Факультет

Студентам

Посетителям

Влияние грибных заболеваний на продуктивность леса

Значительную роль в жизни леса играют высшие базидиальные грибы, в частности трутовые. Развиваясь на живых деревьях, трутовые грибы способны наносить огромный ущерб лесному хозяйству, разрушая древесину, ослабляя корневую систему и таким образом способствуя преждевременному усыханию деревьев, их бурелому и ветровалу. Многие из этих грибов, начиная свое развитие на живом дереве, продолжают развиваться и после его гибели, но есть и такие, которые живут на заготовленной древесине, причем разрушают и полностью обесценивают ее.

Так, корневая губка поражает корневую систему пихты, гниль проникает в ствол на высоту до 11 м, поскольку пихта является малосмолистой породой. Гниль от трутовика Гартига развивается в стволах пихт, распространяясь обычно от 2 до 5 м вверх и вниз по стволу. Естественно, что такие деревья значительно теряют в своей хозяйственной ценности и быстро погибают. Трутовик Швейнитца вызывает гниль корней сосны, проникающую в ствол на высоту до 1,5 м. Вследствие загнивания корней деревья могут вываливаться ветром. Сосновая губка заражает деревья, достигшие 40—50 лет. Гниль эта сердцевинная и. обычно сосредоточивается в нижних частях ствола, что хозяйственно обесценивает дерево и снижает механическую прочность ствола. Поражение сосняков сосновой губкой выявлено в Приобских борах, причем этот вредитель обычно распространен в перестойных насаждениях (170—200 лет). В значительно большей степени от грибных заболеваний страдают лиственные леса Сибири.

Березняки Западной Сибири поражаются в основном опенком, ложным и настоящим трутовиком. Трутовики на березе начинают появляться при достижении деревьями 30 лет. Наиболее опасными являются ложный трутовик, вызывающий сердцевинную, и настоящий трутовик, вызывающий желто-белую периферическую гнили. Встречаются эти заболевания во всех березняках, независимо от возраста и условий произрастания. Сердцевинная гниль от ложного трутовика развивается в центральной части ствола с выходом в мертвые сучья. По стволу гниль распространяется в среднем на 8 м. Объем гнили составляет до 12% объема ствола, увеличиваясь по мере старения дерева. Часто встречается так называемая скрытая гниль, когда на стволе не образуется плодовых тел гриба. Такая гниль обнаруживается только в момент валки дерева. Периферическая гниль от настоящего трутовика с течением времени захватывает и сердцевину дерева, становясь смешанной гнилью.

Развитие гнилей приводит обычно к бурелому дерева. Значительного развития гнили достигают у старых берез — в 70—80 лет, что полностью обесценивает дерево.

Осинники Западной Сибири поражены в значительной степени ложным осиновым и настоящим трутовиками, а также лисьим трутовиком. Наибольший вред осинникам приносит ложный осиновый трутовик, поражающий в различной степени все осиновые леса Западной Сибири без исключения. Полосатая сердцевинная гниль захватывает центральную часть ствола и может в одних случаях опускаться до самого комля (тогда на пне сваленного дерева обнаруживается гниль) либо не захватывать комель (тогда древесина пня здорова). Оба эти случая развития гнили можно встретить в осинниках Приобья. В обоих случаях гниль поражает наиболее ценные деловые части ствола и значительно снижает выход деловых сортиментов при рубках в осинниках.

Известно, что грибные болезни лесных пород, а также разнообразные гнили растущей и заготовленной древесины распространены в лесах всего земного шара. Эти процессы наносят лесному хозяйству большой вред. Ю. В. Синадский приводит, например, для ряда стран, имеющих развитое лесное хозяйство, следующие цифры. Ущерб от болезней и вредителей в лесах США ежегодно составляет 16,9 млн. м3 усыхающего леса и 49,8 млн. м3 потерь в приросте древесины. Корневая губка в Швеции приносит ущерб ежегодно в 150 млн. шведских крон. В лесном хозяйстве ФРГ ежегодные потери от красной гнили сосны и пихты равны 10 млн. марок.

Определенный ущерб наносят грибные заболевания и лесному хозяйству Сибири.

Деятельность грибов — возбудителей гнили — приводит порою к гибели и разрушению старовозрастные леса на больших площадях. Вызывая гниль стволов и корней, грибы способствуют буреломам и ветровалам деревьев, поскольку развитие гнилей вызывает резкое падение механической прочности, и дерево легко ломается или валится ветром, скоплением снега и т. д.

Так, в 1956 г., в Бердском и Тогучинском лесхозах (Новосибирская область) в течение суток над всеми лесными массивами прошел при полном безветрии обильный снегопад. Следствием этого снегопада было появление массового снеголома во всех урочищах. Особенно сильный снеголом образовался в осинниках, где большинство деревьев поражено сердцевинной гнилью. В 1957 г. лесхозы приложили много усилий, чтобы ликвидировать последствия снеголома. Однако образовавшиеся завалы полностью ликвидировать не удалось. Всего было очищено свыше 1000 га с выборкой около 9 тыс. м3 древесины.

В ночь с 11 на 12 октября 1959 г. над Салаиром пронесся ураганный ветер. Ураган продолжался один час, в течение которого значительная часть насаждений Маслянинского лесхоза (Новосибирская область) и части Промышленновского лесхоза (Кемеровская область) подверглись опустошительному ветровалу и бурелому. Скорость ветра достигала порою 40 метров в секунду. Воздействия его ослабленные гнилями деревья не выдержали. Результатом урагана была гибель более 1 млн. м3 древесины. Гибель больных деревьев под воздействием ураганных ветров — явление довольно часто встречающееся в лесах нашей планеты. В Швеции, например, в 1969 г. около 23 млн. м3 древесины было потеряно в связи с гибелью деревьев, поваленных и сломанных ветром.

Процесс отмирания деревьев (бурелом, ветровал, усыхание), носящий малозаметный характер в молодых и средневозрастных лесных массивах, заметно прогрессирует в спелых и перестойных (старых) лесах. В старших классах возраста такое насаждение становится низкополнотным (разреженным), захламленным буреломными и ветровальными деревьями. Часть живых деревьев имеет на стволах плодовые тела грибов или механические повреждения, нанесенные упавшими деревьями. Длительность процесса разрушения насаждения под влиянием ряда факторов, в том числе и грибных заболеваний, зависит от многих причин — типа леса, возраста, породного состава насаждения и других.

Здесь выявляется интересная особенность, которая заставляет с несколько иной точки зрения оценить кажущуюся негативной деятельность грибных организмов в лесу.

Известно, что лесное сообщество, в том числе и низшие растения — грибы, функционируют совместно как экологическая система, где действуют гомеостатические механизмы, т. е. регуляторы балансирования, которые создают затухание колебаний. Нам известны и достаточно изучены, например, регуляторные механизмы, поддерживающие постоянную температуру тела человека, несмотря на колебания температуры среды. Регуляторные механизмы действуют и на уровне экосистем. Например, темп фотосинтеза леса в целом варьирует меньше, чем отдельных деревьев в пределах сообщества, поскольку в случае отставания фотосинтеза одних особей всегда можно обнаружить растения, фотосинтезирующие ускоренно, т. е. получается своеобразная компенсация. Точно так же сравнительно постоянен углекислотный состав воздуха над лесом, он обусловлен интегральной деятельностью растений, поддерживающих постоянство условий среды, несмотря на поступление и удаление из атмосферы больших объемов газов.

Темп деятельности лесного сообщества сохраняется в известных пределах постоянным, благодаря механизму гомеостаза, не только в достигших зрелости устойчивых лесных сообществах, где биологическое строение смягчает толчки окружающей среды, но даже в молодых сообществах, сильно подверженных вариациям физических условий.

Установлено, что вместе с рядом других причин (инвазия насекомых, пожары, физиологические причины) развитие грибных заболеваний может привести к разрушению лесного сообщества, к замене его другим. Однако коренные типы лесов Сибири (сосняки, пихтачи, кедровые леса), особенно взрослые, отличаются сбалансированным механизмом гомеостаза и довольно устойчивы к самым разнообразным внешним и внутренним процессам, направленным на выведение фитоценоза из относительного равновесия. Если рассматривать коренные лесные ценозы как сложную саморегулируемую систему, можно заключить, что дереворазрушающие грибы как компонент биогеоценоза даже способствуют формированию устойчивой экосистемы. Действительно, мы знаем, что в сосновых, пихтовых и кедровых лесах грибными заболеваниями в первую очередь поражаются деревья ослабленные, поврежденные, отставшие в росте и развитии, отличающиеся вполне нормальным обменом веществ. Практически не происходит отбор на деревья жизненные, рослые, устойчивые к грибным заболеваниям, т. е. хозяйственно наиболее ценные. Далее, насаждения старовозрастные, так называемые перестойные, завершающие свой биологический цикл, также наиболее подвержены гнилям. В механизм гомеостаза как бы вводится грибной фактор, способствующий разрушению старых насаждений и замене их молодым жизнедеятельным лесным сообществом.

В производных типах леса, выросших на месте вырубленных коренных лесов и образованных в основном осиной, как в сообществах менее устойчивых, развитие грибных заболеваний проявляется более разрушительно.

Нами установлено, что такой процесс развития фаутности начинается в молодняках осины в 20—30 лет. В осинниках в этот период накапливаются тонкомерные мертвые деревья — в основном усохшие от раковых заболеваний. Средний этап цикла развития фаутности сопровождается массовым появлением на стволах деревьев плодовых тел трутовых грибов (это говорит о сильном развитии гнилей в стволах). В условиях Салаира, например, это явление наблюдается в осинниках 60—70 лет. На этом этапе в осинниках начинают накапливаться буреломные и ветровальные деревья всех ступеней толщины. Конец цикла развития фаутности характеризуется полным преобладанием деревьев явно фаутных (сильно пораженных гнилями) и разрушением осинников. Разрушаются обычно 70—90-летние осинники. Рассматривая производные осинники в плане всего биогеоценоза, можно отметить, что здесь грибные заболевания как один из механизмов гомеостаза способствуют замене производных типов леса на коренные, т. е. установлению наиболее стабильной устойчивой экосистемы.

Действительно, под пологом таких осинников обычно формируется подрост пихты, который, по мере разрушения осинников, образует полноценное пихтовое насаждение.

Таким образом, резких границ между положительной и отрицательной ролью грибов в лесном сообществе провести нельзя. Следует, однако, помнить, что вмешательство человека в ход описанного выше процесса необходимо: всевозможные виды рубок ухода — уборка заболевших деревьев, своевременная вырубка перестойных насаждений и замена их более молодыми сообществами, рубки реконструкции в осинниках приведут к более скорому и безболезненному появлению устойчивого, хорошо сбалансированного лесного сообщества, позволят избежать больших потерь древесины от гнилей, вызываемых грибами.

Источник: А.М. Жуков, Л.С. Миловидова. Грибы — друзья и враги леса. Издательство «Наука». Сибирское отделение. Новосибирск. 1980

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: