Факультет

Студентам

Посетителям

Орудия и способы охоты, дозволенные и запретные

Все бесконечное разнообразие способов охоты и лова, применяемых при охоте орудий и приспособлений можно разделить так:

Во-первых, способы и орудия общеопасные, именно: настораживание на тропах ружей и самострелов, рытье на них же ям, пускание палов и разбрасывание отравы. Эти способы грозят не только домашним животным, но и здоровью и жизни человека, и потому не допускаются «правилами», тем более, что и необходимости особой в них нет, кроме только отравы для истребления волков. В случае особого размножения волков отрава поэтому разрешается Наркомземом по особым ходатайствам окружных охотничьих органов опытным и надежным лицам (ст. 10 «Правил о сроках и способах охоты», изданных НКЗемом весной 1922 года, одобренных Федеральным комитетом 9 июля 1922 года и утвержденных ВЦИК и СНК 24 августа 1922 г.).

Во-вторых, способы и орудия массового и истребительного добывания (ст. 11 тех же правил): шатры, тенета, вентеря, загородки, добывание стадных зверей при переправах через реки, заганивание по насту, по льду, по срезанному камышу, ловля подлини или обмерзших птиц, или ночной лов с огнем или переметами и т. п. При всех этих приемах захватываются сразу массы — иногда многие десятки штук крупного зверя или сотни и сотни более мелкой дичи. При этом, конечно, действительное использование такой массы добытого очень затрудняется, и очень часто от зверя берут только кусочек мяса или кусочек кожи (напр., камасы от целого лося или оленя). Поэтому все такие нехозяйственные, истребительные приемы также запрещаются.

В-третьих, запрещаются приспособления, давящие или повреждающие зверя или птицу (силки, петли, плашки, пасти, черканы, слопцы, капканы, птичий клей, ст. 13 «Правил»), а также скрадывание с помощью «кобылки» или подвижной загородочки, прикрывающей охотника. Давленая птица расценивается ниже стреляной и на заграничные рынки не идет. Кроме того, очень большая часть зверя и птицы, попадающих в силки, петли, пасти и т. п., пропадает для охотника, а, значит, и для хозяйственного оборота страны, так как подопревает при оттепелях, заносится метелями или просто растрепывается и объедается мышами, ласками, горностаями, хорями, воронами, сороками, кукшами и т. д.

Наконец, силки и петли действуют без звука, каждый мальчик может наставить их сотни, и следить за действием этих ловушек, за тем, чтобы их не расставляли не вовремя, — очень трудно. Поэтому и эти ловушки, и способы лова, как в общем обиходе страны не хозяйственные (из них, в общем, далеко не попадает в руки охотнику в целости и половины погибшей птицы и зверя), запрещаются; также запрещаются (ст. 12 Правил) разорение птичьих гнезд, собирание яиц, и раскапывание нор зверей.

Конечно, и эти способы, и способы массового лова дозволяется применять против волков, а также тигров, леопардов (барсов) и гиен во всякое время (ст. 22 Правил).

Все эти способы, но также, конечно, за исключением общеопасных, — дозволяется применять и против других безусловно вредных (хотя и не опасных для человека) животных, как рысь, дикая кошка, шакал, суслик, мыши, и из птиц — орлы, ястреба, коршуны, филины, болотный лунь, а также против таких животных, которые местами или по случаю особой многочисленности своей стали вредными и признаны подлежащими истреблению местными окружными органами, ведающими охотой (ст. 23 Правил). К вредным же по справедливости причисляются и бесхозяйные собаки и кошки, обычно рыскающие по угодьям. Охотничья собака с именем владельца на ошейнике или иным признаком владельца не считается бесхозяйной, и если она не раз оказывается бродящей по угодьям, то ее хозяин отвечает, как за незаконную охоту (ст. 24).

Но по отношению к этим животным (рысь, шакал, ястреба, медведь, лиса, ворона и др.) силки, пасти, тенета и т. п. позволяется применять не круглый год, как против волка или тигра, но только в закрытое для охоты время, т. е. весной и летом, когда стрельба и травля собаками не дозволяются, — (кроме того, само собою понятно, все эти самоловы и пр. можно применять к названным зверям всюду, где эти орудия вообще допускаются). Почему это так, — понятно: в законное время охот применять этих мер и не нужно, так как в это время отлично можно уничтожать медведей, ястребов и пр. ружьем. Я, кроме того, было бы невозможно следить, действительно ли все эти способы и ловушки употребляют только против вредных животных, а не против дичи. В закрытое же для охоты время, когда все равно нельзя переносить, возить и продавать дичь без риска попасться, такой опасности, что будут сетями и пр. пользоваться для дичи, гораздо меньше. С другой стороны, в закрытое для охоты время нельзя разрешить стрелять всех этих животных, иначе пойдет пальба повсюду под предлогом истребления сорок, ворон, евражков и т. д., и опять будет невозможно охранять дичь.

Понятно, если кто даже и в июне или июле, т. е. в совершенно закрытое для охоты время, застрелит, скажем, медведя у себя на пчельнике или даже зайца в яблоневом своем саду, то никто такого выстрела за охоту не признает, так как это и не есть охота, а защита своего добра, «оборона», которую даже и старые законы признавали дозволительной.

«В открытое для охоты время» — значит здесь: когда вообще открываются охоты, с начала августа (иначе было бы сказано «в открытое на этих животных время»), и когда, значит, нечего следить, чтобы в угодьях не было выстрелов.

Таким образом, в общем получается простая и ясная система: зверей, опасных для личности человека, можно истреблять круглый год и всякими способами, кроме таких, которые и сами по себе опасны же для человека. Остальных животных, вредных всегда или в силу своего временного чрезмерного размножения, можно истреблять в законное, открытое для охоты время законными способами охот, в закрытое же для охоты время — всякими не опасными для человека способами, кроме стрельбы и заганивания собаками, т. е. кроме способов, которые в это время могли бы в общем принести хозяйству больше вреда, чем пользы. Значит, например, в северной полосе медведя можно стрелять по общему правилу с 15 сентября нов. ст. (2 сентября по старому стилю), а если в этой местности он признан вредным, то с начала августа нов. ст., т. е. с кануна так называемого «Ильина дня».

«Правилами» (ст. 16) разрешается ловля в течение 15 дней самцов перепелов сетью, а также ловля живьем певчих птиц (лучками, понцами, чепцами и т. п.) в течение указанных ниже сроков.

Об особых льготах для промысловых местностей говорится в этой главе далее.

Надо добавить, что из всех вышеперечисленных орудий лова наименее вредным является металлический капкан. В нем добыча значительно менее повреждается, во-первых, потому, что, дорожа покупной вещью, охотник чаще осматривает капканы, чем самодельные самоловы; во-вторых, потому, что вид и звон металлического прибора заставляет других зверей и птиц быть гораздо более осторожными, чем какая-нибудь кулемка или пасть из местного деревянного материала; в-третьих, наконец, потому, что сидящий в капкане зверь остается в живых, а не залавливается насмерть, а потому и сам не дастся большинству обычных вредителей попавшей в самоловы пушнины и дичи. К капканам, поэтому, можно относиться несравненно терпимее, чем к другим самоловам.

Источник: С.А. Бутурлин. Настольная книга охотника. Издание Вологодского товарищества охотников «Всекохотсоюз». 1930

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: