Факультет

Студентам

Посетителям

Участие заповедников в охране и увеличении запасов ценных животных

Немалую роль в восстановлении численности наиболее пострадавших животных, в предотвращении опасности их полного исчезновения сыграли государственные заповедники, созданные в различных областях и республиках нашего Союза.

На их обширной территории, где природа охраняется в полной неприкосновенности (если не считать истребление волка и особенно вредных для леса массовых насекомых), где воспрещены какие-либо промыслы, рубка леса, выпас скота и т. д., создаются особенно благоприятные условия для размножения животных.

Первым заповедником, организованным по декрету, подписанному в 1919 г. В. И. Лениным, был Астраханский, в дельте р. Волги. Вслед за ним быстро возникли в различных уголках нашей страны и другие — Ильменский, Воронежский, Северо-Кавказский и т. д. До недавнего времени на территории Советского Союза насчитывалось около 100 государственных заповедников, с общей площадью около 12 млн. га. Наибольшее количество их было сосредоточено в Российской Федерации. В Украинской ССР имелось свыше 30 заповедников (степных, лесных, приморских, парковых). По пяти и более заповедников было создано в Белорусской, Армянской и Казахской ССР. Имелись они и в других союзных республиках.

Целая серия сравнительно небольших заповедников была создана в самом центре страны, в Подмосковье: Приволжско-Дубненский, Верхне-Клязьминский, Истринский, Верхне-Москворецкий, Приокско-Террасный.

В 1951 г. Советом Министров СССР утвержден новый, пересмотренный в сторону сокращения, список заповедников общесоюзного значения и создано Всесоюзное управление по заповедникам.

Ныне это Управление объединяет 28 заповедников с общей площадью в 1 млн. 300 тыс. га.

В Российской Федерации сосредоточено 15 заповедников. В Украинской ССР находятся: Азово-Сивашский, Крымский и Черноморский (в Херсонской обл.) заповедники. В Белоруссии под заповедник выделена лесная территория «Беловежская пуща». В Казахской ССР установлены два заповедника: Аксу-Джабаглинский и на о. Барса-Кельмес (в Аральском море). По два заповедника имеют также Азербайджанская ССР (Закатальский и Кызыл-Агачский, на побережье Каспийского моря),. Грузинская ССР (Лагодехский и Тебеодинский) и Туркменская ССР (Батхызский и Гасан-Кулинский, на побережье Каспийского моря). В Узбекской ССР находится Горно-Лесной заповедник.

Кроме утвержденных заповедников общесоюзного значения, имеются еще небольшие заповедники, находящиеся в ведомственном подчинении. 10 заповедников находятся в системе Академии наук Союза ССР.

Сохранение и приумножение ценных и редких животных в обстановке полной их неприкосновенности — основная задача заповедников. Вместе с тем заповедники ведут значительную научно-исследовательскую работу. Это — научные лаборатории, вынесенные в природу. В них изучаются условия и образ жизни животных, динамика их численности, результаты акклиматизации, возможность полувольного разведения, приручения и одомашнения отдельных видов, пути к изменению самой природы животных в желаемом направлении и т. д.

Благодаря организации заповедников оказались под надежной охраной колонии бобров, стада пятнистых оленей, расселенных на западе страны, наиболее значительные скопления выхухоли, места обитания соболя, поголовье ряда других зверей, огромные скопища птиц на местах зимовки и на их «станциях» во время перелетов, рыбные нерестилища и т. д.

В любом заповеднике даже там, где недостаточна борьба с хищниками, охраняемые животные оказываются в более благоприятных условиях. Беспрепятственно размножаясь и достигнув высокой плотности заселения, животные все чаще выходят за пределы заповедника и расселяются в прилежащих угодьях. Заповедник становится таким образом источником обогащения фауны в прилежащих угодьях. Животные довольно быстро реагируют на изменение условий жизни. Почувствовав себя на заповедной территории в безопасности от преследования охотников, там оседают и случайно забегающие звери, в том числе даже тех видов, которые раньше, до организации заповедника уже исчезли.

Посмотрим, как же растет численность отдельных видов животных в различных заповедниках.

Косуля. За сравнительно короткий срок заметно (местами вдвое и более) увеличилось ее поголовье на территории Белорусского боброзого, Крымского, Башкирского, Ильменского и других заповедников. Поселилась она в бору Наурзумского заповедника (северо-западный Казахстан), где ее уже давно не было. Значительно больше стало косули и в азиатских заповедниках.

Благородные олени. Количество их в гористых лесах Европейской части России ко времени Октябрьской революции катастрофически снизилось. С организацией заповедников благодаря запрещенной охоте, истреблению волков, а также применению зимней подкормки, поголовье их значительно возросло. В Кавказском заповеднике количество оленей с 1934 г., когда их насчитывалось немногим более одной тысячи голов, увеличилось к 1948 г. более чем в 4 раза.

Сильно размножились олени до Отечественной войны в Крымском заповеднике. В 1941 г. их насчитывалось около 2250 экземпляров. Множество оленей было истреблено за время войны и оккупации Крыма; однако в послевоенные годы поголовье их вновь выросло и к настоящему времени достигает почти трех тысяч.

В лесах Воронежского заповедника олени появились впервые в 1917 г. В 1948 г. количество их там удвоилось. Несомненно в лучших условиях находились в заповедниках, чем за их пределами, азиатские подвиды благородного оленя — марал (называемый в Забайкалье изюбрем) и бухарский олень. Значительную роль в увеличении количества марала сыграли в свое время Алтайский, Саянский, Судзухинский, Баргузинский, Оихотэ-Алинский, Мордовский заповедники, а также Башкирский, в котором маралы были акклиматизированы в сороковых годах. Бухарский олень находился под покровительством человека в заповедниках Туркменской и Таджикской ССР.

Пятнистый олень. В сохранении и увеличении его поголовья определенную роль сыграли Сихотэ-Алинский и Судзухинский заповедники; однако более существенное значение имели заповедники Европейской части Союза — в первую очередь Хоперский, а также Мордовский и Окский, куда с конца 30-х годов, пятнистые олени были завезены для акклиматизации.

Дикий северный олень особенно быстро размножился на территории Печорско-Илычского и бывших Лапландского и Кроноцкого заповедников. В первом из них количество оленей увеличилось с 1940 по 1950 гг. в 3 раза, достигнув 1000 голов. Приблизительно столько же оленей насчитывалось и на территории Лапландского заповедника, в котором темпы роста поголовья были еще более быстрыми. Под влиянием заповедного режима увеличилось количество северных оленей и на территории Баргузинского, Алтайского и Саянского заповедников, хотя там этих животных вообще было немного.

Лось длительное время находился под охраной на всей территории Европейской части СССР — охота на него здесь повсеместно была запрещена. Этим, конечно, в первую очередь обусловлено увеличение его численности, но в заповедниках поголовье его росло особенно быстро.

В Мордовском заповеднике в 1926 г. насчитывалось 15 лосей, а в 1938 г. количество их увеличилось до 154 голов. На территории Белорусского бобрового заповедника за десятилетие с 1927 по 1937 гг. количество лосей возросло с 26 до 234. В Печорско-Илычском заповеднике с 1938 по 1946 гг. поголовье их увеличилось в 6 раз и исчислялось в 630 особей. На пространстве Центрального лесного заповедника (в Калининской области) в 1920 г. лоси были совершенно выбиты. Вскоре после организации заповедника начали появляться следы отдельных особей, а к 1940 г. там насчитывалось уже около 30 голов.

Очень много, до предела кормовой емкости, развелось лосей в Окском заповеднике.

Благоприятные условия способствовали увеличению их поголовья на территории Жигулевского, Лапландского, Кондо-Сосьвинского и других заповедников.

Сказался заповедный режим и на других копытных. В Крым издавна были завезены для царской охоты бараны муфлоны. Благодаря организации заповедника количество их там перед Отечественной войной было доведено до 300 особей.

В Кавказском заповеднике к началу Отечественной войны имелось, приблизительно около 8 тыс. горных козлов — туров, которые до организации заповедника (в 1924 г.) там были почти полностью истреблены; кроме того, насчитывалось несколько тысяч серн.

Кабан был истреблен во многих районах полосы широколиственных и смешанных лесов. С организацией заповедников поголовье его стало заметно восстанавливаться. Большие успехи отмечаются в этом отношении в Астраханском заповеднике, хотя существенную помеху там создают паводки, во время которых немало животных гибнет. Довольно быстро увеличивается количество кабана в Кавказском, грузинских, Сихотэ-Алинском, Белорусском заповедниках. Восстановилось почти истребленное стадо в Наурзумском заповеднике.

Особенного внимания заслуживают усилия, направленные на восстановление поголовья зубра. С этой целью используются гибридные особи — помеси зубра с бизоном. На территории Кавказского заповедника в 1940 г. были завезены из Аскании-Нова первые 5 зубробизонов. К началу 1947 г. на Северном Кавказе насчитывалось уже 16 помесных животных. С тех пор поголовье их непрерывно увеличивается.

После окончания Отечественной войны возник вопрос и о воссоздании на нашей территории чистокровных зубров, беловежское стадо которых было передано в распоряжение Польской Народной Республики. Основу нашего стада составили 5 чистокровных зубров, вывезенных из Беловежа на территорию Белорусской ССР, в заново созданный заповедник «Беловежская пуща».

Под Москвой, в районе гор. Серпухова, создан новый Центральный зубровый заповедник (Приокско-Террасный), куда в 1948 г. были завезены первые 4 зубра. В 1954 г. там уже насчитывалось свыше 30 чистокровных и помесных животных. Восстановление поголовья зубра, осложненное крайней малочисленностью производителей, ведется у нас преимущественно путем скрещивания чистокровных зубров с самками зубробизонов. В первом поколении получается промежуточная форма — зубробизон, а в дальнейшем, при осуществлении поглотительного скрещивания, потомство все более и более приближается к типу чистокровного зубра, от которого, как отмечает М. Заблоцкий (1949), помеси III и IV поколения по экстерьеру уже не отличаются.

Заповедный режим в соединении с другими охранными мерами способствует увеличению численности и ряда пушных зверей: соболя, куницы, выдры, калана, выхухоли и др.

Соболю не мешали охотники жить и размножаться в заповедниках: Кондо-Сосьвинском, Алтайском, Саянском и Судзухинском, а также и в ныне существующих — Баргузинском, Сихотэ-Алинском и Печорско-Илычском. Наиболее заметно возросла численность этого зверя на территории Кондо-Сосьвинского заповедника, где к 1940 г. насчитывалось уже приблизительно 3000 соболей. В 1946 г. запасы их на Конде и Сосьве, по оценке В. Раевского, были восстановлены до размеров, характеризовавших лучшие, давно минувшие годы «миогособолья».

Довольно быстро размножается и расселяется соболь в Восточной Сибири. С 1935 г. по 1941 г. его численность там, по ориентировочным подсчетам, возросла более чем в 3 раза. Значительно расширились за эти годы и границы его распространения, особенно в Иркутской области и Бурят-Монгольской АССР. В Баргузинском заповеднике за десятилетие с 1928 по 1939 г. количество соболя увеличилось в 4 раза.

Расселившись на огромной территории, которая, по мнению В. Скалона, достигает к настоящему времени около половины ранее заселявшихся им площадей, соболь занял местами даже такие угодья, как старые гари и земли в соседстве с населенными пунктами.

Куница, по систематическому положению близка к соболю. Она тоже становится многочисленнее в заповедниках и, расселяясь за их пределами, делается более частой добычей зверобоев. Сильно размножилась она, например, в Воронежской области, откуда проникает в Каменскую область. В борах Печорско-Илычского заповедника куница уже давно была выбита; длительный период времени не встречалась ока и в прилегающих к заповеднику районах; но спустя 10—12 лет после организации заповедника стала в нем не только обычной, но местами даже многочисленной. Расселилась она и в окрестных охотничьих угодьях, в которых в 1946—1950 гг., по данным В. Теплова (1953), охотники добывали куниц в 7 раз больше, чем в лесах, удаленных от заповедника.

Количество речной выдры особенно увеличилось в Астраханском заповеднике, где прежде она была большой редкостью, а также на территории Белорусского бобрового, Мордовского, Печорско-Илычского заповедников. Появилась она и на территории недолго существовавшего Центрального лесного заповедника. За 10—12 лет существования Печорско-Илычского заповедника выдры стало в нем в 4 раза больше; увеличилось ее количество и за пределами заповедника.

Выхухоль. Пятнадцатилетнее существование нескольких заповедников (Клязьминского, Окского, Хоперского), специально созданных для охраны и восстановления численности выхухоли, принесло несомненную пользу, хотя и меньшую, чем ожидалось. Особенно значительно возросло поголовье выхухоли в Хоперском заповеднике. С 1946 г. она распространилась и вне этого заповедника как по самой реке Холер, так и по прилежащим к ней озерам и в бассейне р. Вороны, где во время паводка часто попадает в рыбацкие сети.

Большое значение заповедники имеют для охраны и размножения полезных птиц.

По северному побережью Черного моря, а также по берегам Каспия скапливаются огромные массы их. Теперь главнейшие из этих мест скопления, где птицы задерживаются на перелетах, гнездятся или зимуют, стали заповедниками. В них птицы обрели надежные убежища. В дореволюционные годы на местах гнездования, на остановках во время перелетов и особенно на зимовках птицам не было покоя. Добывали их и ружьем, и сетями. Нередко одним выстрелам по стае охотники убивали до 20 уток, а в сети за одну ночь попадало их сотни. От этого с каждым годом охотничье-промысловых птиц становилось все меньше.

Когда же их главнейшие места зимовок и остановок были объявлены заповедниками, хищническое истребление птиц там прекратилось. В Астраханском заповеднике резко увеличилось количество даже тех видов, которые до образования заповедника были близки к полному истреблению. Так, к началу двадцатых годов больших белых цапель было там ничтожно мало, а к 1940 г. количество их уже превышало 1000 голов. Сильно размножились за это время и другие виды: цапли, колпица, каравайка, пеликаны, фазан. О куликах и утках и говорить не приходится.

В Дарвинском заповеднике (на Рыбинском водохранилище) развеской искусственных гнездовий удалось добиться значительного увеличения численности уток гоголей. Сформировалась также гнездовая колония серых цапель, которых до организации заповедника в том краю почти не было.

В деле охраны в первую очередь морских птиц известную роль сыграли арктические заповедники «Семь Островов» (на Мурмане) и Новоземельский, где на скалистых уступах, так называемых «птичьих базарах», гнездится огромная масса кайр, множество чаек моевок, немало чистиков. В Кандалакшском заповеднике под охраной находятся большие гнездовья утки гаги, дающей ценнейший пух.

В ряде лесных заповедников — Башкирском, Ильменском и некоторых других — заметно повысилось количество боровой дичи: глухаря, тетерева, рябчика.

Как мы видим, заповедники содействуют значительному увеличению численности охраняемых животных. Особенно значительны результаты там, где ведется наиболее энергичная борьба с волком, где животных подкармливают, создают им убежища.

Но даже и при этих условиях одни государственные заповедники не могут создать повсеместного изобилия дичи и пушного зверя. Заповедников слишком мало, и площадь, занятая ими, относительно очень невелика. По существу это лишь местные резерваты фауны и своего рода «природные лаборатории», в которых испытываются разнообразные формы работы по обогащению фауны. Решающая роль в создании изобилия дичи и пушного зверя принадлежит охотничьим и промысловым хозяйствам. Именно от их конкретной, практической деятельности, от того, насколько рационально они ведут дело, зависит в конечном счете степень насыщения охотничьих угодий зверем и птицей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: