Факультет

Студентам

Посетителям

Морозов

Классик русской науки о лесе, Г. Ф. Морозов (1867—1920) оценивается советскими геоботаниками очень высоко.

Сукачев (1959) пишет о нем: «Если Коржинский, Пачоский и Крылов были основоположниками … нового направления ботаники, то Морозов, как никто другой, наполнил богатым содержанием понятия «растительное сообщество» и «фитосоциология» и показал практическое значение последней. Естественно, возникает вопрос, что же послужило непосредственным стимулом для названных основоположников фитосоциологии, или, как мы теперь говорим, фитоценологии, к созданию этой новой области знания? Можно прежде всего отметить, что ни у Коржинского, ни у Пачоского, ни у Крылова не играли никакой роли соображения о практическом значении этой науки… Совершенно иной была позиция Г. Ф. Морозова. Он как лесовод рано понял практическое значение этого раздела ботаники, впервые прекрасно показал это и настаивал на том, что учение о растительных сообществах является теоретической научной основой лесоводства» (с. 114—115).

Уже в 1909 г. на съезде русских естествоиспытателей и врачей Морозовым был поднят ряд лесоводственно-геоботанических вопросов. Он подчеркнул, что две отрасли науки, которые до последнего времени стояли далеко друг от друга — лесоводство и ботаническая география (по существу, под последним Морозов понимал геоботанику) — должны сблизиться, так как лесоводство — в основе биологическая, ботаническая наука. Насаждение — не только хозяйственная (как тогда обыкновенно понималось), а в большой степени биологическая категория.

Этот взгляд был им глубоко развит в классическом труде «Учение о лесе» (Морозов, 1912; последующие дополненные издания: 1926, 1928, 1930, 1931, 1949). Морозов смотрит на лес как на особое природное явление, в основе возникновения которого лежат биологические, социальные, географические и исторические причины. Лес — явление развивающееся, движущееся; как бы устойчив он ни казался в некоторых своих формах и проявлениях, он подчиняется общему закону «текучести». Трактовка леса в духе дарвинизма проявляется не только в теоретических взглядах Морозова. Он был выдающимся лесоводом-практиком (до поступления на службу в Лесной институт в 1901 г. он в течение почти 10 лет работал в различных лесничествах), изучающим взаимоотношения между различными древесными породами, отношение их к экологическим факторам. Им разработаны основы учения о типах насаждений. В типологии насаждений, говорит он, «самыми крупными единицами будут зоны и подзоны, затем области и подобласти и, наконец, типы лесных массивов и типы насаждений» (Морозов, 1930, с. 93). Типы насаждений разделяются им на основные и временные, последние выделяются там, где человек изменил естественную природу леса.

Тип леса для Морозова был комплексом всех «лесообразователей». К последним Морозов (1926) относил: «1) внутренние, экологические свойства древесных пород; 2) географическую среду: климат, грунт, рельеф, почву; 3) биосоциальные отношения: а) между растениями, образующими лесное сообщество, б) ими и средой и в) ими и фауной; 4) историко-геологические причины; 5) вмешательство человека» (с. 328).

Лес Морозов рассматривает геоботанически — лесное насаждение в первую очередь является растительным сообществом, классификация насаждений должна опираться на важнейшие признаки лесных сообществ. Отсюда вытекает огромное влияние Морозова на развитие русской и советской геоботаники, особенно лесной, на типологию лесов, на все ее школы и направления.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: