Факультет

Студентам

Посетителям

Масштаб исследования в географии

Ландшафтная оболочка Земли изучается географией в разных масштабах, причем в зависимости от масштаба исследования сильно меняется и весь характер географического изучения, меняется характер географических работ.

Масштаб исследования имеет в географии очень большое значение. Он в значительной мере определяет характер и методику отдельных географических работ.

В виде общего правила, результаты изучения одного и того же объекта, произведенного в разных масштабах, качественно отличны друг от друга. Поэтому география фактически делится не только на отрасли (на отраслевые географические науки), но и на части, в зависимости от масштаба исследования. При этом между делением географии на отрасли и ее делением на части существует принципиальное различие.

О сущности разделения географии на отраслевые науки мы уже говорили. Оно обязательно приводит к выделению относительно самостоятельных географических наук со своими предметами исследования и со своими особенностями в методологии. Каждая из выделившихся отраслей способна поэтому к относительно самостоятельному развитию и устанавливает непосредственные связи со смежными, негеографическими науками.

Но наряду с отраслевым (или специальным) делением в каждой географической науке-отрасли, как и в географии в целом, существует деление региональное, при котором никаких новых географических наук не возникает. При таком региональном делении в зависимости от масштаба исследования выделяются не отрасли, а части географии.

Физико-географическое изучение, будет ли оно производиться на площади одного урочища или распространится на территорию всего земного шара, не изменит от этого своего характера, останется физико-географическим. То же самое можно сказать и про экономико-географическое изучение. Здесь не может возникнуть различий, подобных различиям между геоморфологией и климатологией.

Если говорить о сущности страноведения и определять его место внутри географии, то следует прежде всего четко себе представить, что это не отрасль географии и не что-то неопределенное, выходящее за ее пределы, а одна из основных составных частей географии. Принципиально страноведение ничем не отличается от географии. Страноведение, как и география, изучает территориальные сочетания (комплексы) ландшафтной оболочки Земли в их развитии и взаимодействии; это география стран и районов, одна из конкретных форм географического синтеза.

Место страноведения внутри географии может быть определено достаточно четко. Географическая наука в целом в зависимости от масштаба исследования может быть подразделена на три основные части, в каждую из которых входят все отрасли географии, входит вся система географических наук

Те исследования, которые охватывают собой всю ландшафтную оболочку земного шара, следует выделять в особую часть географии — землеведение, изучающее территориальные различия в масштабе нашей планеты, выделяющее на ее территории континенты, крупнейшие орографические области. Землеведение должно также изучать особенности в мировом разделении труда, в географии населения мира, в территориальных сочетаниях мировых рынков, важнейшие мировые транспортные артерии и т. д. Картография обслуживает землеведение мировыми картами и атласами — как общими, гак и специальными (отраслевыми), но, в виде общего правила, мелкомасштабными.

Наше понимание землеведения, следовательно, несколько отличается от наиболее распространенного, сугубо физико-географического, которое мы считаем неполным. В самом деле, в землеведение у нас включают лишь одни проблемы физической географии. Между тем ландшафтная оболочка Земли может и должна изучаться также и с позиций экономической географии, и с позиций географической науки в целом. Поэтому, например, широко известную работу С. В. Калесника «Основы общего землеведения», на наш взгляд, правильнее было бы назвать «Основы физического землеведения». Общее землеведение несомненно должно освещать гораздо более широкий круг вопросов, чем это до сих пор принято. В него должны входить вопросы заселенности земного шара, должны быть показаны основные мировые очаги земледелия и животноводства, крупнейшие сгустки мировой промышленности и т. д.

К сожалению, мы не знаем ни одной работы, которую с полным к тому основанием можно было бы назвать «Основы общего землеведения». Такое положение может быть объяснено, но оно не должно быть оправдано. Отсутствие работ по экономическому и общему землеведению — несомненно одно из свидетельств недостаточности развития географической науки, несмотря на все ее достижения.

Изучая географическую среду стран и районов, страноведение встречается с их чрезвычайным разнообразием: в величине территории, в характере их ландшафтной оболочки и в резкости внутренних различий. Поэтому внутри стран-государств часто будет обнаруживаться вторая таксономическая единица — страна, являющаяся составной частью страны-государства.

Внутри второй таксономической единицы-страны, выявляются и изучаются районы, очерченные историко-географическими рубежами. Чаще всего географические «страны» и «районы» территориально совпадают с некогда существовавшими докапиталистическими государствами или ограничены расселением определенной национальности. Но историко-географические границы могут образоваться и внутри однонациональной страны, если ее отдельные части долгое время были плохо связаны друг с другом, так как находились в составе разных государств.

При этом географы-страноведы выявляют и изучают регионы, очерченные историко-географическими границами, лишь при условии сохранившейся в этих регионах ко времени изучения географической специфики.

В качестве примеров таких регионов могут быть названы Нормандия и Бретань во Франции, Бавария в Германии, Шотландия в Великобритании, Татарская АССР в РСФСР и т. д. Эти и подобные регионы не являются районами экономическими (хотя такого рода совпадения в виде исключений и могут иметь место), не являются они и физико-географическими районами. Но они объективно существуют и имеют много своих особенностей в природе, населении, хозяйстве и не могут оставаться вне специального географического изучения.

Эти территориальные единицы мы и принимаем чаще всего за низшую таксономическую единицу страноведческого изучения, выявляя одновременно имеющиеся внутри них основные различия, но не производя обязательного дополнительного, более дробного районирования.

Границы регионов, изучаемых страноведением, часто совпадают с границами тех территорий, на которых происходил процесс формирования наций. «…Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории (подчеркнуто нами.— В. А.), экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры». Территория, т. е. географическая среда, в которой происходило формирование нации, несомненно влияла на специфические особенности той нации, которая здесь формировалась. Связь между географическими условиями и формированием наций для нас совершенно очевидна. Нация может образовываться лишь при длительном и регулярном общении, лишь в результате совместной жизни ряда поколений. А такая длительная совместная жизнь неизбежно подразумевает определенную территорию, с определенными сложившимися на ней географическими (природными и общественными) условиями, несомненно откладывающими посредством производства свой отпечаток на формирующуюся нацию, на те ее особенности, которые мы называем иногда национальным характером. В свою очередь и нация, формируясь на определенной территории, посредством производства влияет на направление развития географической среды.

Не удивительно поэтому, что в результате такого взаимодействия национальные географические границы очерчивают регионы со специфическими особенностями в географической среде.

Страноведческие работы не могут создаваться по слишком мелким территориям, не представляющим обычно исторически сложившегося единства. Объекты страноведческого изучения нельзя выкраивать произвольно, они имеются в действительности, и задачи географов выявлять их для последующего изучения.

Границы национальных, государственных образований являются, по нашему мнению, основными страноведческими рубежами. Но поскольку элементы нации, в частности территориальная и языково-культурная общности, существовали еще до капитализма, то историко-географическое деление поверхности Земли также имело место еще до капитализма. Географы-страноведы имеют поэтому дело с изучением стран и районов, очерченных границами, различными по своему происхождению, хотя во всех случаях остающимися историко-географическими.

Историко-географические границы в наше время могут очерчивать страны и районы докапиталические, капиталистические и социалистические.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: