Факультет

Студентам

Посетителям

Одиноки ли мы во Вселенной?

Создание искусственных спутников и исследование глубин космоса еще более усилили интерес человека к извечному вопросу возможности существования жизни в других мирах Вселенной.

В пределах нашей Солнечной системы Марс, по-видимому, является единственной планетой, на которой также, возможно, существуют условия для органической жизни. Но так как климат тундры Северной Сибири и пиков Гималаев по сравнению с климатом Марса покажется мягким. С трудом верится, что органическая жизнь, если она там вообще существует, смогла достичь более высокого уровня развития. «Марсиане» пока существуют лишь в научно-фантастических романах.

Однако хотя возможность существования в Солнечной системе существ с цивилизацией, в какой-то мере напоминающей нашу, весьма маловероятна, мы не можем исключать возможности существования подобной цивилизации на планете, обращающейся вокруг какой-либо другой звезды. Конечно, это может показаться не более чем свободным размышлением, однако размышлением далеко не безынтересным.

Окружены ли звезды планетами?

В основе этой проблемы лежит вопрос: окружены ли другие звезды планетами? Мы не можем дать определенный ответ на этот вопрос. Чтобы показать, насколько сложно дать точный ответ, давайте представим модель нашей Солнечной системы, где Солнцем будет апельсин, а Землей — песчинка, расположенная в 9 м от него. Тогда расстояние между этим апельсином и апельсином, изображающим ближайшую звезду, равно расстоянию между Францией и Нью-Йорком. Определить, окружена ли звезда планетами, так же трудно, как рассмотреть темную песчинку, лежащую в 9 ж от апельсина во Франции, с наблюдательного пункта в Нью-Йорке — задание невыполнимое даже с помощью лучших астрономических инструментов.

Мнения о существовании других солнечных систем менялись соответственно с изменением концепций о происхождении нашей собственной Солнечной системы. Вспомните, что сторонники теории столкновений считали, что наша Солнечная система возникла в результате столкновения Солнца с другой звездой несколько миллиардов лет назад. Однако поскольку вероятность столкновения двух звезд так же мала, как и вероятность столкновения апельсина, брошенного в произвольном направлении из Нью-Йорка, с апельсином во Франции, можно сделать вывод, что при всей вероятности лишь несколько из сотен миллиардов звезд пашей Галактики смогли бы столкнуться подобным образом. Таким образом, когда преобладала теория столкновений, думали, что число солнечных систем, подобных нашей, должно быть весьма незначительным, да и те немногие существуют в совершенно различных частях Галактики.

Затем теория столкновений уступила место более вероятным предположениям, что наша Солнечная система явилась результатом процесса, непосредственно связанного с происхождением Солнца. И хотя мы все еще далеки от полного согласия в вопросе о происхождении Солнечной системы, господствующее предположение заключается в том, что это результат не исключительного небесного явления, а совершенно обычного процесса, связанного с образованием звезды. Из этого следует, что многие звезды — возможно, большинство из них — могут быть окружены планетами с приблизительно такими же характеристиками, как и у планет, вращающихся вокруг нашего Солнца. Это означает, что весьма вероятно, где-то находится планета, обладающая физическими и химическими характеристиками, сходными с земными, и вращающаяся вокруг звезды, сходной по размерам с Солнцем.

Следующий вопрос: возможно ли появление органической жизни в какой-либо форме на такой планете. Учение Аррениуса о возможности распространения жизни через пространство при помощи «спор» не находит многочисленных последователей. Скорее (как мы показали выше), общепризнано — как предположили русский ученый Опарин и другие, — что простейшие живые системы на Земле возникли в результате формирования сложнейших углеродных соединений из неорганического вещества под влиянием солнечной радиации и других явлений. Согласно этой точке зрения происхождение жизни было совершенно естественным явлением в условиях, которые существовали на Земле несколько миллиардов лет назад, когда появились простейшие живые существа. Более того, нельзя считать невероятным то, что жизнь, возможно, зародилась в условиях, сходных с условиями, существующими на Марсе, и вполне вероятно, что жизнь существует на планете, вращающейся вокруг другой звезды при условии, что и физическая и химическая структура схожа с земной.

Если эти теории верны, можно предположить, что из сотен миллиардов звезд нашей Галактики несколько миллиардов — или по крайней мере несколько десятков или сотен миллионов звезд — окружены планетами, населенными живыми организмами. Шло ли развитие жизни на одной из этих планет по пути, сходному с земным? Действовала ли длинная цепь усложнений таким же образом? Возникло ли в результате существо, похожее на человека? А если так, то сможем ли мы вступить в контакт с этими существами?

Благодаря развитию ракетостроения мы можем строить космические корабли, способные достичь Марса, и в недалеком будущем мы надеемся установить, действительно ли существует там жизнь. В настоящее время это не представляется вероятным. Венера же, без сомнения, необитаема. Не за горами то время, когда станут возможными путешествия и к другим планетам нашей Солнечной системы, но надежда найти более высокие формы жизни в пределах нашей Солнечной системы очень мала. Путешествие к планете, подобной Земле и находящейся в другой солнечной системе, является настолько сложным из-за необходимости покрыть колоссальные расстояния, что мы пока не видим путей его осуществления. Космическому кораблю, посланному за пределы нашей Солнечной системы со скоростью современных спутников или космических зондов, потребуется около 100 000 лет, чтобы достичь ближайшей звезды. И если бы даже скорость могла быть увеличена в 100 раз — что явилось бы огромным техническим достижением — такое путешествие заняло бы тысячу лет. Следовательно, применение современных средств не дает нам возможности для запуска автоматического космонавта с целью исследования космоса вокруг ближайших звезд.

Установить существование жизни на планетах и удаленных солнечных систем можно лишь в том случае, если эволюция привела там к возникновению мыслящих существ, обладающих высокоразвитыми радиосвязью и ракетостроением. Теоретически возможно, что до нас могут дойти слышимые сигналы радиопередатчика, расположенного на планете из другой солнечной системы в нашей части Вселенной. Такой передатчик должен был бы обладать большой мощностью, однако достаточной лишь для того, чтобы радиолуч был нацелен непосредственно на нашу Солнечную систему. Были выдвинуты предположения о том, какую длину волны выбрали бы эти воображаемые существа и какого рода сигналы они послали бы, если бы верили, что мы существуем и обладаем достаточно развитой радиосвязью, чтобы принять их сигналы. Если бы мы действительно приняли такие сигналы и построили гигантский радиопередатчик, чтобы отвечать на них, можно было бы осуществить двустороннюю связь, хотя это довольно сложно. Так как радиоволны распространяются со скоростью света, то сигналам потребовалось бы 4 года, чтобы достичь ближайшей звезды. Таким образом, прошло бы не менее 8 лет, прежде чем мы получили бы ответ на телеграмму, посланную на планету, вращающуюся вокруг этой звезды. Однако весьма маловероятно, чтобы наши ближайшие соседи были бы готовы вступить с нами в контакт. Более вероятной представляется связь через расстояние, скажем, в 100 световых лет; тогда ответа нам пришлось бы ждать 200 лет. Если бы в результате высочайшей степени развития интеллекта мы смогли расшифровать принятые сигналы, то мог произойти интереснейший обмен информацией.

Другая возможность контакта возникла бы в том случае, если обитатели далекой планеты настолько продвинулись в ракетостроении, что смогли бы послать космического связного, с которым бы мы общались на близком расстоянии. Подобные рассуждения легли в основу историй о «летающих тарелках».

Но так как мы еще ни разу не слышали радиосигналов с далеких планет и не обнаруживали кораблей, посланных с них, у нас нет совершенно никаких доказательств, что такая удаленная цивилизация существует. На вопрос, можно ли верить в ее существование, должны ответить биологи, социологи и историки. Если мы предположим, что в нашей Галактике много планет, пригодных для жизни, какова вероятность 1) появления на них жизни и 2) ее развития по пути возникновения такого сложного организма, как человек? На этот вопрос не ответит ни один биолог. На него, возможно, прольет свет детальное изучение биологического развития. Неужели чистая случайность решала возникновение каждой новой ступени этого развития: появление простейших живых агрегатов, клеток, многоклеточных существ, их все более усложняющихся потомков и, наконец, человека? Или биологическое развитие двигалось по единственно возможному правильному пути? И после того как развился человек и возникли его сообщества, когда становятся необходимыми наука и техника, позволяющие человеку измерять расстояния до звезд и мечтать об их покорении? Было ли это цепью случайностей, настолько неповторимых, что, по всей вероятности, это могло случиться лишь в единственном месте, а именно — на Земле и больше нигде во всей Галактике? Мы еще не обладаем достаточными знаниями о путях развития и жизни общества, чтобы определить, единственные ли мы во Вселенной.

Предположение, что когда-нибудь мы сможем вступить в контакт с разумными существами на других астрономических телах, настолько заманчиво, что его трудно оставить без внимания. Наверняка мы еще не раз увидим в прессе сообщения о радиосигналах и «тарелках» издалека, но вероятность их правдивости очень мала. Если даже удаленные цивилизации все-таки существуют, препятствия для установления связи с ними настолько велики, что в ближайшем будущем описания жизни далеких миров можно, ожидать лишь от писателей, наделенных богатым воображением.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: