Факультет

Студентам

Посетителям

Норрлин

Фитогеографические и ботанико-географические идеи начинают громче звучать в работах Й. П. Норрлина (1842—1917).

Норрлпн был в ботанике в большой мере самоучкой. Интерес к ботанике возник у него под влиянием лесовода Ф. Силена. Развитию этого интереса способствовал также известный лихенолог У. Ноландер. Во время учебы в Лесном институте Эво Норрлин заинтересовался фитогеографией и так называемой фитотопографией.

Более значительные фитогеографические работы Норрлина появились в начале 70-х годов XIX в. Они были посвящены фитогеографическому анализу флоры Восточной Финляндии и Онежской Карелии. С точки зрения геоботаники более существенны взгляды Норрлина по вопросам так называемой фитотопографии. Под последней он понимал отрасль фитогеографии, которая занимается изучением связей между местообитанием и распространением растений. В своих первых работах Норрлин не использует термин «формация», он начинает применять его после ознакомления с монографией Гризебаха, но описывает местообитания, давая им названия в основном по признакам растительности. Так, он различает четыре местообитания болот (gungflyn, flackmosser, myrar, karr; эти же подразделения положил позже в основу своей классификации болот Каяндер), выделяя у каждого ряд вариантов. Каждое местообитание описывается Норрлином довольно разносторонне. Он приводит полные флористические списки растений, сопровождая каждый вид характеристикой его биологии и количественными показателями. Норрлин характеризовал каждый вид с точки зрения его обилия (им разработана соответствующая 10-балльная шкала) и встречаемости (9-балльная шкала).

Норрлин подчеркивал, что фитотопографические исследования имеют большое практическое значение. В 1871 г. в своей «Lectio praecursorio» он говорил, что фитотопографические исследования могут открыть многие малоизвестные биологические соотношения, знание которых необходимо лесоводам и полеводам.

Вскоре Норрлин отошел от фитотопографических исследований и стал заниматься лихенологией и систематикой высших растений (особенно рода Hieracium). Лишь в начале настоящего столетия появились некоторые работы, в которых он возвращается к фитогеографическим проблемам. Оп разделил Финляндию на 5 природных зон, которые впоследствии легли в основу всех финских работ по природному районированию.

Норрлин не имел особенно сильного влияния на развитие геоботаники в узком смысле, т. е. фитоценологии. Правда, у него было несколько последователей, которые развивали его фитотопографическое направление, и были также исследователи, которые закладывая новые направления, все же считали себя его учепиками (О Чильман-Кайрамо, А. Пальмгреи, К. Линкола, Э. Хэйреп, А. К. Каяндер). Последний утверждает, что фитотопографические исследования Норрлина имели большое влияние на возникновение финской лесной типологии.

Одной из причин отдаления Норрлина от фитотопографии можно считать резкую критику, с которой напал на него молодой Р. Хульт. Хульт считал Норрлина (вместе со Скоу, Турманом, Сендтнером, Декандоллем) представителем так называемого дедуктивного направления, которое он обвинял в искусственности при разграничении единиц растительности (единицы выделяются на основе признаков местообитания, а не признаков самих формаций, особенно на основе их физиономии). Хульт называл свое направление фитофизиономическим, противопоставляя его фитотопографии.

Критика Хульта была довольно резкой. Он отрицал, ссылаясь на методические ошибки Норрлина, заслуги последнего в деле изучения растительного покрова Финляндии. Понятно, что такое отношение со стороны одного из своих многообещающих учеников глубоко оскорбило Норрлина, и он решил оставить фитотопографию. Этот инцидент был освещен Каяндером. Он утверждает, что критика Хульта содержала кроме рациональной части (упреки насчет широкообъемности и неопределенности единиц) и несправедливые обвинения. Целью Норрлина не было разграничение мелких гомогенных единиц, он выделял основные типы местообитаний и на основе изучения их флоры и распространения делал ботанико-географические выводы. Во-вторых, Каяндер убедительно показывает, что при разграничении растительных формаций нельзя односторонне предпочитать физиономические признаки их как природных комплексов, а их следует описывать, учитывая признаки как самой растительности, так и экотопа.

Из современников Норрлина следует отметить директора Лесного института Эво А. Г. Бломквиста, лесовецческие работы которого имеют и определенное геоботаническое значение. При таксации лесов Финляндии он разделил их на три зоны с различными классами роста леса: 1) класс сосняков на сухих почвах, 2) класс сосняков и ельников на умеренно влажных почвах и 3) класс лесов на продуктивных почвах. Ему принадлежит в финском лесоведении приоритет в разработке методики детального картирования лесной растительности. Им были составлены подробные карты, на которые он нанес контуры лесных пород и напочвенной растительности. Работы Бломквиста сильно повлияли на научные воззрения Каяндера.

На стыке последних столетий в финской ботанике появились новые имена ученых, которые все больше обращали внимание на вопросы геоботаники. Самыми видными из них являются В. Аксельссон-Линнаниеми, В. Борг-Кивилинна, И. Лейвискя, Э. Хейрен. Работы последнего носили наиболее отчетливый фитоценологический характер, в них выделяются определенные типы сообществ (ассоциации водорослей).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: