Факультет

Студентам

Посетителям

Элементы геоботаники в русской агрономии

В последнее время, особенно в работах Г. И. Дохман, показано, что некоторые элементы геоботанического подхода к растительности появились в русской агрономии уже в первой половине прошлого столетия.

Дохман и Пороховник (1962) утверждают, например, что геоботанические элементы можно найти в работах известного русского агронома Г. И. Энгельмана, особенно в его книге «Теоретическое и практическое руководство к осушению угодьев» (1810). По их мнению, в этой работе имеются зачатки: 1) типологии болот, 2) экологической дифференциации видов растений, 3) картирования растительного покрова.

Как показала Г. И. Дохман (1959), элементы экспериментальной геоботаники возникли в русской науке уже в первой половине прошлого столетия в исследованиях степной растительности. Н. С. Шишкин (1843) провел в начале 40-х годов в Воронежских степях серию опытов по повышению урожайности и улучшению состава травостоя. Опыты Шишкина имели следующие цели: 1) установить влияние пастьбы на степную растительность (опыты показали, что урожайность пастбищных степей почти в три раза ниже, чем естественных; особенно снижает урожайность весенняя пастьба); 2) изучить влияние удобрения (было установлено резкое повышение урожайности под влиянием удобрения и появление новых ценных видов в травостое); 3) установить, как влияет подсев на урожайность и видовой состав (в замкнутых сообществах подсев заметного эффекта не дал); 4) изучить ход восстановления растительности после уничтожения луговой дернины (выяснилось, что дернина восстанавливается очень быстро благодаря сохраненной жизненности подземных частей растений); 5) проверить некоторые агротехнические приемы для улучшения травостоя.

Работа Шишкина показала, что элементы экспериментального направления появились в России уже на начальных этапах возникновения геоботаники. Интересно, что то же направление стало развиваться довольно рано и в некоторых других местах России. Например, в Казани Н. Ф. Леваковский провел в 1870—1871 гг. ряд опытов по изучению взаимного влияния растений в растительном покрове. Некоторые геоботанические идеи имеются и в работе «Естественная история Оренбургского края» (1840—1868) другого казанского исследователя — Э. Эверсмана. Он охарактеризовал экологические особенности степей и описал стадии зарастания растительностью солончаков.

Геоботанические мысли имеются и в работе А. Н. Бажанова (1863). Он подчеркивал, что для возделывания искусственных лугов необходимо знать природные закономерности лугов, виды растений, из которых слагаются луга, смены луговой растительности, он писал о над — и подземном строении лугового травостоя и пр.

Русский агроном А. В. Черняев рассматривал в своих статьях некоторые вопросы, близкие к геоботаническим. В статье «Очерки степной растительности» (1865) он описывает четыре стадии восстановления степной растительности после вспашки, которые соответствуют выделяемым в настоящее время в степоведении. Черняев дает довольно детальное описание структуры степной растительности, указывает на различие растительности южных и северных склонов. «Расширение этих знаний, а следовательно, и расширение влияния человека на развитие степной растительности есть задача особой науки — степоводства» (цит. по: Дохман, 1949, с. 92).

А. Е. Филипченко дал в своей статье «Степные пастбища» (1875) описание типов степных пастбищ главным образом на основе признаков растительности (Дохман, 1949). Он выделил четыре типа пастбищ, приведя подробное описание их флористического состава и условий среды. Г. И. Дохман утверждает, что Филипченко проводил свои исследования степных пастбищ методом, который сейчас называется эколого-фитоценологическим анализом. Это, по нашему мнению, некоторая переоценка, как это нередко бывает в работах по истории фитоценологии.

Представителем оригинального направления в русской агрономии является С. П. Корельщиков (1834—1877), в работах которого встречаются и зачатки геоботаники. В 1865 г. он опубликовал статью «Луговые и сорные травы», в которой рассматривает вопросы биологии луговых трав и сорняков, опираясь на учение Дарвина. Он подчеркивает необходимость изучения биологии растений, без знания которой вместо уничтожения сорной травы можно содействовать ее размножению. Корельщиков отмечает, что необходимо изучать причины и закономерности общественного произрастания растений. Он дает объяснение различиям характера растительности стран: в тропических странах условия среды содействуют росту и развитию огромного множества видов растений, и здесь не вырабатываются такие общества растений, как в северных странах. Он писал, что чем меньше травы допускает какая-нибудь почва, тем легче некоторым растениям стать здесь общественными. Рассматривая вопросы динамики растительности, Корельщиков подчеркивает значение борьбы за существование в этом процессе. Он приводит ряд примеров смены различных типов леса под влиянием условий среды и конкуренции.

Эти взгляды Корельщикова, несомненно для своего времени передовые, все же никак не дают право считать его почти основоположником фитоценологии, как это, например, вытекает из утверждения Б. А. Быкова (1970): «В 1865 г. впервые обратил внимание на растительный покров как на своеобразное «общественное» явление С. П. Корельщиков» (с. 9). На «общественность» же растительного покрова было, конечно, обращено внимание намного раньше, хотя бы в трудах Гумбольдта.

В первой половине XIX в. в России появляется целый ряд сельскохозяйственных журналов, газет и периодических изданий («Земледельческий журнал», «Журнал сельского хозяйства и овощеводства», «Земледельческая газета», «Журнал конноводства и охоты», «Журнал для овощеводов», «Журнал Министерства государственных имуществ», «Журнал садоводства»). Тщательное изучение материалов этих изданий обнаруживает много интересного в смысле появления зачатков геоботаники в русской сельскохозяйственной науке. Здесь можно, например, указать на работу А. С. Ходецкого (1847) (Микулинский, 1961) по вопросам овцеводства. Ходецкий, между прочим, пишет о влиянии климата и почвы на всю природу, особенно на растительность, и о взаимозависимостях растительности и животного мира.

Несмотря на некоторые существенные высказывания в русской сельскохозяйственной литературе по вопросам, которые отчасти являются геоботаническими, никак нельзя сказать, что именно в ней зародилась русская геоботаника. Для этого соответствующие высказывания были слишком эпизодическими, без понимания сущности растительного покрова и слагающих его сообществ. К тому же элементы геоботаники в русской сельскохозяйственной литературе очень мало повлияли на дальнейшее зарождение этой науки в России. Стихийное рассмотрение разных проблем (даже с появлением терминологии) зарождающейся науки в недрах другой науки — обычное явление в истории познания. Появление зачатков геоботаники в русской сельскохозяйственной литературе — интересное явление, но не исключительное. Такие же элементы можно найти, например, в немецкой агрономической (и лесоводственной) литературе начала прошлого столетия. Но и они не определили зарождение ранней немецкой геоботаники. Здесь уместно вспомнить слова Д. И. Менделеева о том, что приоритет принадлежит не тому, кто высказал то или другое предположение или ввел какое-нибудь понятие, а тому, кто осуществил переворот в науке. При этом такие революционеры науки приходят к обоснованию новой науки, используя ранние сведения, обобщая их и трактуя по-новому.

Элементы геоботаники проникают в русскую науку первоначально в основном из двух источников: 1) из практического сельского и лесного хозяйства и 2) из ботанической географии и географии растений.

Эти два направления развиваются первоначально более или менее изолированно, независимо друг от друга. Поэтому нельзя считать правильным утверждение Б. А. Быкова (1957, с. 10) о том, что геоботаническая наука, возникшая из потребностей практической жизни, основывалась на ботанико-географических идеях русских и западноевропейских ученых. Тецман, Черняев, Филипченко и другие едва ли учитывали при своих исследованиях идеи ботанической географии, а Борщов и Рупрехт не принимали во внимание стихийные геоботанические высказывания ученых-агрономов. Сближение и объединение происходит позже, в конце столетия, и надо сказать, что в этом процессе важную роль играет русское почвоведение, наука, которую следует считать третьим существенным источником геоботаники.

Более ясные геоботанические идеи в русской ботанической географии и географии растений появляются в 60-х годах прошлого столетия. Здесь в первую очередь следует назвать А. Н. Бекетова, И. Г. Борщова и Ф. И. Рупрехта.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: