Факультет

Студентам

Посетителям

О границе географического анализа и географического синтеза

Недостаточность теоретических обоснований географии как определенного единства является одной из важнейших причин ее отставания от все усиливающихся запросов практики.

Исследования, ограниченные изучением отдельных элементов географической среды, могут проводиться в пределах действия и однокачественных законов ее развития. Возможно, что это обстоятельство и явилось причиной того, почему большинство географов направляет свои усилия на углубленное изучение отдельных элементов географической среды, в чем географией и достигнуты наибольшие успехи, так как здесь недостаточность общей концепции географической науки не так сильно тормозит процесс познания. Но все же и отдельные географические науки, особенно если иметь в виду перспективу их дальнейшего развития, нуждаются в широких обобщениях своих аналитических исследований. А такого рода синтетические обобщения и в области отдельных географических наук могут производиться лишь вслепую, если будет отсутствовать общая концепция в целом.

Значительно меньшая часть географов направила свои усилия на комплексное изучение отдельных частей земной поверхности, а географов, занимающихся изучением географической среды в целом, у нас еще меньше. Подобного рода комплексные географические исследования производятся лишь представителями региональной физической географии (прежде всего ландшафтоведами), а также экономико-географами районного направления. Удивляться этому не приходится. В комплексных работах особенно сильно сказывается отставание теории географической науки. Комплексные исследования географической среды оказались в положении относительно отсталого участка внутри советской географии. Между тем, как раз такие исследования в настоящее время особенно необходимы для нужд практики.

Процесс дифференциации науки с большой остротой поставил вопрос о соотношении между отдельными отраслями географической науки и географией в целом. Здесь мы еще раз встречаемся с проблемой соотношения между анализом и синтезом.

Общеизвестно, что путем анализа отдельных компонентов ландшафтной оболочки Земли, выделяемых из целого и подвергаемых самостоятельному изучению, отдельные отрасли географии (геоморфология, климатология, география сельского хозяйства и т. д.) достигают более углубленного познания этих компонентов. Анализ, следовательно,— необходимый этап в познании целого.

Но где предел анализа в географии? Есть ли этот предел и если есть, то как его надо учитывать в конкретных географических исследованиях? Вопросы эти далеко не простые, а решение их имеет большое значение для практики исследовательской работы.

Мы считаем, что при безграничности анализа вообще существуют границы географического анализа. Эти границы определяются самым объектом географии. До тех пор, пока аналитически исследуются как части целого отдельные элементы ландшафтной оболочки Земли, исследование остается в пределах географии. Когда же углубление анализа приводит к утрате понимания изучаемого предмета (рельефа, климата, сельского хозяйства и т. д.) как элемента ландшафтной оболочки Земли, когда аналитическое исследование части целого переходит в исследование целого, то здесь имеет место уход исследователя из географии в другие области науки (в геологию, физику, биологию, экономику и т. д.). Говоря иначе, здесь на пути исследователя встает качественный переход одной формы движения материи к другой, и исследователь столкнется уже не с закономерностями развития и взаимосвязей компонентов ландшафтной оболочки Земли, а с закономерностями и взаимосвязями совершенно иного характера — определяющими внутренние причины развития отдельных элементов природы и общества. О том, к каким последствиям это приводит, мы уже писали.

Граница географического анализа имеет относительный характер, и ее нельзя понимать упрощенно, как какой-то предел познания. Она ограничивает не процесс познания, а объект познания. Поэтому и в пределах географического анализа процесс познания безграничен.

Проблема общего и частного в географии — это проблема соотношения анализа и синтеза. Это общее положение относится, понятно, не только к географии, но здесь оно находит, пожалуй, одно из наиболее ярких конкретных воплощений. Известно, что еще Гегель совершенно справедливо указывал, что разделение — это «лишь одна сторона, главным является объединение разделенного»

В научном синтезе находит свое решение проблема несводимости целого к сумме составляющих его частей. Исходя из результатов географического анализа отдельных элементов и комплексов элементов ландшафтной оболочки Земли, география путем синтеза способна создавать целостные о ней представления, устанавливая общие закономерности ее развития, а также изучать существующие внутри нее взаимодействия.

В практике при решении отдельных задач обычно синтезируются данные многих наук. При проектировании и строительстве любого крупного сооружения синтезируются и используются данные не одной, а по крайней мере нескольких наук. То же самое происходит при создании космических ракет, строительстве гидростанций, дорог и т. д. Возможность синтезирования данных различных наук — важнейший фактор развития техники и всего общественного производства.

Инженеры и врачи, лесоводы и агрономы используют в своей практической деятельности достижения не одной, а многих наук, синтезируя эти данные и создавая тем самым так называемые прикладные науки. С развитием процесса общественного производства такого рода синтез результатов исследования разных наук, приложенный к решению определенных, практических задач, все время усиливается и расширяется, часто охватывая теперь комплексы наук, изучающих совершенно различные формы материи, и принципиально различные законы развития материального мира.

Так, в прикладных науках происходит объединение физики и химии с биологией, биологии с экономикой, физики с геологией и т. д.

Условность и отсутствие «линейности» границ между отдельными науками таким образом с полной наглядностью проявляются в применении науки к решению практических задач. Но условный характер границ (правильнее — переходов) между науками не означает их отсутствия.

Поэтому синтез как таковой следует отличать от географического синтеза, который имеет конкретную предметную ограниченность. Не ограничивая процесса познания, граница географического синтеза ограничивает объект познания. Географы синтезируют только данные о ландшафтной оболочке Земли, познаваемой в территориальных комплексах. Но результаты географического синтеза в свою очередь могут синтезироваться совместно с результатами исследований в других областях человеческого знания. В практике результаты географического синтеза — это прежде всего характеристики территориальных комплексов географической среды, т. е. сочетаний природных и общественных условий, сложившихся на той или иной территории к тому или иному времени.

Дифференциация науки без достаточного синтезирования приводит к ошибочным утверждениям о якобы неизбежной гибели широких наук в результате развития внутри них отдельных отраслей, о чем мы писали в предыдущих главах. Например, Д. В. Наливкин писал: «…Интересно бы знать, какая классификация наук будет еще через 50 лет? Одно можно сказать, что науки геология и география перестанут существовать». В действительности подобные предсказания не осуществятся. Это было бы возможно, если бы целое составляло простую сумму входящих в него частей. Но мы знаем, что целое никогда не бывает простой суммой составляющих его частей, а всегда является особым качеством, познание которого путем одного лишь расчленения невозможно. Поэтому и через 50, и через 100, и через 1000 лет вопреки предсказанию Д. В. Наливкина будут существовать и развиваться широкие науки, а среди них и геология, и география.

Но в настоящее время перед географами несомненно стоит задача преодолеть отставание в области географического синтеза. Географам необходимо вспомнить о том, что «мышление состоит столько же в разложении предметов сознания на их элементы, сколько в объединении связанных друг с другом элементов в единство». Необходимо смелее обобщать накопленные результаты аналитических исследований.

Важное место среди географических работ синтетического характера занимают комплексные географические описания и характеристики отдельных стран и районов. Но следует сразу же сказать, что такого рода работы не выходят обычно за пределы географического синтеза и представляют собой характеристики географической среды отдельных территорий. Следовательно, никакой особой новой науки при страноведческом изучении не возникает.

Но все же было бы неправильным ставить знак полного равенства между географическими и страноведческими работами, между географией и страноведением. Хотя страноведение не имеет своего особого предмета и своего особого метода изучения, и поэтому не является особой самостоятельной наукой, все же оно имеет некоторые свои особенности. Страноведение изучает не ландшафтную оболочку Земли в целом, а лишь географическую среду отдельных стран и районов. Это, следовательно, не общая, а региональная география. Кроме того, страноведение изучает географическую среду в границах историко-географического характера, чаще всего являющихся границами государственными или административными. Это отделяет страноведение от физической и экономической географий, региональные разделы которых изучают территории, очерченные естественными (физическая география) и общественными, экономическими (экономическая география) границами. Страноведение, как и география в целом, синтезирует результаты исследования всех элементов географической среды, но только применительно к конкретным территориям стран и районов. География же может синтезировать данные географического анализа не только отдельных стран, но и всей ландшафтной оболочки Земли в целом. В то же время география может изучать и создавать синтетические обобщения территорий, несравненно меньших, чем территории стран и районов, например, отдельных урочищ, отдельных колхозов, предприятий и т. п.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: