Факультет

Студентам

Посетителям

Некоторые тенденции развития геоботаники

Хотя выше уже были рассмотрены некоторые тенденции современного развития геоботаники, мы все же считаем небезынтересным дать краткую сводку тех тенденций, которые, на наш взгляд, являются наиболее существенными.

Из происходящих в геоботанике сдвигов самым общим является изменение ее содержания и объема, признание многими ее «стыковой наукой», стоящей на границе между ботаникой, экологией и географией (особенно ландшафтоведением) и являющейся одной из частей науки о Земле — геономии. Ее объектом изучения является растительный покров как сложная система с целым рядом подсистем, которые все — от вида как ценобионта и растительного сообщества как центрального объекта до фитогеосферы — изучаются для раскрытия общих закономерностей эволюции, структуры, состава, географии, экологии растительного покрова как определяющей части биосферы и ландшафтной оболочки Земли и методов управления им.

Именно системный подход открывает, по мнению многих современных исследователей, возможности изучать разнокачественные объекты (подсистемы) растительного покрова, учитывая их сравнительную целостность, с одной, и открытость, стохастический и подчиненный характер, с другой стороны, и тем самым охарактеризовать растительный покров как динамическую систему.

С новых точек зрения рассматривается растительное сообщество. Разница в теоретических трактовках растительного сообщества ясно вырисовывается, если, например, сравнить фитоценологию 20—30-х годов с ее теорией растительных сообществ как целостных, сплоченных единиц («организмов») с современными течениями фитоценологии — с учением о континууме, с трактовкой фитоценоза с точки зрения биокибернетики, системных уровней интеграции и т. д. В настоящее время фитоценоз рассматривается как явление природы с трехступенчатой организацией живого (организменный, популяционный и ценотический уровни), в связи с чем усложняются его структура и комплекс взаимодействий. Фитоценоз — чрезвычайно сложное явление, познать жизнь которого возможно только на основе многомерной модели. Степень детерминированности конкретных фитоценозов сравнительно низка, от чего зависят и их относительная неустойчивость и возможность возникновения «разных состояний системы по всему диапазону признаков в их разных стохастических комбинациях». В. Д. Александрова (1961) пишет, что «фитоценоз относится к классу динамических систем высокой степени сложности. Он является очень большой, с точки зрения кибернетики, динамической системой со стохастическими преобразованиями и статистическим эффектом». Иначе говоря, сложность фитоценозов проявляется в: 1) большом многообразии конкретных флор, являющихся «материалом» для выработки видового состава фитоценозов; 2) различных типах строения сообществ, многообразии структурных частей сообществ; 3) многообразии экотопов, возможности беспредельной вариации и комбинации экологических факторов, их качественных показателей; 4) многообразии взаимодействий между растениями, слагающими сообщества, между ними и условиями среды; 5) разнообразии путей становления и развития сообществ, многообразии хода сукцессионного процесса в различных экотопах.

Чем более сложным нам представляется фитоценоз как природное явление, тем более усовершенствованных, многообразных и точных методов требует его изучение. В настоящее время мы можем говорить уже о целых «классах» методов геоботанического изучения растительного покрова и фитоценозов. К обычному и несомненно поверхностному, но все же и в наши дни не потерявшему свое значение рекогносцировочному исследованию растительных сообществ методом простого описания их видового состава, структуры и экотопа прибавились биогеоценологические, стационарно-экологические, экспериментальные, биогеофизические, продукционно-экологические, количественно-статистические и другие методы исследования. Последний «класс» (количественно-статистических методов) сыграл несомненно очень большую роль в достижении современного уровня геоботаники и экологии. Перед этими методами стоят и огромные задачи в дальнейшем развитии учения о растительном покрове, ибо лишь измеряемость, точность и статистическая обрабатываемость собираемых фактов позволяют их объективно систематизировать и обобщать в строго доказанные выводы.

Взгляд на фитоценоз как сравнительно открытую систему и на растительный покров как явление непрерывное заставляет геоботаников и экологов много внимания обращать на специальные методы изучения растительного континуума. Методы ординации и градиентного анализа существенно усовершенствованы в течение последних 10—15 лет, и, очевидно, именно это направление определит в ближайшее время успех в деле выяснения важного вопроса: какое качество растительности — дискретность или непрерывность — внутренне более свойственно ей как природному явлению. Конечно, вопросы классификации растительности сохраняют свое важное место в проблематике геоботаники, но ясно и то, что: 1) проблема иерархической чисто фитоценологической классификации теряет свое прежнее главенствующее значение в геоботанике и 2) проблема классификации растительности имеет положительные перспективы лишь в случае объединенного использования традиционных фитоценологических приемов классификации и результатов градиентного и ординационного анализа растительности. Многими геоботаниками и экологами уже с достаточной убедительностью показано, что классификация и ординация не являются взаимоисключающими подходами к изучению растительности, а должны взаимно обогащать друг друга.

Долгие десятилетия в геоботанике ведущей проблемой была классификация растительности. Ей посвящено подавляющее большинство геоботанической литературы, что является совершенно естественным на определенном этапе развития геоботаники, когда первостепенной задачей считалось создание всестороннего обзора о разнообразии растительных сообществ. Это, очевидно, прослеживается и в настоящей работе — мы действительно во всех главах должны были очень много внимания уделять вопросам классификации. Но можно думать, что уже в ближайшем будущем эта непропорциональность в геоботанической проблематике будет устранена и на передний план выступят такие проблемы, как моделирование растительных сообществ, изучение приходно-расходных процессов энергетических ресурсов сообществ, функции и структура разного типа сообществ в экосистемах, разработка теоретических и методологических основ создания высокопроизводительных и устойчивых в отношении измененной человеком среды растительных сообществ и т. д.

Из сказанного нельзя делать вывод, что геоботанические проблемы, которые изучаются уже много лет и стали, так сказать, классическими (как, например, районирование и картирование растительного покрова, изучение смен растительности и др.), вовсе теряют свое значение. Никак нет. Но и они перестраиваются на новую методику и обогащаются новыми теоретическими подходами. Так будет, например, с картированием растительного покрова, которое в ближайшее время перейдет на новую методику, связанную с использованием спектрозонального анализа цветной аэрофотосъемки и, что особенно перспективно, с материалами, поступающими в распоряжение ученых от космических спутников. В науке уже говорят о космическом ландшафтоведении, вскоре будут говорить и о космической геоботанике. Конечно, обычные методы картирования сохраняются на вооружении геоботаников-картографов, так как необходимость работы на ключевых участках (полигонах) не снимается, но наземные материалы будут объединяться с космическими, и в результате будут достигнуты большая точность, обзорность и скорость работы.

Завершая настоящую книгу, нам хотелось бы остановиться еще на одном вопросе — в какой стадии развития находится геоботаника?

Науки развиваются по определенным внутренним закономерностям. Среди последних существенной является стадийность развития науки, прохождение ею определенных этапов в процессе познания своего объекта или разрешения своей проблемы. Процедуру научного познания можно условно разделить на несколько стадий, начиная с более простых и кончая сложными, обобщающими. Конечно, эти стадии не должны строго следовать друг за другом, могут случаться и сложные переплетения, параллельное развитие этапов, но в общем они отражают логический ход внутреннего прогрессивного развития науки.

Перечислим основные этапы этого процесса: 1) описание явления, процесса, предмета, объекта; 2) измерение, сбор количественных данных; 3) группирование данных, типологизация и классификация; 4) статистическая и математическая обработка данных; 5) постановка экспериментов; 6) интерпретация полученных данных; 7) создание гипотезы; 8) разработка теорий и закономерностей; 9) прогнозирование; 10) создание общей концепции.

Приняв эту схему за основу, интересно установить, в какой стадии находится современная геоботаника, какие стадии достаточно отработаны, в каких находится ее «точка роста». Можно сказать, что три первые стадии почти пройденный этап, иначе говоря, они уже не являются препятствием в дальнейшем развитии геоботаники. Успешно развивается количественная (статистическая) геоботаника, на повестке дня создание особой отрасли биоматематики, непосредственно связанной с геоботаникой, — биоценометрии со специальным набором математических методов и аппаратуры. Определенные успехи имеются и в области экспериментальной геоботаники, но целенаправленный опыт не проник еще во многие существенные неразрешенные проблемы. Начиная с шестой стадии (интерпретация) картина выглядит менее удовлетворительной, что проявляется в отсутствии общих объясняющих теорий сущности растительного сообщества, его места в энергетических цепях экосистемы, а шире — в отсутствии общепризнанной теории растительного покрова как основы для прогнозирования его процессов. Полагая, что наука будет в расцвете в случае прохождения через все вышеназванные стадии, определим, что геоботаника достигла средней фазы своего развития, а самые сложные, ответственные и современные ее задачи ждут еще своего решения.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: