервые начата в 1939 г. В этом году большая партия ондатры в количестве 351 особи выпущена в низовья Амура, в оз. Мухтель (Тугуро-Чумиканский район).

В 1947 г. приступили к расселению ондатры уже в Приморском крае, куда она была завезена из Байкало-Кудринского промхоза. Небольшую партию ондатры (69 особей) выпустили в озера сельского района г. Владивостока. В том же году большая группа зверей была расселена в нижнем течении реки Раздольная близ ее устья (153. особи). В указанном районе ондатра поселилась по реке Центральная, близ с. Пеняжино (63 особи). Таким образом, всего в районе реки Раздольная было выпущено 227 зверьков. Кроме того, ондатрой была заселена долина реки Партизанская — лагуна Лебяжья (9 особей), верховье реки Уссури по среднему течению реки Арсеньевка близ с. Яковлевка (61 особь), а также в районе озер Большое, близ с. Достоевки (24), Длинное (20) и Байкал (70 особей).

В 1951 г. ондатру выпускали сначала в Уссурийском, Калининском и других районах, а потом в Шкотовском и Пожарском районах. Наконец, в этом же году большая партия ондатры (179 особей) выпущена в Спасском районе в оз. Ханка.

В последующие годы расселение ондатры в Приморье шло за счет отлова и выпуска местных животных. Всего до 1959 г. расселено 2208 зверьков. К 1960 г. ондатра заселила практически все пригодные для нее водоемы.

Наиболее высокая плотность и численность ондатры отмечается в бассейне оз. Ханка и в Уссури — Арсеньевской долине.

В настоящее время ондатру добывают в 21 районе Приморского края. Однако за последние годы уровень заготовок шкурок сильно понизился. Естественные ресурсы этого нового вида фауны сокращаются.

В Хабаровском крае ондатра впервые акклиматизирована в Тугуро-Чумиканском районе, куда в 1939 г. завезли из Бурятской АССР 358 зверьков. На следующий год из места выпуска ондатра проникла в район имени Полины Осипенко и другие, где ее не выпускали, но с 1950 г. начали промышлять. В 1954 г. 135 ондатр было расселено в Верхнебуреинском районе (отловлены в Приморье). В 1955 г. 46 зверьков выпустили в Бикинском и Аяно-Майском районах, в 1956—1957 гг. — 117 ондатр в Нанайском районе, доставленных сюда из Якутии.

В Хабаровском крае было отловлено и выпущено 395 ондатр. Они широко расселились, и к 1960 г. все водные угодья Хабаровского края оказались заняты этим видом фауны. Ондатра обитает повсеместно на всей территории, кроме Охотского района и района г. Советская Гавань.

Искусственное расселение ондатры в Нижнем Приамурье можно считать завершенным, так как все наиболее подходящие ей угодья заселены. Наилучшие результаты акклиматизации ондатры получены в Николаевском, Тугуро-Чумиканском, имени Полины Осипенко и Ульчском районах, в которых добывается 84% всех шкурок по Хабаровскому краю. Значительно ниже запасы ондатры в Нанайском радоне и в Биробиджанской ЕАО. В Охотском, Ленинском и Советско-Гаванском районах ондатры почти нет.

В Амурской области ондатра впервые акклиматизирована в 1939 г., когда 108 зверьков из Бурятии были выпущены в бассейн реки Зея. Позднее, до 1960 г., в Амурской области расселяли лишь местную ондатру (271 особь). На Амур (в Архаринский район) ондатра завезена в 1951 г. с реки Зея, где она широко расселена. Он является основным промысловым районом, который дает около половины всех добываемых шкурок зверька. В Архаринском районе, где численность ондатры определяется в 10—12 тыс. особей, добывают в 10 раз меньше зверьков. Необходима интенсификация промысла ондатры, особенно в годы с благополучным гидрологическим режимом.

Наиболее пригодно для заселения ондатрой оз. Ханка (площадь 4380 км2), расположенное на самом юге Приморья. Береговая линия озера сильно изрезана, вследствие чего образуется много бухт, заливов, затонов. На севере из оз. Ханка вытекает река Сунгача, а в него впадают реки Малиновка, Илистая и Спассовка. Озеро имеет обширное мелководное пространство (максимальная глубина — до 10 м), но уровень воды в нем резко колеблется в зависимости от года, сезона и даже направления ветра. Примерно каждые десять лет уровень воды в озере опускается, а затем вновь поднимается. Наиболее высокая вода наблюдается в середине лета, когда выпадает максимум осадков в виде ливней, что сопровождается большими наводнениями. При сильном северо-западном ветре образуется подпор воды, вследствие чего уровень ее на противоположном берегу озера поднимается до 1 м против обычного. В зимний период неблагоприятным фактором для ондатры служит большая продолжительность ледостава и значительная толщина льда, достигающая местами 1 м.

Водная растительность оз. Ханка, особенно в его юго-восточной части, богата и разнообразна. Открытые плесы густо заросли кувшинкой и водяным орехом — чилимом. Ближе к берегу имеются мощные заросли тростника, ситника и дикого риса. Берега, особенно в северо-восточной и южной половине озера, представляют собой пологие, сильно заболоченные пространства, заросшие осокой, разнотравьем и мхом. Раздольнинская низменность благоприятна для расселения ондатры, особенно в верхней ее части (около оз. Ханка), а также в нижнем течении реки Раздольная и вплоть до устья. Остальные реки морского побережья (Партизанская, Киевка и др.) мало пригодны для обитания ондатры. Они имеют скалистые берега, быстрое течение и скудную растительность.

Более благоприятные условия представляют бассейн собственно Уссури с ее огромными притоками — Большой Уссуркой, Бикином и Хором. Обширная пойма этих рек содержит бесчисленное количество мелких стариц — протоков и разобщенных озер. Они имеют низкие заболоченные берега со сплавинами, удобными для устройства хаток. Прибрежная растительность образует мощные заросли, обеспечивая ондатру кормом. Толщина снегового покрова здесь превышает 1 м, по лед менее мощный. Отрицательным фактором являются летние наводнения. Таким образом, этот район предопределяет хорошие перспективы для акклиматизации ондатры на Дальнем Востоке.

Расселение ондатры в Приморье было намечено на южном побережье оз. Ханка в устьях рек Мельгуновка и Илистая (Гнилое озеро) и на восточный его берег по реке Комиссаровка. В дальнейшем оно должно быть проведено по всему огромному бассейну реки Уссури, начиная от ее верховья (река Арсеньевка), в среднем течении (реки Большая Уссурка, Викин), а также в устье.

В бассейне собственно Амура выпуск ондатры намечается в первую очередь в районе г. Хабаровска — по рекам Кур и Урми. В Нижнеамурской области были поставлены опыты заселения ондатрой районов озер Синда и Гасси, а также всей Болонь — Эворонской низменности. Среднеамурскую область заселили на протяжении всего бассейна реки Зея, особенно по ее притокам — Тыгда, Уланга и Томь. Последняя, а также озера в Куйбышевском и Советском районах в зимний период сильно промерзают (толщина льда до 1 м), вследствие чего они мало пригодны для обитания. Поэтому выпуск ондатры в указанной зоне проводился сначала по реке Горбыль, близ ст. Завитой.

Как известно, план расселения ондатры на Дальнем Востоке осуществлен. Акклиматизацию этих зверьков на Дальнем Востоке можно признать вполне успешной. Ондатра стала одним из важных новых промысловых видов фауны Дальнего Востока.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: