Факультет

Студентам

Посетителям

Страноведение в географии

Подводя итог рассмотрению вопроса о страноведении, надо прежде всего сказать, что страноведение мы понимаем как часть географии, занимающуюся изучением стран и районов, очерченных историко-географическими границами.

При этом, как ни велик диапазон страноведческих работ, все же он ограничен. С одной стороны, страноведение, как уже указывалось, исключает из объектов своего изучения ландшафтную оболочку Земли в целом и многие общегеографические проблемы, связанные с изучением крупнейших частей земной поверхности, континентов и океанов. С другой стороны, страноведение не изучает мелкие регионы, не имеющие историко-географических границ, т. е. оно не занимается краеведческими исследованиями.

Часть географии, изучающая отдельные типы ландшафтов, урочища, природные зоны, группы предприятий, сочетания сельскохозяйственных угодий, территории, прилегающие к водохранилищам, и т. д., должна быть отделена от страноведения и выделена особо. Работа в области такого рода географии имеет большое и, можно сказать, наиболее непосредственное значение для практики. В этой части географии начинают вырабатываться свои приемы исследования и картографирования, намечаются свои связи со смежными науками. Эту особую часть географии в отличие от землеведения и страноведения можно назвать географическим краеведением или топографической географией.

Термин (понятие) «краеведение» употребляется и в ином смысле. Он служит для обозначения «наборов» весьма разнообразных сведений об отдельных местностях. Полагаем, что краеведческое движение много выиграет, если примет за основу географическое изучение небольших территорий, что избавит его от беспредметного универсализма и даст возможность направить его на обслуживание хозяйственной практики. Музеи краеведения, на наш взгляд, также целесообразно было бы реорганизовать в музей истории и географии того или иного края или области. Например, в Рязани должен быть «Рязанский областной географо-исторический музей». При этом, конечно, дело здесь не в смене вывески, а в изменении существа работы этих музеев, которые должны быть научно-исследовательскими учреждениями, решающими и научно-практические задачи, наиболее актуальные для данной области, а не быть простыми «наборами» более или менее удачно подобранных экспонатов.

Географическое краеведение должно обогащать страноведение фактическим материалом, давать типичные примеры наиболее характерных черт в географии отдельных стран и районов. Страноведение в свою очередь в ряде случаев должно определять направление краеведческих исследований и обобщать их результаты.

Краеведение как часть географии (а не как «набор» сведений о местностях и областях) имеет свое большое научное и практическое значение и свои особенности в методах, обусловленные «крупномасштабностью» краеведческих исследований. Было бы неправильно считать краеведение каким-то подсобным, вспомогательным разделом страноведения.

Определение местности специфики в природных и экономических условиях, учет которых так важен в работе местных органов хозяйственного управления; определение местных природных и экономических условий, влияние которых так важно знать при определении хозяйственной специализации административно-экономических районов; выявление местных ресурсов для промышленного и транспортного строительства — все эти (и многие другие) важнейшие научно-практические задачи могут и должны решаться в результате краеведческих исследований. Все они определяют практическую направленность краеведения.

Здесь нельзя не вспомнить попутно о попытках направить массовое краеведческое движение в сторону конкретных крупномасштабных географических исследований научно-прикладного характера. Так, например, П. Н. Степанов еще в 1930-х годах писал: «…При построении того или иного комбината мы должны ликвидировать «районную обезличку», должны максимально полно проводить принцип территориального использования всего природного сырьевого комплекса и всей хозяйственной обстановки данного района. Это значит максимально проводить краеведный принцип» Г Широкое краеведческое движение, направленное по географическому руслу, действительно может быть той силой, которая навсегда покончит с шаблонным методом в области управления хозяйственным строительством. Краеведение как часть географии, или, иначе говоря, географическое краеведение, способно по-настоящему вооружить практических работников знаниями специфики в местных географических условиях.

Если говорить об имеющихся в краеведении особенностях в подходе к изучаемым объектам, надо прежде всего отметить, что краеведение требует обязательных экспедиционных и стационарных работ «на местах». Мы совершенно не представляем себе «компилятивного» краеведения. Оно требует крупномасштабных карт или, говоря точнее, хорошей топографической основы; в ряде случаев краеведческие исследования должны широко использовать специальные лаборатории.

Итак, в зависимости от масштаба исследования география может быть разделена на три крупные части: землеведение, страноведение и краеведение. Само собой разумеется, что между развитием этих трех отдельных частей географии существует непосредственная взаимообусловленность. Землеведение, страноведение и краеведение — это не особые науки, это части географии.

Но в силу того, что география — наука комплексная, состоящая из двух основных групп отраслей, естественной и общественной, страноведение (как и землеведение и краеведение) также имеет комплексный характер. Страноведческие работы могут иметь направление в сторону более обстоятельного показа отдельных отраслей географии. Может быть страноведческая работа, где наряду с другими элементами, наиболее полно и обстоятельно будет показана природа страны (как, например, в страноведческих работах Э. М. Мурзаева), но может быть и такая работа, в которой главное внимание будет уделено населению страны с широким привлечением данных по истории и этнографии. Более того, в виде общего правила, каждая страноведческая работа в зависимости от страны, цели исследования, специализации авторов будет наверное иметь какой-либо уклон в ту или иную группу отраслей географии. Бояться этого не следует. Было бы совершенно неправильно делать из этого вывод о невозможности страноведческих работ, о невозможности развития страноведения как части географии. Но при комплексном характере географической науки, а следовательно и страноведения, работы по странам и районам часто делятся на исследования по физическому страноведению (в которых дается в основном физико-географическая характеристика стран и районов) и на исследования по экономическому страноведению (где дается в основном экономико-географическая характеристика стран и районов). Кроме того, могут быть и работы по так называемому специальному страноведению, где географический материал дается в зависимости от специальной цели изучения стран и районов (военной, транспортной, сельскохозяйственной и т. д.).

Иными словами, в какой-то мере страноведение не может не отражать существующего в географии основного отраслевого деления. Но в страноведении достигается наибольшая комплексность, наибольшая связность между отраслями географии, и чем в большей степени эта связность достигнута в том или ином исследовании, тем полнее и правильнее будет изучена и показана страна, тем полнее и лучше будет страноведческая работа.

Непонимание этого положения приводит иногда к весьма различным толкованиям по поводу того, какие работы можно и какие нельзя относить к числу страноведческих. Между тем, как нам это представляется, всякая работа широкого географического профиля, посвященная той или иной стране или району, очерченному историко-географическими границами, неизбежно будет иметь страноведческий характер. Исследования по физической географии стран и районов в результате дают работы по физическому страноведению. Исследования по географии населения и хозяйства дают работы по экономическому страноведению и т. д.

Совершенно очевидно также, что далеко не вся «среднемасштабная» региональная география (физическая и экономическая) входит в страноведение, которое ни в коем случае не может полностью ее заменить. Страноведение отнюдь не растворяет в себе (и не подменяет собой) физическую и экономическую географии, хотя нередко и объединяет их. Не говоря уже об исследованиях отраслевого характера, физико-географы могут исследовать ландшафтную оболочку Земли, выявляя и изучая физико-географические районы, а экономико-географы могут исследовать ландшафтную оболочку Земли, выявляя и изучая экономико-географические районы. Такого рода региональные работы широкого профиля не будут страноведческими, так как под странами понимаются территории, очерченные государственными и историко-географическими границами.

Отдельных примеров географических работ (физико — и экономико-географических), дающих комплексные характеристики географической среды на территории стран и являющихся поэтому страноведческими, можно приводить очень много. Но, к сожалению, мы до сих пор не имеем полной серии страноведческих работ по странам мира и даже по странам, составляющим наш Советский Союз, книг, содержание которых было бы в достаточной степени сопоставимо между собой. Некоторым исключением является серия книг по экономической географии союзных республик, выпущенная Географгизом («Синяя серия»). Издание этих книг можно считать несомненным достижением советской географии. Но достижение это относительно, так как эти книги написаны на весьма разном уровне.

Между тем создание сопоставимых, написанных по единому, в основном, плану книг по географии стран мира — дело для советских географов вполне посильное, а необходимость такого рода Большой Географии совершенно очевидна.

Существенные различия, имеющиеся между странами и районами, чрезвычайно затрудняют составление единой программы для их страноведческой характеристики. Вероятно, чрезмерно подробная программа, при условии ее досконального выполнения, может принести больше вреда, чем пользы. Очевидно, наряду с общей программой, намечающей основные общие черты страноведческих характеристик и заботящейся о сопоставимости материалов, публикуемых в этих характеристиках (прежде всего статистических и картографических) , необходимы отдельные, более развернутые программы для каждой страны в отдельности. В этих «частных» программах основное внимание должно быть уделено географической специфике данной страны, выделяющей ее в географическом отношении среди других стран мира, показу характерных деталей, которым при составлении общей программы может не уделяться внимания. Такого рода различия, неизбежные при составлении программ страноведческих характеристик групп стран, еще более усиливаются при создании специальных страноведческих работ, когда цель страноведческой характеристики заставляет уделять больше внимания одним компонентам географической среды за счет других.

Было бы совершенно неправильно предъявлять к страноведческим работам требование, чтобы в них материалы по всем отраслям географии давались в строго определенном количестве, в строгой пропорции, отмерялись бы «на аптекарских весах». Здесь географам необходимо помнить ленинское положение о главном звене, уметь правильно находить главное, видеть и показывать географическую специфику. А главное звено в страноведческих работах, в зависимости от характера страны и цели ее изучения, может быть совсем не одно и то же.

В работах по специальному страноведению особое значение при выявлении географической специфики имеет цель исследования. Например, если страноведческое изучение Украины будет производиться с практической задачей показа комплекса географических условий для дальнейшего подъема сельского хозяйства, то главное звено такого изучения будет несколько иным, чем при страноведческой характеристике той же Украины, но с задачей показа комплекса географических условий для перспективного планирования промышленного и транспортного строительства. В обоих случаях могут быть созданы хорошие страноведческие работы по Украине, но направленность их будет разной, а отсюда и самые работы будут заметно отличаться одна от другой.

Большое внимание на структуру и содержание страноведческих работ оказывает и характер страны. Независимо от специальной цели исследования, страноведческие характеристики таких резко различных территорий, как, скажем, Гренландия и Кавказ, будут отличаться друг от друга не только фактическим материалом, но и всей структурой.

В заключение необходимо вернуться к вопросу о создании Большой Географии нашей Родины.

Идея создания такой работы высказана Н. Н. Баранским примерно тридцать лет назад. Но, хотя эта идея всегда получала официальную поддержку большинства географов, к ее осуществлению практически приступили только в 1960 г.

Конечно, осуществление такого рода работы дело трудное. Есть целый ряд препятствий. Но несомненно также, что для создания Большой Географии (как СССР, так и мира) необходимо преодоление дуалистических воззрений в области теории географии, ибо при «размещенческом» определении предмета экономической географии, при отрицании единства географии как науки, нельзя создать общегеографических характеристик стран и районов.

География в целом должна развиваться в нашей стране как наука, синтезирующая результаты всех исследований отдельных элементов ландшафтной оболочки. В этом, по нашему мнению, главная задача географии в целом, в этом и ее основная практическая роль.

В связи с ростом запросов со стороны практики на материалы географических исследований создаются благоприятные условия для развития географии.

Вступление нашей страны в период развернутого строительства коммунизма выдвигает перед советской географией необходимость исследования всего комплекса природных и экономических условий конкретных территорий с их хозяйственной оценкой и выводами о возможностях более полного и рационального использования в процессе общественного производства.

В связи с этим необходимо добиться лучшей координации географических работ и создания географических ячеек непосредственно в учреждениях, ведающих планированием и управлением в области народного хозяйства. Проблема резкого усиления обслуживания географами нужд практики может быть успешно решена лишь при условии значительного улучшения организации географических исследований, особенно научно-прикладного характера.

Лучшей формой организации работы советских географов в ближайшем будущем могла бы стать Государственная Географическая Служба, ведающая изучением и охраной географических условий и ресурсов, а также контролем за правильностью их использования. Создание такой службы подняло бы всю работу по изучению географической среды, что в свою очередь дало бы еще большие возможности для подъема производительных сил. «Если бы подсчитать размеры ущерба для хозяйства всех стран земного шара, в том числе и для народного хозяйства СССР, нанесенного недостаточным или неправильным учетом местных географических условий (природных и экономических), то выявились бы огромные величины потерь общественного труда, которых можно было бы избежать при условии организации географической службы, способной вооружить практику конкретными знания ми географической среды в порайонных различиях».

Идея создания Государственной Географической Службы, выдвинутая географами Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, самым тесным образом связана с монистическим взглядом на географию. Без правильного понимания единства географии невозможна и Государственная Географическая Служба.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: