Факультет

Студентам

Посетителям

Русский рысак

Русский (или орловский) рысак является основным улучшателем нашего конского поголовья. Так, по проекту плана породного районирования, около 40 процентов кобыл колхозов ежегодно будет покрываться рысаками, причем не менее половины из них — русскими рысаками.

Русский рысак является одной из культурных пород, созданных у нас более 160 лет назад. Основной причиной создания русского рысака была потребность в быстрой, нарядной лошади для помещичьих и купеческих упряжек. Эти потребности настолько остро чувствовались, что стихийно (правда, попутное получением пользовательных метисов) за выведение легкоупряжной лошади для разъездов брались многие заводы, а не только завод Орлова.

Создан русский рысак в Хреновской конном заводе (Воронежская область).

Начало работы по созданию русского рысака следует считать 1775 г. — год ввоза к нам арабского жеребца Сметанки. Исходным материалом для создания рысака, кроме арабской, послужили датские, голландские, мекленбургские, норфолькские, английские чистокровные и персидские лошади. Работа велась в очень широких масштабах, причем заводской материал был первоклассного качества. Испытывались самые разнообразные скрещивания, комбинации, проводилась безжалостная браковка всего, что не удовлетворяло поставленным целям, пускалось в расплод только то, что действительно представляло интерес для дальнейшей заводской работы. В самом начале была поставлена цель вывести породу, сочетающую устойчивость рысистого аллюра с массой и элегантностью, резвость на короткие дистанции с выносливостью при работе на длинных дистанциях. В соответствии с этим были поставлены тренинг и испытания продукции. Испытания проводились, прежде всего, на 400 метров в легких дрожках, причем заезды повторялись несколько раз в один день, а затем устраивались пробеги на 20—22 километра в экипажах. Только лошади, оканчивающие эти дистанции легко и свободно, а также удовлетворяющие требованиям красоты, элегантности, что в то время имело большое значение, пускались затем в завод.

Успех работы Орлова, Шишкина и Кабанова зависел и от того, что они были знакомы с методами заводской работы английских скотоводов и применили их в своей работе. Эти методы заключались в скрещивании различных типов и пород в целях получения новых форм, в индивидуальном отборе и подборе пар для такого скрещивания с подробным анализом последующих его результатом и, наконец, в закреплении путем родственного спаривании метисов желательного комплекса и типа. Таким образом, ими применилось не беспорядочное скрещивание, а проводилась работа, строго обдуманная в определенном направлении.

Родоначальником породы считается серый жеребец Барс, рожд. 1784 г., сын арабо-датского метиса Полкана и серой голландской кобылы. Это был выдающийся жеребец, воплотивший в себе все лучшее, что искал заводчик в своей работе. В заводе он использовался с 1789 по 1808 г. и оставил многочисленное потомство. Использовался он как на кобылах арабо-датского происхождения, каким был и сам, так и арабо-мекленбургского и др. В дальнейшем велась работа по закреплению желательного типа, причем особенно часто в этих целях применялся инбридинг на Барса и его сыновей, как Лебедь I, Добрый I, Любезный I, a затем внуков, как Ловкий I, Добрый II и др. Увлечение особой восточной породностью и блесткостью при разведении рысаков первого периода (до 1825 г.) привело к некоторому облегчению его типа, что не отвечало спросу того времени на разъездную лошадь.

По этой причине в 1825 г. Шишкиным было проведено вторичное прилитие крови голландских рысаков к орловскому рысаку. 13 результате была получена лошадь массивная, несколько сыроватая, но зато отвечавшая вкусам потребителей того времени. В дальнейшем рысаки с вторичным прилитием крови голландских лошадей имели большое значение для создания заводского состава ряда заводов русского рысака густого склада. «Типичным представителем лошади, полученной в результате применения этого метода, был жеребец Визапур III» (А. Н. Владыкин).

Не вдаваясь в анализ исторического развития русской рысистой породы, перейдем к характеристике рысака в его современном состоянии.

Русский рысак — это крупная легкоупряжная порода лошадей. По общему облику наиболее типичные рысаки несколько высоконоги, имеют длинную, часто изогнутую («лебединую») шею, густую гриву и хвост, незначительно развитые щетки и коротковатые бабки.

Голова у русских рысаков большая, но породистая, часто с горбинкой в области лба, холка достаточно высокая, спина ровная (но встречаются и мягкие в довольно большом проценте), поясница широкая, круп умеренно наклоненный. Мускулатура и рычаги, как правило, развиты удовлетворительно. Наиболее часто встречается плохо развитая грудь, что, в частности, выражается в коротких ложных ребрах и «сжатости» туловища с боков, различные неправильности в постановке ног, как разметы, косолапость, сближенность в скакательных суставах и саблистость. Особенно следует обратить внимание на часто наблюдающуюся сырость конституции рысака, что выражается в сырости суставов, общей лимфатичности, слабости сухожильно-связочного аппарата, которая ведет, в свою очередь, к так называемым специфическим заболеваниям ног и благоприятствует появлению таких пороков, как курба и пр. Обращает на себя внимание распространяющаяся главным образом среди серых лошадей меляносаркома («черновики»), которая часто ведет к гибели лошадей.

Как и во всякой породе, в русском рысаке имеется несколько довольно резко отличающихся один от другого типов. В частности, имеется тип густых лошадей ярко выраженных упряжных форм, каким являлся известный жеребец Лужок (Ловчий — Восточная), Лель и др. В большинстве случаев это крупные, массивные лошади, нередко несколько грубоватые и лимфатичные. Другой тип — легкой, сухой, некрупной лошади. Нужно сказать, что рядом селекционных мероприятий с того момента, как был введен в практику ипподромных испытаний тотализатор (т. е. азартная игра, взаимное пари, или игра на «заклад»), и до самого последнего времени поощрялся именно этот тип облегченной лошади, так как он наиболее соответствовал требованиям ипподрома. Под влиянием этих требований многие заводы перешли от производства рысаков упряжного склада, густого типа к производству резвачей специально для эксплуатации на ипподроме. Под лозунгом «ипподром — это лаборатория, определяющая качество лошадей», рысистое коннозаводство велось в узко спортивном направлении, ипподромы, по существу, не испытывали лошадей, а попросту их эксплуатировали, а массовая случная сеть сопровождалась или непроверенными по работоспособности жеребцами, крупными, или же мелкими резвачами, притом еще порочного склада.

Масть у русского рысака преимущественно серая, гнедая, порокам и рыжая. Единицами встречаются буланые (например, Ливан от Раскола от Литвы), бурые, игреневые и пегие.

Сейчас в селекционной работе с рысаком масть не является безразличным признаком, так как наблюдается прямая связь, например, серой окраски с развитием меляносаркомы. В целях борьбы с этим пороком было бы желательным исключать подбором серую масть у рысаков, дающих приплод, поражаемый черновиками.

Русский рысак наиболее продуктивно работает на рыси, но у него прекрасно развит и шаг. Работоспособность рысаков вот уже больше ста лет испытывается на ипподромах. Из поколения в поколение резвость рысака улучшается. Так, в 1836 г. 12-летний жеребец Бычок, завода Шишкина, пробежал в дрожках 3 200 метров в 5 минут 45 секунд. В 1860 г. жеребец Потешный эту же дистанцию пробежал в 5 минут 08 секунд, а в 1869 г. он же, но в американке, эту же дистанцию пробежал в 5 минут.

Рекорд Пилота 2 минуты 022/8 секунды является официальным рекордом русских рысаков на дистанцию 1 600 метров, который до настоящего времени не побит.

Но работоспособность заключается не только в высоких показателях резвости, а и в производительности на пахоте, на возке тяжестей и пр. Опыты Е. В. Кожевникова по оценке рысаков в сельскохозяйственных работах показали, что пара рысаков (Коварная и Победа) колхоза имени С. М. Буденного, Курского ГПР, вспахали за 4 часа от 0,65 до 0,71 га на плуг, что говорит

о высоких качествах рысака как сельскохозяйственной лошади.

Груз в 2 тонны пара рысаков (Пурга от Курска и Помехи и Легенда от Зарока и Ловли) доставили по грунтовой дороге в обычном полке на 9 600 метров за 1 час 25 минут 30 секунд. Другая пара (Прелесть от Курянина и Птички, Загадка 15/16-кровная от Плутона и Змейки) то же задание выполнили за 1 час 22 минуты 50 секунд.

Нужно сказать, что в этих же испытаниях метисы рысаки показали такую же работоспособность, как и чистопородные рысаки. Только в тех видах испытаний, которые требуют резвости и быстроты выполнения, метисы были на последнем месте. Все это показывает, что в рысаке наше коневодство имеет исключительно ценного улучшателя сельскохозяйственной и легкотранспортной лошади.

Русский рысак относится к скороспелым породам. Уже к 2 годам русские рысистые жеребчики достигают 98 процентов роста жеребцов старшего возраста, 94,4 процента обхвата груди, 95,4 процента обхвата пясти. Это подтверждает, что русский рысак — скороспелая лошадь. Но это же заставляет все конные заводы и КТФ уделять значительно больше внимания воспитанию рысаков, так как культурные, крупные, скороспелые породы всегда предъявляют повышенные требования к условиям ухода, содержания и кормления, и если эти условия им не обеспечивают, то, как правило, лошади вырастают дисгармоничные, с грубой, тяжелой головой на тонкой и короткой шее, узкогрудые, цыбатые, с рядом нежелательных экстерьерных особенностей и, конечно, имеют низкую продуктивность.

Плодовитость русских рысистых кобыл нельзя назвать высокой. Так, по данным А. В. Апушкина с 1919 по 1935 г., процент жеребости кобыл равен 72,2. Однако лучшие конные заводы, участники Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1939 г., как 9-й конный завод (Молотовская область), 10-й Хреновской (Воронежская область) и ряд других, умелой стахановской работой добились жеребости в 90 процентов и выше. Значит средние данные по породе не являются предельными, а в самой породе не заложено каких-либо особых преград, мешающих повышению процента зажеребления. Очевидно, что многое зависит от правильного проведения случки, выжеребки, ухода за кобылами и жеребцами и т. п.

Использование русского рысака в метизации началось давно. Но особенно широкой волной влилась кровь рысака в массовое коневодство после Великой Октябрьской социалистической революции. Тогда в результате национализации помещичьего землевладения большинство конных заводов было ликвидировано, и племенной состав этих заводов был передан крестьянам. В последующем организованные конные заводы вместе с конефермами стали в массовом масштабе производить рысаков-улучшателей. В результате на 1 января 1939 г. лошадей с рысистой кровностью было записано в племенные книги 49 процентов от общего количества записанных лошадей.

Результаты метизации рысака крайне разнообразны. Но одно неизменно приходится наблюдать во всех районах: там, где метисы находятся в удовлетворительных условиях кормления и содержания, там метизация дает положительные результаты. Там же, где надеются только на «кровь», на «породу», а метисов содержат в таких же условиях, как и местных неулучшенных лошадей, там результаты получаются неудовлетворительные.

Определенно лучшие результаты в ряде районов наблюдаются от метизации рысаком густых форм. Особенно это ярко было показано М. И. Рогалевичем на примере Курского ГПР, где осталось очень ценное гнездо улучшенных кобыл от жеребцов линии Удалого; А. Н. Владыкиным — по Верхне-Хавскому рассаднику Воронежской области с гнездом детей Лужка, массивных детей Ловчего и др.

По всем материалам массового обследования результатов метизации со всей четкостью видно, что тип улучшателя имеет большое значение для успеха метизации. Для примера приведем небольшую таблицу промеров метисных кобыл от жеребцов различного происхождения и типа и маток приблизительно одинакового типа (и происхождения).

Нетрудно видеть, что дети Лужка дали метисов более рослых, длинных, с лучше развитой грудью и более костистых, чем рядовые жеребцы. Здесь, конечно, несколько может иметь значение маточная основа, так как Воронежская область издавна является поставщиком высокоценной крупной упряжной лошади. Но нужно сказать, что данные обследования показывают, что тип лошади бывшей Симбирской и Воронежской области очень близок и одного и того же происхождения; условия воспитания молодняка также близки, так что результаты метизации рысаком могут быть вполне сравнимыми.

Повышенные промерные показатели метисов от рысаков густого типа, как показали опыты Е. В. Кожевникова, тесно связаны и с повышенной работоспособностью.

Метисы второй генерации от русских рысаков незначительно крупнее метисов первой генерации, а в некоторых случаях даже мельче.

Кроме того, они менее костисты, более укорочены и иногда беднокостнее. Таблицы промеров здесь приводить не будем, так как они уже приведены в разделе «метизация». Такие результаты «грэдинга» можно объяснить, прежде всего, неудовлетворительными условиями воспитания метисов и затем снижением качества жеребцов-улучшателей. Дело в том, что пополнение жеребцов-улучитателей до революции шло главным образом за счет крупных рысаков упряжного склада, после же революции, в результате увлечения резвыми, но мелкими рысаками, пополнение шло без надлежащего учета качества жеребцов (в том числе и экстерьера).

Как видим, состав русских рысистых жеребцов в ГЗК в 1937 г. Пыл мельче, имел менее развитую грудь и меньшую костистость, по сравнению с жеребцами ГЗК в 1917 г. Все это показывает, что наши лонные заводы снабжали (да и продолжают снабжать) колхозы производителями не вполне удовлетворительными. В донном случае, очевидно, сказывается одностороннее увлечение рекордами, резвостью, секундами и невнимание к экстерьеру и типу.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: