Факультет

Студентам

Посетителям

Изменение микрофлоры торфяных почв под влиянием структурной мелиорации

Известно, что интенсивное использование мелиорированных торфяников наряду с высоким экономическим эффектом приводит к безвозвратным потерям органического вещества.

Это сопровождается глубокими преобразованиями в составе и структуре торфяной почвы и перераспределением минеральных веществ.

При изучении трансформации органического вещества в окультуренных торфяно-болотных почвах многие исследователи придают большое значение его стабилизации, которая в значительной мере определяется содержанием в почве минеральных компонентов, их химическими свойствами, поглотительной и ионообменной способностью, характером взаимодействия с органическим веществом и микронаселением. Одно из таких условий стабилизации органики — образование в почве биохимически устойчивых минерально-гумусовых соединений. Наличие этих соединений благоприятно отражается на развитии высших растений и микроорганизмов, а также способствует формированию прочных почвенных агрегатов и закреплению гумусовых веществ в почве.

Минеральные компоненты почвы составляют существенную черту экологии почвенных микроорганизмов. Их действие на развитие микрофлоры весьма многосторонне. Они изменяют условия обитания микрофлоры, а также непосредственно влияют на физиологическую и биохимическую активность микроорганизмов и их взаимосвязь внутри популяции.

Характер воздействия минеральных веществ на микрофлору определяется физико-химическими особенностями минеральных компонентов и свойствами контактирующих с ними микроорганизмов. Особый интерес представляет явление адсорбции микроорганизмов в почве и ее влияние на жизнедеятельность микрофлоры. В естественных условиях большинство микроорганизмов почвы находится в адсорбированном состоянии. Адсорбции подвергаются многие вещества, присутствующие в почве, чем почва резко отличается от искусственных сред. На границе раздела твердых частиц и жидкости адсорбированные микробные клетки попадают в зону повышенной концентрации питательных веществ и продуктов их гидролиза, экзоферментов, физиологически активных веществ, аминокислот, токсинов. Эти вещества в зависимости от химизма адсорбируются или остаются в растворе, их активность и доступность микроорганизмам может сохраняться или теряться.

Особое влияние на деятельность микроорганизмов оказывают глинистые вещества монтмориллонитовой группы. Обладая высокой поглотительной способностью и биохимически активной поверхностью, глинистые минералы указанной группы способны вступать в сложное взаимодействие с органическими веществами почвы и ее микрофлорой.

Существует мнение, что глинистые компоненты задерживают разложение органических веществ вследствие инактивирующего и адсорбционного действия, оказываемого ими на органические вещества и микроорганизмы. Отмечается устойчивость протеино-лигнинового комплекса, пептона, желатины к разложению микроорганизмами в присутствии глинистых минералов. Затормаживающее воздействие глинистых веществ отмечено при развитии клеток дрожжей и грибов. Однако существуют убедительные данные и о положительном влиянии глинистых веществ на деятельность микроорганизмов, синтез ими гумусоподобных полимеров, использование органических веществ. Стоцкий и Рем изучали активность дыхания, способность к потреблению глюкозы, накоплению биомассы у различных микроорганизмов в присутствии многих минералов. Для бактерий во всех случаях отмечен стимулирующий эффект при концентрации адсорбента 0,1—8%. При более высоких концентрациях глинистых веществ активность дыхания бактерий заметно подавляется вследствие изменения диффузии питательных веществ и газов. Положительное влияние глинистых минералов на накопление биомассы микроорганизмов и синтез ими гумусоподобных веществ обнаружили Флайг и Филип с соавт. Стимулирующее действие глинистых веществ они объясняют буферной способностью минералов и тем, что они служат не только фиксаторами, но и источниками некоторых питательных веществ.

Установлено, что углеводы, основные аминокислоты, белок, адсорбированные глинистыми веществами, доступны микроорганизмам. Бирг и Френд обнаружили, что при переменном увлажнении и высушивании комплекса происходит освобождение связанных с бентонитом белковых веществ.

Работы, касающиеся влияния минеральных компонентов на деятельность микрофлоры и микробиологическую деструкцию органического вещества, показывают многостороннее и активное действие минералов на микробиологические и биохимические процессы почвы. Их стимулирующий и депрессирующий эффект зависит от природы, органических и минеральных веществ, их соотношения, инактивации ферментов при адсорбции, величины pH среды, влажности и других факторов.

Влияние минеральных веществ на свойства и плодородие мелиорированных торфяников представляет существенный теоретический и практический интерес. Минеральные вещества поступают в торфяную почву с грунтовыми и паводковыми водами. Процесс обогащения торфа минеральными компонентами значительно ускоряется в результате припахивания подстилающих грунтов и вклинивающихся в торфяник участков дерново-подзолистых и глеевых почв.

Искусственное внесение песка и глины, используемое как отечественной, так и зарубежной практикой, направлено на изменение структуры, физических и химических свойств торфяно-болотных почв. Одновременно эти мероприятия способствуют устранению некоторых свойств торфяников, неблагоприятных для сельскохозяйственного производства. Это определило наш интерес к исследованиям деятельности микрофлоры в торфяных почвах, обогащенных песком и глиной, в условиях полевых и лабораторного модельного опытов.

Воздействие естественных и искусственных структурообразователей торфяных почв — глины, песка, синтетического соединения Ги-ПАН на микробный ценоз торфа исследовали на опытных площадях БелНИИ мелиорации и водного хозяйства (в полевых условиях) и в модельном, лабораторном опыте Института геохимии и геофизики АН БССР. Учитывали изменения в составе и функциях микробных ассоциаций, участие отдельных группировок микроорганизмов и ценоза в целом в процессах, способствующих закреплению органического вещества в мелиорированных торфяниках.

Торфяные почвы Ивацевичской опытной болотной станции — древесно-осоковые, степень разложения торфа 45— 50%. Опытные участки обрабатывали дискованием и безотвальной вспашкой. Для каждого способа обработки предусматривали три варианта опыта: контрольный — торфяно-болотная почва без внесения минеральных веществ; почва с добавлением песка; почва с добавлением глины. Внесение указанных компонентов существенно изменило водно-физические свойства торфяников. Увеличилась плотность почвы, снизилась общая порозность и полная влагоемкость, улучшился температурный режим, уменьшилась амплитуда суточных колебаний на поверхности торфяной почвы. Последствия поздневесенних и раннеосенних заморозков свелись к минимуму.

Образцы почв брали по 3—4 раза за вегетационный период в мае, июле, сентябре, октябре. Среднюю пробу исследовали в течение 24 ч после отбора в трехкратной повторности. С целью десорбции микроорганизмов с почвенных частиц и разделения клеток, объединенных в агрегаты, навески почвы растирали в ступке резиновым пестиком (1 г в 100 г воды) в течение 10 мин, после чего проводили высев почвенной суспензии из соответствующих разведений.

Для установления условий, способствующих устойчивости гумусовых веществ к микробиологической деструкции, закреплению их в торфе и образованию минеральногумусовых комплексов в торфяных почвах, использовали почвы лабораторного опыта с моделированием высокозольного торфа. Опытные образцы торфяной почвы содержали до 40% глин, суглинка или песка при изменяемом водном режиме. Влажность при этом колебалась от 50 до 85%, температура — от 22 до 25 °С. Для опыта использовали колонки из органического стекла. В нижней части ; (0,2 м) их загружали кварцевым песком, в верхней (0,2— 0,7 м) — торфом или смесями. В качестве контроля был поставлен дополнительный аналогичный опыт с торгом без добавок минеральных веществ и с добавлением длины монтмориллонита при постоянном водном режиме. Влажность торфа и смеси поддерживали в пределах 70—75%. Пробы почв отбирали через определенные промежутки времени ежегодно в течение 6 лет.

В полевых опытах исследовали деятельность микроорганизмов основных физиологических групп: аммонифицирующих, усваивающих минеральный азот, нитрифицирующих, денитрифицирующих; определяли состав спорообразующих бактерий, актиномицетов, низших грибов по методикам, разработанным Институтом микробиологии АН СССР. Количественный учет микроорганизмов сочетали с определением показателей биологической активности почв, дающих информацию о направленности биологических процессов в торфе.

Определяли интенсивность «дыхания» почвы методом Штатнова, скорость разложения клетчатки — прямым методом, активность отдельных ферментов: протеазы, катализирующей гидролитическое расщепление белковых веществ до пептидов и гидролиз этих продуктов до аминокислот, — методом И. Н. Ромейко и А. Ш. Талстяна, уреазы, осуществляющей гидролиз мочевины до аммиака и углекислого газа, дегидрогеназы, ответственной за реакцию дегидрирования органических веществ, полифенолоксидазы и пероксидазы, участвующих в окислительно-восстановительных реакциях и трансформации некоторых соединений ароматического ряда,— методами Е. Hofmann и А. Ш. Галстяна с некоторыми модификациями. В исследуемых почвах и почвенных смесях с минеральными веществами определяли зольность, содержание нитратов (с десульфофенольной кислотой), аммиака (с реактивом Несслера), влажность, pH солевой вытяжки (потенциометрически).

В лабораторном модельном опыте исследовали микрофлору торфяной почвы без внесения минеральных веществ и смесей с ними торфа. Влияние нормального увлажнения почвы и смесей и их переувлажнение изучали сразу после установления заданного водного режима. В первом случае это было при нахождении водного уровня на границе песка и почвенной смеси (на глубине 50 см) в период с 5 по 10-й и с 32 по 34-й мес постановки опыта, во втором — при затоплении почвенных монолитов с 10 по 11-й и с 18 по 19-й мес. До постановки опыта и в его начальный период (с 1 по 5-й мес) определяли микрофлору исходных компонентов и почвенных смесей, подвергшихся попеременному иссушению и увлажнению. Количественный учет микроорганизмов в монолитах провели на глубине 2—5 и 25—30 см. Исследовали состав и деятельность микрофлоры основных физиологических групп общепринятыми методами. Общую численность микроорганизмов определи прямым методом. Характеристики свойств почвы и смесей, определяющих их биологическую активность, получили при использовании методов, примененных в работе с полевыми опытами.

При внесении песка в глубокозалежную торфяно-болотную почву полевого опыта обсемененность микрофлорой органического вещества (ее биогенность) увеличивается, активность прогеазы, уреазы, полифенолоксидазы, пероксидазы остается на уровне или выше контроля. Песок стимулировал действие дегидрогеназы, она возросла в 2—2,5 раза. Интенсивнее разлагалась клетчатка. Комплекс этих изменений наряду с улучшением физических и химических свойств торфа означает усиление его биологической минерализации.

Аналогичным было действие песка на биологическую активность мелкозалежных торфяно-болотных почв в полевых опытах при моделировании процесса естественного перемешивания торфа с подстилающей породой.

Иная картина наблюдается при внесении песка методом насыпного пескования. Метод заключается в том, что слой песка 10—15 см наносится на поверхность торфа. В дальнейшем механической обработке подвергается только песчаная насыпь, торфяной слой не затрагивается. Этот метод применяется в Голландии, Дании, ГДР. Активная эксплуатация таких почв исчисляется иногда сотнями лет.

Обогащение торфяно-болотной почвы песком насыпным методом приводит к увеличению численности микроорганизмов отдельных физиологических групп в расчете на единицу массы почвы и органического вещества. Численность денитрифицирующих бактерий, осуществляющих процесс восстановления азотных соединений до молекулярного азота, существенно снижается, что отмечается во все сроки исследований. Это можно объяснить улучшением теплового и водно-воздушного режима торфяников, находящихся под слоем песка.

Активность исследуемых ферментов в торфяной залежи под слоем песка была подавлена, исключение составляла дегидрогеназа, активность которой в этих условиях возрастала. Льняные полотна, помещенные в почвенные разрезы, под слоем песка разлагались менее интенсивно, чем в почвах без насыпного пескования.

Содержание аммиака под слоем песка значительно выше по сравнению с неопескованной. торфяно-болотной почвой, что, по всей вероятности, связано с активным развитием аммонифицирующей микрофлоры и отсутствием аэрации. Количество нитратов под слоем песка было меньшим, чем в контроле.

Внесение глины гидрослюдистого состава в глубокозалежную торфяную почву смешанным методом в полевых опытах на Ивацевичской опытной станции стимулирует развитие микрофлоры, усваивающей относительно легкодоступные формы органических веществ (белок, крахмал, клетчатку). Численность микроорганизмов этих физиологических групп многократно возрастает, резко увеличивается биогенность почвы.

Наряду с возрастанием биогенности почвы при внесении глины возрастает биологическая активность этих почв. Количество продуцируемой углекислоты, интенсивность разложения клетчатки, накопление свободных аминокислот существенно увеличиваются. Активность дегидрогеназы и протеазы повышается в 1,5—2,5 раза. Внесение глины гидрослюдистого состава отражается на активности ферментов полифенолоксидазы и пероксидазы. Существует мнение, что первый из них связан с синтезом гумусовых соединений, второй — с их разложением. В торфяной почве, обогащенной глиной, активность полифенолоксидазы значительно возрастает, а пероксидазы снижается. Соотношение между этими показателями увеличивается в 5 раз. В таких условиях возможно активное преобразование не только легкодоступных форм органических соединений, но и гумусовых веществ в более ароматизированные соединения, устойчивые к микробиологической деструкции.

Внесение глины в мелкозалежную торфяно-болотную почву также оказало существенное воздействие на деятельность почвенной микрофлоры. Количество аммонифицирующих микроорганизмов в 1 г почвы увеличилось в 10 раз, усваивающих минеральные формы азота — в 4 раза. Соответственно увеличивалась интенсивность выделения почвой СO2 и разложения клетчатки.

При исследовании микрофлоры в почвах полевого опыта 1980 г. спада в развитии микроорганизмов не отмечалось. Почвы с добавлением песка и глины были богаты как зимогенными, так и олиготрофными микроорганизмами.

Работу в лабораторном опыте начали с исследования микрофлоры исходных компонентов почвенных смесей. Торф и глина, используемые для приготовления смесей, обладали собственной микрофлорой. В 1 г абсолютно сухого торфа содержалось до 17 млн. микроорганизмов, преимущественно спорообразующих бактерий и актиномицетов. Из группы микроорганизмов, превращающих минеральный азот почвы, актиномицеты составляли около 70%. Однако нитрифицирующие бактерии, осуществляющие конечные стадии минерализационного процесса, не были обнаружены. Глины, в особенности гидрослюдистая, были плотно обсеменены микроорганизмами, их содержание составляло до 14 млн/г воздушно-сухого субстрата.

После насыщения торфяной почвы водой содержание микроорганизмов основных физиологических групп в отобранных для анализа пробах всех вариантов опыта (за исключением смеси торфа с гидрослюдистой глиной и монтмориллонита с гидроокисью железа) относительно выравнялось. Одновременно произошла заметная перестройка группового состава микрофлоры, означающая изменение характера ее деятельности. В частности, общая численность аммонифицирующих микроорганизмов возросла до 20—33 млн/г органического вещества, чем уравнялась с количественным содержанием микроорганизмов, превращающих минеральный азот. Оставалась высокой численность актиномицетов и спорообразующих бактерий. Все это говорит о вспышке активности микробиологического процесса, осуществляющего разложение органического вещества. Максимальным содержание микроорганизмов оставалось в смеси торфа с гидрослюдистой глиной.

В компостированном торфе и почвенных смесях колоночного опыта в течение первых 5 мес при попеременной смене водного режима происходило параллельное для всех вариантов снижение численности микроорганизмов. Содержание аммонификаторов и превращающих минеральный азот микроорганизмов в торфе без добавок и его смесях с песком снизилось до 5 тыс/г органического вещества, а в вариантах с внесением глинистых веществ (в том числе гидрослюдистой глины) — до 10—20 тыс/г органического вещества. Однако в образцах почвы и смесях появлялись нитрифицирующие микроорганизмы. Их содержание было наименьшим в варианте «торф без добавок». Изменение водного режима в лабораторном опыте влияло на влажность почвенных смесей.

Микронаселение торфа и смесей активно реагировало на изменение водного режима колонок, хотя четкой зависимости развития микрофлоры от колебаний влажности выявить не удалось. Изменение режимов прежде всего сказалось на развитии аммонифицирующих и усваивающих минеральный азот микроорганизмов, отражающих ход минерализационного процесса.

Компостирование почвы и смеси ее с минеральными веществами в условиях нормального увлажнения в течение продолжительного времени (4 мес) не оказало резкого воздействия на развитие аммонифицирующей микрофлоры. Ее содержание к концу этого срока оставалось на уровне, близком к установившемуся в начале компостирования, или снижалось незначительно. Однако для микроорганизмов, усваивающих минеральный азот, этот режим был более благоприятным: их содержание возросло в 2—5 раз.

При исследовании влияния режима нормального увлажнения на микрофлору в конце третьего года постановки опыта эта зависимость подтвердилась. Четкой она была для смесей торфа с глинистыми веществами, особенно с монтмориллонитом. Наиболее значительное действие на микрофлору оказал режим максимального увлажнения почвенных смесей (вода над поверхностью исследуемых почвенных монолитов на уровне 4—5 см). Развитие аммонифицирующих, усваивающих минеральный азот, нитрифицирующих микроорганизмов усилилось во всех вариантах опыта, что свидетельствует об активном процессе минерализации азотсодержащих соединений этих смесей. Особенно активизировалась аммонифицирующая микрофлора в вариантах со смесью торфа и глин — гидрослюдистой и монтмориллонита. Ее численность возросла в этих смесях в 5—10 раз по сравнению с предшествующим режимом нормального увлажнения. Исключение составил вариант со смесью торфа с монтмориллонитом и гидроокисью железа. Добавление гидроокиси железа при избытке влаги оказывало затормаживающее действие на развитие неспорообразующих аммонифицирующих бактерий, не влияя на спорообразующие микроорганизмы.

Внесение минеральных добавок в торф вызывало существенное изменение в развитии микрофлоры. Наиболее активным было влияние монтмориллонита, стимулировавшего развитие аммонифицирующей, усваивающей минеральный азот микрофлоры, а также нитрифицирующих, денитрифицирующих, спорообразующих бактерий и актиномицетов. Их содержание в смеси торфа с монтмориллонитом возрастало по сравнению с контролем без минеральных добавок в 2—5 раз. Немаловажное значение для развития микрофлоры в этом варианте опыта имел водный режим. При его регулярной смене преимущественное развитие получали разные группы микроорганизмов, которые периодически сменяли друг друга в зависимости от изменения водного режима. В режиме максимального увлажнения более активно развивалась аммонифицирующая микрофлора, особенно в слое 25—30 см.

При иссушении смеси торфа с монтмориллонитом содержание микроорганизмов большинства физиологических групп снижалось, однако микрофлора, превращающая минеральные формы азота, спорообразующие бактерии и актиномицеты развивались активно в основном в верхнем слое монолитов.

При внесении монтмориллонита в торф изменялась активность некоторых окислительно-восстановительных и гидролитических ферментов: возрастала активность дегидрогеназы и в меньшей степени и полифенолоксидазы, участвующих в окислительно-восстановительных реакциях; значительно активизировалось. действие уреазы, разлагающей мочевину до аммиака и углекислого газа. Однако в присутствии монтмориллонита пероксидаза, участвующая в разложении гумусовых веществ, и протеаза частично инактивировались: их активность оставалась ниже контроля. Глина гидрослюдистого состава, наоборот, активировала действие этих ферментов, их активность в аналогичном варианте опыта была выше по сравнению с контролем.

В течение трехлетнего компостирования смесей торфа с минеральными добавками содержание микрофлоры различных физиологических групп претерпевало колебания. Оно зависело от водного режима, природы минеральных добавок, принадлежности к определенной физиологической группе. Деятельность микрофлоры в почвенных монолитах всех вариантов опыта закономерно активизировалась после проведения переувлажнения почвенных смесей (кроме варианта «торф + монтмориллонит с гидроокисью железа»). Наиболее резкие колебания в содержании микроорганизмов, участвующих в разложении легкодоступных форм органического вещества в зависимости от водного режима, наблюдались в варианте «торф + монтмориллонит», где отмечалось максимальное (до 90—169 млн., режим переувлажнения) и минимальное (0,2 млн., режим длительного иссушения) содержание микроорганизмов в 1 г органического вещества почвы. Добавление гидроокиси железа в смесь торфа с монтмориллонитом сдерживало деятельность микрофлоры в течение 3 лет опыта. Содержание микроорганизмов в этом варианте не поднималось выше 20 млн. даже в условиях оптимальной влажности.

Обогащение торфа песком, веществом с относительно инертной биохимической поверхностью, в условиях лабораторного опыта вызывало по ряду показателей повышение биологической активности почвенной смеси. Присутствие песка положительно влияло на развитие микроорганизмов, усваивающих минеральные формы азота, нитрифицирующих бактерий, подавляло процесс денитрификации. Менее значительно увеличивалась активность протеазы и полифенолоксидазы; активность пероксидазы и дегидрогеназы возросла в 2 раза по сравнению с контролем, что свидетельствовало о высоком уровне окислительно-восстановительных процессов в торфяной почве в присутствии песка.

Деятельность микроорганизмов в смеси торфа с песком и гидрослюдистой глиной также в первую очередь зависела от водного режима, но изменялась не так резко, как в смеси торфа с монтмориллонитом при переходе от переувлажнения к иссушению.

Наблюдения за деятельностью микрофлоры в колонках с почвенными смесями на заключительном этапе опыта (режим длительного иссушения в течение 1 года) показали, что содержание микроорганизмов основных физиологических групп в конце опыта соответствовало уровню, установившемуся в почвенных смесях в его начале (первые 5 мес). Такой характер микрофлоры в опытных образцах сложился, несмотря на существенные колебания численности при регулярном изменении водного режима в течение длительного времени.

В условиях неизменного водного режима в начальные годы эксперимента было выявлено стимулирующее действие глины на развитие некоторых групп микроорганизмов. При внесении монтмориллонита численность микроорганизмов, усваивающих минеральный азот (при учете на КАА), была выше по сравнению с контролем, в который глина не вносилась. Численность аммонифицирующих микроорганизмов в течение первого года постановки лабораторного опыта при добавлении глины сохранялась на уровне или ниже контроля. В последующий период (через 3 года компостирования почвы и смесей) количество аммонификаторов под действием глины значительно возросло и стало в 1,5 (общее число микроорганизмов на МПА) и 3 (спорообразующие бактерии) раза выше, чем в контроле. То же произошло и с целлюлозоразрушающей микрофлорой.

Содержание аммиачного азота в почвенной смеси с монтмориллонитом изменялось в соответствии с развитием аммонифицирующей микрофлоры. Количество нитратного азота претерпевало значительные колебания как в контроле, так и при добавлении глины.

В торфе и смеси его с глиной после длительного компостирования (4 и 6 лет) развились не обнаруживаемые в начале опыта актиномицеты и микроорганизмы, учитываемые на торфяном агаре. В то же время наблюдалось заметное уменьшение количества микроорганизмов большинства физиологических групп под действием монтмориллонита. В варианте с глиной увеличилась численность микроскопических грибов до величины исходной контрольной почвы. Нитрифицирующие микроорганизмы не выявлены ни в одном варианте опыта на конечном его этапе.

В варианте опыта «торф + монтмориллонит» при неизменяемом водном режиме оставалась высокой активность дегидрогеназы; значительно активизировалось действие пероксидазы, уреазы. Однако в присутствии монтмориллонита снижалась активность протеазы и полифенолоксидазы.

Исследования действия искусственного структурообразователя торфяных почв на микробоценозы торфяных почв проводили на старопахотном участке Минской опытной болотной станции с высокой степенью разложения торфа. Мощность торфа до 2,4 м. Учет деятельности микрофлоры наблюдали в пахотном и подпахотном слоях.

Ги-ПАН — продукт промышленного производства, поставляющийся в виде 10—20%-ного водного раствора. Вязкая бесцветная или желтоватая жидкость. Получают Ги-ПАН гидролизом полиакрилонитрила щелочью при 96—100 °С до образования растворимого продукта. Освоен как побочный продукт при производстве оргстекла. Вносят его в торфяную почву путем разбрызгивания при помощи ранцевого опрыскивателя (100 кг/га). Обработанный торф становится более темным по цвету из-за частичного растворения гуминовых веществ. Действие Ги-ПАН поверхностное, в зоне его проникновения образуется слой, равносильный пленке, что снижает физическое испарение влаги, уменьшает подвижность солей, улучшает тепловой режим почвы и гранулометрический состав частиц при склеивании мелких частиц в более крупные. Участки, обработанные Ги-ПАН, дают прибавку урожая от 6 до 12 ц/га, причем действие его проявляется одинаково и на черном пару, и площадках с растениями. Внесение искусственного структурообразователя Ги-ПАН в дозах 500 и 1000 кг/га в торфяные почвы оказывает ингибирующее действие на развитие микроорганизмов большинства экологотрофических групп в пахотном горизонте почвы. Ингибирующее действие препарата не проявлялось на развитии нитрифицирующих бактерий, а также микроорганизмов некоторых групп в слое 2—6 см при применении препарата в дозе 500 кг/га. Это обусловлено, очевидно, улучшением экологических условий среды, вызванным действием структурообразователя, в том числе растворением гумусовых веществ в зоне проникновения препарата.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.



Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: