Факультет

Студентам

Посетителям

Краткий ландшафтный очерк Амурского залива Японского моря

От края берега до глубины примерно 1,5-2 м на морском дне всегда много всякой живности, скользких водорослей, а то и довольно острой царапающей кожу травы, покрытой жесткими мелкими спиральными раковинками червей Spirorbis.

Специальные измерения показали, что именно эти прибрежные зоны обладают самой высокой биологической продуктивностью. Именно здесь растения производят основную работу по выработке кислорода и здесь же максимальна активность всего живущего в наших прибрежных водах. Но как раз эта часть моря в наибольшей степени бездумно отравляется и замусоривается. Сюда прежде всего попадают отходы жизнедеятельности человека.

Далее в глубь моря количество животных и растений до какой-то глубины продолжает возрастать, а потом быстро падает. Так, в Японском море, у Владивостока, в Амурском и Уссурийском заливах, ширина полосы где животный мир достаточно разнообразен и богат, редко превышает 50-100 м. Затем быстро начинается илистая равнина, наклоненная к центру залива.

Если взглянуть на Амурский залив и бух. Золотой Рог Владивостока из космоса (сделать это нынче может каждый, купив в магазине фотокарту г. Владивостока, составленную Научно-производственным центром «Природа» в 1992 г.), то в глаза бросается серия темных подводных струй. которые, как ручьи, сбегающие от п-ова Песчаного, впадают в темное углубление, тянущееся вдоль берега от Второй Речки до п-ова Эгершельда. Еще одна изометричная котловина видна чуть севернее о-ва Скребцова (местное название — «Коврижка») и закругляется напротив пос. Тавричанка. Обширные поля морского дна Амурского залива довольно мелководны и редко достигают глубины 20-25 м.

Взяв за основу замеры ручным глубиномером, проведенные водолазами при подводной ландшафтной съемке, мы построили с помощью компьютера карту рельефа дна Амурского залива. Проведя изобаты через каждый метр, мы получили представление о морфологии чаши залива. В морфометрическом плане залив разделяется на две достаточно четко изолированные котловины — северную и южную.

Разделительное линейное возвышение протягивается от п-ова Песчаного до северного окончания о-ва Русского (архипелаг Императрицы Евгении). При этом становится очевидным затрудненный водообмен между котловинами.

Узкая полоса прибрежных мелководий, как правило, имеет глубины до 10 м и сложена песком, гравием, дресвой, мелким галечником и щебнем, как правило плохо окатанным. На твердых обломках крепятся многочисленные актинии, устрицы, мидии, асцидии, зеленые и бурые водоросли. В районе «Коврижки» (о-в Скребцова) и далее в кут залива мелководье изобилует пятнами зарослей морской травы — зостеры, в которой размножаются гидроиды, выбрасывающие в теплое время августа массы мелких медуз-«крестовичков». Это Gonionema — ядовитый гидроид, дальний родственник медуз, кораллов и актиний. В вершине Амурского залива и зал. Посьета это животное размножается порой в таких количествах, что купаться становится поистине опасно. Еще одно место, где выводится «крестовичок», — окрестности п-ова Песчаного, где также развиты обширные поля сегетия.

Основную часть подводных слабоволнистых равнин морского дна наших заливов занимает черный и серый ил с затхлым, часто сероводородным запахом, порой пропитанный мазутом, с вкраплениями всевозможного мусора, который попадает сюда с судов, приходящих к Первой Речке на заправку и ко Второй Речке — на девиацию и размагничивание (здесь для них устроены специальные полигоны). В илу массами, зарывшись по самый верх, стоят кожистые многощетинковые черви толщиной 0,5 см, но длиной до 20 см. покрывающие плотным ковром многие сотни гектаров. Увидеть их практически невозможно, поскольку на глубине 5 м здесь царит почти постоянная темнота из-за мутности воды. Лишь во время осенних северных ветров да весной, пока земля еще не оттаяла и нет дождей, в воде относительно светло. Тогда только и можно рассмотреть, что происходит на дне. На редких обломках камней или на ржавых ведрах и обломках швабр сидят крупные актинии. Зимой здесь можно увидеть колючих змеехвосток — офиур, которыми питаются донные рыбы.

Более 250 сточных труб сбрасывают из города ежесуточно 500 тыс. т нечистот и промышленных отходов в северную котловину залива практически без очистки. Река Суйфун (Раздольная) изливает в Амурский залив в 26-28 раз больше грязи, чем все промышленные и бытовые городские стоки вместе взятые. Сельскохозяйственные угодья, свинокомплексы по берегам и в долине, птицефабрики, г. Уссурийск с его масложиркомбинатом, кожевенной фабрикой, молокозаводом, городскими стоками — отходы всех этих предприятий прямиком идут в реку. По оценкам гидрологов, зимой практически вся масса речной воды ниже Уссурийска замещается сточными водами. В заливе обычны заморы, патогенные вирусы и недостаток кислорода. В углублениях дна залива скапливается черный жирный ил. В нем массами живут черви, которые адаптированы к недостатку кислорода и к изобилию падающей на них органики, которой они питаются. В районе бойни, на Чайке, прямо на конце косы от о-ва Скребцова, черный ил настолько перенасыщен органикой, что на дне возникла зловонная сероводородная яма.

Там, где дно не столь сильно заилено, где ил чуть более песчаный, как бы на берегах подводной ложбины, которая извивается вроде русла реки, меандрируя от одного берега залива к другому, распространен веррукоид. Здесь дно кочковатое. На мелких горбиках песка, на отдельных камнях, всевозможных обломках и на пустых раковинах можно часто увидеть сплошные щетки крупных остроугольных балянусов или морских желудей. Эти животные секретируют твердый известковый «панцирь» и. сидя в нем. процеживают сквозь «усики» воду, вылавливая органический детрит. Дно здесь неприветливо — сплошные зазубрины и режущие кромки, изредка можно найти нечто экзотическое, вроде детских санок, мотоцикла или даже целого автомобиля.

В Амурском заливе, у п-ова Песчаного когда-то в веррукоиде черпали песок для строительства города. Однако вскоре было замечено, что полуостров быстро теряет свой пляж. Обрушение подводного склона полуострова, отступление берега заставило инженеров свернуть деятельность. Однако подводная яма до сих пор, через 2025 лет, не затянулась.

В северной части залива, между о-вом Скребцова и пос. Тавричанка, на дне простирается целый лабиринт из многочисленных подводных банок и относительно глубоководных проток (до 3 м). Банки сложены устричниками. Острые, как бритва, края устриц не очень располагают водолаза трогать что-либо руками. На Первой Речке, против собачьей площадки, когда-то была городская свалка. Тут дно усеяно обломками битого кирпича. цементных блоков, шифера, железной арматуры, старых тазов и ведер. Все это сплошь покрыто тончайшими, удивительно острыми створками устриц, живущих тут в изобилии. На незащищенной руке они оставляют глубокие, долго не заживающие порезы.

Устричные банки севернее о-ва Скребцова генетически связаны с целебными грязями. Сегодня эти грязи практически вышли из строя вследствие бактериального и вирусного заражения поверхности дна в заливе. Правда, технологи санаториев исхитряются обеззараживать грязь для лечебных целей, однако качество ее хуже, чем натуральной лечебной грязи.

В илу близ берега крупные раки-богомолы Squilla раньше рыли глубокие галереи и там прятались. Рыбаками они принимались за омаров. Их так и звали — «приморский омар». Особенно много этих раков ловилось в районе Седанки, на глубине около 3-5 м.

Более или менее хорошо сохранившиеся естественные подводные ландшафты можно наблюдать вокруг островов, прилегающих к Владивостоку и административно включенных в состав города в качестве островного района. Там степень загрязнения значительно ниже и нырять безопаснее.

Применение специальных методов отображения пространственной структуры экосистемы Амурского залива, основанных на идеологии геоинформационных систем (ГИС), позволило нам составить электронную карту подводных ландшафтов Амурского залива. Использование электронного пакета прикладных программ SURFER позволило построить на базе ландшафтной карты 24 частные факторные карты, среди которых наиболее информативными оказались карта глубин, карта грунтов, карта распределения водорослей-макрофитов, серия частных карт пространственного распределения различных гидробионтов и их комбинаций. Применение аппарата AutoCad позволило рассчитать относительное распределение площадей различных ландшафтных группировок. Приведенная ниже табл. хорошо демонстрирует полученные пространственные характеристики подводной ландшафтной структуры залива.

Ландшафтная структура Амурского залива

Бентема

Площадь в единицах AutoCad

Площадь на карте, см2

Площадь, км2

Процент от общей площади

Актиниевый веррукоид

22,6

145,9

36,5

7,2

Ареноид

13,9

89,7

22,4

4,4

Балянусовый веррукоид

76,0

490,5

122,6

24,4

Метагест

7,9

50,9

12,7

2,5

Мидиево-модиолусовый

веррукоид

7,4

47,5

11,9

2,4

Ретина

148,8

960,1

240,0

47,9

Регина с раковинами и дресвой

1,4

9,3

2,3

0,6

Ретина с раковинами

7,6

48,7

12,2

2,4

Сегетий

3,9

25,5

6,4

1,3

Скатебра

3,9

137,9

34,5

6,9

Итого

2006,1

501,5

100

Коэффициент масштабирования — 6,45.

Площадь части залива составляет около 500 км2, из которых 254 км2 занято черными илами ретины, т. е. самыми низкопродуктивными гетеротрофными ландшафтами. Высокопродуктивными гетеротрофными бентемами веррукоидов занято 35% ложа залива. Метагест и скатебра — гетеротрофные биотурбитные бентемы — занимают чуть более 10% поверхности дна. На долю бентем, способных к выработке первичной продукции и к генерированию кислорода за счет фотосинтеза, приходится не более 1,5% поверхности дна Амурского залива.

Таким образом, налицо явственный эвтрофный характер залива.

Если проследить площадное распределение основных групп животных и растений и продукционную структуру бентем, гиперэвтрофикация залива станет совершенно отчетливой.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: