Факультет

Студентам

Посетителям

Лесные пожары на Дальнем Востоке

Лесные пожары на Дальнем Востоке оказывают огромное влияние на фауну. Количество пожаров в этом районе очень велико, хотя за последнее время оно несколько сократилось.

Лесовосстановление на этих участках естественным путем малоперспективно. Отпад древесных пород составляет в среднем 6,9% (дуб маньчжурский — 8,4, бархат амурский — 1,8, липа амурская — 10,7). Отпад подроста достигает у дуба — 55,6%, березы — 66,7, а у липы — от 75 до 100%. Особенно опасны пожары в лиственных лесах с примесью хвойных пород.

Возникают пожары по разным причинам: от палов — 12%, по вине лесозаготовителей — 5, от прокладки железных дорог, проведения экспедиций, неосторожного обращения с огнем в лесу охотников, рыбаков и других лиц — 77, от гроз и по другим причинам — 6%.

Лесные пожары обычно подразделяют на три вида: низовые, верховые и подземные. Они распространяются иногда с большой скоростью (до 7 км/ч), уничтожая почти весь древостой леса, кустарники, подрост и травяной покров. К наиболее пожароопасным лесам относятся сосновые, кедровые и смешанные, особенно боры с лишайниковым покровом.

В темнохвойных еловых и пихтовых лесах пожарная опасность возникает реже, но усыхание деревьев в последующее время идет более интенсивно. На восстановление росшего в этих местах леса требуется огромный срок — десятилетия, а иногда и сотня лет.

Борьба с лесными пожарами на Дальнем Востоке является очень важной задачей при ведении лесного хозяйства. Смешанные леса даже после верховых пожаров почти всегда восстанавливаются естественным путем (через смену пород). Этому способствует большая стойкость против огня лиственных пород сравнительно с хвойными и их способность давать поросль. Гари в чисто хвойном (елово-пихтовом) лесу, если нет поблизости источников облесения, занимают большие пространства, на долгие годы превращаясь в сплошные заросли вейника или болота. Таким образом, лесокультурные работы должны проводиться в первую очередь там, где при помощи естественного возобновления нельзя восстановить леса. Необходимо восстанавливать леса на вырубках и гарях, по берегам рек, водохранилищ рыбоохранного значения при обязательном учете интересов охотничьих хозяйств.

Велико влияние лесных пожаров на природу и фауну Дальнего Востока. Воздействие пожаров на продуктивность охотничьих угодий Сихотэ-Алиня Е. Н. Матюшкии (1970) описывает следующим образом. Если сопоставить различные формы воздействия человека на природу Сихотэ-Алиня по масштабам изменений, вносимых в ландшафты этой горной страны, то ведущее место, по-видимому, следует отвести лесным пожарам. Огромные пространства занимают гари с полностью уничтоженным древостоем коренных насаждений. На месте уничтоженных пожарами кедрово-широколиственных лесов сначала возобновляются мелколиственные породы (береза и осина), на месте елово-пихтовых лесов — береза и лиственница. Смена растительности на гарях, создавая новые условия обитания животным, вызывает существенные изменения в их видовом составе, расселении и численности. Полная картина последовательных изменений растительности и поселений млекопитающих на гарях может быть выявлена в течение многих десятилетий.

Лесные пожары, распространяющиеся на обширные территории, носят характер стихийных бедствий и оказывают опустошительное воздействие на фауну. Во время пожара огонь распространяется с огромной скоростью, охватывая большие пространства. При этом погибает масса зверей, которые не успевают скрыться от огня. Некоторые из животных, особенно птицы, ночью летят на пожар и сгорают. После пожара на месте прежних лесонасаждений остаются безжизненные обгорелые стволы деревьев. Многократное выгорание горной тайги на Сихотэ-Алине, Баджальском хребте и в других местах приводит к образованию так называемого «лунного ландшафта», то есть полному исчезновению растительности, разрушению тонкого почвенного слоя и обнажению коренных пород (Ф. Р. Штильмарк, 1974).

В тайге лесной пожар вызывает гибель животных. Спасаясь от огня, белки, медведи, лоси предпринимают перекочевки, часто переплывают крупные реки, появляясь в поселках и городах. Так, известный исследователь В. К. Арсеньев наблюдал однажды изюбря, который пасся около горящего валежника. Олень спокойно перешагнул через него и стал ощипывать кустарники. Частые палы, видимо, приучили животных к огню, и они перестали его бояться. Однако в дальнейшем, по мере зарастания гарей, на них, как и на вырубках, заново формируется фауна.

Приведенные примеры дают лишь внешнее описание такого рода послепожарных изменений. Дальнейшее исследование этого вопроса укажет на гораздо большее влияние пожаров не только на состав фауны, но и на экологию многих видов. Например, в Комсомольском районе по гористому правому и пологому левому берегам Амура в недавнее время произрастали хвойно-широколиственные леса. Из хвойных преобладали кедр корейский, ель сибирская, пихта; из широколиственных — дуб маньчжурский, липа амурская. После вырубок и лесных пожаров на месте темнохвойно-широколиственных лесов появились березово-осиновые леса. Они выделены в отдельный лесолуговой ландшафт. Учет мелких млекопитающих, проведенный на правом берегу Амура, показал, что здесь отмечены лишь азиатская лесная мышь и красно-серая полевка. В исследованиях Г. Ф. Бромлея и В. А. Нечаева (1976) о влиянии палов и лесных пожаров на фауну Приморья приводятся следующие данные. Реакция млекопитающих на пирогенные деформации лесов (пихтово-сосновые, хвойно-широколиственные, широколиственные) подразделяется на три группы.

Первая группа. Полностью теряет оптимальные условия обитания уссурийский крот, все бурозубки, заяц-беляк, белка, летяга, длиннохвостая мышовка, лесной лемминг, красный волк, оба вида медведей, соболь, горностай, барсук, выдра, рысь, тигр, кабан, кабарга, горал.

Вторая группа. Мало реагируют на изменения условий обитания бурозубки, маньчжурский заяц, азиатская лесная мышь, красно-серая полевка, серый волк, енотовидная собака, американская норка, росомаха, лесной амурский кот, барс, пятнистый олень, изюбрь, лось.

Третья группа. Получают более благоприятные условия обитания японский крот, мышь-малютка, полевая мышь, дальневосточная полевка, серая крыса-карако, даурский и крысовидный хомяки, лисица, ласка, колонок, косуля.

Таким образом, огонь палов, проникая в леса, постепенно изменяет структуру их биоценозов, в первую очередь самых продуктивных в Приморском крае хвойно-широколиственных и широколиственных лесов.

Смена растительности на гарях, создавая новые условия обитания животным, существенным образом влияет на их размножение и численность. Это соответственно вызывает изменения продуктивности охотничьих угодий, например в Среднем Сихотэ-Алине, где охотничий промысел остается в числе важнейших форм хозяйственного использования территории. На основе учетов и наблюдений, проведенных в Сихотэ-Алине, делаются следующие выводы: по сравнению с коренными лесами на гарях восточных склонов Сихотэ-Алиня резко снижается численность белки, практически исчезают кабарга и кабан, возрастает количество косули, изюбря, лося и зайца. На гарях западных склонов Сихотэ-Алиня к числу видов, отрицательно реагирующих на послепожарные изменения, добавляется соболь. Вместе с тем на гарях отмечается относительное обилие лося.

Исследование южных склонов хребта Дальний показало, что если на гарях сохраняются хотя бы небольшие островки коренных лесов, описанный контраст в составе млекопитающих исходных и вторичных ценозов заметно ослабляется. Сопоставление изменений численности основных пушных видов на гарях с их ролью в охотничьем хозяйстве Приморского края показывает, что уничтожение кедрово-широколиственных и темнохвойных лесов пожарами подрывает основу пушного промысла; продуктивность территории снижается в 3—5 раз. Возрастание численности зайцев и некоторых копытных (кроме кабарги и кабана) не может компенсировать урона, наносимого пожарами пушному промыслу, так как добыча мяса по экономическому значению резко уступает заготовкам пушнины.

Для большинства видов охотничье-промысловых животных кормовые и защитные условия на гарях меняются самым существенным образом, что отражается на их численности. Так, например, встречаемость белки во вторичных лесах снижается от 3 до 20 раз. То же относится к соболю, который отрицательно реагирует на последовательную смену растительности, а также к кунице-харзе и некоторым другим видам фауны. Отмечается резкое сокращение соболиных угодий в результате лесных пожаров. В противоположность белке количество зайцев во вторичных мелколиственных лесах возрастает. К копытным, резко отрицательно реагирующим на послепожарные изменения растительности, относятся кабарга и кабан. Для изюбра, косули и, видимо, лося, наоборот, эти новые условия оказываются более благоприятным местообитанием.

Для большого числа животных, тяготеющих к широколиственным и смешанным лесам (кабан, харза, лесной кот, черный медведь), и для некоторых представителей фауны горных темнохвойных лесов (кабарга, соболь, белка) пожары и вызванные ими смены лесонасаждений оказываются крайне отрицательным явлением.

В заключение следует сделать вывод, что столь значительное воздействие послепожарных изменений растительности на охотничий промысел млекопитающих и широкое развитие гарей в Среднем Сихотэ-Алине надо признать одним из наиболее значительных в динамике охотничьего хозяйства и продуктивности этой территории за последнее столетие.

Анализ изменения населения животных показывает, что отрицательное значение воздействия пожаров на природные комплексы Сихотэ-Алиня состоит в снижении численности некоторых редких в нашей стране, эндемичных для Дальнего Востока видов. Надо учитывать также, что все вторичные группировки растительного и животного мира более просты по структуре по сравнению с коренными, а следовательно, менее устойчивы и легко уязвимы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: