Факультет

Студентам

Посетителям

Первые попытки создания теоретической концепции географии на базе буржуазной философии

Влияние философских и естественнонаучных идей Декарта проявилось прежде всего в нидерландских университетах.

Среди нидерландских философов и ученых появилось множество картезианцев. Одним из них был Бернгард Варениус (1622—1650), автор книги «Общая география» Ч В этой книге впервые после работ античных философов давалась развернутая теоретическая концепция географии, соответствующая уже буржуазной стадии в развитии философии и науки. Книга Бернгарда Верениуса — не только обобщение всего достигнутого к тому времени географией, но смелый взгляд в будущее. В сущности это была первая, после крушения античной философии, работа, содержавшая теоретическое обоснование географической науки, определившая предмет географии и наметившая основные методы изучения этого предмета. Так, например, Варениус применил сравнительный метод, получивший впоследствии самое широкое распространение в географических исследованиях. Правильно видя общий предмет всех географических наук (географии в целом) в поверхностной оболочке Земли, Варениус понимал вместе с тем необходимость дифференцированного изучения ее. Он видел не только общий предмет географии, но и частные предметы ее отдельных отраслей. Тем самым Варениус обосновал необходимость развития частных, отраслевых, географических наук — геоморфологии, климатологии, гидрологии и т. д.

Варениус разработал программу страноведческих работ, определив круг вопросов, которые должны освещаться в них. При этом он отделял вопросы, относящиеся к характеристике природы изучаемых стран, от относящихся к характеристике их населения и хозяйства. Физическая и общественная географии выделялись им как отдельные комплексные науки, находящиеся внутри географии.

В круг вопросов, включенных Варениусом в страноведческие труды, входило следующее: географическое положение, размеры и конфигурация описываемой страны; рельеф, гидрография и характер растительности; характеристика природных условий с точки зрения сельского хозяйства; полезные ископаемые и их разработки; животный мир. Все это составляло первую часть страноведческого труда. Во второй части давалась характеристика населения с подробными демографическими данными. Затем описывались основные занятия жителей, их «доходы и рукоделия, в которых упражняются жители, купечество, товары, которые посылает оная страна в иные земли». И, наконец, особенности в культуре и быте, а также основные сведения политического характера.

Труд Варениуса может служить ярким примером связи между теоретическим представлением географа и определенным философским учением. Материалистические тенденции философии Декарта, его учение о материальности и бесконечности Вселенной, о неуничтожимости материи, широко использованы Варениусом. Без физики Декарта книга Варениуса вообще вряд ли могла бы появиться. Даже при попытках объяснений (подчас неудачных) отдельных явлений природы, например морских приливов, Варениус прибегал к физике Декарта, являющейся, как известно, важнейшей составной частью его философии.

Разработанная Варениусом теоретическая концепция географии в основных своих положениях сохраняла значение многие последующие десятилетия. Не удивительно поэтому, что его работа была переведена на многие языки, а содержащиеся в ней идеи были восприняты передовыми географами XVII—XVIII вв. во всех странах. С полной уверенностью можно сказать, что идеи Варениуса получили распространение в русской географии еще в доломоносовский период.

О распространении идей Варениуса в России свидетельствует творчество Татищева (1686—1750), совершенно явно развивавшего его теоретические положения. Так, о делении географии на общую и частную Татищев писал: «…яко (I) Универсальная или генеральная, т. е. обсчая всея вселенная, где вид и величество всея земли с водами, также ея части и пр. 2) Специальная и участная, когда токмо кая-либо область, например Франциа, Англиа, Полша или Руссиа, со всеми к оным принадлежностьми описуется. 3) Топография или пределоописание, когда о единой части коея области представляется, например, из Германии Саксониа, Аустрия или Бавария, из Руссии Великая, Малая Русь или Сибирь и есче того менши, когда един град с его присудом опишется».

Из приведенной цитаты явствует, что география, по взглядам Татищева, изучает, с одной стороны, земную поверхность как целое, а с другой стороны — отдельные страны и их части, до городов включительно. Такое деление географии на две взаимно дополняющие и в своем развитии друг от друга зависящие части — одна из главных идей Варениуса, кстати говоря, не утратившая своего значения и в наши дни.

Но, развивая идеи Варениуса, Татищев разделяет и региональную географию на две части — специальную (страноведение) и топографию, что нам представляется чрезвычайно важным и правильным. Говоря о частной географии, изучающей страны, Татищев проявлял большую самостоятельность мысли, утверждая, что географы должны создавать описания как природы, так и населения и хозяйства. Но он выделил и миоствснные различия внутри географии, когда нужно от комплексных описаний стран переходить к углубленному изучению отдельных сторон хозяйственной деятельности населения. Иначе говоря, Татищев вслед за Варениусом обосновывал необходимость наряду с делением географии на части (общую и частную), выделять в ней и отдельные отрасли: «описание бывает по качествам яко математическое, физическое и политическое». Развивая основные положения Варениуса, Татищев, последовательно, вносит много и своего. Так, например, у него можно видеть одно из наиболее ранних теоретических обоснований необходимости изучения общественных элементов географической среды, чем он опередил Варениуса и своих современников.

Еще больше для развития географии в России было сделано М. В. Ломоносовым, выступившим с теоретическими в практическими обоснованиями ряда научных географических экспедиций. Правильно считая географию наукой, изучающей природу, население и хозяйство в их единстве и территориальных различиях, Ломоносов одним из первых выдвинул и обосновал идею существования закономерных взаимосвязей между всеми элементами географической среды. Именно со времени Ломоносова взаимосвязанность между цементами географической среды можно считать доказанной.

Начиная с Варениуса, все дальнейшее развитие теоретических представлений в области географических наук было связано с развитием некоторых важнейших систем буржуазной философии. Общеизвестно, что начиная с эпохи Возрождения в недрах феодального общества происходило развитие капиталистических отношений. В разных странах начало, темпы и формы этого развития были различными. Там, где капиталистические отношения развились раньше, например в Англии в Франции, мы можем говорить о революционной роли буржуазии в уничтожении феодальных отношений. В тех же странах, где капиталистические отношения развились позже, эта революционность оказалась весьма относительной, а в некоторых странах буржуазия, хотя и играла какое-то время прогрессивную роль, но так и не стала по-настоящему революционным классом, быстро перешла в лагерь реакции, вступив в тесный союз с феодальными элементами общества. Причина итого явления очевидна. Она заключается в запоздалом выходе буржуазии некоторых стран на общественную арену, когда уже сформировался многочисленный и организованный пролетариат.

Поэтому если во время Великой Французской революции буржуазия Франции видела своих главных врагов в «первых» сословиях, а в крестьянстве и в пролетарских элементах юродского населения — союзников в борьбе против дворянства, то в ряде других стран, где капитализм развился позже, буржуазия считала основным своим врагом пролетариат. В этих странах и буржуазия оказалась, по меткому выражению В. И. Ленина, сделанному применительно к буржуазии царской России, «недоноском истории».

Об этих общеизвестных фактах в данном случае необходимо вспомнить потому, что изменения классовых позиций буржуазии в процессе исторического развития не могли не найти своего отражения и в буржуазной философии, что в свою очередь влияло на характер теоретических представлений в географии.

Здесь обнаруживается такая закономерность: в странах, где роль буржуазии в общественном развитии на определенном этапе была особенно революционной, развивалась материалистическая прогрессивная философия, выступавшая с резкой критикой религиозного феодального мировоззрения, «штурмовавшая небо». Идеи французских просветителей и философов-материалистов XVIII в. революционизировали общественное сознание своего времени. Они сыграли громадную роль в идеологической подготовке буржуазной революции во Франции.

В тех же странах, где роль буржуазии сводилась главным образом к борьбе за реформистские преобразования феодального строя, материалистическая буржуазная философия развивалась значительно слабее. В этих странах преобладающее влияние получила идеалистическая философия, стремившаяся примирить развитие капитализма с феодальными государственными формами.

Если буржуазные философы во Франции XVIII в. вели открытую борьбу с религией и феодальным государством, подвергаясь репрессиям, то идеологи немецкой буржуазии были «почтенными» профессорами. Это были «государством назначенные наставники юношества; их сочинения — одобренные начальством руководства, а система Гегеля — венец всего философского развития — до известной степени даже возводится в чин королевско-прусской государственной философии». Немецкая философия призывала приспособлять буржуазные интересы к условиям дворянского государства. В России, где буржуазия еще больше «запоздала» с выходом на общественную арену, русская буржуазная философия не смогла подняться и до того уровня, которого она достигла в Германии. Наиболее передовые мыслители России стали искать истину за пределами буржуазной идеологии.

Такова своеобразная «география» философии в буржуазной Европе. Франция, Германия и Россия — вот три страны, где зависимость развития буржуазной философии от общественной роли буржуазии проявилась, пожалуй, особенно пинию и наглядно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: